Неполноценные авианосцы и их странные самолёты. Фолкленды и «Харриеры»


Победа Британии на Фолклендах создала преувеличенное представление о возможностях лёгких авианосцев и самолётов с коротким/вертикальным взлётом и вертикальной посадкой. На фото — HMS Ark Royal, систершип Invincible, который был на Фолклендах

В 2018 году в прессу попало заявление вице-премьера Юрия Борисова о том, что по поручению верховного главнокомандующего в нашей стране идёт создание истребителя с коротким взлётом и вертикальной посадкой (СКВВП). На самом деле всё несколько сложнее, но Ю.
Борисов тогда не стал сообщать никаких подробностей, а они есть и имеют значение, но о них попозже.

Это заявление сработало как аварийный клапан. Сразу же после него в прессу прорвалась волна публикаций о том, как сильно нужен такой самолёт, и сразу же следом нашему флоту был поставлен в пример флот американский, где универсальные десантные корабли применяются как инструмент проекции силы с помощью самолётов с коротким взлётом и вертикальной посадкой. Чуть позже в качестве примера для подражания ВМФ России был поставлен испанский УДК типа «Хуан Карлос» с вездесущими «вертикалками».

Флот на эту тему пока молчит. В «Программе кораблестроения 2050» есть некий «морской авианесущий комплекс», но без каких-либо подробностей. Скажем сразу, среди военных моряков существует определённый консенсус в том, что если строить авианосец, то нормальный и под нормальные самолёты. Увы, и оппоненты у такой точки зрения тоже есть. Их мало, и они, что называются, «не отсвечивают». Зато интернет заполнен призывами строить большие УДК, способные нести самолёты и разрабатывать «вертикалки». Это, кстати, тоже не просто так, и об этом мы тоже поговорим.

В связи с тем, что идея о замене нормального авианосца с катапультами и аэрофинишёрами на некий эрзац с вертикально взлетающими реинкарнациями «Яков» явно нашла своих сторонников, стоит немного разобрать этот вопрос. Идея, овладевшая массами, вполне может стать материальной силой, и если это неправильная идея, то стоит «прихлопнуть» её заблаговременно.

Лёгкие авианосцы и их самолёты в войнах


Сразу же нужно отделить мух от котлет. Есть концепция лёгкого авианосца – носителя СКВВП. Есть концепция большого универсального десантного корабля – носителя СКВВП.

Так вот, это РАЗНЫЕ концепции. Авианосец, даже лёгкий, предназначен для обеспечения развёртывания авиации, включая самолёты, в составе военно-морских соединений. УДК предназначен для высадки десанта. Подменяют они друг друга одинаково плохо, и этот вопрос будет разобран тоже. Пока же стоит взять за отправную точку лёгкий авианосец и базирующиеся на нём самолёты с коротким или вертикальным взлётом и вертикальной посадкой. Насколько такие корабли могут быть эффективны?

Эффективность авианосного корабля складывается из двух составляющих: силы его авиагруппы и способности самого корабля обеспечивать максимально интенсивную боевую работу авиагруппы.

Рассмотрим то, как лёгкие авианосцы и их авиагруппы себя в этой точки зрения показывают в сравнении с нормальным авианосцем и полноценными самолётами.

Самым ярким и интенсивным примером боевой работы таких кораблей является Фолклендская война, где лёгкие авианосцы и самолёты вертикального взлёта и посадки (по факту — короткого взлёта и вертикальной посадки) применялись Великобританией. Некоторые отечественные обозреватели усмотрели в этом гигантские возможности «Харриеров» и их носителей. Масла в огонь полили и представители военно-научного сообщества. Например, благодаря капитану 1-го ранга В. Доценко из одного отечественного источника в другой кочует давно разоблачённый на Западе миф о якобы успешном применении «Харриерами» вертикальной тяги в воздушных боях, чем якобы и обусловлена их успешность. Забегая вперёд, скажем: при всей подготовке пилотов «Харриеров», которая была на очень высоком уровне, никакие такие манёвры они не применяли, вместо манёвренных боёв в воздухе в подавляющем случае имели место перехваты, а успешность «Харриеров» как перехватчиков именно там и тогда обуславливалась совсем другими факторами.

Но сначала цифры.

Англичане использовали в боях два авианосца: «Гермес», который когда-то был полноценным лёгким авианосцем с катапультой и аэрофинишёрами, и строившейся уже под «вертикалки» «Инвинсибл». На борту «Гермеса» было развёрнуто 16 самолётов «Си Харриер» и 8 «Харриер GR.3». На борту «Инвинсибла» сначала было только 12 «Си Харриеров». В сумме на двух авианосцах базировалось 36 самолётов. В дальнейшем состав авиагрупп кораблей менялся, некоторые вертолёты перелетали на другие корабли, численность самолётов тоже изменялась.

И первые цифры. Полное водоизмещение «Гермеса» могло доходить до 28000 тонн. Полное водоизмещение «Инвинсибла» — до 22000 тонн. Мы смело можем считать, что примерно с таким водоизмещением они и ушли на войну, рассчитывать британцам было не на кого, всё необходимое везли с собой, летательных аппаратов на кораблях иногда было больше нормы.

Водоизмещение двух кораблей, таким образом, составляло около 50 000 тонн, и они обеспечивали базирование совокупно около 36 «Харриеров» и при боевой работе где-то 20 вертолётов, иногда чуть больше.

А не лучше бы было в своё время потратить деньги на один авианосец в 50 000 тонн?

Примером авианосца с водоизмещением около 50 килотонн являются британские авианосцы же типа «Одейшес» (Audacious), а именно «Игл», который по результатам проведённой ранее модернизации имел полное водоизмещение примерно в 54000 тонн.

Неполноценные авианосцы и их странные самолёты. Фолкленды и «Харриеры»

HMS Eagle после перестройки под реактивные самолёты, 1964 год

В состав типовой авиагруппы «Игла» в 1971 году входили: 14 ударных самолётов «Бакэнир», 12 перехватчиков «Си Виксен», 4 самолёта ДРЛО «Ганнет AEW3», 1 транспортный самолёт «Ганнет COD4», 8 вертолётов.


Палубный штурмовик "Бакэнир" садится на авианосец "Игл"

Это к тому моменту уже были существенно устаревшие машины, но дело в том, что корабль проходил испытания как носитель истребителей F-4 «Фантом». Их успешно запускали с этого корабля и успешно садили на него. Конечно, для регулярных полётов требовалась дополнительная модернизация катапульт и газоотражателей – штатный горячий выхлоп «Фантомов» не держали, нужно было жидкостное охлаждение.

Видео с полётами с палубы "Игла", включая полёты английских "Фантомов":




Однако тогда британцы решили сэкономить и порезали свои большие авианосцы, чтобы всего через несколько лет заложить сразу несколько новых, пусть и меньше вдвое. Сколько «Фантомов» мог бы нести такой корабль?

Более двух десятков, это однозначно. Во-первых, габариты «Бакэниров» и «Фантомов» сравнимы: первый имеет длину 19 метров и размах крыла 13, второй — 19 и 12 метров. Массы тоже были примерно одинаковы. Уже одно это говорит о том, что «Бэкэниры» могли бы быть заменены на «Фантомы» как 1:1. То есть 14 «Фантомов».

«Си Виксены» были короче на два метра, но шире. Трудно сказать, сколько «Фантомов» поместилось бы в то пространство, которое они занимали на корабле, но сколько-то поместилось бы точно, вне сомнений. И ещё осталось бы пятёрка разных «Ганнетов» и 8 вертолётов.

Опять зададим себе вопрос: а нужен ли транспортный «Ганнет» в такой экспедиции, как война за Фолкленды? Нет, ему некуда летать. Таким образом, место под «Фантомы» у британцев могли бы освободить 12 «Си Виксенов» и один транспортный «Ганнет». Минимум 10 «Фантомов» вместо них на борт корабля поместилось бы с гарантией. Что сделало бы возможным следующий состав авиагруппы: 24 многоцелевых истребителя «Фантом» GR.1 (британский вариант F-4), 2 поисково-спасательных вертолёта, 6 противолодочных вертолётов, 4 самолёта ДРЛО.

Посчитаем ещё кое-что. «Ганнет» со сложенным крылом помещался в прямоугольник размером 14х3 метра, или 42 квадратных метра. Соответственно, 4 таких самолёта — 168 "квадратов". Это чуть больше, чем нужно для базирования одного Е-2 «Хокай». Кто-то может сказать, что одного самолёта ДРЛО было бы недостаточно, но в реальности у британцев с их двумя лёгкими авианосцами ДРЛО не было вообще.

Более того, анализ ТТХ аргентинских самолётов вполне мог бы дать понять британцам, что они не будут атаковать цели ночью, что резко сужало бы время, когда «Хокай» нужен в воздухе. Фактически временным «окном», в которое Аргентина могла массированно атаковать британские корабли, было «рассвет + подлётное время до Фолкленд и минус время полёта от базы до береговой черты» — «закат минус время возвращения от Фолкленд до береговой черты». При световом дне весной в тех широтах всего в 10 часов это делало возможным реально обойтись одним «Хокаем».

Более того, «Фантомы» британцы закупили. Можно ли было модернизировать такой корабль, чтобы разместить на нём нормальные самолёты ДРЛО? Если отталкиваться только от водоизмещения, то, наверное, да. «Хокаи» несли на себе намного меньшие по размерам и водоизмещению корабли. Конечно, высота ангара, например, могла бы внести коррективы, как и размер подъёмников, но те же американцы вполне практикуют палубную парковку самолётов, и нет никаких оснований считать, что британцы не смогли бы сделать то же самое.

Правда, катапульту опять бы пришлось переделывать.

Смысл всего этого следующий. Конечно, «Игл» с самолётом ДРЛО на борту выглядит несколько фантастично, но нас интересует не то, можно ли было бы реально его туда поместить, а то, как можно было распорядиться 50-ю тысячами тонн водоизмещения.

Британцы «сделали» из них два корабля, способных нести 36 «Харриеров», в пределе где-то до сорока, ноль самолётов ДРЛО и существенное количество вертолётов.

А если бы на их месте был бы полноценный 50000-тонный авианосец, да ещё и, например, не переделанный сто раз старичок «Одейшес», а специально построенный корабль, например, предлагавшийся CVA-01, то вместо «Харриеров» аргентинцев в том же месте встретило бы несколько десятков «Фантомов» с соответствующими боевым радиусом, временем патрулирования, количеством ракет «воздух-воздух», качеством РЛС и способностью вести бой. Возможно, с американским самолётом ДРЛО, в случае с авианосцем специальной постройки – не одним.

Опять же приведём пример: на французском «Шарле де Голле», помимо 26 боевых самолётов, базируются 2 самолёта ДРЛО, а он 42500 тонн. Конечно, сравнивать атомный авианосец с неатомным нечестно, у него нет объёмов, занимаемых судовым топливом, но это всё же показательно.


"Де Голль" и его авиагруппа.

Что сильнее: 24 «Фантома» с запасом ракет и топлива для воздушного боя и, возможно, с самолётом ДРЛО, или 36 «Харриеров», каждый из которых может нести только две ракеты «воздух-воздух»? Из каких сил можно было бы формировать более сильные воздушные патрули? Это риторический вопрос, ответ на него очевиден. По способности вести патрулирование «Фантом» в самом худшем для него случае мог бы провести в воздухе как минимум втрое больше времени (реально ещё больше) , чем «Харриер», при полётах с палубы он мог бы иметь шесть ракет «воздух-воздух» и один подвесной топливный бак. Если считать, что по времени патрулирования он один заменяет три «Харриера», и по ракетам тоже три (у «Харриера» их не могло тогда быть более двух), то для замены одного «Фантома» нужно было от девяти «Харриеров», и это была бы плохая и неравноценная замена, с учётом хотя бы РЛС и ЛТХ «Фантома».


Экипаж этого "Фантома" сбил три МиГа во Вьетнаме. Самолёт базировался на авианосце "Constellation". Чтобы заменить такой "Фантом" по количеству ракет, нужно три "Харриера" (с поправкой на то, что пара ракет на фото большой дальности и на старые "Харриеры" не встала бы). Но "Фантом" всё равно сильнее трёх "Харриеров"

«Фантомы» решили бы задачи ПВО английских сил над проливом куда меньшим нарядом сил, это во-первых, с выносом рубежа перехвата за десятки километров от кораблей, это во-вторых, и с большими потерями аргентинцев в каждом вылете — в-третьих. Это неоспоримо. Как неоспоримо и то, что один «Фантом» при выполнении ударных задач заменял бы несколько «Харриеров».


"Палубный "Фантом" над Вьетнамом. Шесть бомб и две УР ВВ — эквивалент восьми "Харриеров" 1982-го. Только летит дальше и воюет лучше

Теперь о том, как сами корабли могли бы подкрепить тактико-технические характеристики самолётов.

Активные воздушные операции в ходе Фолклендской войны продолжались в течение 45 дней. В ходе этого времени «Си Харриеры» выполнили, по британским данным, 1435 боевых вылетов, а «Харриеры GR.3» — 12, что в сумме даёт нам 1561 или чуть менее 35 боевых вылетов в сутки. Простой расчёт должен был бы по идее сказать нам, что это 17,5 вылета в сутки с каждого авианосца.

Но это не так. Дело в том, что некоторую часть боевых вылетов «Харриеры» выполнили с земли.

Из-за явно маленького боевого радиуса британцам пришлось экстренно соорудить временный аэродром на одном из островов архипелага. По первоначальному плану это должен был быть заправочный пункт, на котором самолёты дозаправлялись бы при действиях за пределами боевого радиуса при полёте с авианосца. Но иногда «Харриеры» выполняли боевые вылеты прямо оттуда, и эти вылеты тоже попали в статистику.

База рассчитывалась на 8 самолёто-вылетов в сутки, когда под неё создавался запас материально-технических средств, а действовать начала с 5 июня. С этого дня и по 14 июня, как говорится в англоязычных источниках, база «поддержала 150 боевых вылетов». Сколько именно с базы было сделано вылетов, а сколько было посадок для дозаправки, открытые источники не указывают, по крайней мере, надёжные. Вряд ли это секретная информация, просто, скорее всего, никто не делал сводок данных.


San Carlos FOB

Таким образом, среднесуточных 17,5 не наберётся. Самым «горячим» для «Харриеров» был день 20 мая 1982 года, когда все самолёты с обоих авианосцев выполнили 31 боевой вылет. И это рекорд той войны.

Налицо «ущербное» количество вылетов, которое смогли обеспечить корабли-носители «вертикалок». И это логично. Маленькие палубы, недостаточное количество места для ремонта самолётов плюс качества самих этих самолётов привели к такому вот результату. В сравнении с американскими авианосцами, которые легко «осиливали» более сотни вылетов в сутки, причём вылетов нормальных самолётов, каждый из которых заменял несколько «Харриеров», результаты англичан просто ничто. Только слабость действовавшего против них противника дала им возможность добиться каких-то значимых результатов ценой таких усилий. Впрочем, большинство источников указывает, что «Харриеры» показали себя хорошо. Стоит разобрать и это утверждение.

Сверхудачный «Харриер»


Чтобы понимать, почему «Харриеры» показали себя так, как показали, надо понимать в каких условиях, как и против какого противника они действовали. Просто потому, что залог успеха «Харриеров» именно в противнике, а не в их качествах.

Первый фактор – аргентинцы НЕ ВЕЛИ ВОЗДУШНЫХ БОЁВ. Манёвренный воздушный бой требует топлива, особенно когда речь идёт о том, чтобы переманеврировать вёрткий самолёт и требуется выполнить несколько виражей или когда необходим ввод в действие форсажной камеры.

Такой возможности аргентинские пилоты не имели никогда. Все те русскоязычные источники, которые описывают какие-то «свалки» между аргентинскими пилотами и английскими «вертикалками», приводят недостоверную информацию.

Ситуация в воздухе почти всю войну была следующая. Англичане назначили зону над своими кораблями, ограниченную по площади и высотам, все самолёты в которой по умолчанию считались вражескими и по которым открывался огонь без предупреждения. «Харриеры» должны были летать над этой «коробкой» и уничтожать всё, что в неё входит (получалось редко) или выходит (чаще). Внутри самой этой зоны по аргентинцам работали корабли.

Аргентинцы же, не имея топлива на ведение боя, просто влетали в эту «коробку», делали один заход на цель, сбрасывали все бомбы и пытались уйти. Если «Харриеры» успевали поймать их на входе в зону или на выходе из неё, то англичане записывали себе победу. Атаки аргентинцев проводились на высотах в считанные десятки метров, а «Харриеры» на выходе из зоны, имея предупреждение от надводных кораблей о цели, атаковали аргентинцев в пикировании с многокилометровой высоты. Наивно думать, что при таком сценарии боя были возможны какие-то «свалки», «вертолётные приёмы» и прочая беллетристика, которой много лет кормят отечественного читателя. Собственно, проверки английских источников обо всём говорят прямо.

Всё, не было больше никакой воздушной войны над британским флотом. Никаких вертикальных тяг и прочих измышлений отечественных писателей. Было другое: англичане знали место и время, куда прилетят аргентинцы, и ждали их там, чтобы уничтожить. И иногда уничтожали. А аргентинцам оставалось просто надеяться на то, что ЗУР, очередь из пушки или «Сайдуиндер» достанется не им в этот раз. Ничего другого у них больше не было.

Это, мягко говоря, нельзя считать выдающимся успехом, скорее, наоборот. То, сколько британцы потеряли кораблей, характеризует действия «Харриеров», которым, повторим, никто не противодействовал, не с самой лучшей стороны.

Особо стоит сказать об умении аргентинцев планировать боевые действия. Так, им ни разу не удалось синхронизировать удар нескольких групп самолётов по времени, в результате чего на английские корабли ни разу одномоментно не вышло даже десяти самолётов. Это уже само по себе не могло привести ни к чему, кроме поражения. Синхронизация действий авиации — задача непростая, особенно при ударах на предельный боевой радиус.

Но с другой стороны, аргентинцам никто не мешал, над своей территорией они летали свободно. Ещё одним примером является убогая разведка. Так, десант англичан был обнаружен только постфактум, когда солдаты уже были на земле. Это, откровенно говоря, удивительно. У аргентинцев не было даже элементарных постов наблюдения из нескольких бойцов с рацией. Даже посыльных на мотоциклах, джипах или велосипедах – ничего. Они просто не следили за обстановкой.

И даже в таких условиях ТТХ «Харриеров» работали против них. Так, имел случай падения самолёта в воду из-за полной выработки топлива. Дважды «Харриеры» оказывались не в состоянии дотянуть до авианосца, и их для дозаправки сажали на десантные корабли-доки «Интерпид» и «Фирлесс».


Он должен был упасть в море, но дотянул до десантного корабля. Два раза британцам повезло, один раз рядом не оказалось десантных кораблей. Смотрим на боевую нагрузку — это был предел для действий в качестве перехватчика

Время боевого вылета «Харриера» не могло превышать 75 минут, из которых 65 занимал полёт от авианосца в район боевого применения и обратно, и только десять оставалось на выполнение боевой задачи. И это при том, что ни один из «Си Харриеров» не мог нести более двух ракет «воздух-воздух» — два других подкрыльевых узла подвески занимали подвесные баки, без которых и эти скромные показатели были бы невозможны.

Чтобы обеспечить расширение этих скромных боевых возможностей, англичане сразу после высадки начали строительство уже упомянутого наземного аэродрома для дозаправки самолётов. Отечественные источники и тут успели приврать, распространив сведения о том, что этот временный аэродром имел длину ВПП 40 метров, тогда как на самом деле San Carlos Forward Operation Base имела ВПП длиной 260 метров, с сорока "Харриер" бы взлетел только без нагрузки и улетел бы недалеко. Этот пункт дозаправки позволил хоть как-то увеличить боевой радиус «Харриеров». Остаётся только удивиться английским лётчикам, оказавшимся способными что-то показать в этих условиях.

Кстати, будь у противника хоть какая-то войсковая разведка, «Даггеры» могли бы прорваться и к этому аэродрому – хотя бы один раз.

«Харриеры», безусловно, внесли решающий вклад в победу англичан. Но надо понимать, что во многом это обусловлено просто стечением факторов, и не более того.

А вот наличие у англичан нескольких десятков нормальных истребителей изменило бы ход боевых действий намного более существенным образом – и не в пользу Аргентины.

Через много лет после войны британцы подсчитали, что в среднем один «Си Харриер» делал 1,41 самолёто-вылет в сутки, а один «Харриер GR.3» — 0,9.

С одной стороны, это близко к тому, как летают со своих авианосцев американцы. С другой, американцы с десятками полноценных машин на каждом корабле могут себе это позволить.

А вот британские морские лётчики во времена Кореи и Суэцкого кризиса показывали совсем другие цифры – 2,5-2,8 самолёто-вылета в день. Американцы со своими четырьмя катапультами на корабле тоже так, кстати говоря, могут, если захотят. Смогли бы «Харриеры» со своих до слёз маленьких палуб превзойти свои же результаты – вопрос открытый. Потому что ни в одной последующей войне они не показали даже этого.

Давно пора признать простой факт: любые другие самолёты и любые другие авианосцы показали бы себя при Фолклендах намного лучше, чем то, что там реально с британской стороны применялось. Британцы «выехали» на удивительной смеси своего профессионализма, личной храбрости, упорства, слабости противника, географических особенностей ТВД и удивительного везения. Отсутствие любого из этих слагаемых привело бы Британию к поражению. А ТТХ самолётов и кораблей тут ни при чём. Командующий британскими силами вице-адмирал Вудворд не зря до самого конца сомневался в победе – у него были причины сомневаться.


"Харриеры" "прыгнули выше головы" на Фолклендах, но это не делает концепцию такого самолёта полезной. На фото — палуба "Гермеса" перед уходом на войну

Вот как реально нужно оценивать действия британских лёгких авианосцев и самолётов в той войне.

Они победили вопреки своей боевой технике, а не благодаря ей.

Ах да. Мы кое-что забыли. Британцы торопились закончить до штормов в Южной Атлантике. И они были правы.

Фактор штормов применительно к лёгким и тяжёлым авианосцам вполне заслуживает отдельного разбора.

Продолжение следует…
Автор:
Александр Тимохин
Использованы фотографии:
U.S. Navy National Museum of Naval Aviation, Seaforces.org, US Navy via D. Sheley, Royal Navy/UK MOD, National Interest, greenacre8/flikr, grandlogistics.blogspot.com, https://www.thinkdefence.co.uk/san-carlos-fob/
Источник ➝

Модернизация советских танков: профессиональная и «колхозная»

Модернизация советских танков: профессиональная и «колхозная»

Сегодня, когда обстановка в мире накалена до предела и о возможности начала новой мировой войны не говорит только ленивый, появились разговоры о недальновидности наших военных, о глупости наших конструкторов, которые «по старинке» идут путем создания новых бронированных машин, а не занимаются модернизацией уже имеющегося танкового парка.


Уже несколько раз читал материалы о том, что широко разрекламированный Т-14 оказался пшиком. В стране нет денег и поэтому эта машина никогда не будет производиться серийно.
При этом в пример нам опять приводят страны Запада. Там как раз и занимаются постоянной модернизацией своих боевых машин. Причем, авторов таких публикаций совершенно не смущает тот факт, что в боевой обстановке, когда все новшества проверяются боем, модернизированные машины горят за милую душу.

Особое внимание сторонники таких идей обращают на модернизацию наших старых танков, коих осталось огромное количество в странах бывшего социалистического лагеря и которые в некоторых странах даже выпускались по лицензии СССР.

Почему модернизируют старые танки


Увы, но для большинства стран мира, даже с довольно развитой экономикой, разработка и производство новых машин задача не всегда посильная. Современная машина требует огромных вложений уже на начальном этапе проектирования. А создание новых производств вообще фантастика. Но очень хочется иметь машины, способные выполнять задачи на поле боя сегодня. 

Это и есть одна из причин, по которой конструкторам и инженерам поставлена задача улучшения боевых свойств имеющихся танков.

Другой причиной модернизации является разнообразие техники, которая находится на вооружении собственной армии. Кстати, именно эта причина стала двигателем первых модернизаций наших танков. Большинству специалистов известно, что такую модернизацию первыми начали израильтяне, которым после войны 1967 года достались огромные трофеи, в том числе и несколько сотен советских Т-54/55 и Т-62.

Пускать «под нож» такое количество боевых машин глупо. Поэтому решение о стандартизации вооружения, в том числе и танков, выглядит вполне логично. Да и СССР в то время не очень стремился обеспечивать трофейные танки запчастями и боеприпасами для танковых пушек.

Есть и ещё одна причина, которая выглядит странно, но эта причина является стимулом для множества модернизаций. Современные боевые машины, которые в развитых странах выглядят анахронизмом, обладают избыточными боевыми возможностями. Эти машины предназначены для использования специалистами, которых необходимо достаточно долго обучать.

Причем дело идет не только о представителях каких-то диких африканских племен, для которых даже трактор экзотика. Речь идет о людях, которые вполне вписываются в современный мир. Помните историю Великой Отечественной войны? Когда в армию призывали тракториста и после небольшого обучения танковые части получали механика-водителя танка или САУ.

Сегодня «тракторист» сможет управлять танком, но вот пользоваться всем оборудованием боевой машины вряд ли. Те, кто прошел службу в Советской армии да и сегодня, прекрасно помнят красную кнопку с надписью ПАЗ, про которую вроде бы все известно, но нажимать которую довелось единицам. Есть и есть. Но трогать нельзя иначе командир голову снимет. А таких кнопок, рычажков, краников, маховичков а танке достаточно.

Грамотно модернизированные танки становятся другими машинами


Говорить о хороших, профессиональных модернизациях можно достаточно долго. В этом материале я не ставлю себе задачу рассказать об этой стороне вопроса. Модернизировались практически все модели советских боевых машин. Причем, в некоторых случаях, машины действительно становились другими.

Чтобы не быть голословным, приведу пример модернизации «чемпиона» американского рейтинга (по версии журнала NI) Т-55 в Израиле. Опять же просто потому, что израильтяне сделали это первыми. 

Сразу прошу прощения у специалистов за неполное перечисление модернизации израильской машины. Итак, в 1984 году израильтяне впервые показали танк «S». Внешне узнать в этой машине Т-55 сложно. Изменение башни, навесы на корпус, множество дополнительных приборов на броне, ящики для хранения вещей экипажа, приваренные к башне, ствол пушки с теплозащитой...Однако это он, старичок Т-55. 

Новый танк получил новую систему управления огнем «Матадор», которую разработала израильская фирма "Элбит". Был установлен американский двухплоскостной стабилизатор вооружений фирмы Кадиллак Гэйдж. С "Меркавы" была перенесена система пожаротушения «Халон». Установлены другие, натовского образца, радиостанции.

Силовая установка была заменена ещё раньше и опробована на машинах Ti-67 (модернизация Т-54). Использовался американский дизель 8V-71T.

Более того, усилено вооружение и защита танка. Пушка танка стала тоже американской. 105-мм американское нарезное орудие М-68 (американская версия английской пушки  L7). Установлены пулеметы «Браунинг». Слева от башни установили 60-мм миномет. Кроме этого, танк оснастили элементами динамической защиты «Блайзер».

Согласитесь, такая модернизация действительно значительно усилила боевую мощь танка. 

Колхоз - дело добровольное


Многие читатели сегодня со смехом вспоминают расхожее в СССР выражение - «Украина - житница СССР». Сегодня, учитывая состояние сельского хозяйства в сопредельном государстве, это выглядит действительно смешно. Но будучи гражданами СССР мы хорошо запомнили этот лозунг. Примерно так же дело обстоит и в танкостроении. Правда, касается это не только Украины, а ещё и нескольких стран бывшего соцлагеря.

Дело в том, что наш основной танк Т-72 был основным и в этих странах. Естественно, там создавались предприятия, которые выпускали эту машину или собирали танки из советских комплектующих. 

После развала СССР и победного шествия капитализма по Восточной Европе все эти заводы начали самостоятельное производство и модернизацию советских Т-72. Танки Т-72 официально производились в Польше, Чехословакии и Югославии.

Рассказывать подробно о том, что получилось долго. Да и не очень интересно. Просто потому, что оказалось, что танк это довольно сложная машина, в которой все агрегаты взаимосвязаны и эффективны только в сборе. Поэтому просто назову машины, которые появились в конце 20-начале 21 века на базе Т-72.

Польша. Наиболее интересный танк это ПТ-71 «Тварды». Создан при активном сотрудничестве с западными фирмами. Машина интересна тем, что там использованы сразу два варианта двигателей. 850-сильный и 1000-сильный. Однако, 1000-сильный дизель признан излишним и поляки остановились на 850-сильном.

Словакия. После развала Чехословакии у завода ZTS в словацком городе Тручанский Мартин начались проблемы. Однако помогли западные фирмы. В частности французы и голландцы. В 1994 году словаки показали собственный Т-72 М2 «Модерна». Машина прекрасно выглядит из-за того, что на корпусе по бортам установлены контейнеры с 20-мм автоматическими пушками.

Югославия. Югославский Т-72 изначально оснащался собственной системой управления огнем и поэтому выпускался под собственным «именем»-Т-84. Выпуском танков занималась фирма Джуро Джакович. Самым интересным образцом Т-84 является машина с усиленным бронированием, которая принята на вооружение Хорватии под индексом Т-95 «Дегман».

Самый необычный Т-72 получился у Румынии. Ничего не хочу сказать о местных традициях, но это страна, которая решила просто украсть Т-72 и на на его базе создать собственную машину. Помните понятие «цыганское золото»? Вот румынский Т-72 как раз и есть это самое «золото». TR-125 (именно так называется румынский танк) почему-то не уместился на 6 опорных катках. Поэтому этот танк оригинальный, 7-катковый.

Индия. Давняя любовь этой страны покупать технику вместе с технологиями ее производства позволила создать собственный танковый завод в Авади. Индийский танк почти не отличается от советского Т-72М1. Однако модернизация продолжается.

Украина утрет нос России...


Ну и самый интересный для нас вариант модернизации Т-72 это конечно Украина. Мы почему-то решили, что кризис танкостроения в этой стране начался после 2014 года. А ведь это далеко не так. Кризис начался ровно тогда, когда распался СССР.

И понимание того, что научного и технического потенциала украинской конструкторской мысли не хватит не только для производства новых машин, но для модернизации старых, специалистам Харьковского танкового завода было ясно ещё в 90-е годы прошлого века.

Мы почему-то забыли 1999 год, когда харьковчане на 5 Международной выставке вооружений и техники представили модернизированный Т-72 MI1, созданный при активном сотрудничестве с французами и чехами. А машину стоило осмотреть. Хотя бы из-за 1000-сильного дизеля и СОУ «Саван-15».

Проект «заглох» просто потому, что для реального интереса покупателей к этому танку необходимо было полностью менять башню. Причина - карусельный автомат заряжания, который плохо себя показал в Чеченской войне. Для установки же западного варианта МЗ, необходимо увеличивать башню сзади. А это, автоматически, нарушает центровку машины и её ТТХ.

В настоящее время модернизация танков для ООС носит больше «колхозный» характер.



Танкостроители просто смотрят за тем, что делают с машинами «фронтовики» на Донбассе и внедряют эти изобретения на заводе. Потому и выглядят украинские танки на Донбассе так экзотически.

Последним детищем танкостроителей стал Т-72АМТ. Кстати, разговоры об этом чудо-танке ведутся аж с 2017 года. Ничего особенного танк из себя не представляет. Наверное, кроме двигателя. 1000-сильный дизель. Судя по фото, которое опубликовано украинскими СМИ, самое интересное в этой машине это зеркала заднего вида и видеокамеры на корме…

Модернизировать или создавать новое


Я противник экономического подхода к обороноспособности государства. «Лучше дедушкам на мороженное отдайте, чем новый танк или самолет изобретать» для меня неприемлемо. Поступим так, получим вероятность вообще не найти дедушку после бомбежки. Экономить надо, но не в том, от чего зависит жизнь государства и жизнь граждан государства.

Кто-то сомневается в том, что модернизация Т-72, которая сегодня проводится в российской армии, мера вынужденная. У кого-то есть сомнения в том, что Т-14 лучше Т-72? Может быть кто-то думает, что наш основной танк можно «довести» до «Арматы»?

Вопросы глупые. Понятно, что ответы на эти вопросы однозначно одинаковые. Новый танк лучше. Но тут в дело вступают сторонники «мороженного для дедушек» и военные других специальностей. Деньги необходимы всем и сейчас. А кубышка государства не резиновая. 

Ресурс любого танка, в том числе и в вопросах модернизации, ограничен. Можно бесконечно менять прицелы, тепловизоры, навесное оборудование, но машина от этого особенно не улучшится. И тогда, в первом же бою мы увидим множество костров, к которых будут умирать наши люди. 

Мы сегодня в достаточно сложной ситуации. С одной стороны Китай с полуторамиллиардным населением. С другой стороны ЕС, США. И мы со 145-147 миллионами. Так что не «нарожают бабы ещё» в случае чего. Один наш будет стоит пяти не наших как минимум.

Ни один танк, ни один самолет, ни одна пушка не стоит столько, сколько стоит человеческая жизнь.

Украинско-македонские угрозы Белграду

Денис Денисов Олег Бондаренко

Уроки цветных революций

Наблюдая происходящее в Сербии, вполне уместно вспомнить события, которые несколько лет назад имели место на Украине и привели к государственному перевороту и началу гражданской войны в Донбассе. В первую очередь, это необходимо для того, чтобы представители нынешней сербской власти не совершили тех роковых ошибок, которые сделали их украинские коллеги, и не допустили вооруженного противостояния и превращения государства в «полубанановую» республику без будущего.

Отправной точкой кризиса на Украине считается публикация распоряжения кабинета министров Украины от 21 ноября 2013 г. № 905-р, которое касалось приостановления Украиной подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС. Несмотря на то, что украинский премьер-министр Н. Азаров и тогда, и после объяснял позицию своего правительства исключительно прагматическими соображениями и неприемлемыми требованиями к Украине со стороны ЕС, целый ряд политиков и оппозиционных политических сил начали акции протеста. То есть для ситуации в Сербии это означает, что представители оппозиции в случае принятия решения о запуске механизмов «цветной революции» будут искать знаковый повод, под который будет возможность собрать своих сторонников и определиться с дальнейшими тактическими и стратегическими действиями.

После того как акции протеста в Киеве начали сходить на нет, а дискуссии относительно Ассоциации с ЕС переместились в здание парламента и на экспертные дискуссионные площадки, «невидимая рука», управлявшая процессом, пошла на конструирование провокации, которая смогла радикализировать ситуацию и придать новый импульс протестному движению.

Такой провокацией стала ситуация с якобы организованным правоохранительными органами избиением студентов, которые мирно протестовали в центре Киева. В настоящее время уже поминутно восстановлена картина происходившего в ночь с 29 на 30 ноября 2013 года. Произошло там следующее: в центре столицы Украины оставалось менее ста человек, которые разбили палатки и требовали от власти подписать соглашение с ЕС, территорию на которой проходила эта акция протеста охраняли представители милиции, против которых и была совершена провокация. Ночью представители радикальных организаций и футбольные ультрас, вооруженные битами и арматурой, напали на милиционеров. Было вызвано подкрепление, которое полностью зачистило Площадь Независимости, этот процесс засняли многие телеканалы (которые как бы случайно появились в центре Киева ночью) и на следующий день преподнесли эту провокацию как факт применения неоправданного насилия со стороны власти против студентов, хотя из всех пострадавших (около 60 человек), студентами были лишь пятеро.

В процесс демонизации власти включились СМИ, после чего массовые акции протестов начали приобретать ежедневный характер и началась радикализация общества. Украинские СМИ, целенаправленно включившиеся в процесс свержения власти, провели колоссальную работу по дестабилизации ситуации в стране и создали фон для обстановки тотальной ненависти.

Закономерно, что после того, как власть начала терять контроль над ситуацией в стране, а оппозиция — приобретать новых сторонников, «невидимая рука» включила «тяжелую артиллерию» расшатывания ситуации. В Киев начали прибывать ежедневные делегации европейских и американских чиновников, которые открыто поддерживали протестующих и предупреждали власть о недопустимости применения силы к митингующим гражданам, которые увидев поддержку начали захватывать административные здания. В данное время формируются ключевые требования протестующих и основные месседжи акций протестов. С этого момента вопрос об Ассоциации с ЕС отходит на задний план, и оппозиция уже требует отставки кабинета-министров, внеочередных выборов, а чуть позже и отставки президента. Также вводится месседж, жестко противопоставляющий интеграцию с ЕС и Россию.

После этого украинская власть совершает ряд роковых ошибок. Во-первых, она идет на прямые переговоры с представителями оппозиции (как оказалось впоследствии, для оппозиции это был не более чем механизм отвлечения власти от реальных событий в стране). Во-вторых, власть под нажимом представителей ЕС и США не применяет силу против действий экстремистов, нарушающих общественный порядок и законы Украины. В-третьих, представители власти не видят комплексной картины происходящего в стране, а отвлекаются на частности (переговоры с оппозицией).

Результат не заставил себя ждать, ряд областных и городских советов Украины принимают неконституционные, но вполне конкретные решения, при помощи которых наделяют себя полномочиями центральной власти. В регионах происходят захваты административных объектов, офисов правоохранительных учреждений (с разграблением арсеналов). Как результат, во время очередного противостояния в центре Киева организовывается расстрел митингующих снайперами. Оппозиция тут же обвиняет в этом власть, к этим обвинениям присоединяются западные представители, и власть вынуждена дальше идти на уступки (только спустя четыре года выяснилось, что организацией расстрела митингующих занимались руководители протестов).

Финалом этой истории стало подписание соглашения между президентом Украины и представителями оппозиции при посредничестве европейских дипломатов. Соглашение подразумевало возврат к конституции 2004 года, то есть к парламентско-президентской форме правления, проведение досрочных президентских выборов до конца 2014 года и формирование «правительства национального доверия». Также предусматривались отвод сил правопорядка из центра Киева, прекращение насилия и сдача оппозицией оружия.

Но оппозиция уже видела во власти загнанного и полумертвого зверя и, как следствие, силовым путем свергла В. Януковича и захватила власть в стране. Примечательно, что европейские партнеры, которые выступали гарантами соглашения между властью и оппозицией, уже через несколько дней признали новой легитимной украинской властью людей, совершивших государственный переворот.

Для сербской власти есть много, чему можно поучиться на примере Украины и сделать правильные выводы, которые не допустят нового конфликта в Сербии.

***

Другая история — Македония-2015. На следующий год после трагических событий на Украине, ставших следствием Евромайдана, аналогичная ситуация сложилась уже в Македонии — самой бедной республике бывшей Югославии. В начале мая эту маленькую балканскую страну потрясло сразу несколько событий.

Во-первых, крупнейшее за последние годы вторжение косоварских боевиков в третий по численности населения македонский город Куманово, негласную албанскую столицу Македонии, в результате которого погибли люди.

А во-вторых, очередная попытка организовать беспорядки в столице, в результате которых должны были быть захвачены правительственные здания и совершен государственный переворот. Параллельно наблюдалось разжигание межнационального конфликта вместе с разогревом антиправительственных настроений. Причем проектанты беспорядков решили подойти к вопросу серьезно — кому-то стал сильно мешать премьер-министр Никола Груевский.

Правивший с 2006 года премьер-министр Груевский столкнулся с неприятной ситуацией вокруг прослушки некоторых госчиновников, в результате которой выяснилось, что многие решения судов принимались по звонку сверху, а македонские спецслужбы контролировали большинство политиков. Ничего особо «выдающегося», за исключением того, что представленные записи с расшифровками затрагивали период с 2007 по 2013 годы и насчитывали более 670 тыс. телефонных разговоров более чем с 20 тысяч телефонных номеров. Осуществить такой масштабный проект могли только США, обеспокоившиеся ближайшей перспективой прокладки российского газопровода «Южный поток» через территорию Македонии. В результате скандала два министра (один из которых, министр юстиции, прославилась тем, что ездила на бронированном ворованном БМВ Дэвида Бекхема) и глава спецслужбы страны подали в отставку. Конечно, смешно недооценивать глубину взяткоёмкости македонских политиков, но реального повода к началу серьёзных протестов против Груевского не было. В то же время отношения с Москвой у Скопье в 2014—2015 гг. развивались особенно хорошо. Настолько хорошо, что после взаимного введения санкций с Европой на зимних полках подмосковных магазинов появились македонские яблоки.

Президент республики Георгий Иванов был регулярным гостем в Москве — на парадах Победы и не только. А российский МИД после попытки разгрома протестующими офиса президентской администрации уже однозначно назвал македонскую оппозицию «инструментом привлечения иностранных держав к дестабилизации политической ситуации в стране».

Македонский «майдан» претендует на звание самого долгоиграющего — начавшись весной 2015-го, он добился первой из поставленных целей только в начале 2016-го, когда по итогам перенесённых под давлением Запада парламентских выборов, Никола Груевский вынужден был уйти с поста премьера, предложив эту должность другому члену правящей партии ВМРО-ДПМНЕ Эмилу Димитриеву. И только в апреле 2017-го, после избрания председателем парламента представителя албанского меньшинства Талата Джафери, с нарушением всех законов и регламентов и сопровождавшегося насильственными действиями прямо в зале заседаний, стало возможно утверждение лидера социал-демократов и получателя соросовских грантов Зорана Заева на посту премьер-министра. Это случилось 31 мая, а уже 8 июня Заев заявил о готовности пойти на переименование страны ради членства Скопье в НАТО.

По мнению австрийского политолога Штефана Хадерера, опубликованному в издании «WienerZeitung», европейских политиков, которые обещают Македонии, Албании и Косово членство в ЕС, следует спросить, кому это выгодно. Нужно ли это населению, которое страдает от межэтнической напряженности и терроризма, Евросоюзу, который не выдержит вступления в свои ряды кризисных стран, или все же США?

США, по словам Хадерера, особенно заинтересованы в свержении всех пророссийских правительств, чтобы, к примеру, помешать выгодным для России газовым проектам, таким как «Турецкий поток».

Администрация Барака Обамы уже предопределила путь Македонии, пишет Хадерер. В июле 2014 года помощник госсекретаря США Виктория Нуланд в ходе визита в Скопье заверила, что страна заслуживает «законного места в НАТО и ЕС».

Теперь, после того, как ЕС, вопреки декларациям Вашингтона и надеждам Заева, не согласовал формат дальнейшей интеграции Северной Македонии, он был вынужден объявить досрочные парламентские выборы и формально оставить пост премьера страны.

Летом 2015 года довелось прилететь в Скопье, чтобы встретиться с местными журналистами и попытаться понять, насколько всё серьёзно. Один известный македонский журналист, поддерживавший действующую власть, тогда с уверенностью и не без некоторого снобизма говорил, что у Груевского «всё схвачено» и в Брюсселе, и в Вашингтоне. Что он договорился, и никакой Майдан ему не страшен. Справедливости ради, вместо «Майдана» как такового, напротив президентского дворца я увидел его иллюзию — пара десятков совершенно пустых палаток под американо-албано-македонскими с вкраплениями ЕС флагами и не более десятка собравшихся у одной из них молодых людей полубомжацкого вида, певших под гитару какие-то песни. Но разрешения на разгон даже этого ничтожно малого количества «протестантов» Запад Груевскому не давал. В итоге пустые «соросовские палатки» свалили посмевшего посмотреть в сторону России премьера, а мой визави-журналист оказался под следствием.

В прошлом году в Белграде по субботним вечерам пустые улицы города заполоняли малопонятные люди преимущественно пожилого возраста — кто под сербским триколором, кто с синим стягом ЕС, кто усыпанный значками «1 из 5 миллионов», а кто с картонной коробкой на голове. От субботы к субботе их было то вдруг больше, то меньше. Один раз они с бензопилой наперевес даже «захватили» государственное телевидение Сербии РТС и несколько раз «блокировали» президентский дворец. Протестная активность размножалась спорами — всё как в учебнике Джина Шарпа — экологи против вырубки парка, военные за увеличение социальных пособий ветеранам, «обманутые дольщики» против застройщиков, «погорельцы» против пожаров. Параллельно с этим росло внимание отдельных депутатов Европарламента к выступлениям в Белграде. Дошло до того, что инициативно взявшая на себя функции никем не званного переговорщика между властью и оппозицией евродепутат от Словении Таня Файон начала ещё в ноябре—декабре 2019-го навязывать сербским властям условия по дате проведения парламентских выборов. Всё шло к классической «цветной революции» против Александра Вучича.

Однако постепенно использованная сербскими властями тактика допущения протестов в любом формате без полиции стала приносить свои результаты — рядовых белградцев стал раздражать перекрытый ради этих недовольных центр города с отсутствующим общественным транспортом, людям стали не интересны сами протесты и, кроме профессиональных городских бузотёров, никто особо больше на них не реагирует. Последний раз поддержать «голодающего» Бошко Обрадовича из «Дверей» к ступеням Скупщины пришло менее трёх десятков человек. Такими темпами раскачать ситуацию к перенесённым на 21 июня из-за пандемии коронавируса выборам оппозиции будет довольно проблематично.

Всё же не будем забывать, что Запад всегда играет вдолгую, потому Белграду следует начинать готовиться к новым сербским выборам уже на следующий день после подсчёта голосов. Тем более что часть оппозиции в лице «Союза за Сербию» проводит активную кампанию по бойкоту волеизъявления и, очевидно, не признает их результаты.

Денис Денисов, директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии

Олег Бондаренко, директор Фонда прогрессивной политики

 

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх