Свежие комментарии

  • Karmadon15 января, 17:53
    Пора бы уяснить, что все кредиторы бандеровского Куева получат от мертвого осла уши. Как и Вашингтона.Украина поплатила...
  • sergey astarshkin15 января, 17:49
    Это что? начинаются лихие 90-е?Атрофированные ор...
  • Karmadon15 января, 17:41
    Надежда остается на помилование президента, но это вряд ли. Я тоже смотрел " 60 минут", и если все так, как сказал Бо..."Я не конспиролог...

"Полная независимость". Как Украина получила томос еще 30 лет назад

Олег Налисник

"Полная независимость". Как Украина получила томос еще 30 лет назад

Ровно 30 лет назад патриарх Алексий II подписал грамоту о полной административной и финансовой независимости Украинской православной церкви (УПЦ). Однако это не спасло Украину от церковного раскола. Сейчас в стране, помимо УПЦ, параллельно действуют две структуры, которые считаются раскольническими. И все они обвиняют каноническую церковь в "подчинении Москве". О том, почему это не так и чем уникален статус УПЦ

Независимость по умолчанию

В Киеве на днях проходили "масштабные празднования". По крайней мере, так их назвали сторонники 91-летнего раскольника Филарета Денисенко. Во Владимирском соборе они отмечали 25-летие его "патриаршества": в храме собрались несколько десятков человек и всего 12 священнослужителей.

Денисенко хоть и величает себя "патриархом всея Руси-Украины", возглавляя никем не признанный "Киевский патриархат", о церковной независимости Украины говорит как о еще не случившейся. В середине октября он в очередной раз раскритиковал томос (так в Церкви называют важный указ или грамоту, касающуюся административного устройства) об автокефалии — независимости — "Православной церкви Украины" (ПЦУ), созданной на базе раскольничьих структур, в том числе филаретовской.

Этот документ ПЦУ выдал в 2019 году Константинопольский патриарх Варфоломей, что привело к грандиозному расколу в православном мире.

Денисенко на днях озвучил довольно очевидные верующим вещи: ПЦУ не стала по-настоящему независимой — ее курируют в Стамбуле. И конечно же, он попросил новую, "настоящую" грамоту об автокефалии.

Об этом раскольник твердит больше четверти века. И никогда не говорит, что на самом деле такой "томос" Украина давно уже получила. Через его руки — от предстоятеля Русской православной церкви.

Произошло это 28 октября 1990 года в Софийском соборе в Киеве. Подписанную накануне грамоту ему — на тот момент митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету — вручал лично патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

"Благословляем через настоящую грамоту нашу силою Всесвятого и Животворящего Духа быть отныне православной Украинской церкви независимой и самостоятельной в своем управлении, а вам, единогласно избранному 9 июля 1990 года епископатом Украинской православной церкви, — ее предстоятелем", — зачитал глава РПЦ текст документа.

Он произносил эти слова размеренно, с постоянными паузами. А в секунды молчания с улицы в храм доносился гул националистов, которые намеренно собрались в тот день на Софийской площади.

Смена риторики

Собственно, украинский вопрос был главным для Русской церкви в течение всего 1990 года. В конце 80-х националистические настроения все сильнее проявлялись в различных республиках доживающего свой век Советского Союза. Местные лидеры требовали политической, языковой и церковной независимости от Москвы.

"Но в результате распада государства не может образоваться 15 независимых автокефальных церквей. Этот процесс нельзя подгонять под политические решения государственных деятелей", — говорил потом патриарх Алексий.

Особенно рьяными в автокефальном вопросе были украинские власти. Партийное руководство во главе с председателем Верховного совета Украинской ССР Леонидом Кравчуком всячески поддерживало идею создания "незалежной церкви". В отличие от простых граждан — поэтому в автокефальном проекте участвовали в основном маргинальные структуры.

Да и сам Филарет, по свидетельствам очевидцев, яростно выступал против этой идеи. Пока неожиданно для себя не проиграл на выборах нового патриарха на Поместном соборе 7 июня 1990 года.

Уже через несколько дней после Поместного собора Филарет обратился в Москву с требованием дать Украинской церкви независимость. Верующим тогда стало ясно: желание стать патриархом у него никуда не делось.

"Он утверждал, что истинная Церковь должна быть единой, что Россия, Белоруссия и Украина должны быть нераздельными. А когда приехал после Поместного собора, заговорил совсем по-другому. Это было очень заметно, и в душе мы стали сильно смущаться", — вспоминает бывшая прихожанка Владимирского собора в Киеве Валентина Забродская.

В чем самостоятельность

Для православной Церкви подобные вопросы всегда были очень чувствительными. В ней, в отличие от католической, нет единого земного главы. Согласно вероучению, она невидимым образом управляется Христом и представляет собой семь поместных церквей. Вероучение и обряды у них одинаковые, отличия лишь языковые и культурные.

У каждой поместной церкви своя юрисдикция — духовно окормляемая территория. У Русской, согласно ее уставу сегодня, — это почти все постсоветское пространство (кроме Грузии, где издавна есть поместная Грузинская церковь), а также Монголия, Китай и Япония. Каждая из этих стран по-своему независима от церковной Москвы. Например, в Средней Азии у РПЦ "митрополичьи округа" — конгломерат епархий под управлением одного архиерея. Он практически лишен административной самостоятельности.

Уровнем выше — экзархаты. У них есть собственный церковный суд и управляющий орган — синод. Однако ключевые кадровые решения, например, о главе и создании новой епархии, принимает синод Русской церкви. Таким статусом, обладает, в частности, Белорусская православная церковь.

С 1921 по 1990 год экзархатом была и Украинская церковь. Но распад СССР и усиление национализма привели к расширению ее независимости. На Архиерейском соборе РПЦ в конце октября 1990 года обсуждали различные варианты. Одним из них, по свидетельствам участников, было дарование самоуправляемого статуса.

Такие структуры — нечто вроде полуавтономии. Во внутренних решениях они свободны, однако предстоятеля утверждает патриарх Московский. В 90-е годы самоуправляемый статус был дарован церквям Латвии, Молдовы и Эстонии.

Но Денисенко хотел большего. Поэтому для Украинской церкви придумали особый статус — "самоуправляемая с правами широкой автономии".

"Мы предоставили Украинской православной церкви независимость в решении всех внутренних вопросов. Но оставили молитвенную и духовную связь между нашими народами, которую невозможно разорвать" — так объяснял решение Архиерейского собора в октябре 1990 года патриарх Алексий.

УПЦ теперь могла сама избирать предстоятеля. Согласовывать с Москвой не надо — патриарх лишь вручает предстоятелю "подтверждающую грамоту". Выборы проводит собор епископов, причем только украинских.

У УПЦ собственный синод, как и у экзархатов и самоуправляемых церквей. Но синод УПЦ обладает куда большими правами. Например, может без согласования с РПЦ учреждать и упразднять епархии. Кроме того, во внешнем мире УПЦ представляет не Московский патриархат. У Киева есть "церковный МИД" (отдел внешних церковных связей УПЦ) и независимая дипломатия. Все это прописано в уставе УПЦ.

Там же указано, что Украинская церковь обладает полной самостоятельностью в финансово-хозяйственной, образовательной и многих других сферах. Единственное, чего она не может делать без согласия Церкви-матери, — менять вероучение.

Кроме того, ее священнослужители обязательно поминают на службе предстоятеля Русской церкви — это одно из проявлений той самой "молитвенной связи", о которой говорил патриарх Алексий.

Глава УПЦ формально — второй человек в Русской церкви. Он участвует в заседаниях ее синода, то есть влияет на решения за пределами Украины. Его могут избрать патриархом Московским. На Поместном соборе 2009 года митрополит Киевский Владимир (Сабодан) был в тройке фаворитов, претендующих на Московский патриарший престол.

"Подлинная автокефалия"

Митрополита Владимира избрали предстоятелем Украинской церкви в 1992 году. И Филарет окончательно ушел в раскол — после дарования УПЦ автономии он продержался меньше года и снова заговорил о "незалежности". Осенью 1991-го заставил епископов подписать обращение в Москву с требованием даровать православным верующим только что образованного государства Украина полную автокефалию.

Таким образом, УПЦ стала бы 16-й (а по версии ряда церквей — 14-й) поместной православной церковью. Однако епископов и верующих на самом деле устраивал дарованный в 1990 году статус.

Довольны они им и до сих пор — за минувшие 30 лет украинские власти неоднократно говорили о "церковной свободе от Москвы". Создавали даже совместные комиссии по объединению в "поместную церковь". А в середине нулевых президент Виктор Ющенко попросил вмешаться в вопрос патриарха Варфоломея.

В 2008-м Ющенко публично потребовал независимости для украинских православных — почему-то у главы Константинопольской церкви. Но безуспешно. Спустя год снова поднял этот вопрос — теперь уже в беседе с патриархом Московским Кириллом.

"Эта церковь, господин президент, существует. Есть поместная церковь на Украине, если бы ее не было — не было бы сегодня Украины" — так ответил патриарх главе государства.

Спустя десять лет после той встречи президент Петр Порошенко добился "независимости от Москвы" — раскольники создали ПЦУ, и Стамбул выдал им томос. Правда, его признают немногие.

"Статус канонической Украинской церкви на самом деле более самостоятельный, чем у ПЦУ. В томосе прописана гораздо большая зависимость от Константинопольского патриархата. Например, ПЦУ обязана согласовывать с ним все важнейшие решения. Также Константинополь претендует на ставропигии на Украине (храмы и монастыри в прямом подчинении патриарху Варфоломею. — Прим. ред.)", — объясняет историк православия Владислав Петрушко.

Поэтому, по его словам, от формального автокефального статуса, который ПЦУ получила в прошлом году, до подлинной независимости "еще очень далеко". И наоборот — у канонической УПЦ уникальная для православного мира независимость.

"Она не называется автокефальной только потому, что по-настоящему верующие люди в России, на Украине, в Белоруссии осознают свое духовное, культурное единство", — отмечает он.

И само собой, добавляет эксперт, верующие дорожат церковным единством. Православная вера осталась последним мостом, связывающим русских и украинцев. Оттого на нее так сильно ополчились "различные политические силы".

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх