БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 460 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей
    Ну, наконец-то дошло.... Ишь, толеранты-толерантами, а дошло. Интересно, когда до наших власть предержащих дойдёт...Англия узаконила ...
  • Сергей
    Нет, а правда, за что "Слава..."?Злобная старуха У...
  • Семенков Александр
    Все накроется медным тазом. Последние вклады основной массы россиян, как подушка безопасности на чёрный день, преврат...Американский капи...

Пенсионные накопления россиян съедают НПФ и инфляция — Клиенты НПФ к пенсии подойдут с пустыми карманами

Доходность пенсионный фондов не способна догнать стремительный рост цен

Пенсионные накопления россиян съедают НПФ и инфляция – Клиенты НПФ к пенсии подойдут с пустыми карманами
Фото: Александр Рюмин/ТАСС
Материал комментируют:

Растущая инфляция постепенно «съедает» пенсионные накопления россиян. Как показал отчет ЦБ, опубликованный 31 августа, почти все негосударственные пенсионные фонды (НПФ) получили отрицательную реальную доходность по итогам первого полугодия 2021-го.

Валовая доходность, полученная фондами в апреле-июне, составила 5% годовых по портфелю накоплений размером 2,996 триллиона рублей. Инфляцию же в июне Росстат оценил в 6,5%. Получается, что реальная доходность инвестирования составила минус 1,5% или минус 45 млрд рублей в денежном выражении. По портфелю пенсионных резервов размером 1,517 трлн рублей НПФ заработали 2,4% годовых. Это дало отрицательную реальную доходность в минус 4,1%, или 62,2 млрд рублей.

При этом номинально активы фондов выросли. Но реальная покупательная способность средств в их управлении по итогам полугодия сократилась суммарно на 107,2 млрд рублей. То есть, по сути, почти 110 миллиардов накоплений россиян в НПФ «съела» инфляция.

Из 41 НПФ 40 заработали на инвестировании меньше уровня инфляции, как по пенсионным накоплениям, так и по пенсионным резервам.

Единственным исключением стал НПФ Сбербанка, который смог ненамного опередить инфляцию с показателем 7,29% годовой доходности (после выплата комиссий).

В то же время, четыре НПФ получили убыток от инвестирования пенсионных резервов. Антирекордсменом стал НПФ «Оборонно-промышленный фонд им. В.В. Ливанова», среди акционеров которого — предприятия российского авиапрома «Сухой» и «Илюшин». Фонд отчитался о потере 26,9% пенсионных резервов, а, взяв комиссию за управление, увеличил убыток до 27,7%.

Чтобы получить такие результаты, нужно было хорошо постараться, потому что в целом все НПФ выиграли от роста российского рынка акций до исторического максимума и замедления темпов падения облигаций. Правда, государственная управляющая компания ВЭБ, через которую из ПФР инвестируются средства так называемых «молчунов», показала доходность в 4,1% годовых против среднего показателя в 5% у частных НПФ.

Несмотря на рост доходности, отток граждан, формирующих накопления в НПФ, продолжился: во втором квартале их число сократилось на 55 600 человек до уровня менее 37 млн. В начале года количество лиц, застрахованных в НПФ, сократилось на 112 300 человек, из них на 71 500 человек — за счет граждан, вернувшихся из НПФ в ПФР.

Доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы, кандидат экономических наук Константин Добромыслов убежден, что в российских экономических реалиях система НПФ, какие бы золотые горы ни обещали компании, не способна защитить средства будущих пенсионеров:

— Эта доходность не покрывает покупательную способность вложенных денежных средств, то есть для конечного потребителя не растет, а падает. Сейчас доходность более-менее приблизилась к компенсации инфляционных ожиданий, но о росте речи не идет. Эти тенденции были давно предсказуемы на основе макроэкономических прогнозов, и никаких радужных перспектив нет.

Такие пенсионные накопления могут быть полезны для людей и приумножать их средства только при соблюдении ряда факторов: их доходность должна быть выше инфляции на 7%. Если мы берем инфляцию в 4−5%, значит, доходность НПФ должна в среднем составлять 11−14%. Но такой совокупной доходности у наших фондов и близко нет.

У нас пенсионные планы НПФ к страхованию не имеют никакого отношения, так как не являются страховыми продуктами. В них отсутствует главная составляющая — солидарность застрахованных лиц. То есть это просто индивидуальные накопительные счета. Это особенно хорошо видно по системе, которая была введена в обязательном пенсионном страховании. На самом деле никаким страхованием там и не пахнет.

Пенсионное страхование должно относиться к социальной сфере. Оно рассчитано на слабо защищенные слои населения, которые подвержены экономическим и финансовым рискам в силу того, что у них отсутствуют другие источники доходов. Поэтому надежность пенсионного страхования должна быть повышенной — 150−200%. Люди ни при каких условиях, ни при каких финансовых штормах не должны пострадать. Возможно, выплаты будут не такими большими, но они должны дать им возможность нормально жить.

В системе НПФ этого элемента нет. Там инфляционные и инвестиционные риски настолько высоки, что сжирают все деньги, которые были отложены. Люди придут к пенсии с пустыми карманами. А если добавить коррупционные риски, риски недобросовестных инвесторов, эта система становится еще более ненадежной. Хотя звучит все хорошо, елей на уши льется, людям обещают, что они будут управлять своими деньгами и в итоге получат больше.

На деле же реального управления этими деньгами никто не получает. Даже если вкладчики будут допущены к своим сбережениям, не факт, что они смогут ими управлять. Например, сегодня Банк России вводит правило квалифицированного инвестора, которое вообще крайне ограниченно допускает людей к возможностям инвестирования на финансовом рынке. Это не всегда получается и у профессионалов.

«СП»: — Но ведь и держать деньги «под подушкой» не выгодно, а НПФ все же дает какую-то доходность…

— Большинство ученых сходятся в том, что в мире не существует «холодильников», которые могут сохранить деньги в долгосрочной перспективе. Этот тезис рушит всю систему НПФ. Все остальное — система, направленная на сбор денег с населения. Те самые «Рога и копыта» Ильфа и Петрова, которые были описаны в «12 стульях».

Давайте не путать государственные предприятия и частные. У негосударственных пенсионных фондов статус коммерческого предприятия. А в любом коммерческом предприятии цель одна — извлечение прибыли, в отличие от государственной системы социального страхования, где такого элемента нет. Ну а раз есть цель извлечения прибыли, о конечном потребителе вспоминают в последнюю очередь.

Каждый коммерческий институт, который занимается пенсионными накоплениями, хочет что-то с них получить. Поэтому когда они говорят о своей высокой доходности, в это даже можно поверить. Вопрос в том, какая доходность у конечного потребителя. НПФ-то получают большие дивиденды с этой доходности, а потребителю возвращают обглоданный скелет после всех этих финансовых манипуляций. Все понятно, как на Поле чудес в Стране дураков, где Буратино сажал свои золотые монетки. Это не финансовая пирамида, строго говоря. Это просто коммерческое предприятие, которое заботиться о своей выгоде.

Десятилетний опыт эксплуатации накопительного компонента в государственной системе на практике показал себя совершенно неэффективным. Хотя я и до этого делал расчеты, которые показывали, что в наших условиях эта штука работать не будет. По одной простой причине — у нас нет необходимых для этого экономических условий.

«СП»: — Каких именно?

— У нас нет экономического роста, который бы позволил финансовым механизмам получать реальную высокую доходность, то есть деньги, обеспеченные товаром. Это было возможно в Китае, когда рост ВВП составлял 14−15% годовых. Но сегодня и они скатываются к более низким показателям ВВП. Почему я так подчеркивают необходимость высокого ВВП? Потому что объем социальных денег сравним с объемом бюджета любой страны. Это дорогое удовольствие.

Сегодня в НПФ официально зарегистрировано 5 триллионов рублей. Наш федеральный бюджет оценивается в 20 триллионов. Это, конечно, больше, но если сравнить объем биржевых торгов, они примерно сопоставимы.

Любая биржа — это спекуляционная площадка. Возможно ли получение большой доходности на инвестиционном пространстве с объемом денег, равным этому пространству? Очевидно, что нет. Если кто-то где-то выигрывает и получает большую доходность, значит, кто-то где-то и проигрывает.

Одно дело, когда вы приходите на биржу с тремя рублями и можете совершить спекуляционный оборот в 1000%. Это возможно, потому что изначальная сумма маленькая. Но когда вы придете туда с триллионом, вы проспекулировать не сможете. Доходность будет равна росту ВВП, который есть в стране. В противном случае будет создаваться бумажная финансовая пирамида в размере государства, деньги, не обеспеченные реальным товаром.

Проблема в том, что наш рубль слишком зависим от инфляционных процессов на Западе и привязан к доллару. Если США свой доллар может поддерживать просто путем печатанья дополнительных объемов валюты и создания большого госдолга, мы этого сделать не в состоянии.

Отсюда простой вывод — не нужно играть в азартные игры с государством, а, тем более, с коммерческими предприятиями. Ты всегда будешь в проигрыше.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх