Свежие комментарии

  • Дина Скребец
    Уважайте свой язык и традиции сами, так-же на государственном уровне,законодательно.Тогда будут уважать и другие,или ...Я русский бы выуч...
  • Alex Немо
    Извините, но данная статья под ваше оправдание не подходит. Иносранные словечки, примененные в данном опусе, ВСЕ абсо...Visa поступает, к...
  • Александр Самбур
    Монголы отказалис...

«Ясно одно, что ничего не ясно»: Армения без выбора… и будущего?

«Ясно одно, что ничего не ясно»: Армения без выбора… и будущего?

Издание Dalma News опубликовало статью Рубена Гюльмисаряна под заголовком «Ясно одно: что ничего не ясно — Армения после выборов».

За три независимых десятилетия выборов в Армении проводилось немало, и общественная (и экспертная) реакция на них случалась всякая. И полное согласие с результатами (когда по первому разу выбирались Тер-Петросян и Пашинян), и яростный народный протест (второй раз Тер-Петросяна), и общее безразличие, прерываемое отдельными недовольными всплесками во все остальные разы. Не было, пожалуй, лишь того, чему свидетели мы сегодня — полной растерянности, всеобщего молчаливого недоумения и немого вопроса в глазах: «Как это могло произойти?»

Или апатии — у тех многих, у кого нет ни вопросов, ни недоумения, ни желания что-либо обсуждать и во что-то верить.

«Ясно одно: что ничего не ясно» — эти слова Евгения Сатановского, вынесенные в заголовок, лучше других, наверное, передают невозможность каких-либо внятных и обоснованных комментариев по теме переизбрания Никола Пашиняна и его политической команды.

И не надо никому апеллировать к нарушениям в ходе выборов — они, может, и были, и может, даже немалые. К использованию административного ресурса тоже — где вы видели власть, особенно в постсоветских странах, которая бы не задействовала на выборах административный ресурс?

Вообще ни к чему апеллировать не надо.

Не надо потому, что, сколько бы ни было нарушений, как бы не использовались властные рычаги, тысячи избирателей проголосовали так, как проголосовали. Говорить сейчас, что их «заставляли» — не только бессмысленно, но и по-детски наивно. Хотя бы потому, что в кабине для голосования человек находится один и волен голосовать по совести.

Не надо сетовать и на то, что многие граждане Армении традиционно находятся за ее пределами — на заработках, например. Раньше они могли голосовать в посольствах и консульствах Армении, а сейчас такую возможность у них отобрали. Но и это никоим образом не отвечает на вопрос, как получилось то, что мы имеем.

Что происходит в головах армянских избирателей? Ответ на этот вопрос сегодня безуспешно ищут аналитики, наблюдатели и эксперты, анализирующие результат этого, казалось бы, парадоксального голосования. «Казалось бы» — ибо не парадоксальное оно, оно по большому счету и не голосование в классическом смысле даже.

Каждый из принявших участие в голосовании, хотелось бы надеяться, в состоянии объяснить, почему он проголосовал за выбранного кандидата — объяснения эти могут быть самыми разными, от «назло бабушке отморожу уши» до вполне научно обоснованных. Если это кому интересно, тот волен провести соответствующее исследование — будет какой-никакой вклад в дисциплину под названием «социальная психология».

Можно, например, пообвинять в пассивности и неумении работать с массами оппозицию — ту самую, которая по итогам выборов стала системной, войдя в парламент. Да вообще можно обвинять и сетовать на что и на кого угодно, начиная от погодных условий до распоясавшихся браконьеров в заповедниках Черного континента. Потому что все равно без толку.

Просто всем пора понять и принять становящийся все более очевидным факт, что в процессах, происходящих вокруг Армении, Арцаха (Нагорного Карабаха) и Азербайджана, с какого-то момента (который, при желании, можно установить с достаточной точностью) упомянутые государственные образования перестали играть роль иную, нежели статистов. Пульт управления процессами находится за пределами региона, режиссеры, этим пультом управляющие — тем более.

И даже если изложенная выше сентенция не факт, а гипотеза, то, вольно или невольно, но придется признать, что как раз она и объясняет всю цепочку событий, подчас поразительно нелогичных и неестественных (на взгляд обычного наблюдателя изнутри), которые начали происходить давно, но заметными глазу в Армении стали примерно с середины 2015 года, когда был назначен и проведен референдум по изменениям в Конституцию страны.

Помните, как все удивлялись — зачем это вдруг понадобилось, и кому мешала президентская республика? У Армении и Арцаха было множество проблем, гораздо более насущных, важных и требующих незамедлительного решения, а власти, словно изнывая от скуки, решили развлечься придумыванием парламентской формы правления.

То-то же.

Все то, что последовало после 6 декабря 2015 года, когда новую конституцию утвердили на референдуме, накатилось снежным комом, непонятным и неостановимым. В том числе и кажущийся алогичным приход к власти команды «бархатных революционеров».

В том числе и результаты прошедших выборов. И чем больше людей понимает, что, проголосуй они хоть за черта лысого, результат все равно был бы тот, что имеется, тем больше увеличивается удельный объем апатии в обществе.

Всего четыре дня прошло после выборов, которые, в теории, могли решить, без преувеличения, судьбу как минимум одной страны. От предвыборного ажиотажа не осталось ничего, ожидаемые поствыборные грозы, громы и молнии выродились в безмятежный штиль, в котором люди живут своей повседневной жизнью, бытом.

Разве что вот рекордная даже для Армении жара давит. Наверное, поэтому почти все прохожие на улицах идут, не поднимая глаз, избегая встречаться с кем-либо взглядом.

Рубен Гюльмисарян (Ереван)

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх