Свежие комментарии

  • Михаил Гальперин
    Чехи всегда были гнилыми, начиная с белочешского мятежа в Сибири в мае 1918 года, когда они зверствовали не хуже неме...Суд Праги увеличи...
  • Александр 24
    Ты ещё,оказывается,обычное хамло. Правда,посмотрел,ба-а,да у тебя ещё и высшее образование! И где же таких воспитыва...День твой последн...
  • Lora Некрасова
    Очень правильно сказано. Нельзя бесконечно тянуть кота за хвост. Тем более, что в ДНР и ЛНР наши люди. Упор на безаль...Донбасс должен ве...

Суданские качели: Зачем ВМФ РФ нужна база в Красном море

Хартум «завис» между Россией и США

На фото: порт в гавани Порт-Судана
На фото: порт в гавани Порт-Судана (Фото: imageBROKER.com/ Global Look Press)
Материал комментируют:

Тема обустройства российской военной базы в Судане на берегу Красного моря звучит давно (речь о создании пункта материально-технического обеспечения — ПМТО ВМФ РФ), однако в последнее время разговоры об этом звучат заметно чаще.

Сейчас вот агентство Assayha сообщило со ссылкой на информированные источники, что российская делегация прибудет в столицу Судана Хартум в ближайшее время в рамках обсуждения «базового» соглашения. Совсем недавно, 20 мая, здесь уже побывала делегация РФ во главе с замминистром обороны Александром Фоминым. Нельзя сказать, что россияне получили от ворот поворот, но и конкретного решения принято не было.

История вопроса с переговорами о создании ПМТО началась ещё в 2017 году, когда президент Судана Омар аль-Башир обратился к Владимиру Путину с просьбой «защитить страну» от США. После этого последовало заключение ряда соглашений в сфере военно-технического сотрудничества, в том числе и по строительству российской военно-морской базы.

В 2019-м аль-Башира свергли, однако новое гражданское правительство Судана не отказалось от сотрудничества с Россией.

И уже в начале декабря 2020 года между Москвой и Хартумом было заключено соглашение о создании на территории арабского государства ПМТО ВМФ РФ.

Предполагалось, что российская военная база будет предназначена для проведения ремонта, пополнения запасов воды и отдыха членов экипажа кораблей ВМФ РФ. Согласно документу, Судан передаёт в безвозмездное пользование на весь срок действия соглашения территорию (на 25 лет с последующими продлениями на десятилетний срок) и недвижимое имущество, включающее в себя береговую зону и водную акваторию с областью причального фронта. Максимальная численность постоянного военного и гражданского персонала ПМТО предусматривала не более 300 человек, с возможным увеличением лишь по согласованию с суданской стороной.

Численность российских боевых кораблей, которым разрешено одновременное нахождение в пункте — 4, включая корабли с ядерной энергетической установкой. Кроме того, Россия должна была получить возможность ввозить в ПМТО и вывозить из него любое вооружение, боеприпасы и оборудование, а также получить право размещать в Судане временные военные посты для охраны своего пункта вне его территории.

Однако столь заманчивое для России соглашение с возможностью разместиться в Красном море не успели ратифицировать — официально в Судане нет соответствующего законодательного органа, выборы в который пройдут лишь в конце 2022 года.

Тем не менее обсуждение между Москвой и Хартумом создания ПМТО ВМФ РФ продолжалось, да и продолжается сейчас, судя по интенсивности визитов и проведению переговоров. Они превратились в некие «суданские качели», когда решения если не кардинально менялись, но откатывались то в одну, то в другую сторону.

Вот 2 июня начальник генштаба Судана Мухаммад аль-Хусейн заявляет о пересмотре соглашения между Суданом и Москвой, мотивируя это тем, что текущий договор якобы «не соответствует интересам Судана». И уже через неделю появляется сообщение о том, что в Хартуме готовы принять делегацию российского военного ведомства. Надо полагать, что идёт некий закулисный торг, где каждая из сторон «имеет свой интерес».

Качается этот «маятник» и не без участия Соединенных Штатов. Ещё в декабре 2020 года в США приняли решение об исключении Судана из «чёрного списка» стран (Судан находился в нём с 1993 года), которые, по мнению Вашингтона, являлись спонсорами международного терроризма. Ранее Вашингтон обвинял власти Судана в причастности к взрывам у посольств США в Кении и Танзании в 1998 году, а также подрыва американского эсминца «Коул» в Адене 12 октября 2000 года.

Не обошлось без американского участия отстранение от власти президента Омар аль-Башира и возникновению революционных столкновений, после чего отношение США к Судану в заметной степени потеплели. Уже на следующий день после отмены санкций Капитолий согласился предоставить Хартуму ссуду в размере одного миллиарда долларов для погашения задолженности перед Всемирным банком.

Вскоре в Судан прибыл спецпосланник США Дональд Бут, который выразил горячую поддержку действующему переходному правительству. А уже в начале 2021 года сюда направилась делегация американских «ястребов» из состава Африканского командования США — заместитель командующего AFRICOM по военно-гражданскому сотрудничеству Эндрю Янг и начальник управления разведки ВМС США контр-адмирал Хайди Берг.

Разговор зашёл о подготовке военнослужащих суданской армии и полиции, созданию военной базы США, развитии сотрудничества и пр. Вся эта «благотворительность» предлагалась в обмен на ликвидацию соглашения между Россией и Суданом. Результат не замедлил себя ждать — «маятник» качнулся в сторону от Москвы, а в апреле 2021 года появилась информация о том, что Хартум готов к расторжению прежних судано-российских отношений.

И как долго будут раскачиваться «суданские качели», сказать сложно — ни США, ни Россия слезать с них не собираются. Здесь можно обратить внимание на такой, казалось бы, незначительный факт. 1 марта 2021 года в Порт-Судан зашёл американский эскадренный миноносец ВМС США «Уинстон Черчилль», о чём сразу не преминуло заявить посольство Соединенных Штатов в Хартуме. А буквально за день до этого в Порт-Судане встал на якорную стоянку российский фрегат «Адмирал Григорович» — первый из боевых кораблей Черноморского флота ВМФ РФ. Даже по этому факту видно, насколько велик интерес к Красному морю со стороны Москвы и Вашингтона.

Есть ещё один нюанс в морской составляющей России в этом регионе и именно в Судане, из которого и в Средиземное море можно выйти, и в Индийский океан. У нас там имеется лишь база в сирийском Тартусе, которая существует там ещё с советских времен. Она является ПМТО, то есть предназначена для мелкого ремонта судов и пополнения топливом и продовольствием. Сейчас её возможности значительно расширены и, вполне вероятно, в обозримой перспективе этот российский объект на территории Сирии станет полноценной базой ВМФ РФ. Однако возможности для этого достаточно ограничены — порт Тартуса используется как сирийскими ВМС, так и гражданскими судами. Да и держать все яйца в одной корзине нецелесообразно, поэтому требуется новая акватория для размещения российских кораблей, возможно, что и не одна. В Судане — идеально.

— С морского побережья Сирии есть возможность контролировать восточную часть Средиземного моря, да и не только, — считает военно-морской эксперт капитан 1 ранга Анатолий Иванов. — Группировка кораблей ВМФ присутствовала здесь всегда, при этом основные силы задействовались из состава Черноморского флота, базирующегося в Севастополе и Новороссийске, соответственно, им приходилось «бегать» туда-обратно для пополнения запасов. Тоже самое можно сказать по возможному размещению ПМТО ВМФ РФ в Судане.

При наличии различных мнений по необходимости размещении военно-морской базы в Судане, можно отметить, что ПМТО важен по той лишь причине, что он может обеспечивать открытый выход в океан и позволяет контролировать не только Красное море (в том числе и Суэцкий канал) и побережье Аравийского полуострова, но и гарантировать России безопасность стратегических морских путей в различных районах Мирового океана, обеспечивая там себе постоянное присутствие.

Скажем, для несения боевой службы в Индийском океане, российские корабли не нужно гонять для пополнения запасов топлива, воды, боеприпасов из Североморска или Владивостока за тридевять земель, а обеспечивать их всем необходимым, в том числе сменными экипажами, в непосредственной близости — в пункте МТО в Судане.

…Известный факт: знаменитая матросская русская песня «Раскинулось море широко», в которой есть и слова: «…Товарищ, я вахты не в силах стоять — сказал кочегар кочегару», посвящена кочегару парохода «Одесса», который умер от теплового удара во время рейса в Красном море. В общем, исторически близкий для России регион.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх