Свежие комментарии

  • Александр Каплуненко
    Всех мигрантов, ходящих толпами, пинать в жопу, пока не окажутся в своих аулах.ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...
  • Олег Архипов
    Всё как обычно.Сначала про национальность не говорите,а потом и ботинки целовать заставят. Всё так непосредственно,ми...ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...
  • Александр Котов
    Правильно. Нужно молча без огласки похоронить всех мигрантовПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...

Незалежная может остаться и без транзита, и без ГТС

Украинской ГТС без Газпрома не выжить, но Россия уже построила альтернативу

Незалежная может остаться и без транзита, и без ГТС
Фото: AP/TAСС
Материал комментируют:

Украине придется продать часть своей газотранспортной системы Газпрому, заявил украинский эксперт в области энергетики Валентин Землянский. По его мнению, о возвращении к проекту трехстороннего консорциума по управлению ГТС свидетельствует направление в Киев германского спецпредставителя по энергетическим проектам.

«Немецкий представитель едет сюда наводить ordnung — порядок в газовой сфере, чтобы украинский маршрут и подземные хранилища газа стали полноценной частью евроазиатской ГТС с четкими показателями, прогнозируемыми результатами, чтобы каждая смена власти на Украине не приводила к развороту на 180 градусов политики, отказу от собственных обязательств. Чтобы она нормально функционировала по европейским правилам, по которым уже десяток лет работает тот же Газпром», — заявил он.

По его мнению, это будет трехсторонний консорциум, причем без поставщика газа такую структуру создать нельзя, и Газпром не будет сильно против.

«Наши „патриоты“ могут сильно удивиться, увидев, что не менее 40% в структуре собственности ГТС и подземных хранилищах газа Германии и той же Польши принадлежат Газпрому.

Здесь, я думаю, будет реализована такая же схема, возможно, через „дочек“», — предположил эксперт.

Валентин Землянский заметил, что для этого придется, правда, изменить два закона от 2014 года имени Яценюка относительно создания СП на базе украинской ГТС и ПХГ, согласно которым запрещается участие российских компаний или аффилированных с ними. Впрочем, по его мнению, под давлением Германии процесс корректировки законодательства пойдет достаточно быстро.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков считает ситуацию не столь очевидной:

— Германия и Украина могут давить на Газпром с целью реализации подобного сценария. Но для Газпрома и России в целом этот вопрос не желателен.

Этот вопрос рассматривался серьезно и был желателен до 2009 года. После кризиса 2009 года (когда остановился транзит, был конфликт) было принято решение о строительстве обходных газопроводов, принята соответствующая долгосрочная стратегия, чтобы появилась возможность выбора — качать через Украину или в обход.

Пока «Северный поток-2» остается не запущенным Украина остаётся безальтернативным транзитером украинского газа. Если Украина не будет качать, то Газпром не сможет выполнить свои контрактные обязательства перед европейцами.

Возвращаться к трёхстороннему консорциуму для Газпрома, наверное, не хотелось бы. Это предполагает, что даже если Газпром бесплатно получит какую-то долю — 30−33% - в ГТС Украины, то все равно надо вкладывать свои деньги для поддержания ее рабочего состояния. Газпром вложил миллиарды долларов, чтобы избавиться от ГТС Украины, качать через юг и север, но не через Украину. Германия, Европа, США могут сейчас давить, чтобы мы зашли в этот проект, но Газпрому этого не хотелось бы.

«СП»: — А Германии и Украине?

— Для Германии никаких потерь нет. Обходные газопроводы построены. С точки зрения обеспечения энергетической безопасности для Германия позитивно было бы сохранять еще возможность получения газа через Украину, чтобы кто-то хотя бы частично взял на себя финансирование поддержания украинской ГТС в рабочем состоянии. Германия поэтому может рассматривать подобную историю.

Для Украины это последний шанс сохранить транзит, то есть завязать Газпром на свою ГТС. С другой стороны, чуть ли не с 90-х годов они говорили, что продажа хотя бы части ГТС — это потеря суверенитета. Они сделали из трубы настоящий фетиш, символ украинской незалежности. Последние годы этот тезис ослаб, сейчас они допускают, что европейцы войдут в этот консорциум, но вхождение Газпрома — это политически рискованно.

Они постоянно говорят, что Россия агрессор, и продавать хотя бы часть трубы, этого символа, вражеской стране, мне кажется, что для Украины это довольно сложный сценарий. Экономически это целесообразно, иначе можно окончательно потерять транзит, но как украинским политическим элитам объяснить это избирателям?

Этот сценарий обсуждается экспертами, но он не основной.

«СП»: — Какой основной?

— ГТС остается исключительно в собственности Украины, никакие европейские компании не придут. Собственником трубы со стороны Европы должна быть коммерческая компания. А какая коммерческая компания туда придет без гарантии загрузки после 2024 года?

Думаю, что консорциум будет создать сложно, потому что европейцы боятся, что труба останется пустой, а Россия вложила много денег в обходные газопроводы и какой смысл теперь покупать украинскую ГТС, Украине же сложно будет объяснить это населению. У каждой из сторон имеются аргументы против консорциума.

Известный немецкий политолог Александр Рар считает, что идея создания консорциума, предложенная Путиным, Шрёдером и Кучмой в начале 2000-х, была идеальным вариантом для энергетического сотрудничества в Европе:

— Ее провал привел к тому, что были построены трубы в обход Украины. Если бы российские и европейские компании получили долю в газовой системе Украины, то произошла бы модернизация ГТС и газовых войн не было бы, так как труба не контролировалась бы украинским правительством, их структурой, которая использует эту монополию. Это вышло бы на уровень нормального бизнеса.

Во время президентской избирательной компании эта идея опять прозвучала. Партия Медведчука предлагала к ней вернуться. Но сейчас уже поздно, потому что построены «Северные потоки».

Эта идея, конечно, может спасти газовый бизнес Украины. Полностью она не утратила актуальность, хотя сейчас он уже не так нужен, как в 2002 году. Проблема и в том, что люди, которые владеют этой трубой, не готовы отказываться от монополии, потому что это громадные деньги и политический контроль над газовыми потоками через Украину.

«СП»: — Проект все-таки коммерческий. Захотят ли немецкие компании вкладываться в него, учитывая политическую нестабильность на Украине и нынешнее состоянии ГТС?

— Не знаю. Интерес к газовым сделкам есть. Почему не вложить деньги в ГТС? 20 лет назад тогда еще «Рургаз» был заинтересован, сейчас он вошел в «Северный поток-2». Проблема не в немецких компаниях, а в украинской стороне, которая хотела сама сидеть на трубе, как собака на сене.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх