Свежие комментарии

  • Александр Стародубцев
    Молодым людям не служившим в армии разрешение на оружие выдавать с 25 лет."МАНИФЕСТ" ПОКЛОН...
  • evgeny danilov
    давно пораДЕСЯТЬ ОЛИГАРХОВ,...
  • Валерий Чилап
    Давно пора их, как минимум, - посадить надолго ... Вопрос один: - кто в доле?ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН ...

Студентов ставят перед выбором: "Либо подчиняешься, либо оказываешься вне системы"

Студентов ставят перед выбором: Либо подчиняешься, либо оказываешься вне системы Фото: Кирилл Зыков / АГН "Москва"

Такого никогда ещё не случалось в истории современной России: желающих поступить в вузы оказалось меньше, чем количества мест, причём не только платных, но и бюджетных. Однако проблема, когда студентов ставят перед выбором – "либо подчиняешься, либо оказываешься вне системы", всё ещё на слуху. Так что стало причиной провала приёмной кампании – 2021? Разбираемся вместе с экспертами.

В этом году приём в вузы проходил в онлайн-формате, нередко сайты учебных заведений работали с перебоями. В результате некоторым вузам пришлось объявлять дополнительный набор даже на бюджетные места. Эксперты всерьёз заговорили о кризисе высшего образования в России.

Такого ещё не было: пустыми оказались даже бюджетные места

Начиная разговор на эту тему в студии "Первого русского", ведущая Елена Афонина отметила, что вступительная кампания в вузы в этом году была чудовищной по организации. В проигрыше оказались и учебные заведения, и абитуриенты.

Между тем в начале августа ректоры трёх престижных вузов – МГИМО, ВШЭ и МВТУ – радостно рапортовали о предварительных итогах приёмной кампании – 2021: такого у нас ещё не было, побиты все рекорды – в этом году поступает столько победителей олимпиад, медалистов и стобалльников, что некоторым бюджетные места не достанутся.

Но вскоре стало понятно, что даже самым престижным вузам не хватает абитуриентов на бюджет. Как такое могло случиться, насколько в современном мире необходим диплом вуза и не является ли заветная корочка пережитком прошлого?

Эти и другие вопросы ведущая программы "Не могу молчать" обсудила с гостями в студии – директором Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, председателем Ассоциации родительских комитетов и сообществ Ольгой Летковой и доцентом кафедры политэкономии экономического факультета МГУ Максимом Чирковым.

Московский государственный университет имени М. Ломоносова, один из самых престижных вузов не только у нас в стране, но и в мире, оказался в таком же положении, как и ряд других учебных заведений, перед началом учебного года испытавших недостаток в абитуриентах, которые должны пойти на бюджетные места.

https://vk.com/video-75679763_456263621

По мнению Максима Чиркова, ныне все недостатки системы ЕГЭ, неоднократно подвергавшейся вполне справедливой критике, проявились наиболее ярко. В этом году, напомнил эксперт, была отменена "вторая волна" зачисления, а на "первую волну" отводилось всего 72 часа. Из-за этого абитуриенты оказались в сложном положении: если они не попадали в "первую волну" зачисления, то могли вообще никуда не поступить. Поэтому они отказались от поступления в престижные топовые вузы:

Из-за отмены "второй волны" зачисления абитуриенты, которые и хотели бы пойти учиться по выбранной специальности, просто не успевали за 72 часа, отведённые на "первую волну", разобраться, куда подать документы, тем более что число вузов было увеличено, как и количество специальностей. В такой критический момент началась нервотрёпка, люди спешно решали, куда им поступать, к тому же сама система приёма документов дала сбой из-за наплыва обращений абитуриентов.

Система образования подстраивается под корпорации?

Конечно, поступление в вуз всегда было нервотрёпкой, отметила Елена Афонина. Но едва ли можно было предположить, что абитуриенту будет отказано в принятии документов в четыре вуза не потому, что ему не хватило баллов – их-то как раз было достаточно, а только из-за того, что не было подписано согласие на автоматизированную обработку персональных данных.

В такую ситуацию попала абитуриентка из Рязани. Она не смогла стать студенткой только из-за новой бюрократической "закавыки" – у Минобразования теперь "тренд на цифровизацию": не поставил нужную галочку, не согласился на ОПД – документы вернут обратно. Вот что рассказала мама девушки, так и не ставшей студенткой, выйдя на связь со студией Царьграда:

Это результат цифровизации высшего образования: дискриминация моей дочери по признаку дачи/не дачи согласия на автоматизированную ОПД. Стоило ли так сопротивляться? Стоило. Я с этой тенденцией веду борьбу ещё с того времени, как моя дочь училась в начальной школе. Когда ввели электронные дневники, выяснилось, что информация о детях уходила в коммерческую структуру. Я этому сопротивлялась. Я не ожидала, что при выборе будущей профессии дочь столкнётся с тем, с чем я всегда боролась. Но законодательство на нашей стороне, и я надеюсь, что права моей дочери не будут в дальнейшем нарушаться.

Почему такое происходит? Почему с абитуриентов требуют дать согласие на обработку данных и делают это столь категорично? Дело в том, что система нашего высшего образования сегодня всё больше подстраивается под корпорации, под интересы тех, кто заказывает специалистов, уверена Ольга Леткова:

В итоге все эти данные на хороших студентов собираются, перетекают в определённые корпорации. В системе образования происходят такие трансформации ещё со школы. Вот это – ранняя профилизация, после чего ученику практически закрыта дорога в какой-то другой профиль и он идёт по какой-то конкретной стезе.

И ты либо подчиняешься этим общим правилам глобальной интернет-системы, в которой есть заинтересованные работодатели, подыскивающие себя кадры. Либо оказываешься вне этой системы, подчеркнула Леткова.

Мы получили узкоспециализированное образование – дети чуть ли не с первого класса должны определяться со своей будущей профессией. У ученика сужается выбор, а становление личности происходит позднее, и вот только тогда молодой человек сможет понять, чем он хочет в жизни заниматься. Но другая дорога для него закрыта. И это действительно трагедия, считает она.

Когда принимались все эти законы о цифровизации, родительская общественность была очень против. Мы добились того, что у человека должно быть право, исходя из его религиозных или других соображений, пользоваться либо бумажными, либо цифровыми документами,

– добавила Ольга Леткова. Возвращаясь к теме провала приёмной кампании – 2021, она предложила пусть и в сентябре, но провести добор студентов, "вторую волну", учитывая, что система поступления в этом году не была продумана до конца. И ответственность за то, что многие абитуриенты не смогли поступить в вузы, а пустые места остались, лежит на государственных органах, которые регулируют эти вопросы. Это поможет снизить напряжение из-за того, что случилось, считает она.

Цифровизация, конечно, добавляет сложности поступающим, согласился Максим Чирков. Но такие случаи, как тот, о котором говорила мама абитуриентки из Рязани, единичны. Проблема прежде всего состоит в отсутствии "второй волны", что вызывало у абитуриентов опасения, что они вообще пролетят мимо поступления, если подадут документы на какие-то престижные специальности.

Теперь во многих вузах, даже самых престижных, вынуждены корректировать эти недостатки нашей цифровой действительности: и дополнительные наборы есть, если физически не хватает абитуриентов, и так называемые дополнительные зачисления – там, где абитуриенты физически есть, но не хватает согласия, потому что они подавали во много вузов сразу и написали согласия в другие вузы,

– рассказал Чирков. Нельзя исключать и того, что в некоторые серьёзные вузы пришли абитуриенты недостаточно высокого уровня, и это тоже будет корректироваться, но совершенно другим способом: поступившие потом будут отчислены после первого же семестра или после первого года. И это тоже реальные последствия этой системы.

Кризис высшего образования во всей красе

Вот потому-то мы и говорим о кризисе высшего образования, добавила Елена Афонина: перед нами система, которая в этом году проявила себя во всей красе, продемонстрировала все имеющиеся минусы.

Многие абитуриенты поступают на авось, лишь бы пройти, потому что тот вуз, куда они мечтали пойти, как им кажется, для них не очень доступен, поэтому они идут туда, куда проще. В этом институте, который им совсем неинтересен, они учатся пять лет. Учёбу оплачивает государство, если они были на "бюджете".

Они получают диплом и понимают, что работать по этой специальности никогда не будут. И 64% граждан нашей страны не работают по той специальности, которую они получили в вузе. Это действительно кризис высшего образования. Может быть, на смену этим вузовским монстрам должны прийти некие гибкие варианты обучения, может быть, и не нужно такое длительное обучение? И всё это должно сочетаться с востребованностью на рынке труда.

Когда мы поступаем в вуз и нам кажется, что мы сделали выбор, это не всегда так: мы понятия не имеем, чем на самом деле будем заниматься на рынке, в конкретном производстве. И это значит, что, какую бы мы себе траекторию не придумали, поступив в тот вуз, в который хотели, во многом она будет фантомной. Двигаясь малыми шагами, мы достигаем гораздо большего. Если мы сразу идём на большую траекторию, то это оправданно в таких направлениях, как медицина. Понятно, чтобы стать хорошим врачом, надо долго учиться, долго практиковаться. А в современном мире очень много профессий составных, очень ценятся полипрофессионалы,

– сказал в эфире "Первого русского" руководитель направления "Развитие на основе данных" Университета 20.35 Андрей Комиссаров. В этом смысле традиционное длительное образование уходит на второй план, считает он. Не случайно в этом году впервые поступивших в колледжи оказалось едва ли не больше поступивших в вузы, то есть дети после 9-го класса уходят из школ, для того чтобы получить реалистичные навыки. Вуз, конечно, важный элемент образования, но далеко не единственный: сейчас любой может заниматься самообразованием на онлайн-площадках, на всевозможных стажировках.

Завершая программу, Елена Афонина попросила гостей в студии подвести итоги беседы.

Мы наблюдаем гибель традиционной системы образования, к сожалению. И если мы ставим вопрос, почему люди лишены выбора, что они скованы ЕГЭ, цифровыми технологиями и прочим. А вот видите, нам говорят: да нам уже и не нужно это образование. Нам достаточно научить человека выполнять какую-то функцию лёгкую, которую он может,

– резюмировала Ольга Леткова. Нам надо понять, чего мы хотим, продолжила она. Мы хотим иметь нормальное, высокое общее образование. Но сегодня мы, как и весь мир, уходим от этого, вместо этого мы получаем мир потребителей, цифровиков, может быть, киборгов в будущем и так далее.

Вся эта цифровизация, ЕГЭ и так далее для определённого круга могут быть удобны. К тому же это в мировом тренде. Но за этими процессами мы теряем индивидуальность, теряем самых талантливых абитуриентов и возможность для их образования. Цифровизации в последние полтора года у нас в избытке. И многие преподаватели вузов уже устали от этого дистанционного образования: и интернет у всех разный, и компьютеры разные, да и студенты тоже разные,

– сказал Максим Чирков. Понятно, что и условия есть, которые нас ограничивают, есть и необходимость двигаться к какому-то новому стандарту, продолжил он. Но нельзя забывать об индивидуальности, о том, что тем людям, которые не вписываются в эту парадигму, надо дать возможность получить высшее образование. И главное – не терять талантливых абитуриентов, а в дальнейшем – выпускников.

К слову, министр науки и высшего образования Валерий Фальков обещал до середины сентября разобраться в той ситуации, которая сложилась в этом году с поступлением в вузы. Что будет сделано, мы узнаем чуть позже.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх