БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 335 подписчиков

Свежие комментарии

  • Татьяна Браун
    Вопрос уже закрыт. Кому там неймется волну мутную гнать.Минфин как главны...
  • Татьяна Браун
    Похоже, очередная волна "скинхэдов" пошла. Давить и гасить в зародыше.Подростки «под ги...
  • Евгений Измайлов
    САМОЛЕТЫ Ил-96-400М в пассажирской конфигурации ПОЗВОЛЯТ УКРЕПИТЬ КАК ГРАЖДАНСКИЙ ФЛОТ, ТАК И ВОЕННЫЙ ПАРК ВОЗДУШНЫХ...Каким будет новый...

Кровавый штурм «неприступных» Бендер

Кровавый штурм «неприступных» Бендер

М. М. Иванов. Вид крепости в Бендерах (1790)
250 лет назад, 16 сентября 1770 года, после двухмесячной осады русские войска под командованием графа Панина штурмом взяли турецкую крепость Бендеры. Турецкий гарнизон был уничтожен: около 5 тыс. человек убили, остальных взяли в плен. Это было одно из самых кровавых сражений этой войны.

Наступление 2-й армии


2-я русская армия под командованием генерала Петра Панина (40 тыс. солдат и около 35 тыс. казаков и калмыков) в ходе кампании 1770 года действовала на бендерском, крымском и очаковском направлении. Главный корпус Панина был нацелен на Бендеры, корпус Берга на левом берегу Днепра — против Крыма, и корпус Прозоровского — против Очакова. Также часть войск охраняла тыл и побережье Азовского моря.

Весной 1770 года 2-я армия начала движение. В июне русские форсировали Буг, в начале июля — Днестр. Осторожный командующий обратил особое внимание на обеспечение сообщений со своей базой Елизаветградом и построил по пути ряд укреплений. На каждом ночлеге, по примеру государя Петра I, он воздвигал по редуту. Также большое внимание уделялось снабжению. Войска ни в чём не нуждались. После форсирования Днестра Панин позаботился об укреплениях для защиты переправы и направил к Бендерам легкие войска.
По левому берегу Днестра, чтобы обложить турецкую крепость с этого берега, был отправлен отряд генерал-майора Каменского. Под его начало также перешёл отряд Фелькерзама, ранее стоявший в Дубоссарах. 6 июля, после форсирования реки осадной артиллерией Панин выступил к Бендерам. Узнав о приближении русских войск, турецкий гарнизон в Бендерах стал направлять отряды по обеим сторонам Днестра. Наши передовые отряды разбили противника. Османы бежали в крепость.

Кровавый штурм «неприступных» Бендер

Начало осады


15 июля 1770 года армия Панина вышла к Бендерам. Русские войска насчитывали свыше 33 тыс. человек. Турецкая крепость имела стратегическое значение: стояла на возвышенном берегу Днестра недалеко от впадения его в Чёрное море. Крепость построили в XVI веке по образцу европейских цитаделей, она делилась на верхнюю, нижнюю части и собственно цитадель, была обнесена высоким земляным валом и глубоким рвом. Бендеры были одной из самых сильных крепостей Турецкой империи. Поэтому Бендерскую крепость называли «крепким замком на османских землях». Османский гарнизон насчитывал около 18 тыс. человек во главе с сераскиром Магометом Уржи Валаси. Среди пехоты было много отборных янычар. На стенах было свыше 300 орудий.

Граф Панин подступил к Бендерам по правому, а Каменский – по левому берегу Днестра. В первом часу дня русские войска пятью колоннами подошли к крепости на расстояние пушечного выстрела. Турки вели сильную артиллерийскую стрельбу, но эффект был практически нулевым. Когда русские колонны дошли до мест, где им назначали разбить лагеря, турки сделали сильную вылазку (до 5 тыс. человек пехоты и конницы). Они атаковали нашу кавалерию, сопровождавшую две правофланговые колонны. Превосходство противника заставило нашу кавалерию отступить. Командующий направил на помощь всю конницу из трёх левофланговых колонн. Также направил туда с левого фланга 2 батальона гренадер и 4 батальона мушкетеров. Бой шёл уже полтора часа, когда подошли подкрепления и ударили по врагу с трёх сторон. Османы сразу были опрокинуты и бежали в крепость. Турки потеряли несколько сот человек убитыми и ранеными. Наши потери – более 60 человек.

Панин мог сразу бросить войска на штурм, пытаясь разгромить деморализованного противника. Однако ходили слухи об эпидемии чумы в Бендерах. Поэтому русский командующий опасался решительных действий. Панин направил к бендерскому сераскиру, гарнизону и гражданам письма, требуя сдать крепость, обещая милость, в противном случае угрожал разорением и смертью. Ответа не последовало. Чтобы смутить противника, Панин известил османов о разгроме турецкой армии в битве при Ларге.

Чтобы лучше окружить крепость и пресечь её сообщение с окружающим миром, Панин выставил разъезды из казаков и калмыков. Ночью 19 июля началось сооружение 1-й параллели – траншеи, приспособленной к обороне во время осады крепости. К рассвету она была в основном готова, там разместили 25 пушек. Когда турки увидели русские укрепления, они всполошились и 20 июля весь день вели артиллерийскую стрельбу. Но проку от турецкого огня было мало. В ночь на 21 июля траншею углубили, устроили 2 батареи для 7 осадных орудий и 4 мортир. Днем 21-го русские батареи вели сильный огонь по вражеской крепости и несколько раз зажигали город. Турки отвечали сильным огнем, но стреляли плохо. Под давлением русских османы сожгли предместье и оставили передовые укрепления. Часть укреплений в ночь на 22-е наши войска заняли и создали 2-ю параллель. На рассвете турки сделали вылазку, но её легко отразили. Контратаку возглавил полковник Фелькерзам с егерями. Бендерскую крепость снова обстреляли, вызвав ряд пожаров. Картечная стрельба пушек Каменского с левого берега Днестра мешала противнику получать воду, возник её недостаток. Беглецы из Бендер сообщали о высоких потерях и значительных повреждениях. Тем не менее, османы упорно защищались.

Кровавый штурм «неприступных» Бендер

Панин в 1760-е годы. Худ. Г. Сердюков

Ухудшение положения крепости


В ночь на 23 июля осадные работы были продолжены. Утром 23-го турки снова сделали вылазку, но её отразила контратака егерей во главе с Фелькерзамом и Каменским (он в это время прибыл на правый берег). Далее инженерные работы продолжались: возводились новые батареи, редуты, рылись окопы и т. д. Осадные работы были успешны. Турки продолжали отчаянно сопротивляться. Они надеялись, что великий визирь и крымский хан уничтожат 1-ю русскую армию Румянцева и выручат Бендеры. Однако эти надежды были развеяны: 25 июля пришла весть о разгроме турецкой армии при Кагуле 21 июля. На виду вражеского гарнизона русские торжественно отметили эту победу. Вечером крепость обстреляли из всех орудий.

Тем не менее Бендерская крепость продолжала сопротивляться. Её начальник Магомет Уржи-Валаси скончался (возможно, отравился), его место занял Эмин-паша. Панин сообщил новому коменданту о поражении визиря при Кагуле и об отложении части крымских татар от Турции. Эмин-паша не сложил оружия. Русские батареи всё ближе подходили к крепости, их огонь становился эффективнее. Турки отвечали всё слабее, экономили боеприпасы. Они продолжали совершать вылазки, но их отбивали войска прикрытия, которых поддерживали егеря. 30 июля была заложена 3-я параллель. Ночью османы сделали сильную вылазку и напали на рабочих. Сильный ружейный и картечный огонь их не остановил. Тогда наши войска ударили в штыки, неприятель бежал.

Положение гарнизона Бендер становилось всё хуже. Город подвергался постоянным обстрелам, ощущался недостаток воды и боеприпасов. На улицах стоял смрад от убитых. Панин снова предложил туркам сдачу, но положительного ответа не получил. Эмин-паша, недовольный поведением войск, грозил карами всем, кто осмелится отступить перед русскими. В ночь на 1 и 2 августа османы сделали сильные вылазки, но их атаки были отражены. В этих боях генерал-майор Лебель, возглавлявший войска в траншеях, получил смертельную рану. Остановить осадные работы турки не смогли. Они были продолжены. В дальнейшем турки продолжали делать вылазки, но они становились всё слабее. 8 августа была произведена ещё одна сильная бомбардировка крепости (сделано свыше 2100 выстрелов). Турки пытались отвечать, но многие их орудия были подавлены. Беглые из Бендер сообщали о больших потерях, однако заявляли, что несмотря ни на что, гарнизон по-прежнему готов обороняться до последнего. В дальнейшем, видя, что обстрелы города не ведут к сдаче противника, Панин приказал беречь снаряды. В сутки теперь делали не более 200—300 выстрелов.

В это же время наши войска вели подземные минные работы с целью взорвать вражеские укрепления. Турки вели контрминные работы, но неудачно. Попытки взорвать наши подземные сооружения провалились. Однако дожди замедлили работы. Они заставляли постоянно поправлять уже сделанные работы. Боевая активность значительно снизилась. Только 22 августа турки сделали крупную вылазку. Когда минные работы подошли к концу, граф Панин начал готовить штурм. Назначались начальники штурмующих рот, среди них был Кутузов и Милорадович. Интересно, что в осаде Бендер в ранге хорунжего принимал участие Емельян Пугачёв. С 23-го числа активность русской артиллерии возросла, теперь делалось до 500 выстрелов в сутки.

Турки не сдавались. На рассвете 29 августа они взорвали мину и провели сильную атаку. Несмотря на сильный картечный огонь, турецкие храбрецы ворвались в передовые укрепления. Но в них в последние дни было больше войск, чем обычно. Гренадеры контратаковали и отбросили противника. Наши потери в этом бою составили свыше 200 человек. Неприятельский взрыв снова не принёс нам вреда. Начал ощущаться недостаток боеприпасов, и из-за продолжения осады, которая продолжалась больше, чем планировали, снаряды снова стали экономить (около 100 выстрелов за день). Объявили вознаграждение за собранные в поле ядра. Но этого было мало. Начали подвоз новых боеприпасов из Хотина, Аккермана, Килии и Измаила. Потребность в снарядах была такая большая, что все генералы и офицеры отдавали для этого своих лошадей.

Только 3 сентября, чтобы скрыть подготовку штурма, обстрел Бендер усилили до 600 выстрелов. Ночью была взорвана мина под гласисом — пологая земляная насыпь перед наружным рвом крепости. Турки немедленно бросились в атаку, но были отражены огнем и штыками. Бой был жестоким. Противник понёс серьёзные потери, наш урон — более 350 человек. В ночь на 6 сентября взорвали ещё одну мину, большая воронка была занята и стала укреплением.

«Огнем, громами и мечом…»


Обе стороны готовились к последней решительной схватке. Беглец из крепости сообщил, что бендерский паша взял клятву с солдат драться до последней крайности. Русский командующий решил начать штурм в ночь с 15 на 16 сентября 1770 г. Гренадеры, идущие на острие атаки, были разделены на три колонны под началом полковников Вассермана, Корфа и Миллера. В резерве штурмующих колонн находились егеря и мушкетеры. Правым флангом командовал генерал Каменский, левым – граф Мусин-Пушкин. Остальные войска должны были поддержать успех атакующих колонн. На правом фланге находилась пехота под началом генерала Эльмпта и кавалерия Вернеса, на левом – все волонтеры.

Перед началом штурма наша артиллерия под командованием генерала Вульфа открыла сильный огонь. В 10 часу вечера 15 сентября была взорвана мощная мина (400 пудов пороха). Войска пошли в атаку. Турки открыли сильный огонь, но стреляли в темноте плохо. Панин заметив, что наши войска вошли на вал, направил на поддержку левого фланга егерей полковника Фелькерзама, к правому – Ларионова и Одоевского с войсками из дивизии Эльмпта. Едва средняя колонна начала движение, полковник Миллер был убит, солдат возглавил подполковник Репнин. Русские солдаты быстро преодолели все препятствия: форсировали ров у подножия гласиса, двойной палисад на гребне гласиса, главный крепостной ров. Затем были приставлены лестницы к крепостному валу. Солдаты ворвались на вал. Фланговые колонны также успешно ворвались на вал.

Завязался жестокий рукопашный бой. Турки дрались с большим ожесточением. С валов схватка перешла на улицы и дома. За каждый шаг нашим войскам приходилось платить высокую цену. Но наши воины прорубали себе дорогу к цитадели. Части получали подкрепления, всё новые войска вступали в Бендеры. Почти вся пехота армии приняла участие в сражении. Чтобы прикрыть тыл от потенциальной атаки врага, Панин занял траншеи спешенными карабинерами, гусарами и т. д. Кровопролитный бой продолжался всю ночь и всё утро. Город пылал. Часть строений была подожжена нашей артиллерией, чтобы отвлечь врага и облегчить атаку. Во время боя на улицах турки яростно защищались в крупных зданиях, и Панин приказал их поджигать. Затем сами османы, надеясь удержаться в цитадели, стали поджигать дома, чтобы они не достались неверным и пожар сорвал штурм замка. Продолжавшийся бой не дал нашим солдатам потушить огонь.

Османы, желая остановить движение наших войск, предприняли последнюю вылазку. До 1,5 тыс. лучшей конницы и 500 человек пехоты вышли из ворот, обращенных к реке, и собрались ударить в тыл нашему левому флангу или по обозам, где была небольшая партия больных и нестроевых. Несколько эскадронов нашей кавалерии на левом фланге атаковали врага, но, видя слабость противника, турки обошли их. Они собирались атаковать обоз. Отважный полковник Фелькерзам с вала увидел опасность, со своими егерями вернулся назад и бросился на защиту обоза. Его примеру последовали и другие командиры. Генерал Эльмпт направил к обозам всех, кто был под рукой, волонтеров, спешенных кавалеристов, казаков, находившихся на разных постах вокруг крепости. Повернули даже пушки с задней параллели и открыли огонь картечью. Турки были атакованы со всех сторон. Дрались они храбро, но их замысел провалился. Видя провал операции, османы пытались прорваться в сторону Аккермана, но было поздно. Конницу истребили всю, часть пехоты сдалась в плен.

Уничтожение этого отряда стало последней каплей для гарнизона Бендер. В 8 часов утра турки предложили капитуляцию. 11,7 тыс. человек сложило оружие, в ходе штурма было убито 5—7 тыс. человек. В крепости взяли 348 пушек. Все пленных и горожан вывели в поле, город и замок горели. Огонь буйствовал три дня. Все строения сгорели. На месте ещё недавно богатого города были дымящиеся развалины. Бендеры потеряли гордое звание неприступной крепости.

Русская армия непосредственно во время штурма потеряла свыше 2500 человек убитыми и ранеными. А всего во время осады и штурма армия Панина потеряла свыше 6 тыс. человек (почти пятую часть). Гибель города и большие потери произвели неблагоприятное впечатление в Петербурге и сильно уменьшили значение приобретения, купленного так дорого. Екатерина II сказала: «Чем столько терять и так мало получить, лучше было и вовсе не брать Бендер». Но она погорячилась. Падение стратегической Бендерской крепости сильно ударило по Турции. Турецкие власти объявили траур по этому поводу. После падения Бендер Днестровско-Прутское междуречье перешло под контроль русской армии. Кроме собственно военных действий у Бендер, Очакова и Крыма, по поручению правительства в течение всего года Панин вёл переговоры с татарами. В результате этих переговоров и военных успехов Российской империи татары Буджакской, Едисанской, Едичкульской и Джамбулакской орд решились отложиться от Порты и принять покровительство России.

Кровавый штурм «неприступных» Бендер

Бендерская крепость
Автор:
Самсонов Александр
Использованы фотографии:
https://ru.wikipedia.org/
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх