БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 389 подписчиков

Свежие комментарии

  • Aнатолий Райков
    Своей головой надо было думать,зачем надо было строить что не возможно закончить.Деньги вбухали большие а выходит нап...Последний поток: ...
  • Виктория Виктория
    Или, типа "самоизоляции" 65+ и хронически больных....«Дивный мир» наст...
  • Виктория Виктория
    Маски как символ ...

SARS-CoV-2 — спутавший карты «чёрный лебедь» или закономерность?

Дмитрий Шелест

SARS-CoV-2 — спутавший карты «чёрный лебедь» или закономерность?

Действительно ли вирусная инфекция это тот «чёрный лебедь», который спутал все карты человечеству, или это вполне закономерное явление для нашей цивилизации? Пандемия коронавируса подтолкнула нас навстречу будущему. Стала очевидна необходимость структурной коррекции экономики, конвергенция наукоёмких отраслей, поиск новых форматов в бизнесе и в общественном устройстве.

Текущая ситуация с пандемией коронавируса породила множество рассуждений относительно постковидного мира. Возможно, за предыдущие три месяца было опубликовано о грядущем больше текстов, чем за весь 2019 год. Статьи относительно будущего мироустройства и судеб отдельных государств содержали как вполне квалифицированные суждения, так и весьма спекулятивные высказывания конспирологического, алармистского или, наоборот, умиротворяющего толка.

 

Однако при сложившихся обстоятельствах уместно вспомнить о концептах будущего, которые представлялись до начала заболевания, и понять, действительно ли вирусная инфекция это тот «чёрный лебедь», который спутал все карты человечеству, или это вполне закономерное явление для нашей цивилизации. Конечно, сложно уместить в одном тексте все концепты грядущего. Тем не менее большинство авторов как последовательно и логично, так и интуитивно обрисовывают несколько базовых моделей, о которых говорят или которые подразумевает большая часть исследователей.

То есть речь пойдёт об обществах будущего, в отношении которых существует определённый консенсус.

Возможно, самое близкое на сегодняшний день общество — это «капитализм платформ» британца канадского происхождения Ника Срничека. Сама идея базируется на вполне очевидном посыле цифровизации экономической сферы и социальных коммуникаций. Однако лектор Лондонского королевского колледжа, помимо экстраполяции сегодняшних тенденций, усматривает в текущих процессах качественные изменения. Машинное обучение, процедуры извлечения наименований сущностей вместе с роботизацией и общей интеллектуальной аналитикой процессов уже радикально поменяли цифровую среду, сделав её «третьей природой» для человека. Причём, по мнению Срничека, помимо очевидных корпоративных платформ, на общество будут влиять общественные и кооперативные платформы. Последние превратятся в своеобразные «коммунальные сооружения», гармонизируя будущие сообщества.

SARS-CoV-2 — спутавший карты «чёрный лебедь» или закономерность?

Ник Срничек

UNCTAD

Более пессимистичной версией тотальной цифровизации становится вариант «капитализма наблюдения» американки Шошаны Зубофф, которая определяет дигитализацию как проект контроля за населением в рамках всей цивилизации. Текущий, 2020 год очевидно показал, что процессы формирования цифровых платформ ускоренно развиваются в прикладной плоскости, равно как и системы контроля населения как в массовом масштабе, так и в фиксации индивидуальной активности. Несмотря на всю критику, именно пандемия коронавируса показала, что цифровые проекты имеют весомый социальный потенциал. Причём именно общественная составляющая информационных технологий приобретает значимость в сравнении с коммерческой направленностью уже в ближайшем будущем.

Видение грядущего как социальной антиутопии имеет давнюю традицию. Современный мир глобальных корпораций вполне располагает к подобным размышлениям. И радикальный анархист Наом Хомский (США), и вполне академичный экономист Томас Пикетти (Франция), равно как и многие другие, усматривают в ряде трендов возможность олигархического феодализма, то есть трансформация общества буржуазной демократии в сословное общество. Как следствие, узкая прослойка сверхбогатых людей наделяется наследственными и неотъемлемыми правами, превосходящими права и возможности остальных групп населения. Подобная история моделируется в сериале «Видоизменённый углерод». Буквальная реализация такого устройства, скорее, останется страшилкой, но попытки со стороны прослойки наиболее богатых семей отгородиться от соотечественников с достаточной очевидностью высветили социальные последствия пандемии.

На мой взгляд, существует более жизнеспособная альтернатива подобному исходу и стагнации общества: новый социалистический проект. Такого рода направленность не связана с идеями типа Советский Союз 2.0 как реанимации недавнего прошлого в чистом виде. Речь идёт о проектности с социальной и экологической ориентацией, основанной на современном прочтении и Маркса, и социальных философов немарксистского направления. Известный посыл Розы Люксембург «социализм или варварство» получает своё второе рождение. Следует отметить и то, что хотя события в рамках левого дискурса не находятся в центре общественного внимания, идеи социальной справедливости и нового общественного переустройства в последние годы получили достаточное распространение. Достаточно привести пример социалистической фронды в Демократической партии США и появление так называемых демократических социалистов, которых поддерживает значительная часть американского населения. В России в этом направлении на достаточно высоком уровне разрабатываются модели будущего такими исследователями как Александр Бузгалин, Борис Кагарлицкий, Андрей Колганов.

SARS-CoV-2 — спутавший карты «чёрный лебедь» или закономерность?

Борис Кагарлицкий

Женя Демина

Следует отметить, что запрос на справедливость в период пандемии никуда не делся. Более того, социальное переустройство во время распространения болезни показало, что противостояние мировых и национальных, финансовых и политических элит с рядовыми гражданами будет приобретать новые формы, если в качестве противовеса не будет задействована гражданская активность «обычных» людей.

В 2016 году я предложил концепцию Мира ртути. Устройство мира к середине XXI века в этом варианте предполагает расцвет биотехнологий как основы будущего технологического уклада, со всеми плюсами и минусами. В свою очередь общественное устройство трансформируется в определённые экономические зоны. О тенденциях к подобному делению достаточно аргументированно говорил и экономист Михаил Хазин. В свою очередь подобное территориальное деление формируются из своеобразных общин — «ульев». Такие «единицы» общества будут сегрегироваться в рамках той или иной технологической специализации и направленности вмешательства в геном человека.

Акселерация технологий и науки в направлении генетического инжиниринга очевидны уже сегодня. Изобретённая в 2012 году технология генетической коррекции Crispr-Cas9 обновлена за последние несколько лет до нового качественного уровня. Очевидно, что в ближайшие 10−15 лет на смену придут иные способы вмешательства в геном, помимо инструментов в виде ферментной группы Cas. Развитие же прикладных возможностей в сфере искусственного интеллекта позволит масштабировать такие наработки. В качестве подтверждения этого тезиса можно отметить и совещание по биотехнологиям, проведённое президентом РФ Владимиром Путиным в мае 2020 года, которое демонстрирует заинтересованность в этом направлении в России.

В свою очередь говорить о существовании какой-либо модели в чистом виде вряд ли целесообразно. Развитие общества в социальном и научно-техническом аспектах не является ни однородным, ни линейным. Прежде всего, речь идёт о комплексном развитии и внедрении научных открытий и технологических процессов, которые приведут к необратимому «взрыву» развития технологий во всех сферах человеческой деятельности. Подобный исход американский математик Джон фон Нейман назвал сингулярностью, а писатель-фантаст Вернон Виндж стал популяризатором этой идеи. Опираясь на тезисы своих соотечественников, футуролог Рэй Курцвейл стал одним из тех, кто в начале «нулевых» в деталях предвосхитил идеи цифровой экономики и виртуальной реальности, выдвинул концепцию надбиологического существования человека и общего материального благополучия, которое цивилизация достигнет к 2045 году.

SARS-CoV-2 — спутавший карты «чёрный лебедь» или закономерность?

Джон фон Нейман

Уже в более практическом виде подобные мысли были описаны Михаилом Роко и Уильямом Бейнбриджем как NBIC-конвергенция: сочетание нано-; био-; инфо‑ и когнитивных технологий в 2002 году. Выдающийся российский экономист, академик Сергей Глазьев отметил, что описанный 6-й технологический уклад предваряет и формирование новой экономики, которая придаст импульс социальным процессам.

Но оптимизм относительно поступательного развития науки и техники не является единственным вектором в области прогностики и футурологии. Немецкий социолог Ульрих Бек, говоря об «обществе риска», подчёркивал, что с увеличением степеней участия технократических решений в социальной сфере возрастает и количество новых проблем. Другой стороной научно-технического прогресса является его нелинейность, которая выражается в «парадоксе Хюбнера». По утверждению аналитика министерства обороны США Джонатана Хюбнера, которое основано на его математической модели, современная цивилизация прошла пик в области научно-технического развития, и количество фундаментальных открытий, равно как и их прикладное использование, начинает снижаться.

Продолжая обсуждать мир после COVID-19, можно утверждать, что видение сингулярности как пика развития человечества наталкивается на очевидную пробуксовку одних направлений и форсирование других, а также неравномерность их применения. В этом отношении уместно вспомнить прогнозы касательно освоения космоса в конце 1960-х — начале 1970-х годов. Вполне работоспособные проекты строительства баз на Луне, полёта человека на Марс были свёрнуты «за ненадобностью». Неловко в 2020 году вспоминать и экономические модели начала 1980-х, предрекавшие выход Японии на первое место среди мировых экономик, или штудии начала 1990-х, когда, по мнению ряда экспертов, динамично развивающиеся государства Южной Америки должны были «догнать и перегнать» европейские страны по уровню развития.

Следует отметить и то, что технократический подход в чистом виде несёт в себе существенный изъян: он предполагает автоматическое решение социальных проблем. Ещё в 1950-х об этом заговорил американский математик и философ Норберт Винер. Один из отцов кибернетики не только не счёл возможным поддержать этот тезис, но и прямо утверждал, что в условиях массовой автоматизации необходим пересмотр социального состояния государства. Он видел необходимость гармонизации коммуникаций между отдельным человеком, малыми группами и человечеством при отказе от монополизации этой сферы со стороны крупного капитала.

«Мир будущего будет миром всё более упорной борьбы за устранение барьеров, ограничивающих наш разум», — утверждал Винер.

SARS-CoV-2 — спутавший карты «чёрный лебедь» или закономерность?

Норберт Винер. 1949

Без этого развитие науки и техники вполне может соседствовать с ростом неравенства и на уровне отдельных граждан и народов, и на уровне стран в мировой системе в целом. В подобном ключе следует рассматривать и проблемы экологии, военных конфликтов и вероятной социальной деградации. По мнению российских учёных Александра Бузгалина и Андрея Колганова, в практическом русле для решения упомянутых задач необходимо максимальное социальное творчество со стороны гражданского общества. То есть фактически предлагается «революция без революции»: целенаправленная общественная деятельность во всех социальных сферах, направленная на гармонизацию общества.

Таким образом, нравится это кому-либо или нет, пандемия коронавируса подтолкнула нас навстречу будущему. Стала очевидна необходимость структурной коррекции экономики, конвергенция наукоёмких отраслей, поиск новых форматов в бизнесе и в общественном устройстве. Поэтому форсирование технологий, изменение социальных практик становится залогом поступательного движения к следующему десятилетию. В этом отношении следует отметить, что склонность к пессимизму и апокалиптическому видению не является обязательным условием для реалистичной оценки удалённых горизонтов. Человеческая цивилизация как система обладает высоким уровнем адаптивных возможностей и динамикой развития. Для умеренного оптимизма, на мой взгляд, существует не меньше причин, чем для стенаний относительно жутких перспектив. Если не говорить о глобальных катастрофах, вероятность которых достаточно низка, по крайней мере, в ближайшей перспективе, то положительных трендов как в мире, так и в России вполне достаточно. Задача настолько проста, насколько и сложна: купировать негативные процессы, одновременно находить и развивать позитивные тенденции.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх