БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 378 подписчиков

Свежие комментарии

  • саша дмитренко
    а честные-когда победят соросята?))))))"У чинуш будут пр...
  • Дмитрий Демочкин
    6 лет читаю одно и то же!Украине нечем вып...
  • Игорь Тихонов
    Не верю я, что эти "реформы" что-либо изменят в нашей с вами жизни. Просто деньги будут переложены их одних карманов ...Перегруппировка с...

Ударные БПЛА изменили ход боевых действий в Сирии и Ливии

Ударные БПЛА изменили ход боевых действий в Сирии и Ливии

В предыдущей статье мы затронули вопрос о том, как беспилотники стали одним из основных средств ведения современной войны. Сделано это было через призму противостояния турецких БПЛА с ЗРК «Панцирь-С1». В этой статье автор попробует подробнее рассказать о практике и тактике применения ударных беспилотников на примере конфликтов в Сирии и Ливии, а также проанализировать возможности ПВО по противостоянию им.

Турецкие БПЛА в боях в Идлибе


Вклад турецких средневысотных беспилотников Bayraktar TB2 и Anka в конфликте в Идлибе, безусловно, был решающим. Их применение привело к потере инициативы войсками Асада и срыву их дальнейшего наступления.

Основной задачей турецких БПЛА в Идлибе было сканирование линии фронта с целью предоставления разведданных в режиме реального времени и корректировки артиллерийского огня как по позициям, так и по колоннам сирийцев вдоль линии фронта и в прифронтовой полосе. На основании данных, полученных беспилотниками, наносили удары и самолеты ВВС Турции (не пересекая границы). Результатом стало истощение сирийских войск, постоянно подвергавшихся точечным ударам и лишённых полноценного снабжения.

Турецкие БПЛА также использовались для нанесения ударов. Bayraktar TB2 с четырьмя ракетами на подвеске могут находиться в воздухе более 12 часов.
Они осуществляли постоянное дежурство в воздухе и после выявления целей быстро выдвигались к передовой для пуска ракет. Время реакции было гораздо выше, чем у авиации, что позволяло эффективно поражать цели, доступные лишь в узком временном коридоре.

В Идлибе БПЛА турок были задействованы и для подавления ЗРК, в частности, из-за «лоскутного» размещения сирийских систем ПВО, делавшего их уязвимыми. Турецким наземным станциям РЭБ и контейнерам на БПЛА Anka, по заявлениям турок, удавалось «полностью ослепить» РЛС ЗРК в Идлибе, позволяя Bayraktar TB2 подлетать практически вплотную к "Панцирям" и расстреливать их в упор. Эта информация не вызывает сомнений вследствие того, что РЛС с ПФАР на "Панцирь-С1" сканирует лишь одним лучом и уязвима для средств РЭБ.

В результате боёв в Идлибе Турция вывела применение беспилотников на новый уровень. Во-первых, впервые ударные беспилотники применялись против регулярной армии, а не партизан. Во-вторых, впервые они применялись массированно, «эскадрильями». Пресса назвала эту тактику «роями», и поэтому появились ошибочные предположения о том, что имелись в виду не средневысотные Bayraktar TB2 и Anka, а мини-дроны «камикадзе» (которые также были задействованы). В-третьих, впервые БПЛА осуществляли подавление систем ПВО. Из дичи превратились в охотников, понеся при этом в Сирии минимальные потери: два Anka и три Bayraktar TB2. Все эти нововведения турки в полной мере применили затем и в Ливии.

Китайские БПЛА в гражданской войне в Ливии


Первыми ударные беспилотники в Ливии стали применять сторонники маршала Хафтара. Из ОАЭ им были поставлены китайские БПЛА Wing Loong II (далее по тексту — WL II), которые подверглись существенной доработке: на них были установлены израильские ОЛС и система связи Thales.

Практическая дальность полёта WL II составляет до 1 500 км, потолок 9 000 м. Управление осуществляется по спутниковой связи из ОАЭ. Применяются эти БПЛА очень активно и с широкой номенклатурой бомб и ракет. WL II могут нести на подвеске до 12 бомб и ракет общей массой до 480 кг, включая китайские «Jdam» Fei-Teng (FT). WL II не может применять FT-12 с реактивным ускорителем (дальность до 150 км), как другой китайский БПЛА, CH-5, но способен нести FT-7 с дальностью пуска до 90 км. Активно применялись ПТУР LJ-7 и оглашались планы снабдить WL II ракетами "воздух-воздух". Именно этому БПЛА Хафтар был во многом обязан своими успехами.

WL II работали с максимально возможных высот, недоступных для средств ПВО противостоящих Хафтару вооруженных сил Правительства национального согласия (далее — ПНС), поэтому с 2016 по август 2019 г. были потеряны только две такие машины. Самой успешной операцией этих БПЛА стало уничтожение ангара с турецкими беспилотниками летом 2019 г.

Всё изменилось, когда турки явно появились на сцене в Ливии — в конце 2019 г. Они задействовали ЗРК Hisar и Hawk, а также ЗСУ Korkut и станции РЭБ Koral. Туркам удалось сбить четыре WL II (а также пару легких ударников WL I), в том числе с помощью самолёта ДРЛОиУ Е-7, новейшего комплекса с РЛС с АФАР. К слову, ВВС США получат эти самолёты только в 2035, что наглядно показывает технологический уровень военного оборудования из американского арсенала, доступного для турок. Ни о какой "отсталости" говорить здесь нельзя. Симптоматично также, что для борьбы с «кукурузниками» понадобился целый «Боинг» с современной электроникой. По информации в прессе, китайские БПЛА сбивались в Ливии ЗРК Hisar, лазерной установкой и станцией РЭБ.

На данный момент WL II продолжают активно использоваться Хафтаром, а турецкие ЗРК лишь создали зоны A2/AD на части территории, контролируемой ПНС, и закрыли им туда доступ. До этого БПЛА Хафтара летали везде и появлялись даже над главными оплотами ПНС Триполи и Мисуратой. WL II ввиду их небольшого числа массированно не применялись, о попытках подавления ими ЗРК неизвестно.

Турецкие БПЛА в Ливии


Первые турецкие ударные БПЛА попали в Ливию летом 2019 г. Это были Bayraktar TB2, заказанные союзником Турции Катаром и переданные затем ПНС. Весомого вклада в ход боёв они не внесли, перелом наступил лишь с прибытием дополнительных партий этих машин и турецких военных. Именно массированный, как и в Идлибе, ввод в бой турецких БПЛА (на пике группировка БПЛА могла насчитывать до 40 единиц) предопределил исход решающего сражения за Триполи.

Во время боёв силы Хафтара потеряли значительное количество ЗРК «Панцирь-С1», уничтоженных Bayraktar TB2, которых, в свою очередь, было потеряно 19 единиц, что, безусловно, много по сравнению с кампанией в Идлибе. Причина высоких потерь в том, что, в отличие от Сирии, Bayraktar TB2 применялись в Ливии без поддержки БПЛА Anka (c КРЭБ и РЛС SAR) и в большинстве случаев также без поддержки наземных станций РЭБ. Туркам пришлось делегировать БПЛА задачи по уничтожению выявленных целей (а, вероятно, и просто по «штурмовке»), которые в Идлибе часто решали с безопасного удаления артиллерия и авиация. Успешно действовавшие в Идлибе САУ Firtina в Ливии в кадр попадают очень редко, а РСЗО Sakarya впервые были замечены лишь недавно. Турки задействовали в Ливии «ограниченный контингент». Учитывая эти обстоятельства, работу Bayraktar TB2 в Ливии следует оценить положительно, особенно с учётом того, что это лёгкий беспилотник с ограниченной дальностью применения вооружения и его использование в Ливии лимитировало отсутствие управления по спутниковой связи. Туркам приходилось размещать ретрансляторы на весьма обширном ТВД. Из-за отсутствия такой «длинной руки», как китайский WL II, Bayraktar TB2 посылали на задания по огневой поддержке войск на низких высотах, чтобы их не могли засечь ЗРК. Результатом были потери БПЛА даже от пулемётного огня. Триполи был блокирован Хафтаром и окружён цепью ЗРК, а единственный аэродром Митига атаковали беспилотники WL II в попытках уничтожить турецкие БПЛА, которые приходилось запускать с шоссе. Атаковать ЗРК без поддержки РЭБ турки не пытались. Тем не менее, несмотря на потери, Bayraktar TB2 сделали свое дело, и в итоге силы ПНС прорвали кольцо и заняли базу Аль-Ватия, откуда запускались WL II). Вот здесь турки воспользовались дырами в ПВО армии Хафтара и уничтожили при помощи БПЛА большое число ЗРК "Панцирь". По информации в прессе турецкие беспилотники сбивались в Ливии ЗРК "Панцирь", МЗА и "израильским комплексом для борьбы с БПЛА".

Возможности ЗРК по противодействию применению БПЛА


Для анализа этого вопроса мы возьмём характеристики ЗРК, имеющихся в войсках в ВС РФ, а характеристики средневысотных БПЛА, их ОЛС и РЛС, мы зададим по справочнику «Введение в современные системы РЭБ» (DeMartino, Introduction to modern EW systems). Книга свежая, второе издание вышло в 2018 г., но техника совершенствуется очень быстро, и, вероятно, эти цифры несколько устарели.

Сразу следует отметить, что войсковая ПВО имеет серьёзные ограничения в противодействии БПЛА. Причина этого очень проста: ОЛС и РЛС БПЛА могут сканировать поверхность и вести наземные цели на значительном удалении.

При помощи РЛС SAR БПЛА могут проводить сканирование с расстояний от 55 до 75 км, что позволяет БПЛА-разведчикам комфортно барражировать в тылу над антеннами своих наземных станций РЭБ. В отличие от авиации, которая появляется в воздухе эпизодически, БПЛА могут там «висеть» постоянно. Войскам постоянно требуется снабжение, на передовую едут грузовики, идут перемещения боевой техники, а БПЛА позволяют контролировать все эти перемещения. В этой ситуации совершенно не важно, какая именно ЭПР у БПЛА. Можно принять ЭПР применявшегося в Идлибе беспилотника Anka в конфигурации с контейнерами РЭБ и РЛС за 4 кв. м (согласно данным из упомянутого выше источника), и это никак не повлияет на возможности по его уничтожению. На расстоянии от передовой в 55+ км его не достанет даже "Бук" М3 (не говоря о «Панцире», «Торе» и более старых версиях "Бука") с дальностью работы ракет до 70 км (с учётом размещения последнего в глубине обороны, траектории ракет и РЭБ). Можно развить мысль далее к С-300В и даже к С-400, а потом предложить применить СБЧ, чтобы ослепить электронику «супостата», но стоит вовремя остановиться. Разговор идет о противостоянии на тактическом уровне. При этом ЗРК «Бук» М3 есть в войсках в количестве нескольких десятков ПУ, и к тому моменту, когда он будет закуплен в больших количествах, противник уже повысит возможности своей техники.

ОЛС БПЛА могут осуществлять сканирование на расстоянии до 38 км (зависит от времени суток, атмосферных помех и пр.). На Youtube можно ознакомиться с видео, где станция Wescam, аналогичная установленной на Bayraktar TB2, захватывает и ведёт дневной камерой колонну грузовиков контрабандистов на расстоянии в 20 км. Разрешение отличное и можно рассмотреть мельчайшие детали. Запас по дальности явно немалый.

Сбить БПЛА, ведущий оптическую разведку, проще, ведь он должен подходить к линии фронта ближе. Но это также непростая задача, если учесть расстояние до цели в десятки километров. Даже если принять ЭПР целиком выполненного из композитов Bayraktar TB2 (конфигурация с ОЛС) только за 1 кв. м (в книге ДеМартино дано усредненное значение в 1 кв. м для средневысотных беспилотников с ОЛС), лёгкой мишенью он не станет, т. к. будет поддержан наземной станцией РЭБ и КРЭБ БПЛА из глубины обороны.

Лёгкие БПЛА, задействованные для нанесения ударов, — это самая уязвимая для ПВО категория, но и их сбить отнюдь не просто. Лёгкие машины, как Bayraktar TB2, при работе по переднему краю могут идти на низкой высоте (в несколько сотен метров), оставаясь невидимыми для РЛС. На переднем крае им могут противодействовать «Тунгуска», «Стрела-10», «Оса», МЗА и ПЗРК. Низковысотный полёт — это всегда риск, и потери здесь неизбежны, но в отдельных ситуациях, как, например, в случае применения Bayraktar TB2 в Ливии, за неимением других вариантов такой риск неизбежен и оправдан.

В отличие от лёгких, тяжёлые ударные БПЛА могут нести несколько контейнеров РЭБ и высокоточные бомбы с большой дальностью пуска (как упоминавшийся выше китайский CH-5). Перспективный турецкий БПЛА Akinci имеет возможность использовать как обычные бомбы МК-82, оснащённые комплектом KGK ASELSAN, так и высокоточные, планирующие с расстояния до 100 км, а также КР с дальностью пуска до 250 км. Сбить при помощи ЗРК тяжёлые БПЛА крайне сложно.

Впрочем, все эти выкладки относятся лишь к сценарию ограниченного применения беспилотников, когда противник флегматично наблюдает за тем, как его БПЛА по одному сбивают ЗРК. Если же противник будет действовать решительно и применять БПЛА массированно, "эскадрильями", стремиться уничтожить ЗРК, создав большой численный перевес, то возникает ряд проблем, одна из которых — это ограниченный БК ЗРК. Тут уместно напомнить об уничтоженном в Сирии "Панцире", исчерпавшим свой БК. Не лучше ситуация обстоит и с зенитными артиллерийскими комплексами, т. к. БК там хватает лишь на несколько десятков секунд непрерывного огня. Именно поэтому в разных странах активно разрабатываются лазерные установки для отражения атак дронов.

Для подавления ПВО противник при массированной атаке может пустить вместе с группами средневысотных и высотных БПЛА (включающих БПЛА, оснащенные КРЭБ) ложные цели с интегрированной РЭБ ADM-160, малогабаритные дроны, обстрелять РЛС противорадиолокационными ракетами (HARM) и просто «забросать бомбами». Турецкие Ф-16 в Идлибе применяли бомбы с расстояния в 100 км. После расходования БК уничтожить ЗРК не составляет никаких проблем. В этой ситуации ударные беспилотники могут идти и на высоте, неуязвимые для многих систем ПВО, например, зенитной артиллерии и ПЗРК.

Финансовый вопрос


В перечисленных выше конфликтах с участием БПЛА быстрее всего, видимо, "окупились" китайские WL II, ведь их стоимость до модернизации не превышала 2 млн. долларов. Bayraktar TB2 обходился Турецкой Республикев сумму около 4 млн. (сюда входит наземное оборудование, а сами беспилотники стоят дешевле), что тоже недорого по сравнению с американскими «одноклассниками». В итоге стоимость сбитых в Ливии беспилотников этой модели находится на уровне одного истребителя четвертого поколения.

Эксплуатация беспилотников также обходится много дешевле, чем у пилотируемой авиации. Например, Bayraktar TB2 оснащается технологически простым и экономичным двигателем мощностью в 100 л.с., стоимость летного часа очень низкая. Для сравнения: в ВВС США летный час БПЛА MQ-1 (с аналогичным по мощности двигателем) стоит в 6 раз дешевле, чем у F-16C.

На наш взгляд, бессмысленно считать, сколько было сбито БПЛА или уничтожено ЗРК, а важен лишь итог сражения. А по итогу в Сирии турецкие беспилотники лишили войска Асада инициативы, а в Ливии смогли перехватить инициативу у противника полностью

Вывод


Ударные БПЛА пришли на поле боя всерьёз и надолго. Можно уверенно утверждать, что:

— БПЛА будут применяться массово при поддержке средств РЭБ, авиации и артиллерии, в том числе и против высокотехнологичного противника;

— ЗРК не могут в одиночку решить задачи борьбы с БПЛА. Их возможности могут быть существенно повышены за счёт применения станций РЭБ, помехозащищённых РЛС с АФАР с полноценным сканированием несколькими лучами (а в идеале и с режимом скрытной работы LPI), как наземных, так и на самолетах ДРЛОиУ (способных наводить ЗУР за радиогоризонтом), но полностью нейтрализовать работу БПЛА ПВО все равно не сможет;

— привлечение истребительной пилотируемой авиации для уничтожения беспилотников даст преимущество авиации противника и не может рассматриваться как эффективная мера;

— любой современной армии не обойтись без такого инструмента, как средневысотные и высотные ударные беспилотники, которые дают значительные преимущества применяющей их стороне;

— столкновение в воздухе ударных БПЛА противоборствующих сторон неизбежно приведёт к появлению БПЛА-истребителей, способных уничтожать беспилотники противника. Можно провести аналогию с ПМВ, перед которой самолеты рассматривались в роли разведчиков и только во время боевых действий появились истребители как ответ на очевидную необходимость. Уже сегодня БПЛА оснащаются мощными РЛС с АФАР, аналогичными РЛС истребителей, и ракетами «воздух-воздух».
Автор:
Демагогѣ
Использованы фотографии:
Wikimedia Commons
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх