БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 313 подписчиков

Свежие комментарии

  • Иветта Белова
    Да уж сколько психов развелось на земле российской....Шокирующие планы ...
  • Аркадий Цыганов
    То Высоцкий на ум идёт: настоящих буйных мало, вот и не было вождей. То Киплинг : ну Акела на Путина смахивает, а кто...Попытка негодными...
  • Юрий Кушнарёв
    если называть вещи своими именами,как справедливо призывает автор,то получится,что власть в России ничем не отличаетс...Юрий Селиванов: У...

Отношения Баку и Москвы переживают период турбулентности: Взгляд из Баку

Отношения Баку и Москвы переживают период турбулентности: Взгляд из Баку

Как претензии, высказанные президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым российскому президенту Владимиру Путину в ходе последнего телефонного разговора скажутся на азербайджано-российских отношениях и дальнейших поставках оружия Москвой Еревану? Как Россия будет реагировать на военно-политический союз Турции и Азербайджана и озвучиваемое Анкарой желание прямо вовлечься в карабахский конфликт? Готов ли Баку пойти на эскалацию конфликта наперекор позиции Москвы? На эти и другие вопросы корреспондента EADaily в Баку ответили политолог Ильгар Велизаде и политический обозреватель Эмиль Мустафаев.

— В ходе последнего телефонного звонка с Владимиром Путиным Ильхам Алиев высказал претензии по вопросу поставок вооружения Армении. Как подобные претензии скажутся на азербайджано-российских отношениях? Приведет ли это к изменению позиции Москвы по вопросу поставок оружия Еревану?

Ильгар Велизаде: Уже несколько недель данный вопрос стоит на повестке дня. Телефонный разговор между лидерами Азербайджана и России по поводу военных грузов должен был разъяснить ситуацию. В данной ситуации мы можем сказать о том, что президент России проинформировал своего коллегу о характере поставок и, скорее всего, дал понять, что эти поставки не были направлены против Азербайджана и не преследовали цели поддержать армянскую сторону во время обострения.

Я думаю, что президент России об этом говорил.

С другой стороны, уже несколько лет идет информация о том, что в 102-й базе в Гюмри будет проведена серьезная модернизация и арсеналы вооружений, которые содержатся на этой базе, будут увеличены вдвое. Данная информация была со ссылкой на Минобороны России. Возможно, что это вооружение было направлено в эту базу. Но тут возникает вопрос, почему именно во время обострения эти поставки были отправлены. Возможно, именно этот вопрос был обсужден.

Я не думаю, что Россия намерена портить отношения с Азербайджаном, и в следующий раз, думаю, Россия, когда будет поставлять оружие в Гюмри, она будет предупреждать и азербайджанскую сторону, чтобы не было недопонимания между сторонами.

Эмиль Мустафаев: Политические отношения Баку и Москвы переживают период турбулентности. Причем ответственность за ухудшение отношений несет исключительно Москва — именно к такому выводу можно прийти по итогам телефонного разговора президента Алиева с Путиным. Еще в середине июля, в период боев в товузском направлении, принимая нового министра иностранных дел, президент Алиев говорил о внешнеполитических приоритетах страны. О России, напомню, в ходе того приема не было сказано вообще ничего. Уже тогда стало понятно, что в отношениях Баку и Москвы появилась трещина. И, выждав месяц, президент Алиев позвонил своему российскому коллеге.

Важно понимать, что Баку за последние годы проделал большую работу на российском треке, и, как мы увидели, выявлена разница в смыслах, которые Россия и Азербайджан вкладывают в понятие «стратегическое партнерство». Наши отношения с Россией в последние годы переживали свои лучшие времена, несмотря на то, что мы прекрасно знали, как Москва пичкала свой форпост оружием, тянула с урегулированием конфликта, хотя ключ решения проблемы находится именно в Кремле, а не в Баку и Ереване, как часто любят говорить у Лаврова. Будь иначе, Азербайджан не остановился бы в апреле 2016-го и восстановил бы свою территориальную целостность.

С другой стороны, мы понимаем, что Россия неоднородная, там есть сильное проармянское лобби, есть такие энергетические гиганты, как «Газпром», «Роснефть», которые с (или же без) одобрения Кремля способны предпринять тот или иной шаг для достижения собственных целей.

Кстати говоря, Турция практически распрощалась с «Газпромом» и перешла на азербайджанский газ. И, с учетом этого нюанса, можно предположить, что бои в товузском направлении стали своеобразной демонстрацией российскими энергетическими гигантами угрозы энергетическим коммуникациям между Азербайджаном, Турцией и Южной Европой. И неспроста тогда по инициативе ЕС прошли переговоры замминистра иностранных дел России Руденкосо спецпредставителем Евросоюза по Южному Кавказу Тойво Клааром.

То есть у Баку давно уже накопилось много вопросов к Москве, а сообщение о том, что Россия поставила в Армению 400 тонн грузов военного назначения, стало последней каплей в чаше терпения Азербайджана. И президент Алиев открыто донес до Путина свое недовольство. Кстати, по итогам разговора мы увидели разные релизы пресс-служб лидеров. Пресс-служба Кремля в распространенном сообщении о телефонном разговоре вовсе не стала упоминать обсуждения о поставках вооружения. Это уже свидетельствует о серьезности ситуации.

— Как Россия будет реагировать на военно-политический союз Турции и Азербайджана и озвучиваемое Анкарой желание прямо вовлечься в карабахский конфликт?

Ильгар Велизаде: В данном случае нужно сказать, что Азербайджан и Турция не имеет юридического документа, который говорит о военно-политическом союзе между странами. Есть военно-техническое сотрудничество на самом высоком уровне, но оно не оформлено юридически. Поэтому я не думаю, что Азербайджан и Турция формируют военно-политический альянс в регионе, и поэтому Россия будет реагировать соответственно. Поскольку военно-политических объединений в регионе фактически нет.

С другой стороны, активизация военно-технического сотрудничества между странами, а также и создание системы реагирования на угрозы — это, конечно, существует и в какой-то степени влияет на политическую и военную динамику в регионе. Но это не является основанием для враждебности российской стороны или же напряженности. Потому что взаимодействие Азербайджана и Турции не направлено против России, в частности, и единственная цель этого сотрудничества — это деоккупация азербайджанских земель. Азербайджан не скрывает, что намерен решить данный конфликт, в том числе и военным путем как крайняя мера.

Нужно также понимать, что это конфликт не России с Азербайджаном или Турции с Россией, а это конфликт Армении с Азербайджаном. Желание Армении завлечь Россию в данный конфликт носит целью испортить стратегические отношения Баку и Москвы.

Эмиль Мустафаев: В России почему-то после июля стали часто говорить о возникновении союза Турции и Азербайджана, что в корне неправильно, поскольку он существует с начала 90-х. Турция всегда была рядом с Азербайджаном, оказывала поддержку Баку. И с каждым годом ускорялся процесс укрепления военного сотрудничества и политическое союзничества Баку с Турцией. Разумеется, это не может нравиться Москве. Да и вообще в последние годы сложно спрогнозировать действия Москвы. Но, с учетом сложившихся реалий, у Москвы уже мало рычагов давления на Анкару и Баку. Даже больше — Кремль больше не может диктовать свои условия в регионе Южного Кавказа, используя в качестве инструмента свой форпост — Армению. Россия больше не считается здесь единоличным авторитетом.

— Пойдут ли азербайджанские власти в рамках сближения с Турцией на шаги, которые вызовут ухудшение отношений с Россией?

Ильгар Велизаде: Турция является членом МГ ОБСЕ и региональным игроком. Поэтому она в той или иной степени участвует в этом конфликте. Единственное, что нужно сказать, что Анкара хотела бы активизации в этом конфликте и увеличения своей роли. В частности, в последние годы наблюдаются частые контакты с российской стороной на тему урегулирования карабахского конфликта. Это говорит о том, что Москва не против диалога с Анкарой в этом вопросе и считает, что диалог с Анкарой не просто допустим, но и предпочтителен, с точки зрения перспектив урегулирования. Поэтому Россия достаточно позитивно относится к диалогу с Анкарой в этом вопросе, и стороны это неоднократно подчеркивали.

Эмиль Мустафаев: Хочу особо заметить, что азербайджанские власти предпринимают те или иные шаги, не оглядываясь по сторонам. Президент Алиев проводит независимую политику в интересах своего народа. Сейчас актуализировался вопрос появления турецкой военной базы в Нахичевани. И, если такое решение будет принято, считаться с мнением Москвы, которая уже имеет базу, направленную против Турции в Армении, никто не станет. Решение будет приниматься в Баку и Анкаре.

При этом я исключаю вариант полного ухудшения отношений с Москвой. Говорить о полном развороте Азербайджана от России не будет. Скорее стороны сумеют преодолеть кризис.

— В ходе телефонного разговора с Алиевым Путин подчеркнул важность недопущения эскалации напряжённости. Готов ли Баку пойти наперекор позиции Москвы?

Ильгар Велизаде: Поскольку стороны подчеркивали важность недопустимости эскалации конфликта, то можно понять, что эскалация напряженности исходит от армянской стороны. Потому что сама природа напряженности и конфликта в том, что армянская сторона оккупировала азербайджанские территории, а не азербайджанская сторона оккупировала часть Армении. Если заинтересованные стороны не хотят напряженности, то они должны активизировать поиски мирных средств урегулирования вопроса.

В данном случае Азербайджан готов делать все, чтобы не было напряженности в зоне конфликта, но для этого нужно решать конфликт субстантивными переговорами, и только это будет способствовать снижению напряженности. Упрекнуть Баку в том, что его позиция неверная, потому что есть определенные резолюции СБ ООН, которые говорят о том, что армянские войска должны покинуть азербайджанские территории. Если международные посредники хотят снизить напряженность, то они должны заставить Армению вывести свои войска из этих территорий.

Эмиль Мустафаев: Я повторюсь, Баку выстраивает политику без оглядки на кого-либо. Будь иначе, сейчас мы имели бы совершенно другую ситуацию. Территории моей страны оккупированы, вопрос их возвращения является стратегической задачей номер один государства, азербайджанского народа.

Азербайджанский народ третий десяток лет просит Россию перестать дарить вооружение своему форпосту, повлиять на него в вопросе Карабаха, способствовать воцарению стабильности, мира в регионе. Но что слышим мы в ответ? Угрозы сепаратистов ударить по Гяндже, Армении — по Мингячевирской ГЭС, гибель нашего мирного населения, получаем регулярные провокации, узнаем о том, Россия поставляет в Армению 400 тонн грузов военного назначения в канун боев с Азербайджаном… И это при том, что власти Армении враждебно настроены против России, фактически разрушают ОДКБ, ЕАЭС изнутри, этой страной правят представители Фонда Сороса, отношение к которому в Москве хорошо нам известно.

Не Азербайджан является главным разрушителем стабильности в регионе, не мы оккупировали чужие земли, не мы устраиваем провокации, грозясь разрушить энергетические проекты. Если Россия не хочет потерять такого союзника, как Азербайджан, ей придется сделать выводы и исправить допущенные ошибки на азербайджанском треке. В Баку, по крайней мере, выводы уже сделали, и главным месседжем президента Алиева можно считать то, что, вопреки всему, Азербайджан и далее намерен углублять сотрудничество с Москвой, но с учетом сложившихся реалий и полного отказа от поддержки своего форпоста в дестабилизации региона.

Анар Гусейнов

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх