БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 377 подписчиков

Свежие комментарии

  • Санек Совков Совков
    при тырнэтном свете мы нынче и живём ! что и есть тьма .Россию превращают...
  • Санек Совков Совков
    <i>Комментарий скрыт</i>Педофилы объявили...
  • Лариса Голубицкая
    Прав Сергёй Капица,к тому и пришло!!! А этой стране и не нужны умные люди,достаточно грефа да чубайса!!!!!!Россию превращают...

От запретов в лесу лучше не станет: как ограничивать экспорт древесины

Светлана Шаповалова

От запретов в лесу лучше не станет: как ограничивать экспорт древесины

Запретами делу не поможешь, а лесу – особенно. Очень быстро дельцы найдут способы обойти запрет на экспорт необработанного леса. Эксперт Общероссийского народного фронта Алексей Грибков в интервью корреспонденту ИА REGNUM раскрыл проблемы, существующие в самых лесных регионах России.

Поручение президента России Владимира Путина о запрете бесконтрольного вывоза необработанной древесины никак не поможет Алтаю, а в других крупных лесных регионах возникнут серьёзные проблемы. Те, кто в огромных количествах вывозил практически нетронутые брёвна ценных пород, найдут лазейку и в новом законодательстве.

 

Ситуация не изменится, пока к решению проблемы чиновники не подойдут системно. Об этом в интервью ИА REGNUM сообщил эксперт Общероссийского народного фронта Алексей Грибков:

ИА REGNUM: О каких проблемах вы говорите?

Алексей Грибков: Запрет на вывоз из России необработанного леса актуален для тех регионов, где вывозят большие объемы. Это, прежде всего, Красноярский край, Иркутская и Томская области. То есть наши лидеры по заготовке древесины. У нас на Алтае основная часть древесины идёт в обработанном или даже переработанном виде.

От запретов в лесу лучше не станет: как ограничивать экспорт древесины

Алексей Грибков. onf.ru

Граждане Китая уже не раз высказывали свою обеспокоенность похожими запретами — они достаточно сильно зависят от древесины из России (Сибирь, Дальний Восток), там будет, конечно, сложная ситуация.

Потому что там всё-таки очень большие объемы древесины реализуют в необработанном виде. Поэтому новая инициатива может иметь значение для возобновления какой-то переработки, но у нас уже были приняты меры по ограничению вывоза необработанной древесины. Это привело к тому, что вместо брёвен стали гнать так называемый китайский брусок. То есть была минимальная обработка.

От запретов в лесу лучше не станет: как ограничивать экспорт древесины

Китайский брусок. flagma.by

Правда, здесь президент сказал, что экспорт древесины в грубо обработанном виде тоже запрещен будет, но это всегда спорный вопрос, где установить эту грань: что такое грубо, а где — уже тонко. Уже спорный вопрос.

ИА REGNUM: Будет ли это каким-то экономическим стимулом для развития обрабатывающих производств?

Алексей Грибков: Возможно. Но на проблему использования и сохранения лесов данное решение вряд ли повлияет сильно. Одно дело — как вывозить, а другое, как восстанавливать, использовать. Конечно, президент принял решение, которое касается больше экономики. Это не экологический рычаг.

ИА REGNUM: Что, по вашему мнению, необходимо для того, чтобы в России, появился рычаг экологический?

Алексей Грибков: Нужен комплекс мер. Прежде всего — реформа лесного законодательства, потому что законодательство так устроено, что в общем-то мало влияет на результаты лесного хозяйства. Достаточно сказать, что в нашем Лесном кодексе основной термин — это освоение лесов. Хотя он больше подходит для месторождений полезных ископаемых. Такое одноразовое использование: освоили и закончили. Поэтому, чтобы такой рычаг появился, нужно вначале определиться с целями. Поэтому и законодательство, и охрана лесов, и борьба с пожарами, и лесное хозяйство с точки зрения воспроизводства лесных ресурсов — вот это все важно. А в каком виде вывозить древесину, в круглом или распиленном — это уже вторично. Её все равно вывозить будут.

От запретов в лесу лучше не станет: как ограничивать экспорт древесины

Вырубленный лес

Aleksey Igonin

ИА REGNUM: Что касается известного в крае предприятия «Алтайлес», в адрес которого общественность неоднократно высказывала нарекания по поводу хищнической вырубки «лёгких Барнаула». На протяжении многих лет лесные чиновники региона успокаивали, говорили, что в действиях этой фирмы нарушений нет.

Теперь ситуация поменялась, возбуждают уголовные дела, а договоры на аренду лесных площадей расторгаются. Вместе с тем в социальных сетях появились видеоролики, где сказано, что «Алтайлес» вынужден массово сокращать людей, что не поздоровится и самим «лёгким». Что за перемены там происходят?

Алексей Грибков: Какой-то процесс пошёл, другое дело — что это за процесс и к чему он приведёт. Гадать — дело неблагодарное, но как данная ситуация в целом может сказаться на лесной отрасли, могу предположить. К примеру, если лесные участки вновь будут выставлены на аукцион и их возьмёт вновь «Алтайлес», но уже по рыночной, коммерческой цене, что называется, то такое я готов только приветствовать.

Потому что пользоваться лесом на халяву — ну сколько можно? Ведь, когда они говорят в своих роликах: «Раньше, при заключении договоров, министерство не возражало…» Естественно, оно не возражало, потому что министерство возглавляли собственники «Алтайлеса», они сами себе и передали эти леса!

Может быть другой сценарий, к примеру — передел собственности. В край придёт какой-то крупный игрок — неизвестный. Ну и третий вариант: эти участки расхватают много мелких лесопользователей. Если из этой линейки выбирать, я бы, конечно, отдал предпочтение одному крупному игроку. Возможно, это будет «Алтайлес».

Но он чем плох? Это обнаглевшее предприятие. И это плохо. Они начинают тут диктовать свои условия: наехали на государство и начинают выторговать для себя какие-то льготные варианты. Но они и так работают на суперльготных условиях, что не соответствует действующему законодательству. У них приоритетные инвестиционные проекты закончились. На тот срок, который они действовали, они получили в аренду 0,5 от минимальной арендной ставки. То есть от самого минимума — ещё половину. И они при этом сдавали лес всяким субарендатором по более высокой цене — то есть рантье такие были. При этом ещё и наглеют — это верх хамства и наглости.

Поэтому, как бы я поступил в этой ситуации: вот, есть рыночная цена — по ней и платите, чтобы государство получало реальные доходы, а то они только гундят везде, что они платят — враньё: 0,5 минимальной ставки платы. Вот что платит «Алтайлес». Поэтому нужно сделать так, чтобы они платили как положено. Пока же они только наглеют, чувствуя свою силу, — наверное она чем-то подкреплена. Но если они дальше будут так наглеть — «свято место пусто не бывает», в конце концов. Придёт другой пользователь. Вы думаете, сюда будут из Иркутска привозить вальщиков или трактористов? Нет, этих же людей возьмут. Так что это все вранье, причём — наглое. Они умеют наглеть.

От запретов в лесу лучше не станет: как ограничивать экспорт древесины

Так выглядит лес после сплошной вырубки. Иркутская область

Прокуратура Иркутской области

ИА REGNUM: В любом случае важно, что президент поднял такую непростую тему?

Алексей Грибков: Да, вопрос в любом случае назрел, общество требует реальных дел. Понимают ли в федеральных профильных ведомствах, что надо делать? Сомневаюсь. И боюсь того, что сейчас вот закрутят эти гайки и лоббисты очень мощные — крупные лесопользователи — найдут способы ослабить эти запреты. Вот это — плохой вариант: туда-сюда метаться. Нужно системно и последовательно эти вопросы решать, от запретов в лесу лучше не станет, и рухнут какие-то предприятия.

Как уже сообщало ИА REGNUM, лесной фонд в Алтайском крае занимает более четверти территории региона (4438 тыс. га). Накануне, 30 сентября, президент России Владимир Путин в ходе совещания по вопросам развития и декриминализации лесного комплекса поручил ввести с 1 января 2022 года полный запрет на вывоз из страны грубо — или необработанных лесоматериалов хвойных и ценных лиственных пород.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх