Свежие комментарии

  • Stepan Miksuk
    Полагаю, что по обсуждению коронавируса в Беларуси поставлена ЖИРНАЯ ТОЧКА!!! Автор МОЛОДЧИНА! Все точно и толково р...О ковиде и не тол...
  • Евгений Алексеев
    Их сила в единстве! Нас же власть всеми силами старается разобщить!Власть не может б...
  • Юрий Сапожников
    "....за Вас КТО занесет?..." - а за вас? Их сила в том, что они говорят "за Нас".Власть не может б...

Кто подставил Молотова под пакт с Риббентропом?

Кто подставил Молотова под пакт с Риббентропом?

О подписантах и подписателях

В августе 1939 года у СССР, не имевшего на тот момент реальных союзников, практически не осталось альтернатив подписанию некоего соглашения с гитлеровской Германией. До крушения Польши, которую по всем признакам готовы были бросить Британия и Франция и которая ни в коем случае не желала советской помощи, оставались считаные дни.

В Генеральном штабе РККА летом 1939 года неплохо понимали неизбежность быстрого поражения поляков, если она столкнётся с Германией один на один. Долгое время в Москве не хотели верить в то, что англичане и французы не полезут в драку, ограничивая масштабную критику Мюнхенского соглашения в СМИ.

Более того, по линии Коминтерна все мирные инициативы Лондона и Парижа также было принято не критиковать, а просто воспринимать как данность. Дальше был пресловутый пакт и небезызвестный Освободительный поход, позволивший отодвинуть границы СССР далеко на запад.

А ещё дальше, много лет спустя, последовали территориальные претензии к России, Украине, Белоруссии, Молдове со стороны соседних европейских стран с их финансовыми исками к тем же «ответчикам». Фактические эти претензии или возможные, уже не так важно, но проистекают они в основном даже не из 1939-го, а из 1989 года.


Нельзя не уточнить, что руки жаждущим русской земли фактически развязали избранники народа на Съезде народных депутатов Союза ССР 24 декабря 1989 г. Напомним совсем немногое из текста принятого тогда постановления «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года».

Кто подставил Молотова под пакт с Риббентропом?

Итак, в документе уже тридцатилетней давности было вполне ясно сказано:

[quote]2. Договор с Германией о ненападении… имел одной из целей отвести от СССР угрозу надвигавшейся войны. В конечном счете эта цель не была достигнута.[/quote]
Разве? Или почти два года именно такой отсрочки просто не в счёт? Зачем же было столь примитивно искажать реалии той ситуации?

Но ещё из труда нардепов вдруг выясняется:

[quote]Протокол от 23 августа 1939 года и другие секретные протоколы, подписанные с Германией в 1939–1941 годах, являлись отходом от ленинских принципов советской внешней политики»[/quote]
И ведь до сих пор это постановление, де-факто и де-юре оспаривающее легитимность современных западных, юго-западных и северо-западных границ СССР (с октября 1939 г. до июля 1940 г.) так и не пересмотрено постсоветской Россией. Видимо, потому, что Российская Федерация – правопреемница СССР…

Кстати, из всех стран мира официально осудила решение того съезда советских нардепов только Албания — 26 декабря, в рамках заявления своего МИДа. В Тиране прямо назвали постановление

[quote]…намеренным потворствованием реваншизму Германии и других стран, как и фальсификациям мировой истории. Советский ревизионизм окончательно переродился в пособника империализма и реваншизма.[/quote]
Однако о позиции албанской компартии в советских СМИ, разумеется, не сообщалось. 24 декабря 1989 г. былому сталинскому руководству СССР досталось не меньше грязи и даже откровенной лжи, чем от Хрущева на небезызвестных XX и XXII съездах КПСС. Многих и сегодня мучит вопрос: почему случилось именно так?

Со всей большевистской щедростью


Придётся в этой связи напомнить, что в 1919-21 гг. именно лидер большевиков и председатель СНК В. Ленин инициировал передачу Финляндии ряда районов вблизи Петрограда, Петрозаводска и Мурманска, как и Латвии с Эстонией — ряда сопредельных с ними районов Ленинградской и Псковской областей.

Интересно, что одновременно с этим Турции передавались большая часть Западной Армении и часть юго-западной Грузии, причем даже с Батуми. В последний момент лично И. Сталину удалось не допустить передачу будущей столицы советской Аджарии туркам. Потому в документе предусмотрительно не уточнялось, каковы же были реальные пограничные акценты «ленинских принципов советской внешней политики»…

Но вернёмся к законотворчеству советских народных депутатов. Далее у них отмечено:

[quote]Предпринятое разграничение «сфер интересов» СССР и Германии и другие действия находились с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран.[/quote]
Тем более что

[/quote]…отношения СССР с Латвией, Литвой и Эстонией регулировались системой договоров. Согласно мирным договорам 1920 г. и договорам о ненападении, заключенным в 1926–1933 годах, их участники обязывались взаимно уважать при всех обстоятельствах суверенитет и территориальную целостность друг друга. Сходные обязательства Советский Союз имел перед Польшей и Финляндией.[/quote]
Получается, что это только СССР (Германия вообще вроде бы ни при чём. – Авт.) нарушил суверенитет и территориальную целостность тех стран! А из этого «нового мышления» уже по определению не могут не проистекать, помимо всего прочего, финансовые и территориальные претензии к Российской Федерации и странам Западного региона СНГ.

Идём по тексту действующего и сегодня постановления дальше:

[quote]6. Переговоры с Германией по секретным протоколам велись Сталиным и Молотовым втайне от советского народа, ЦК ВКП(б) и всей партии, Верховного Совета и правительства СССР. Таким образом, решение об их подписании было по существу и по форме актом личной власти и никак не отражало волю советского народа, который не несет ответственности за этот сговор.[/quote]
Словом, те соглашения с Берлином, обусловленные известной (всё более напряженной) военно-политической ситуацией на западных и восточных границах СССР, — это «продукт», оказывается, личной власти И. Сталина. Станиславский бы точно сказал: «Не верю»! Вождь народов, конечно, тогда лично решал очень многое, но Молотова не надо было ни к чему принуждать. Поскольку принуждала сама международная обстановка.

Кто подставил Молотова под пакт с Риббентропом?

Сначала в «Известиях» от 27 августа 1939 г., а затем на сессиях Верховного Совета СССР 31 августа и 31 октября 1939 г. нарком иностранных дел В. Молотов и нарком обороны К. Ворошилов подробно разъяснили причины, по которым СССР заключил пакт с Германией о ненападении. Были чётко обрисованы и дальнейшие военно-политические меры СССР, и эти материалы были опубликованы во всех советских и во многих зарубежных СМИ.

Зачем в 1989 году потребовались настолько необоснованные потоки обвинений в адрес Сталина, Молотова и Ворошилова, даже сегодня объяснить непросто. Неужели всему причиной была только «мода» громить всё советское? Сомнительно, даже очень.

Переговоры и переговорщики


Однако в том самом постановлении Съезда нардепов ни слова не сказано о том, что с марта по август 1939 года велись весьма интенсивные переговоры между СССР, Великобританией и Францией о взаимной военной помощи.

Они завершились провалом исключительно по вине западных «партнёров», которые не дали своим представителям практически никаких реальных полномочий. Во-первых, их делегации даже не имели права подписывать соответствующий договор. А во-вторых, правительства Великобритании и Франции отказались договариваться с Польшей, Литвой и Румынией о пропуске советских войск к границам этих стран с Германией и с оккупированной ею Чехословакией.

Кстати, те переговоры в Москве начались вскоре после германской оккупации без военных действий (середина марта 1939 г.) при попустительстве Лондона и Парижа не только «послемюнхенской» Чехословакии, но и почти всего литовского побережья Балтики.

В более широком контексте, согласно постановлению всё того же съезда, те политические соглашения СССР с Германией, оказывается, «были использованы Сталиным и его окружением (т.е. не Германией, а лишь Советским Союзом. — Авт.) для предъявления ультиматумов и силового давления на другие государства, в нарушение взятых перед ними правовых обязательств».

Но таким пассажем тем более можно оправдать всё что угодно со стороны наших новоявленных партнёров и оппонентов. Можно оправдать и упомянутые нами выше «перспективные» территориальные претензии ряда восточноевропейских стран к России. А заодно с Россией и к Белоруссии, Украине и Молдове. Резонно потому предположить, что официальные прямые территориальные претензии «пострадавших» наверняка будут выдвинуты при поступлении к ним, что называется, американской или же натовской отмашки?

По всей вероятности, свои территориальные притязания, исходя из постановления того же съезда советских нардепов, вскоре смогут политически «активировать» реваншистские группы, например, в Финляндии и Латвии с Эстонией. Ведь в их составе до середины 1940-го были ряд районов Карело-Финской ССР (с 1956 г. Карельская АССР), Ленинградской, Мурманской, Псковской областей.

Кто подставил Молотова под пакт с Риббентропом?

Кстати, карты «утерянных территорий» — давно не редкость в музеях и городах этих стран. Такого рода «общественная» картография, скажем, в Суоми стартовала еще с начала 70-х годов (см. карту). А началось вся эта вакханалия, как известно, с острова Даманского.

Напомним, что в 1969 г. этот обильно политый кровью советских пограничников остров на реке Уссури сумели отстоять в жестоком конфликте с КНР. Но… уже в 1971-м году его негласно, а в 1991-м – уже официально передали Китаю. Но даже в 70-х Москва не реагировала на ту финляндскую картографию… Историческая правда напоминает, что официальная отмена сомнительного постановления того же депутатского съезда (по крайней мере, необходимость его объективного пересмотра) на сегодня более чем актуальна.
Автор:
Алексей Чичкин, Артём Алексеев
Использованы фотографии:
image.one, sun9-71.userapicom, katin-books.ru, из архива авторов
Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх