Свежие комментарии

  • Геннадий Ларионов
    Вернуть статью в УК !!! И пусть общаются в подполье :-) Жванецкий по поводу сказал кратко: Поче...ЛГБТ и окончатель...
  • Игорь Сипкин
    мечты сбываются. а то народ готов их кастрировать, уничтожать... но судьи думают иначе. у них офиц зарплата и статус ...Дьявольское право...
  • Александр
    Очень туманная статьяРоссия для мигран...

Россию просят остановить талибов, чтобы не получить войну у своих границ

Москва, Айнур Курманов

Известный киргизский политолог Медербек Корганбаев ответил на вопросы «ПолитНавигатора», прокомментировав нынешнюю ситуацию в Центральной...

Известный киргизский политолог Медербек Корганбаев ответил на вопросы «ПолитНавигатора», прокомментировав нынешнюю ситуацию в Центральной Азии в связи с выводом американских войск из Афганистана, активизацией Талибана и многочисленных исламистских террористических группировок.

ПолитНавигатор: Можно ли расценивать вывод войск Пентагона и НАТО из Афганистана как поражение Вашингтона?

Медербек Корганбаев: Это можно считать формально геополитическим поражением США и союзников Вашингтона. Американцы уходят из Афганистана, так и не добившись уничтожения движения Талибан. С другой стороны, Вашингтон и не преследовал такую цель. Янки, покидая афганскую землю, снимают с себя ответственность за безопасность в данном регионе и практически создали реальные угрозы в виде наступления талибов по всему Афганистану. Усиление талибов в Афганистане, а затем и на центральноазиатском направлении отвечает внешним интересам США. Ведь сегодня растущее военное могущество талибов вызывает тревогу в Центральной Азии, в Москве и Пекине.

Россию просят остановить талибов, чтобы не получить войну у своих границ

Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан и Туркменистан находятся в списке возможного вторжения боевиков из Афганистана или же возможно будут вынуждены принимать у себя афганских беженцев.

Возможный прорыв афганских моджахедов в страны Центральной Азии – крайне нежелательный сценарий для России и Китая. Именно нынешняя ситуация – проверка на прочность эшелонов коллективной безопасности и взаимодействия стран-членов ШОС.

ПолитНавигатор: Как вы оцениваете предложение Вашингтона к правительствам стран Центральной Азии разместить 9 тысяч афганцев, сотрудничавших с оккупационными силами? Почему США не дают своим верным работникам американское гражданство или вид на жительство?

Медербек Корганбаев: Для стран Центральной Азии временное размещение 9 тысяч граждан Афганистана, на мой взгляд, является рискованным шагом. Так как необходимы правовые основания для временного проживания ожидающих американскую визу афганских граждан на территории центральноазиатских стран. Среди лиц, сотрудничавших с американцами во время оккупации и нуждающихся в американской визе, вполне могут оказаться бывшие или действующие сотрудники афганских силовых структур, спецслужб и каратели так называемых эскадронов смерти. То есть среди афганцев, занимавших гражданские должности, могут затесаться военные преступники, участники карательных операций и агенты американской разведки.

Для правительства США вышеуказанные 9 тысяч афганцев – тяжелый груз. По сути, американцы больше не нуждаются в их услугах. Вашингтон, однако, опасаясь информационной огласки и скандалов со стороны своих афганских работников, вынужден принять некоторые меры. Безусловно, афганцы, которые работали с американцами, сегодня разочарованы медлительностью американского правительства и конгресса в выдаче виз. Возникает резонный вопрос: а все ли получат заветные иммиграционные визы?

ПолитНавигатор: По сообщениям американской прессы, Госдеп и даже Белый дом ведут переговоры с правительствами стран Центральной Азии с целью размещения на их территории выведенной техники, боеприпасов, а также создания новых военных «учебных центров». Всё это якобы для борьбы с Талибаном и исламским терроризмом. Чего в итоге хочет добиться этими переговорами Вашингтон?

Медербек Корганбаев: Вашингтон преследует следующие цели. Американцам не нужна старая техника, вооружение и снаряжение, вывозимые из Афганистана. Везти такое количество оружия и средств военного назначения на ближайшие американские базы слишком дорого. Поэтому США выгодно передать технику и военное имущество в качестве помощи и таким образом завязать военно-техническое сотрудничество со странами Центральной Азии. Обслуживание американской техники, вооружения и обучение личного состава вооруженных сил требует больших затрат, и американские военные готовы помочь странам Центральной Азии в плане логистики и тренингов.

Получается, что США уходят из Афганистана, но пытаются частично остаться в Центральной Азии посредством военного взаимодействия и создания «учебных» центров на территории среднеазиатских республик под эгидой Пентагона. Тем более, между военными ведомствами США, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана подобный опыт совместной подготовки военнослужащих имеется. Американцы имеют возможности договориться с Ташкентом по передаче вооружения. Таджикистан вряд ли будет стараться получить американское оружие. Позиция Кыргызстана в этом вопросе пока неясна.

После агрессии Таджикистана, возможно официальный Бишкек пересматривает свои военно-политические связи и ищет других партнеров для усиления обороноспособности. При этом нужно признать, что основным союзником Кыргызстана в силу геополитических причин остается Россия.

ПолитНавигатор: Кто более опасен для Центральной Азии – Талибан или северные группировки из этнических узбеков, таджиков и ИГИЛ? И возможно ли в принципе повторение в нынешний период вторжения моджахедов в 1999-2000 годов с учетом большого количества спящих ячеек?

Медербек Корганбаев: Движение Талибан, ИГИЛ и прочие террористические группировки используют одинаковые методы достижения своих целей. Трудно сказать кто из них представляет более опасную угрозу. Талибы пытаются преподносить себя как исламская, афганская военно-политическая организация, стремящаяся установить контроль над территорией Афганистана и представлять Афганистан на мировой политической арене. Талибы ведут переговоры с мировыми державами, соседними странами и формально, на словах гарантируют выполнение каких-либо обязательств.

ИГИЛ – это террористическая организация, не признающая переговоры как инструмент решения, основывает свою политику на разрушении и последующем строительстве халифата путем насилия и геноцида отдельных народов (истребление курдов-езидов).

Как показала история, достаточно сильными противниками движения Талибан выступал Северный Альянс под руководством этнического таджика полевого командира Ахмад Шах Масуда. Генерал, а затем маршал Афганистана Абдул-Рашид Дустум узбекского происхождения также в свое время воевал против движения Талибан. Этнические узбекские и таджикские вооруженные формирования являются серьезной силой для сдерживания талибов внутри Афганистана.

Не зря в свое время в 1990-х и 2000-х Россия и Узбекистан оказывали военную поддержку Северному Альянсу и генералу Дустуму. Это было необходимо для защиты внешних рубежей от посягательств талибов. Возможно, и в данное время Россия, Узбекистан и Китай рассматривают вопросы оказания военной поддержки противникам движения Талибан.

Сегодня вторжение в Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан и Туркменистан не является целью номер один для талибов, так как движение Талибан в настоящее время занято установлением контроля в провинциях, где имеется сопротивление других афганских вооруженных отрядов, не признающих власть талибов. Для взятия под контроль всех провинций и районов Афганистана талибам необходимо время – как минимум год-два.

Также нужно отметить, что талибы не позволят ИГИЛ действовать на афганской территории или же нападать на страны Центральной Азии, используя Афганистан как плацдарм. Важно отметить, что за движением Талибан стоит Пакистан. Пакистан руками талибов продвигает свои интересы вне зависимости от политики США. Возможно Исламабад рассматривает талибов как оружие против своего регионального соперника – Индии.

Россию просят остановить талибов, чтобы не получить войну у своих границ

ПолитНавигатор: Какова стабилизирующая роль России и Китая в регионе в деле предотвращения попыток вторжения и всплеска террористической активности? Ведь постоянно проводятся встречи глав военных ведомств стран участниц ОДКБ и ШОС, а также ведутся приграничные с Афганистаном учения.

Медербек Корганбаев: Россия и Китай вынуждены принять на себя бремя обеспечения стабильности и безопасности в Центральной Азии. Кремль руководствуется военно-политическими соображениями в рамках ОДКБ. Центральная Азия превратилась в экономическую вотчину Китая, и Пекин основывает свою политику на основе экономических интересов. Китай будет защищать Центральную Азию от какого-либо вторжения из Афганистана путем поставок боевой техники и вооружения центральноазиатским вооруженным силам без прямого участия китайской армии. Безопасность в Центральной Азии также влияет на обстановку в СУАР, где идет радикализация уйгуров. Китайцы не желают, чтобы под их боком в Центральной Азии происходили боевые действия с исламскими террористическими движениями. Это может послужить толчком, примером для активизации сепаратизма в СУАР.

Что касается сотрудничества в рамках ОДКБ, ШОС, то сегодня Москва направляет дополнительные силы с целью усиления своей группировки войск и таджикской армии. Кыргызстан как бы остается в стороне, и нет проводимой работы по укреплению коллективной безопасности на кыргызско-таджикской границе. В случае прорыва боевиков из Афганистана в Таджикистан, а затем и в Кыргызстан, то создается реальная опасность для границ Казахстана и России. Следовательно, необходимо одинаковое усиление обороноспособности Кыргызстана и Таджикистана. Иначе нарушается баланс военного равновесия и возникает риск применения Таджикистаном полученного вооружения в приграничных конфликтах против Кыргызстана.

ПолитНавигатор: Кто в Афганистане в итоге заполнит вакуум после ухода американских войск и подразделений стран-сателлитов? Каковы шансы официального правительства в Кабуле удержать власть?

Медербек Корганбаев: Другие афганские вооруженные группировки скорее всего создадут военные союзы для совместного противостояния талибам. Официальное правительство будет обладать номинальной властью, а президент Ашраф Гани превратится в английскую королеву. Основные вопросы будут решаться полевыми командирами военных союзов. Президент Ашраф Гани в будущем возможно уйдет в отставку через полгода или год. Без поддержки американцев афганский лидер не способен влиять на ситуацию.

ПолитНавигатор: Как должны реагировать правительства бывших советских среднеазиатских республик на эту внешнюю угрозу? И означает ли это завершение для них многолетней политики «многовекторности»?

Медербек Корганбаев: Среднеазиатские республики вынуждены консолидироваться вокруг Кремля и ориентироваться на Россию из-за складывающейся обстановки в Афганистане. Страны Центральной Азии понимают, что основная военно-политическая ответственность за судьбу региона возлагается на Россию. У россиян нет выбора или права на отказ. Россия принимает в наследство проблемы, оставленные американцами. Либо Кремль останавливает вторжение талибов в горах Таджикистана и Кыргызстана, либо Россия имеет реальный риск получить войну вблизи собственных границ. «Многовекторная» политика в данном случае не разрешает задачу. Страны Центральной Азии при всей своей «многовекторной» внешней политике понимают о ключевой роли Кремля в афганском вопросе. Я считаю, что Китай также проводит консультации и согласование каких-либо действий по Афганистану именно с Россией.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх