Свежие комментарии

  • Дмитрий Демочкин
    Никакого коня извне не надо! Правительство само прекрасно справляется(Пентагон запустил...
  • Дмитрий Демочкин
    Мы это уже проходили,увы, и кто не выдержал?Америка не выдерж...
  • Nikolaj
    я в России...а вот тут уж тема совсем о другом, о сопоставимости потерь. Не думаю, что наши потери будут больше, скор...Сбербанк забирает...

При встрече с Су-57 истребитель F-22 могут ожидать большие неприятности

ОКБ Сухого веники не вяжет

На фото: российский многофункциональный истребитель пятого поколения Су-57
На фото: российский многофункциональный истребитель пятого поколения Су-57 (Фото: Сергей Бобылев/ТАСС)

«Военное обозрение», видимо, из соображений возрождения интереса к достоинствам российского многоцелевого истребителя Су-57 решило в который раз столкнуть его в виртуальном сражении с лучшим натовским истребителем F-22 Raptor. И это логично, поскольку оба самолета созданы в первую очередь для завоевания господства в воздухе. Ведь не с истребителем-бомбардировщиком F-35 его сравнивать, который компания-производитель «Локхид Мартин» в своих проспектах наделяет чудесными возможностями по уничтожению абсолютно всего, что летает в воздухе, включая баллистические ракеты. И вот что получилось.

Чем больше у самолета эффективная площадь рассеяния (ЭПР), тем на большем расстоянии РЛС самолета противника может обнаружить этот самолет — в данном случае Су-57. РЛС F-22 — AN/APG-77 с активной фазированной антенной решеткой — способна «увидеть» самолет с пониженной радиолокационной заметностью, имеющий ЭПР, равной 1 кв.м., на расстоянии порядка 200 км. У самолетов с максимальным использованием при постройке стелс-технологий этот показатель меньше единицы.

У Су-57, по различным оценкам, он находится в диапазоне от 0,1 до 0,3 кв.м. У F-22 еще меньше — порядка 0,01−0,1 кв.м.

Так вот, получается, что Raptor способен обнаружить С-57, лишь войдя в зону действия ракетного оружия российского истребителя. Но не раньше. Потому что 0,3 кв.м. меньше 1 кв.м.

И это означает, утверждает «Военное обозрение», что, во-первых, для «Раптора» такое сближение довольно опасно, поскольку он может нарваться на ракету, выпущенную российским истребителем. Во-вторых, американскому истребителю не удастся сорвать применение по наземным целям противника гиперзвуковой ракеты Х-47М2 «Кинжал», которая в настоящее время интегрируется в состав ракетного вооружения Су-57. И на которую возлагаются громадные надежды по уничтожении наиболее серьезных и сложных целей противника.

Но не все так просто. Надо сказать, что если мериться дальностью ракет «воздух-воздух», которыми обладают российский и американский истребители, то «Раптор» попадает в зону действия оружия Су-57 даже гораздо дальше двухсот километров. То есть если бы у российского истребителя ЭПР равнялась бы 1 кв.м. Потому что дальность стрельбы ракетой Р-37М составляет 300 км. Американская ракета AIM-120D имеет дальность 180 км.

Однако для пуска «длинной кочерги», как называют Р-37 на Западе, пилот Су-57 должен видеть в прицеле «Раптора». Но дальность работы основной РЛС истребителя, работающей в сантиметровом диапазоне, не позволяет этого. Известно, что РЛС Н036 «Белка» способна обнаружить цель с ЭПР 0,1 кв.м. на расстоянии 160 км. Поскольку у «Раптора» ЭПР может быть на уровне 0,01 кв.м., то расстояние обнаружения будет существенно меньше.

Однако конструкторы ОКБ Сухого, создавая Су-57 сделали хитрый ход, разместив в крыле две дополнительные РЛС, работающие в дециметровом диапазоне. Этот диапазон сочетает как достоинства, так и недостатки. Дальность обнаружения существенно возрастает. Так что пилот Су-57 увидит противника на расстоянии действия «длинной кочерги». А недостаток состоит в том, что в этом диапазоне разрешающая способность РЛС невелика (в метровом — еще хуже). То есть точности фиксирования цели недостаточно для наведения на нее ракеты.

Однако возможен пуск не по самолету, а в область его нахождения. И такой прием вполне способен оказаться успешным, потому что ракета, приблизившись к «области нахождения самолета», захватывает самолет головкой самонаведения (ГСН) и идет точно на цель. Правда, ракета Р-37 все же предназначена с борьбой на дальней дистанции не с «юркими» истребителями, а с «неповоротливыми тяжеловозами», обладающими большими значениями ЭПР — до 100 кв.м. К ним относятся топливозаправщики, транспортники, АВАКСы, стратегические разведчики, бомбардировщики предыдущего поколения. ГСН Р-37 захватывает цели с ЭПР 5 кв.м. (значение для истребителей 4-го поколения) на расстоянии, превышающем 40 км.

С «Раптором» по сценарию, в котором участвует РЛС дециметрового диапазона, можно бороться при помощи ракеты средней дальности Р-77 или Р-27 последних модификаций.

Но, разумеется, F-22 — это отнюдь не мальчик для битья, а достаточно грозная машина. Все вышесказанное следует понимать, как использование существующих возможностей для победы над этим истребителем в воздушных сражениях. Не следует сомневаться, что победителем может быть и «Раптор».

Однако боевые возможности как Су-57, так и F-22 могут быть усилены поддержкой их действий как с воздуха, так и с земли. 30−40-процентный выигрыш получает истребительная авиация, работающая совместно с мощными средствами выдачи целеуказания самолетам. К ним относятся самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ), получившие на Западе названия АВАКС.

Самолет ДРЛО, оснащенный радаром большой мощности и эффективным вычислительным комплексом, обрабатывающим снимаемые с антенны сигналы, обладает существенно большей дальностью обнаружения воздушных объектов, чем ограниченная объемами и выделяемой на работу мощностью РЛС любого истребителя. Прекрасно эти самолеты справляются и с «неудобными» целями — летящими на фоне земной поверхности и с генерирующими электромагнитные помехи. Самолет ДРЛО, обнаруживая цели, раздает их координаты и вектора движения на истребители.

Современный самолет воздушного дозора обнаруживает и сопровождает до 150 целей. Бомбардировщик видит за 520 км, низколетящие крылатые ракеты с ЭПР 1 кв.м. — за 400 км. Увы, такие характеристики не у российского самолета, а у американского — Boeing E-3 Sentry.

В России эксплуатируются самолеты А-50, которые по техническому уровню относятся к 70-м годам. Собственно, даже и к более раннему периоду, поскольку в радиотехническом комплексе самолета используются не микросхемы, а транзисторы. Истребители 4-го поколения (ЭПР порядка 3−7 кв.м.) А-50 видит за 300 км. С целями в 1 кв.м. справляется совсем плохо в сравнении с американцами.

В 2011 году появилась модификация А-50У. Однако ее параметры лишь на 15−20 процентов превышают показатели базовой модели.

В ВВС уже 5 лет ждут появления нового самолета — А-100 «Премьер», который, по словам разработчиков, должен превзойти американский АВАКС. Однако неизвестно, сколько еще придется ждать.

Однако для истребительной авиации и, в частности, для Су-57 есть еще одна возможность «улучшения зрения». Ее предоставляют зенитно-ракетные комплексы большой дальности. У них есть возможность раздавать целеуказания не только своим ракетам, но и истребительной авиации. Такова ЗРС С-400 «Триумф», а также С-500 «Прометей», которой осталось совсем немного до принятия на вооружение.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх