«Разгромленные» джихадисты поднимают голову

 
Формально понятие о джихаде в современном виде родилось в Афганистане 30-летней давности, когда Кабул сопротивлялся попыткам взятия власти моджахедами. Однако в 1992 году столица пала, и множество иностранных рекрутов отправились распространять идеи исламизма в другие страны. Первой ласточкой была Босния, ставшая полем битвы хорватов и сербов с 3-4 тысячами боевиков из Афганистана. У последних целью было создать в Европе государство, базирующееся на идеях «чистого ислама». Ничего не получилось, и фокус террористов сместился на страны постсоветского пространств вместе с Россией.


«Разгромленные» джихадисты поднимают голову

 



Наиболее одиозной фигурой оказался Самер Салех ас-Сувейлем, или более привычный нам Амир ибн аль-Хаттаб, воевавший в Нагорном Карабахе, Таджикистане и Чечне. К середине 90-х годом джихадисты под его влиянием окончательно перешли к классическому террору. По такому сценарию захватили больницу в Буденновске и подорвали несколько станций парижского метро в 1995 году. С тех пор идеология джихада несколько модифицировалась, но основы остались незыблемыми.

Ни для кого не секрет, что радикальные воззрения джихадистов имеют под собой основанием политическое движение исламизма (не путать с исламом). Исламисты сформулировали идеологию, в которой все несчастья мусульман объясняются отступлением от «праведного истинного ислама предков», а также от светского устройства современного общества. Некоторые исследователи-политологи вообще отождествляют исламизм с фашизмом и коммунизмом как схожими идеологиями, противопоставляющими себя существующему миропорядку.


Абдулла Аззам

«Обязанность вести сражение продолжается до смерти и остается обязанностью каждого до тех пор, пока не освободим мы аль-Андалус, пока не дойдем еще раз до Ленинграда, до финнов, до реки Рул во Франции. Земли, на которые распространялись законы Ислама, надо освободить».


Это слова главного идеолога исламистского джихада Абдуллы Аззама, прозвучавшие в конце прошлого столетия. Сейчас же градус риторики значительно вырос, и нынешний фюрер запрещенного в России «ИГ» Айман аз-Завахири считает любую территорию, где хотя бы один день был шариат, исконно исламской землей.


Айман аз-Завахири

При этом особый упор террористы делают как раз на «ближнем» враге Европе. В 2004 году вышла книга Абу Мусаб ас-Сури «Призыв к глобальному исламскому сопротивлению», в которой есть такие строки:
«Я призываю моджахедов в Европе, моджахедов в других вражеских странах, а также всех тех, кто может достичь этих стран, нанести удары по Британии, Италии, Голландии, Дании, Германии, Японии, Австралии, России, Франции, чьи войска участвовали и участвуют в войнах в Ираке, Афганистане и на Аравийском полуострове».



Абу Мусаб ас-Сури

До «дальнего» врага Соединенных Штатов у исламистов руки не доходили по причинам удаленности и относительно высокого уровня безопасности в этой стране. Боевой опыт будущие моджахеды получали с началом конфликта в Сирии в 2011 году, когда несколько тысяч европейцев отправились воевать на стороне террористов. «Катибат аль-Мухаджирин», входящая в состав запрещенной в России «Джебхат ан-Нусры», одной из первых собрала под свои знамена бойцов из Франции, Бельгии, Германии и Голландии. Именно из «Катибата» вышли первые террористы, попробовавшие себя в Европе. Это Тайлер Вилус, призывавший в 2013 году нападать на полицию Франции, Ибрагим Будина, планировавший теракт на карнавале в Ницце, а также Мехди Неммуш, 24 мая 2014 года напавший на еврейский музей в Брюсселе. Позже в «Исламском государстве» образовался своеобразный спецназ, или ингимасия, на базе «Катиб аль-Битар аль-Либи», активисты которой организовали атаку на Париж в 2015 году и спустя пару лет спланировали подрыв смертника в Манчестере. Но это еще цветочки.




К осознанию своей причастности к мировому джихаду многие приходят в европейских тюрьмах

Настоящая опасность исходит от нового поколения мигрантов, которые попали под влияние радикалов после совершения преступлений, то есть в тюремном заключении. Они становятся радикалами не потому, что верят в ислам, а потому, что джихад для них становится удобным инструментом реализации преступных намерений. В своих проповедях вербовщики джихадистов говорят:
«Ислам ваших отцов – это то, что оставили колонизаторы. Наш ислам – это ислам воинов, ислам крови и сопротивления».


Собственно, здесь все понятно: основная цель в исламизации всех доступных в Европе и за её пределами радикалов, становится обычным привлечение их кровожадности к террору. Раньше было диаметрально противоположно: на основе религиозности разжигали огонь радикального исламизма. Ненависть нового поколения джихадистов к коллективному Западу сложно понять и описать. Они едут в Сирию и Ирак с навязчивой целью не просто воевать, а именно умирать, уничтожая мир, который им ненавистен. Сейчас все больше просматривается линия слияния организованной преступности и терроризма на территории Европы. Так, одним из важных мест вербовки последователей джихада стали тюрьмы, в которых молодые отщепенцы успевают на несколько месяцев встать на путь насильственной исламизации всего мира. Деньги на джихад также добываются криминальным путем.


Анвар аль-Аулаки

Анвар аль-Аулаки, один из «министров» пропаганды «ИГ», сказал в этой связи:
«Вместо того, чтобы мусульмане финансировали джихад из своих карманов, они должны финансировать его из карманов своих врагов».


И тут все средства хороши. Так, наркотик каптагон, или фенэтилин, стал настоящим брендом черного бизнеса террористов Сирии и Ирака. Его принимают «игиловцы» перед боем, дабы не чувствовать усталости, страха и жалости к врагу, а кроме этого, он тоннами идет в Европу, обеспечивая террористов наличной валютой. Объемы экспорта каптагона в свое время были столь велики, что составляли серьезную часть доходов «ИГ». Наркотик прост и дешев в изготовлении, эффективен, и при этом выручка от него в сто с лишним раз превышает затраты. Помогает террору на территории Европы итальянская Ндрангета, которая занимается приемом и сопровождением грузов с наркотиками из Сирии, Ирака и стран Африки. Кроме этого, итальянскую организованную преступность неоднократно уличали в незаконной торговле историческими ценностями, которые вывозились из оккупированных «Исламским государством» территорий. Каморра, к примеру, долгое время снабжала джихадистов поддельными документами, позволяющими свободно перемещаться по Европе. Вербовка террористов из числа преступного сообщества оказалась очень эффективным приемом. Джихад вообще позволяет простить человеку все предыдущие прегрешения, просто совершив идеологически обоснованное преступление против «неверных». Хороши бандиты в роли джихадистов за счет своей готовности к насилию, а также широкими связями с преступным сообществом.

Не чураются террористы с Востока и джихадистов-одиночек, которые в глаза никогда не видели живого исламиста. Ему стоит только удаленно присягнуть на верность группировке «ИГ» и освоить нехитрые навыки нанесения максимального урона при минимальных затратах.

На мельницу всеобщей радикализации молодежи Европы льют воду многочисленные протестные субкультуры. Появился и до сих пор не запрещен джихад-рэп, лексика и манеры террористов становятся все более модными в среде маргинального подрастающего поколения. Издание «Профиль» приводит данные, по которым только в 2019 году из мест заключения Франции выйдет около пятисот человек, осужденных за экстремизм. В тюрьме большая часть из них уже прошла исламистскую подготовку и готова к новым подвигам.

Лидеры все большего числа террористических организаций открыто призывают в последнее время к иммиграции на европейские земли. Все это, по их мнению, приведет к бескровному захвату европейских территорий уже в обозримом будущем. Джихад и иммиграция ставится лидерами террористов практически на один уровень значимости.

И как бы ни уверял нас Дональд Трамп в уничтожении «Исламского государства», на его смену придет другое образование, тем более что механизмы управления джихадом давно известны и апробированы. Терроризм под маской исламизма останется еще на долгие годы, и только смена стратегии борьбы сможет переломить ситуацию.

По материалам издания "Профиль"
Автор:
Евгений Федоров
Использованы фотографии:
profile.ru, s-i.huffpost.com, soldats.club, 1.bp.blogspot.com, densegodnya.ru, ongwarjournal.org
Источник ➝

Александр Малькевич назвал марионеткой террористов главу ПНС Файеза Сарраджа

Руководитель Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич раскритиковал позицию Правительства национального согласия (ПНС) Ливии. Председатель комиссии по СМИ Общественной палаты РФ резко отчитал «правительство» после очередного лживого заявления главы ПНС Файеза Сарраджа.

По словам Малькевича, Саррадж необоснованно обвинил российского социолога Максима Шугалея в шпионаже. По его словам, вся информация, переданная Шугалеем в Россию, находится в открытом доступе на сайте ФЗНЦ.

Александр Малькевич назвал Файеза Сарраджа марионеткой террористов.

Глава ФЗНЦ уверен, что за его спиной стоят боевики из «Аль-Каиды» (организация запрещена в РФ) и «Братьев мусульман» (организация запрещена в РФ).

«Башага является палачом. Он лично в тюрьме “Митига” пытал заключенных, в том числе нам известен конкретный гражданин Ливии, которому Башага в ходе “допроса с пристрастиями” выдавил ложкой глаз. Мы с этим ливийцем находимся на контакте. Мы будем ему помогать подавать в международный суд на “власти” Ливии. Будем поддерживать его с юридической защитой. У нас отобрано огромное количество материалов о тех бесчинствах, которые творят палачи и убийцы в Ливии», — подчеркнул общественник.

Глава ФЗНЦ отметил, что часть компрометирующих данных на ПНС предоставил фонду старший помощник капитана судна «Теметерон» Сергей Самойлов. Ему не повезло провести несколько лет в тюрьме «Митига». Малькевич напомнил, что часть свидетельств Самойлова использовалась при съемках фильма «Шугалей».

Александр Малькевич заявил, что террористы захватили власть в Ливии и мучают местное население.

«Я в очередной раз предупреждаю мировое сообщество: когда закончится коронавирус, может рвануть так у них за углом, что мало не покажется. Россия предупреждает Европу и мир, что все это добром не кончится», — пояснил эксперт.

Российские социологи Максим Шугалей и Самер Суэйфан отправились в североафриканскую страну по согласованию с местными властями. В ходе проведения исследований сотрудники ФЗНЦ добыли компрометирующую информацию на ПНС. После этого Шугалея и Суэйфана посадили в плен в неофициальную тюрьму «Митига», где они находятся уже больше года.

Кудрин решил стать "Медведевым"? Глава Счётной палаты заговорил о рецептах лечения России

Кудрин решил стать Медведевым? Глава Счётной палаты заговорил о рецептах лечения России

Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

Один из умнейших и влиятельнейших людей страны (по сочетанию этих качеств его превосходят лишь три-четыре человека), глава Счётной палаты Алексей Кудрин ненадолго стал коллегой для нас, журналистов: написал в газету "Коммерсантъ" яркую статью о том, как нам снова обустроить Россию.

Перечень проблем

Предыдущие попытки обустройства нашей страны категорически не устраивают высокопоставленного чиновника. Он считает, что все тридцать лет "независимости" мы лечили симптомы, а не болезнь, и именно эту немудрёную мысль вынес в заголовок своего материала.

Вообще, в духе времени редакция оформила текст как набор рецептов – не от коронавируса, конечно (Роскомнадзор и Google не дремлют), а от перманентного экономического кризиса. Особую ценность материалу придаёт то, что написал его один из архитекторов этого самого кризиса.

Первым делом Кудрин формулирует наличие двух типов аналитической реакции на пандемию и связанную с ней рецессию. Первый – конкретный, второй – визионерский. Меры по выходу из коллапса с одной стороны, и видение будущего мира – с другой.

Алексея Леонидовича огорчает, что эти два взгляда практически не "сшиваются" друг с другом, а значит, не дают целостной картины будущего. В результате "с симптомами мы справимся, но застарелые болезни не вылечим".

Далее Кудрин перечисляет главные вопросы, вернее даже группы вопросов, которые встают перед миром и Россией.

Первая – приведёт ли пандемия к усилению национальных государств в ущерб глобализации, к стремлению построить автаркии, независимые экономики, или же, напротив, возобладает стремление к общемировому сотрудничеству.

Вторая – как поменяется структура экономики, и в первую очередь малый бизнес, ритуальные пляски вокруг которого привели к ужасному результату: лишь 13% таких предприятий в России уверены, что переживут кризис. В эту же обширную группу Кудрин относит новые подходы к здравоохранению и образованию, требуя резкого увеличения инвестиций в эти сферы. И здесь же звучит ритуальное требование заменить опору на нефть опорой на цифровые технологии – если бы его не было, мы бы заподозрили, что статью писал не Кудрин.

Третья группа – развитие регионов, одна из самых больных тем России. Кудрин требует большей самостоятельности отдалённых городов и весей, не рассказывая о том, как планируется обуздывать неизбежный в этих условиях рост сепаратизма, изящно подогреваемый извне.

Четвёртая группа – "развитие общества", тут просто абстрактно рекомендуются некие "новые модели".

Председатель Очевидность

Председатель Счётной палаты, повторимся, – очень умный человек. И под многими его высказываниями готов подписаться и автор Царьграда, например:

Производство нефти в России не упадёт, но такой ренты, которая была последние 20 лет, у нас уже не будет.

Запрос на новое качество госрегулирования сейчас крайне велик.

Сейчас недофинансирование здравоохранения очевидно. Геройство врачей и других работников отрасли в борьбе с пандемией – безусловно, но иногда им приходится сражаться "голыми руками", не имея оборудования, лекарств, современных технологий!

Без расширения самостоятельности регионов и их ресурсной базы вкупе со значительным увеличением необусловленных трансфертов из центра развитие России невозможно.

Справится ли государство с искушением возможности монопольного сбора и использования информации о своих гражданах?

Незапятнанный?

К сожалению, в поисках ответа Кудрин упирается в 2024 год, на котором история России для её стратегов, кажется, заканчивается. Последним выдохом Центра стратегических разработок, который был интересен (но не полезен) только под руководство Кудрина, стала как раз "Стратегия-2024", набор прекраснодушных пожеланий, снабжённый бесплатными картинками из западных фотобанков. Уже сейчас, всего через три года после написания, невозможно без стыда читать эту презентацию, над которой работали "более тысячи экспертов". Кудрин – профессиональный писатель стратегий, и одна из явных целей его статьи – получить деньги на написание очередного плана спасения России, раз уж все прежние провалились. И что интересно, Алексей Леонидович, архитектор российского монетаризма, в этом как бы не виноват, ведь практические решения принимали другие люди.

МедведевОтставка Кудрина с поста министра финансов в 2011 году была просчитанным шагом. Фото: Pravda Komsomolskaya / Globallookpress    

Вообще, похоже, отставка Кудрина с поста министра финансов в 2011 году была не всплеском эмоций Алексея Леонидовича и Дмитрия Анатольевича, а просчитанным шагом – перед целым набором сложных и спорных шагов (налоговая нагрузка на иные виды бизнеса за десятые годы выросла в два раза, не считая инфляции) требовалось сохранить на будущее человека с "чистыми руками", которому нельзя предъявить претензии за все эти решения. Если Антон Силуанов будет рассуждать о стратегиях развития, его могут и побить, а Кудрин сам с народом, сам выступал на митингах, его вроде как и осуждать не за что.

Хотя Силуанов, много лет работавший заместителем Кудрина, полностью продолжает политику бывшего босса.

Конец без учений

Итак, что же предлагает нам Кудрин?

Он выделяет четыре "национальные цели" страны, с тремя из которых, опять же, трудно не согласиться: а) мы хотим быть здоровыми и жить долго; б) мы не хотим быть бедными; в) нам нужно "адекватное вызовам времени" госуправление. Четвёртый пункт – о необходимости "растущей инновационной, в том числе цифровой", экономики. Об этом поговорим ниже.

Как же всего этого достичь? Казалось бы, здесь должен быть стандартный набор кудринских нравоучений. Но нет. На этом прекрасном месте статья попросту заканчивается. Кудрин отсылает читателя к своим прошлым работам, при этом сообщает, что "некоторые инициативы стоит отложить, а другие заменить на более эффективные".

Конец статьи.

Нет, никогда мы не будем коллегами, Алексей Леонидович. Если бы рядовой журналист написал материал такого уровня, редактор отдела завернул бы его с нравоучительным комментарием: "Критикуешь – предлагай". Но понятно, что автор с таким именем – честь для изданий определённого направления, и его статьи ставятся без правки. А жаль. Потому что всё содержание текста укладывается в следующее:

Сейчас всё плохо, я хочу, чтобы было хорошо, и уже устал вам объяснять, как именно – читайте мои предыдущие высказывания, часть из которых устарела, но я не скажу какая.

Цифра или товар?

А мы скажем. Устарел в первую очередь подход к цифровым инновациям как какому-то фетишу. Цифра – инструмент, а не цель.

цифраБудущее России – не в цифре, а в производстве продукта, который можно "подержать в руках".  Фото: Сергей Киселёв / АГН "Москва"  

При всём уважении к цифровым технологиям ещё ни одному человеку в мире не удавалось насытить желудок последовательностью нулей и единиц, не удавалось укрыться в них от холода или обуться в них перед долгой дорогой. Из всех базовых, биологических потребностей человека лишь сексуальная, пожалуй, удачно использовала цифровую революцию – настолько удачно, что продвинутые мужчины с мозолистыми руками уже и не способны, пожалуй, произвести потомство, ибо не в состоянии что-то сделать с реальной женщиной. Учитывая последовательную борьбу "цифрового лобби" с перенаселением, тут можно констатировать несомненный успех философов из Силиконовой долины и их которой там по счёту колонной в России.

Будущее России – не в нефти, но и не в цифре. Мы должны, обязаны делать упор на товарное производство, на сельское хозяйство, на продукт, который можно подержать в руках, из которого можно построить дом, в который можно одеться. Грош цена экономике, занимающей передовые места по программированию, но импортирующей сотни тонн одежды из Бангладеш, потому что там рабочая сила дешевле.

Цифровые технологии здесь очень важны: скажем, существование 3D-принтеров – до сих пор недооценённая революция. Продукт здесь действительно производит фактически программист, а не слесарь, но важно понимать, что главное – именно продукт, а не способ его изготовления. Если одна страна изготавливает всё необходимое вручную и ни в чём не нуждается, а другая полностью цифровизована, все процессы управляются со смартфонов, но при этом людям не хватает необходимого, какая из них более "продвинута"? С точки зрения Кудрина, вторая. Может быть, он и прав, но России такая продвинутость не нужна.

Зато очень нужна России ответственность людей и организаций за серийное написание несработавших стратегий за государственный счёт.

Картина дня

))}
Loading...
наверх