БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 468 подписчиков

Свежие комментарии

Генерал Бобриков: Истинно русский деятель на финской окраине

Генерал Бобриков: Истинно русский деятель на финской окраине

Фото: Scherl /Globallookpress, revers/Shutterstock

27 января родился Николай Иванович Бобриков (1839–1904), генерал-губернатор Финляндии, проводивший русскую политику на окраинах.

Политика русификации окраин в Российской Империи демонизирована до крайности. Царство Польское, Великое княжество Финляндское, Кавказское наместничество, Туркестанское генерал-губернаторство – территории, которые попали в имперское управление в XVIII–XIX столетиях.

Имперская Россия, завоевав силой русского оружия эти края, относилась административно к ним весьма мягко. Поначалу сохраняя многое из тех местных традиций управления, которые существовали до русского владычества. В таких беспокойных местах, как Царство Польское или Кавказ, это приводило к регулярным вооружённым мятежам. В Великом княжестве Финляндском сопротивление русскому делу было несколько другим.

Присоединение Финляндии

Великое княжество Финляндское (1809–1917), присоединённое вследствие победы в русско-шведской войне 1808–1809 годов, получило массу привилегий. Император Александр I при неизбежном столкновении с Наполеоном хотел задобрить местные финляндские элиты.

В русские руки не была взята ни печать, ни образование, ни администрация.

Финляндия осталась почти нетронутой русской властью, оставаясь автономной от Империи во многих вопросах.

Но политической благодарности народов в истории не бывает в принципе. Всё, что даруется из желания прослыть просвещёнными, покорёнными, воспринимается как должное, а затем требуется ещё большее.

С шестидесятых годов XIX столетия в ситуации либеральных реформ возобновляется собрание финляндского сейма, и русское дело в Великом княжестве Финляндском начинает системно ущемляться местным законодательством. Вместо рубля вводится марка (1860), финская полиция стала подчиняться только финской администрации (1869), появилась национальная армия, русским офицерам закрывается доступ в ряды финских войск (1878), русским предпринимателям запрещается строить железные дороги (1889), медицинская практика русского врача ограничивается (1890), русским людям, не состоящим в финляндском подданстве, был ограничен доступ в торговлю. Изучение русского языка было ограничено, и при въезде в Великое княжество требовалось получение особого паспорта.

Финские сепаратисты начали смотреть на Великое княжество как на "государство", состоящее лишь в унии с Российской Империей.

Финский сепаратизм наступал по всему фронту против общеимперского законодательства и стремился к максимальному обособлению от Российской Империи.

Русская же власть и русская консервативная общественность исходила из того, что Финляндия есть имперская провинция, хотя и с широкой автономией, но совершенно неотъемлемая часть России.

Юрий Самарин тогда писал:

"Если бы когда-нибудь русское общество повернулось спиною к Прибалтийскому краю, махнуло рукою на Польшу, забыло про Кавказ и Финляндию, отучилось вообще интересоваться своими окраинами, это бы значило, что оно разлюбило Россию как целое. Тот день был бы началом её разложения" (Окраины России, 1868).

Положение дел в Финляндии со временем Императорской властью было признано не соответствующим русским интересам, и был взят курс на объединительные реформы.

Государственно-объединительные реформы

Для восстановления русского порядка в Великом княжестве Финляндском был избран опытный администратор – генерал от инфантерии Николай Иванович Бобриков, ветеран русско-турецкой войны 1877–1878 гг.

Прежде чем занять в 1898 году пост генерал-губернатора, генерал основательно подготовился к занимаемой должности, изучив многочисленные материалы, связанные с Финляндией.

Свои выводы он изложил в отдельной записке, где он излагал суть финляндского вопроса:

Завоевание Финляндии вызывалось необходимостью отдалить от Петербурга нашу Северную столицу. Несмотря однако же на девяностолетнюю совместную жизнь, цель такого завоевания поныне совершенно не достигнута. Вместо иностранного государства вблизи русской столицы создалась окраина, до сих пор чуждающаяся облагодетельствовавшей её России и открыто стремящаяся к закреплению за собою прав независимого конституционного государства, соединённого с Россией лишь единством верховной власти… Полное отсутствие русских людей в сенате, статс-секретариате, канцелярии генерал-губернатора, университете, кадетском корпусе и в составе земских чинов сейма дало весьма неблагоприятные результаты… Русские воззрения и русские чувства в крае в расчёт не принимаются… Русский язык преподаётся формально, для вида, а в учебниках истории и географии даются о России несоответствующие понятия….

Генерал Бобриков предлагал упразднить финскую армию, уменьшить чрезмерное значение финляндского статс-секретариата, провести кодификацию местных законов, ввести русский язык в сенате, учебных заведениях и администрации, установить надзор за университетом, пересмотреть учебники во всех учебных заведениях, развивать русскую прессу, освободить православные школы от опеки финских властей, улучшить экономический быт безземельных финнов и т.д.

Уже в своей речи при вступлении в должность в Гельсингфорсе он сказал:

Россия едина и нераздельна, как един и неразделен её Императорский Престол, под сенью которого Великое княжество достигло своего современного благосостояния… Сочту себя счастливым, если в моё управление краем финский народ, неоднократно заявлявший преданность своим Государям, проникнется наконец сознанием неизбежной необходимости добрых и сердечных отношений к России, так как у нас немыслимо разъединять преданность Монарху от преданности ко всей Империи. На всём необъятном пространстве России для всех, состоящих под могучим скипетром Царя, одно подданство и одна к общему Отечеству любовь.

Первым делом новый генерал-губернатор провёл реформу воинской повинности, введя новый устав, по которому финны стали служить в русской армии на общеимперских основаниях, с упразднением финляндских стрелковых батальонов (Высочайший манифест от 29 июня 1901 года).

Генерал основал русскую "Финляндскую газету", оградил православные приходы от вмешательства лютеранских местных властей. По его предложению состоялось высочайшее повеление, чтобы впредь не назначать на должности сенаторов, губернаторов и начальников главных управлений людей, не владеющих русским языком (1899).

Это было совершенно естественное стремление к государственному единению Империи. Правительственные учреждения на всём пространстве государства должны говорить, вести дела и действовать на одном государственном языке.

При изучении финляндского образования генерал Бобриков пришёл к выводу, что именно оно формировало отчуждение финского населения от России. В школах русский язык стал преподаваться как государственный, были изменены программы по истории и литературе. В Гельсингфорсском университете были открыты кафедры русского государственного права и истории русского права, а также кафедра истории России и русского государствоведения.

Был реформирован сенат, который стал вести дела на русском языке. Русский рубль возвратился в Финляндию для последующего объединения финских финансов с Имперской финансовой системой…

Николай Иванович был убеждённым русским имперским патриотом.

В своём дневнике он писал:

Приходится переживать великую историческую минуту, и я счастлив, стоя здесь на часах, содействовать охранению русских интересов, основанных на несомненном и бесспорном праве.

Праве господства, добытом русской кровью.

На главные должности в Великом княжестве генерал-губернатор назначал русских администраторов, отстаивавших русские интересы. У сепаратистски настроенной финляндской общественности эта деятельность вызывала острое неприятие. Угрозы русскому администратору сыпались со всех сторон, он же хладнокровно делал своё дело.

Генерал Бобриков хорошо понимал всю сложность своего положения:

Конечно, у меня больше врагов, чем друзей, и потому я ожидаю всяких мерзостей.

Давно задумываемая месть сепаратистов не заставила долго себя ждать. Началась Русско-японская война, и террористические действия против русских патриотов стали учащаться с каждым месяцем. Убивали самых последовательных, самых несгибаемых русских администраторов.

Волна убийств достигла Гельсингфорса. В здании сената 3 июня 1904 года сын шведского сенатора Эйген Шауман тремя выстрелами из револьвера смертельно ранил генерал-губернатора Бобрикова. Умирающего успели причастить, прооперировать, но спасти его драгоценную жизнь уже не смогли. Сам убийца-террорист застрелился.

Генерала Н.И. Бобрикова убили не только как представителя русской власти, но прежде всего – как представителя русской идеи единой и неделимой России.

Государь Император Николай Александрович в своей телеграмме вдове генерала, исполнившего свой долг до конца, изволил написать: "Имя Николая Ивановича Бобрикова будет всегда памятно истинно русским людям".

Картина дня

наверх