Свежие комментарии

  • Александр Залетов
    Давно пора.США нашли новый с...
  • Александр Каплуненко
    Всех мигрантов, ходящих толпами, пинать в жопу, пока не окажутся в своих аулах.ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...
  • Олег Архипов
    Всё как обычно.Сначала про национальность не говорите,а потом и ботинки целовать заставят. Всё так непосредственно,ми...ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...

Границы здравого смысла

О предложении о российских пограничниках на армяно-азербайджанской границе

На фото: позиции вооруженных сил Армении на линии соприкосновения вдоль государственной границы с Азербайджаном.
На фото: позиции вооруженных сил Армении на линии соприкосновения вдоль государственной границы с Азербайджаном. (Фото: Александр Рюмин/ТАСС)

Предложение Никола Пашиняна разместить российских пограничников вдоль всей линии армяно-азербайджанской границы, за которым последовало грозное предупреждение армянского министра обороны Аршака Карапетяна о том, что «в случае отсутствия мирной развязки ситуации на границах, мы оставляем за собой право решить проблему путем силы», создает новую интригу в треугольнике Москва-Баку-Ереван.

Не скрывая неудовольствия тем, что в Ереване еще в мае ждали, но так и не дождались визита генсека ОДКБ Станислава Зася и предупредив, что «наше терпение не безгранично», глава Минобороны Армении на этой неделе попытался перевести мяч на половину Москвы и союзников по ОДКБ.

Как до этого то же самое сделал Никол Пашинян.

Смысл сигналов армянской стороны можно определить так: да очнитесь вы, наконец, союзная Армения в смертельной опасности, а вы никуда не торопитесь, словно у вас в запасе вечность, хотя это вопрос жизни и смерти — счет идет на дни.

Судя по всему, главная политическая и дипломатическая наработка Еревана после произошедшего обновления армянской власти — это предложение заполнить возникающий вакуум безопасности на всей протяженности 900-километровой армяно-азербайджанской границы частоколом российских погранзастав и тысячами пограничников.

Именно тысячами — новой внушительной по численности российской группировкой, потому что точечное размещение на наиболее проблемных участках, не требующее внушительных сил и средств, армянскую сторону не устраивает.

После обнародования этой инициативы, как это часто бывает в подобных случаях, сработал принцип испорченного телефона. Комментируя заявления российских официальных лиц, в которых на самом деле пока нет четкого ответа на вопрос, намерена ли все-таки Россия сыграть в этот проект еще до проведения демаркации и делимитации армяно-азербайджанской границы и подписания мирного договора, ряд российских экспертов и СМИ поспешили сделать вывод: Москва на предложение Еревана «клюнула». Ссылаясь на посла РФ в Ереване Сергея Копыркина, бегущие впереди паровоза некоторые медиаресурсы и комментаторы уже всерьез рассуждают о том, что, дескать, российская сторона принимает активное участие в обсуждении вопроса о размещении пограничников по всей протяженности армяно-азербайджанской границы.

Хотя, строго говоря, посол Копыркин заявил буквально следующее: «Были привлечены немалые дополнительные средства из России, в том числе, личный состав, чтобы расположить наших пограничников в проблемных районах, где дорога петляет по двум территориям Армении и Азербайджана». По его словам, что касается остальных проблемных участков, то «вопросы обсуждаются с активным участием российской стороны».

Согласитесь — «проблемные участки», о которых говорит российский дипломат — это все же не вся линия границы!

Это совсем другая история!

Так что тем, кто ссылается на российского посла, рассуждая о грядущем приходе на армяно-азербайджанскую границу многотысячного российского контингента, нужно для начала научиться читать, не передергивая, и внимательно слушать, а также перестать фантазировать и не строить воздушные замки.

А вот еще одно заявление, которое должно спустить фантазеров на грешную землю. «Одной из проблем реализации размещения пограничников вдоль границы является отсутствие международно-правового оформления, на которое накладывается дефицит взаимного доверия сторон», — заявил заместитель директора департамента информации и печати МИД России Александр Бикантов. По его словам, устойчивой деэскалации на границе можно добиться только посредством безотлагательного запуска работы по делимитации границы между Арменией и Азербайджаном с ее последующей демаркацией.

Таким образом, никто ни на что «не клюнул».

Хотя Москва взяла паузу и пока не сказала четкого ни «да», ни «нет», изучая вопрос, судя по тону российских официальных заявлений, это будет все-таки, скорее «нет», чем «да».

Скажем открытым текстом и назовем вещи своими именами. Инициатива Никола Пашиняна в ее нынешнем виде нереализуема. О таких инициативах в мировой дипломатии говорят non-starter — то есть, предложение, заведомо обреченное на неудачу, провал.

Почему? В силу сразу нескольких причин.

Главная из них — отсутствие понимания того, зачем это сегодня вдруг может быть нужно России.

И как это согласуется с дорожной картой мирного урегулирования в регионе, изложенной в трехстороннем заявлении лидеров России, Азербайджана и Армении ноября прошлого года, а также с последующими шагами, предпринятыми уже в этом году.

Дивиденды для Москвы не просматриваются.

А, вот, издержки, и весьма серьезные — очевидны.

Во-первых, предлагаемое Ереваном обустройство 900-километровой армяно-азербайджанской границы, значительная часть которой к тому же пролегает в труднодоступной гористой местности, потребовало бы от Москвы огромных затрат, колоссального напряжения сил и средств.

Но где их взять, где найти такое количество пограничников, которых и так не хватает там, где обстановка для Москвы на порядок более взрывоопасная. Это граница с Украиной, где в любой момент может рвануть. Или южные рубежи Содружества, которые становятся все более уязвимыми для проникновения международных террористов в связи с событиями в Афганистане.

По состоянию на сегодняшний день, в небольшой Армении уже размещается 11-тысячная российская группировка, в том числе пехота, пограничники, танковые и вертолетные подразделения. Но, оказывается, этого мало, нужно на порядок больше. Но если все же рассматривать этот вопрос в практической плоскости, нужно будет оборудовать пограничную полосу, строить жилье — кто за это должен будет заплатить — опять-таки, Россия?

Впрочем, помимо объективного отсутствия ресурсов, самая главная проблема — это целеполагание. То есть, попросту говоря, остается открытым вопрос о том, для кого, зачем и за чей счет этот банкет.

Если все-таки реализовать предложение о российских пограничниках вдоль всей линии армяно-азербайджанской границы, то есть риск, что тем самым будет зафиксирован нынешний статус-кво с обеспечением «холодного мира» или замороженного конфликта 2.0, без дальнейшего продвижения в решения многих других фундаментальных вопросов. Вопросов мира и войны и долгосрочного развития региона.

Это делимитация, демаркация границ, отвод войск, судьба азербайджанских сел, расположенных на территории, прилегающей к северному участку армяно-азербайджанской границы и оказавшихся отрезанными от основной территории Карабаха и на данный момент имеющих «зависший статус».

И наконец, большой мирный договор между Арменией и Азербайджаном. Будет ли он когда-то подписан, или можно будет обойтись без него? В том смысле, что мирный договор фактически заменят обеспечивающие мир российские пограничники, которые придя сюда, потом так здесь и останутся бессрочно. Ведь пограничников нельзя просто ввести и вывести, как миротворцев.

Конечно, нельзя исключать того, что выглядящее сегодня как non-starter предложение Еревана в определенный момент не обретет смысл и не станет частью какой-то крупной пакетной сделки, включающей другие вопросы.

Соглашения, достигнутого в трехстороннем формате и отвечающего интересам всех сторон, включая Баку.

Но пока контуры этой сделки не просматриваются.

Соответственно, в предложении о российских пограничниках на армяно-азербайджанской границе в его нынешнем виде остаются размытыми границы здравого смысла.

Сергей Строкань, обозреватель «Ъ»

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх