БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 395 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Дмитриев
    Давно бы пора перестать с надеждой смотреть на запад. При СССР на не волновал вопрос, кто будет президентом США, а по..."США воюют с нами...
  • саша дмитренко
    а не свинопасу это решать,,андрюшаПроект моста на С...
  • Rafael ishkinin
    Воистину Иван Грозный был настоящим Государем! Жаль,оболган и оклеветан,как и тов.СталинИван Грозный как ...

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Кадр из фильма «The Wild Geese», 1978 год

В прошлой статье («Великие кондотьеры ХХ века») мы начали знакомство с людьми, которым суждено было войти в историю в качестве самых известных и успешных командиров наёмных отрядов ХХ столетия. Вызывает неподдельное удивление от того, как удалось им, располагая столь малыми силами, оказать столь серьёзное влияние на современную историю некоторых государств. И это были не герои трудов античных авторов, исландских саг или рыцарских романов, а наши современники (последний из этих кондотьеров умер совсем недавно, 2 февраля 2020 года), но некоторые уже успели стать персонажами романов и художественных фильмов.

В сегодняшней статье мы продолжим наш рассказ. И начнём его со времени появления в Катанге «отпускников» Роже Фулька и Робера Денара, которые, как мы помним, явились защищать эту мятежную провинцию Конго (и горно-химические предприятия, расположенные на её территории) от центральных властей этой страны.

Боевые действия легионеров Фулька в Катанге в 1961 году


После того как богатая ресурсами провинция Катанга объявила о выходе из Демократической Республики Конго, а Бельгия, опасавшаяся национализации «Объединенных копей Верхней Катанги», фактически поддержала возглавившего мятежников Моизе Чомбе, президент этой страны Касавубу обратился за помощью в ООН (12 июля 1960 г.
). Функционеры ООН, как обычно, приняли половинчатое решение, по принципу «ни нашим, ни вашим», которое не удовлетворило ни одну из сторон. Присутствие бельгийских военных в Катанге не было признано актом агрессии, но не была признана и независимость новоявленного государства. Конфликт, по мысли чиновников ООН, следовало перевести в вялотекущую фазу, а там, может, и само «рассосётся» как-нибудь. В Конго стали прибывать соединения миротворцев, но отношения между ними и вооружёнными формированиями обеих сторон как-то сразу не сложились. Так, ирландский батальон, прибывший в Конго в конце июля 1960 года, 8 ноября попал в засаду, организованную воинами племени балуба, которые обстреляли пришельцев из… луков. Восемь ирландцев были убиты сразу, тело ещё одного было найдено через два дня. А в правительстве ДРК шла борьба не на жизнь, а на смерть, закончившаяся смещением и арестом Лумумбы, его освобождением, повторным пленением и, наконец, жестокой казнью в Катанге, куда его передали в надежде, что этот «подарок» Чомбе хоть как-то поспособствует затуханию мятежа. Получилось ещё хуже, и очень скоро гражданская война заполыхала с новой силой, а Конго фактически развалилось на четыре части.

В начале сентября 1961 года ирландский батальон миротворческих сил ООН подошёл к городу Жадовилю, расположенному в глубине территории Катанги. Официальной целью прибытия объявлялась защита местного белого населения. Здесь ирландцам совсем не обрадовались, а белые оказались бельгийцами – служащими той самой компании, из-за которой всё и началось. И потому ирландцев в Жадовиль даже и не впустили – пришлось разбивать лагерь за пределами города. А 13 сентября разбираться с ними прибыли солдаты Роже Фулька и местные военные соединения (уровень которых был ниже всякой критики, так что главной ударной силой стали именно наёмники). В ходе 5-дневных боёв тогда погибли 7 белых наёмников и 150 негров (что неудивительно: многие из африканцев воевали с луками).

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Пленные ирландцы

На родине сдавшиеся в плен ирландцы (157 человек) вначале считались трусами, но потом соотечественники передумали, и в 2016 году сняли героический фильм «The siege of Jadotville» («Осада Жадовиля»), посвящённый этим событиям.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Основой сценария этого послужила документальная книга Деклана Пауэра «Осада Жадовиля: забытая битва ирландской армии». Главную роль сыграл Джейми Дорнан – кумир мазохисток, исполнитель роли богатенького извращенца Кристиана Грея («Пятьдесят оттенков серого», «На пятьдесят оттенков темнее» и «Пятьдесят оттенков свободы»).

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Джейми Дорнан в фильме «Осада Жадовиля»

А вот как выглядел настоящий капитан — Пэт Куинлан, роль которого досталась Дорнану:

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

А это Гийом Кане в роли Роже Фулька, кадр из фильма «Осада Жадовиля»:

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

И – настоящий Роже Фульк:

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Позже Фульк разработал план защиты мятежной провинции Катанга и возглавил её оборону, которую так и не сумели прорвать войска международных сил. Катанга была разделена на 5 военных зон, главные сражения развернулись за город Элизабетвиль (Лубумбаши). Несмотря на подавляющее преимущество противника, использовавшего тяжёлую артиллерию и авиацию, отряды наёмников при поддержке местных жителей (в том числе и европейцев) оказали яростное сопротивление. Особенно проявил себя тогда Робер Денар, который, командуя батареей тяжёлых миномётов, удачно и быстро меняя позиции, буквально терроризировал отряды наступающих «миротворцев».

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Боб Денар в Катанге

Элизабетвилль всё же был сдан, и это вызвало ярость Фулька, считавшего, что город ещё можно и нужно было защищать. Он уехал из Конго, поклявшись никогда теперь не подчиняться приказам африканцев, а командиром французских мерсенэров стал его заместитель – Боб Денар. Но скоро и он покинул Конго – впереди у него была «работа» в Йемене.

Несмотря на захват Элизабетвиля, подчинить Катангу тогда не удалось: 21 декабря 1961 года был подписан договор о прекращении огня (а падёт эта провинция лишь в январе 1963 года).

Майк Хоар против «Симбы» и Че Гевары


Как мы помним из статьи «Великие кондотьеры ХХ века», летом 1964 года на огромной территории северо-восточного Конго началось восстание движения «Симба». Так («львами») называли себя сами повстанцы, а другие конголезцы называли их «басени» – «лесные люди», что ясно говорит об уровне развития этих мятежников: «цивилизованные» народы «лесными» не называют.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Конго, середина 1964 г., территории, контролировавшиеся повстанцами Симба (выделена розовым цветом) и Квилу (выделена оранжевым)

4 августа 1964 года мятежники захватили город Альбервилль (сейчас – Кисангани). В заложниках у них оказались 1700 белых поселенцев. Когда осенью 1964 года отряд Майка Хоара и соединения правительственной армии Конго подошли к городу, повстанцы заявили о том, что в случае штурма все «белые» будут убиты. Ситуация разрешилась после операции «Красный дракон», в ходе которой 545 парашютистов бельгийской армии 24 ноября, высадившись в аэропорту Стенливилля, освободили 1600 белых и 300 конголезцев. Симба успели убить 18 заложников и ранить 40 человек. А 26 ноября бельгийцами была проведена операция «Чёрный дракон» – захват города Паулиса.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Бельгийские парашютисты в Конго

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Прапорщик Первого батальона бельгийского парашютно-диверсионного полка, 1964 год

После этого армия Конго и батальон Хоара начали штурм города и вытеснение мятежников из его окрестностей. До конца года бойцы Хоара взяли под контроль несколько десятков деревень и город Ватса, освободив при этом ещё 600 европейцев. Во время этих операций Хоар получил ранение в области лба.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Бойцы Майка Хоара и освобожденные ими белые заложники

Тем не менее, Хоар остался недоволен этой операцией и потому принял решительные меры по укреплению дисциплины и боевой подготовки своих солдат, особое внимание он уделял подбору кандидатов на сержантские и офицерские должности.

Несмотря на такие успехи, власти Конго нерегулярно снабжали отряд Хоара боеприпасами и продовольствием и даже допустили задержку жалованья. В результате в начале 1965 года (по истечении срока контракта) из Commando-4 ушла почти половина наёмников, и Хоару пришлось набирать новых людей. Заключив новый полугодовой контракт с правительством этой страны, Майк Хоар сформировал свой знаменитый батальон «диких гусей» – Commando-5.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Эмблема Commando-5

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Майк Хоар (слева) и бойцы Commando-5

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Наёмники Commando-5 ведут бой с отрядом «Симбы»

Именно в Конго Хоар и заработал своё знаменитое прозвище, став Бешеным Майком (Бешеный Пёс в первоначальном варианте). Африканцы так назвали его за неизменное стремление уничтожать виновных в расправах над белыми поселенцами. Расстрелы убийц, по мнению «борцов с колониализмом», были жутким нарушением их прав «на свободу и самоопределение», а Хоар, с их точки зрения, был настоящим беспредельщиком и отморозком. Известный принцип: «А нас-то за что?» Когда убивали белых, это ведь, как говорится, «сам бог велел»…

О том, насколько серьёзным и основательным человеком был Майк Хоар, можно судить по тому обстоятельству, что, помимо пехотинцев, в его распоряжении оказались тогда несколько катеров, канонерская лодка, вертолёт, 34 бомбардировщика Б-26, 12 истребителей Т-28 и вертолет. Пилотами его «эскадрильи» служили наёмники из ЮАР, Родезии и Кубы (эмигранты из числа противников Фиделя Кастро), а среди бортмехаников было много поляков. Особенно Хоар выделял потом именно кубинцев:

«Эти кубинцы были самыми жесткими, преданными и целеустремленными солдатами, которыми я когда-либо имел честь командовать. Их командир, Рип Робертсон, был самым выдающимся и самоотверженным солдатом из всех, которых я встречал. Кубинские летчики вытворяли в воздухе такое, что мало кто смог бы с ними потягаться. Они пикировали, обстреливали и сбрасывали бомбы с такой энергией, с таким напором, что эта решительность передалась и пехоте, которая позже вовсю проявилась в рукопашной схватке».

Кубинский пилот Густаво Понсоа, в свою очередь, «рассыпается в комплиментах» Хоару:

«Я горжусь тем, что Бешеный Майк до сих пор высоко ценит нас. И мы, в свою очередь, очень высокого мнения о нем. Этот человек был настоящим бойцом! Но когда я вспоминаю тех африканских людоедов, с которыми мы сражались в Конго – тех, которыми якобы командовал Че, "могучий Тату"… господи ты, боже мой!»


«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Майк Хоар и Мобуту (пока ещё генерал-лейтенант)

Да, на помощь «Симбам» в апреле 1965 году прибыл отряд чернокожих кубинцев, которым командовал тот самый «могучий команданте Тату» – Че Гевара.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Че Гевара в Конго: планирование операции

Если говорить прямо и без обиняков, Симба были жуткими отморозками, но никудышными воинами. Абдель Насер, с которым Че Гевара встречался накануне своей «командировки», прямо говорил ему об этом, но кубинец решил, что с таким командиром, как он, даже «шакалы» Симбы станут настоящими «львами». Но сразу же выяснилось, что о дисциплине эти повстанцы не имели никакого представления, и Че Гевара был вне себя от ярости, когда в ответ на приказ рыть окопы и обустраивать боевые позиции «львы» издевательски отвечали:

«Мы не грузовики и не кубинцы!»

Военные подразделения повстанцев Че Гевара неполиткорректно назвал «сбродом», и это было чистой правдой.

О способе стрельбы этих повстанцев кубинцы рассказывали следующее: взяв автомат в руки, повстанец закрывал глаза и держал палец на спусковом крючке до тех пор, пока не опустошал весь магазин.

Виктор Калас, один из участников экспедиции Че Гевары, вспоминал об одном из столкновений возглавляемого им отряда Симбы с «дикими гусями» Хоара:

«Наконец я решил дать сигнал к отступлению, обернулся – и обнаружил, что остался один! По всей видимости, я был один уже довольно продолжительное время. Все сбежали. А ведь меня предупреждали, что подобное может произойти».

В августе 1965 года Че Гевара признал:

«Недисциплинированность и недостаток самоотверженности – главные признаки этих борцов. С такими войсками выиграть войну немыслимо».

На этом фоне среди бойцов кубинского отряда начали распространяться упадочнические настроения. Че Гевара писал по этому поводу:

«Многие мои товарищи бесчестят звание революционера. К ним я применяю самые жестокие дисциплинарные взыскания».

Попробуйте угадать, какое дисциплинарное наказание Че Гевара считал «самым жестоким»? Таковым, по его мнению, являлась угроза отправить «паникёра» домой – на Кубу!

У некоторых кубинцев, погибших во время боевых действиях в Конго, были найдены паспорта, что вызвало большой скандал и обвинения Кубы и других социалистических стран в боевых действиях на стороне мятежников.

В итоге Че Гевара всё же пришлось покинуть Конго: в сентябре он уехал в Танзанию, потом, по некоторым данным, несколько месяцев лечился в Чехословакии. Вернувшись на Кубу, он начал готовиться к экспедиции в Боливию – последнюю в своей жизни.

А Майк Хоар 10 октября 1965 года объявил об освобождении региона Физи-Барака.

25 ноября 1965 года к власти в Конго пришёл Мобуту, который уже на следующий день отблагодарил Хоара письмом с извещением об отставке – британец казался ему слишком самостоятельным, независимым и опасным. В Commando-5 его заменил Джон Питерс, которого Хоар называл «сумасшедшим, как змея», а последним командиром «Диких гусей», занявшим этот пост в феврале 1967 года, стал капитан Джон Шредер.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Georg Schroeder

Через три месяца, в апреле 1967 года, это легендарное подразделение и вовсе было расформировано. Теперь главной «звездой» наёмников Конго стал Боб Денар, возглавивший созданный в 1965 году франкоязычный батальон Commando-6.

Но действия Майка Хоара и Commando-5 были настолько успешными и эффективными и произвели такое впечатление, что название «дикие гуси» скоро стало нарицательным. Со временем появилось множество отрядов наёмников с похожими эмблемами и названиями, и даже части вооружённых сил некоторых стран не стыдятся «плагиата». Вот, например, эмблема сводного отряда ВВС Украины «Дикая утка», созданного на Украине из желающих повоевать на Донбассе добровольцев в сентябре 2014 года:

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Сходство очевидно. Это название было предложено кем-то из «волонтёров», а позже утверждено официально. В подразделение вошли военнослужащие частей Военно-воздушных сил Украины, за исключением собственно летчиков и штурманов. Отряд воевал в Ясиноватском районе, у Авдеевки и донецкого аэропорта. Но не будем о них, вернемся к рассказу о тех, кто шёл убивать хотя бы за деньги и чужих им людей, а не своих соотечественников по идейным соображениям (но тоже за деньги).

Удивительные приключения Боба Денара


В 1963 году Робер Денар и Роже Фульк оказались в Йемене, где воевали на стороне монархистов (их нанимателем был «имам-король» аль-Бадр). Однако тайную войну против новых властей Йемена вели тогда ещё и Великобритания, Израиль и Саудовская Аравия. Главную роль в этой интриге играли люди из британской разведки (MI-6), которые привлекли небезызвестного Дэвида Стирлинга (первого командира Специальной авиадесантной службы, Special Operations Executive, о нём будет рассказано в другой статье), и на помощь этим уже очень авторитетным французам направили четырёх числившихся в отпуске сотрудников SAS. Куратором операции выступил полковник SAS Дэвид де Креспиньи-Смайли. В своей книге «Arabian Assignment», изданной в 1975 году, он указал на курьёзное затруднение при вербовке ветеранов Катанги: в Конго у них было много женщин и свобода в употреблении алкоголя, а в исламском Йемене ничего подобного им предложить не могли.

А переход большого каравана (150 верблюдов с оружием и снаряжением) через аденско-йеменскую границу обеспечил британский лейтенант Питер де ла Билльер, будущий директор SAS и командующий британскими войсками в 1991 году во время войны в Персидском заливе.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Peter de la Billire

В негласном сотрудничестве с MI-6 с тех пор Денара подозревали постоянно (и небезосновательно).

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Боб Денар, 1964 год

В этой стране Денар находился до осени 1965 года и не только воевал, но и организовал в одной из пещер пустыни Руб аль-Хали (на границе с Саудовской Аравией) роялистскую радиостанцию, вещавшую на Йемен.

В 1965 году Денар вернулся в Конго: служил вначале у Чомбе, который в то время уже был премьер-министром этой страны и сражался против «Симбы» и кубинцев Че Гевары. В это время он в чине полковника армии Конго возглавлял батальон Commando-6, в котором служили около 1200 франкоязычных наёмников 21 национальности (в том числе и негры, но большинство было французами и бельгийцами, очень много было парашютистов Иностранного легиона). Потом воевал уже против Чомбе, «работая» на Мобуту, принявшего скромный титул «воина, идущего от победы к победе, которого нельзя остановить» – Мобууту Сесе Секо Куку Нгбенду ва за Банга (имеются разные варианты перевода, но смысл один). Впрочем, он и подданных в этом отношении «не обделил»: были запрещены европейские имена, и теперь каждый мог совершенно официально называть себя очень пафосно.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Sese Seko Mobutu (R) и генерал Likulia Bolongo (L)

Также Мобуту объявил себя «отцом народа» и «спасителем нации» (куда же без этого). А на заставке вечерних новостей диктатор являлся подданным восседающим на небесах, с которых загримированный под него актёр торжественно «нисходил» к своим подданным. Суковатая трость, с которой Мобуту всегда появлялся на публике, считалась настолько тяжёлой, что поднять её якобы могли только самые могучие воины.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Озеро «Альберт», которое в 1973 году было переименовано в Конго в Мобуту-Сесе-Секо (Угандой это название не было признано, после свержения Мобуту прежнее название было восстановлено)

Мобуту не разорился на дорогостоящих услугах Денара: личный капитал диктатора в 1984 году составлял около 5 миллиардов долларов, что было сопоставимо с внешним долгом страны.

А за Чомбе в это время бился старый знакомый Денара – Жан Шрамм: «ничего личного, просто бизнес».

Но потом Денар опять вернулся в Катангу и вместе с Жаном Шраммом воевал против Мобуту – в 1967 году. Сейчас мы расскажем, как это произошло.

«Восстание белых наёмников»


Какое эпичное и пафосное название у этого подзаголовка, не правда ли? Невольно в голову приходят мысли о каком-нибудь Карфагене эпохи Ганнибала Барки или романе Гюстава Флобера «Саламбо». Но я не придумывал это название – так называют те события в Конго во всех учебниках и научных трудах. Именно тогда вспыхнула сверхновой звездой слава Жана Шрамма, имя которого стало известно далеко за пределами Африки. Два человека бросили вызов могущественному диктатору Конго Мобуту, и главную тяжесть этой неравной борьбы вынес на своих плечах именно Шрамм.

Жан Шрамм, вынужденный в 1963 году уйти со своими людьми в Анголу, вернулся в Конго в 1964 году, воевал с повстанцами «Симбы», а в 1967 году он фактически контролировал провинцию Маниема, причём не грабил её, как можно было бы подумать, а отстраивал и восстанавливал разрушенную войной инфраструктуру.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Jean Schramme

Всё это очень не нравилось Мобуту, который в ноябре 1965 года совершил уже второй по счёту государственный переворот и считался «хорошим» (американским) «сукиным сыном», что, впрочем, не мешало ему заигрывать с Китаем (он очень уважал Мао Цзэдуна) и поддерживать хорошие отношения с КНДР.

Единственным достоинством этого диктатора было то, что, в отличие от некоторых своих африканских коллег, он «не любил» людей (в том смысле, что не любил их есть). Каннибализмом увлекались как раз в мятежных провинциях. Зато он любил «красиво жить», и даже изобретенные Мобуту френчи «абакост» (от французского a bas le costume – «долой костюм»), которые теперь предписывалось носить вместо европейских костюмов, для диктатора и его приближённых шились в Бельгии фирмой Arzoni. А знаменитые леопардовые шапочки диктатора – только в Париже.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Мобуту в абакосте и леопардовой шапочке

Государственная компания Sozacom, занимавшаяся экспортом меди, кобальта и цинка, ежегодно перечисляла на счета Мобуту от 100 до 200 миллионов долларов (в 1988 году – аж 800 миллионов). В официальных отчётах эти суммы назывались «утечками». А к зданию Центрального банка ежемесячно подъезжали грузовики, на которые грузили мешки купюр национальной валюты – на мелкие расходы: эти суммы назывались «президентской дотацией».

С алмазами, которые добывались в провинции Касаи, было совсем «весело»: своим зарубежным гостям Мобуту устраивал экскурсии в хранилище государственной компании MIBA, где им вручался маленький совок и небольшой мешочек, в который они могли собрать понравившиеся «камешки» в качестве «сувениров».

Из Конго (с 1971 года – Заир, с 1997 – снова ДРК) гости уезжали в исключительно хорошем настроении и неизменно аттестовали диктатора как прекрасного человека, с которым можно и нужно иметь дело.

Кстати, по поводу переименования Демократической Республики Конго в Заир: когда это произошло, пошли шутки о том, что Мобуту теперь должны быть благодарны школьники всего мира. Ведь существовала ещё и Народная Республика Конго (сейчас – Республика Конго), бывшая французская колония со столицей в городе Браззавиль, которую постоянно путали с ДРК.

В апреле 1966 года Мобуту сократил официальное количество провинций Конго с 21 до 12 (в декабре того же года до 9, а в 1967 г. и вовсе упразднил) и приказал находившемуся у него на службе Денару и его Commando-6 разоружить солдат Шрамма. Однако Шрамм, за которым стоял министр иностранных дел Бельгии Пьер Хармель, и Денар, традиционно опекаемый французскими спецслужбами, предпочли договориться. Их европейским шефам не нравилась проамериканская позиция Мобуту, Денар же подозревал, что он сам окажется следующим в списке на ликвидацию. Было решено снова сделать ставку на Моизе Чомбе, который в это время находился в Испании. Денара и Шрамма поддерживал полковник Натаниэль Мбумба, возглавивший бывших жандармов Стенливилля (Кисангани), уволенных в ходе инициированных Мобуту «чисток».

Commando-10 Шрамма должен было захватить Стенливиль, после чего с помощью подошедших бойцов Денара и жандармов Катанги взять города Кинда и Букава. В последней фазе этой операции, получившей название «Кэриллис», Шрамм должен был взять под контроль Элизабетвиль и авиабазу Камина, на которую и должен был прилететь Чомбе, чтобы потребовать отставки Мобуту.

Между тем в Commando-6 Денара в то время было лишь 100 белых наёмников (французы, бельгийцы и итальянцы), в Commando-10 Шрамма – всего 60 бельгийцев. Солдаты этих отрядов были неграми, а европейцы, как правило, занимали офицерские и сержантские должности.

Однако 2 июля телохранитель Чомбе Франсис Боднан захватил самолёт, на котором тот вылетел в Конго и приказал пилотам посадить его в Алжире. Здесь Чомбе был арестован и умер через 2 года. До сих по нельзя с уверенностью сказать, чьё задание выполнял Боднан. Большинство исследователей полагают, что он был перевербован ЦРУ, поскольку Мобуту считался именно американским «сукиным сыном».

Денар и Шрамм, ещё даже и не успевшие начать восстание, остались без «своего» кандидата в «президенты», но терять им было уже нечего, и 5 июля 1967 года Шрамм во главе колонны из 15 джипов ворвался в Стенливиль и захватил его.

Против него Мобуту отправил элитный третий парашютный полк, солдат которого готовили инструкторы из Израиля. Денар, видимо, сомневавшийся в успехе операции, действовал нерешительно и опоздал, а потом был тяжело ранен и вывезен в Солсбери (Родезия). Отряд Шрамма и жандармы полковника Мбумбы целую неделю сражались против парашютистов третьего полка, а потом отступили в джунгли. Через три недели они неожиданно появились у города Букава и захватили его, разгромив находившиеся там правительственные войска. В отряде Шрамма к тому времени оставалось всего 150 наёмников и ещё 800 африканцев — жандармов Мбумбу, против которых Мобуту бросил 15 тысяч человек: весь мир с изумлением наблюдал, как на протяжении 3-х месяцев новоявленные «спартанцы» Шрамма сражались за Букаву и ушли практически непобежденными.

Когда в Букаве ещё продолжались бои, выздоровевший Боб Денар решил найти нового лидера Конго, которым, по его мнению, вполне мог стать бывший министр внутренних дел Мунонго, содержавшийся в тюрьме на острове Була-Бемба (в устье реки Конго).

13 завербованных в Париже диверсантов, которых возглавил итальянский боевой пловец Джорджо Норбьятто, на траулере двинулись к побережью Конго из Анголы, но шторм, бушевавший на протяжении двух дней, сорвал их планы. Отряд Денара (110 белых и 50 африканцев) 1 ноября по лесным тропинкам на велосипедах (!) пересёк анголо-конголезскую границу и вошёл в деревню Кингезе, обратив в бегство стоявший там взвод правительственной армии и захватив 6 грузовиков и два джипа. Но в дальнейшем удача отвернулась от «короля наёмников»: его отряд попал в засаду при попытке захватить армейские склады в городе Дилоло (необходимо было вооружить три тысячи повстанцев Катанги) и отступил. После этого Мбумба ушёл в Анголу, где продолжил борьбу против режима Мобуту. В 1978 году он был лидером Фронта национального освобождения Конго («Тигры Катанги») и одним из организаторов рейда на город Колвези, отбить который удалось лишь парашютистам Иностранного легиона под командованием Филиппа Эрулена (об этом будет рассказано в одной из следующих статей).

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Генерал-лейтенант Натаниэль Мбумба перед строем Тигров Катанги, 1978 год

А Шрамм вывел остатки своих людей в Руанду.

«Солдаты удачи» и «дикие гуси»

Подавленный поражением Жан Шрамм и его люди в Руанде

В неудаче этого мятежа Шрамм обвинял Денара, который действительно действовал как-то непривычно для себя, странно и нерешительно. Однако следует признать, что план операции «Кэриллис» с самого начала выглядел очень уж авантюрно, а после похищения пользовавшегося поддержкой в Конго Моизе Чомбе шансы на успех и вовсе стали минимальными.

В Париже Денар основал фирму «Солдаты удачи» (Soldier of Fortune), которая занималась вербовкой умеющих хорошо обращаться с оружием молодых людей для африканских диктаторов (а также для тех, кто африканским диктатором ещё только желал стать). Считается, что число государственных переворотов, в которых так или иначе участвовал Денар, составляет от 6 до 10. Четыре были успешными, и три из них организовал лично Денар: недаром его называли «королём наёмников», «кошмаром президентов» и «пиратом Республики».

Впрочем, в одном из интервью на вопрос журналиста о книге Саманты Вейнгарт «Последний из пиратов», героем которой он стал, Денар с иронией ответил:

«Как видите, у меня на плече нет попугая и деревянной ноги».

В следующей статье мы поговорим о дальнейшей судьбе этого знаменитого французского кондотьера.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх