Свежие комментарии

  • Александр Ляшенко
    А где российский симметричный ответ,на пару-тройку десяток хохлосаксов?Шпионские игры он...
  • Валентин Поляков
    Отвечаю. Ты лично знаком с ним, пиво пил в Мюнхене на брудершафт?Доктор Редько отв...
  • Валентин Поляков
    Отвечаю. Вот бы и оперировал в Сибири, не лез в город Питер!Доктор Редько отв...

Санитары леса

Санитары леса


Да, есть просто санитары и существуют еще санитары леса. В обычное время их различить довольно просто. Первые как бы всех защищают (от болезней, напастей, себя). Вторые как бы зачищают ― «чистят лес» от слабых (немощных, непродуктивных, заразных). Но это в рутинной, стандартной повестке дня. В период же форс-мажора (эпидемиологического, экономического, политического) эти две категории сливаются. Не в экстазе, а в экзистенции ― способе существования и функционирования. Хотя предпосылки, робкие звоночки подобного звучали давно.

Вот смутно вспоминаю давний, кажется шведский, детектив. Там санитары-натуралы решают взять власть в стране в свои стерильные руки. По их мнению, политики ― это как раз санитары леса. И должны чистить свою державу от убогих и бесполезных граждан и помогать сильным. А если они «путают ветра», заигрываются в расточительные, бессмысленные социальные и миграционные программы, их надо срочно менять на профессионалов. И реальные санитары заражают все население вирусом, от которого у них есть антидот-вакцина. Устанавливают полный контроль над державой, оценивая, кто национально сознателен и полезен, а кто нет, кому жить, а кому гнить...

Может, ошибаюсь в пересказе сюжета, но так уж я запомнил.
А то, что итальянские, испанские, американские санитары уже решают, кого из больных подключать к «вентилятору», т. е. фактически спасать, это вроде никто сейчас и не оспаривает...

Да, все смешалось в доме «коронских»: политики уже не совсем «санитары леса» ― они пытаются, пусть и на словах, спасать всех. А санитары, пусть вынужденно, с болью в сердце и с нарушением профессиональной клятвы берут на себя функцию дарвиновского отбора и мальтузианской отбраковки...

Ох и много неожиданного мы увидим в надвигающемся новом мире. Уже увидели! Я, например, абсолютно был уверен, что к любым неожиданностям и мировым напастям более других держав готовы Штаты. Не только потому, что вызывающе богаты, защищены целыми океанами, держат мировой печатный станок. Не только. Еще они позволяют себе то, за что могут разбомбить в пыль любую другую страну. Их санитарная служба, наверное, самая авторитарная и милитаризованная в мире. Руководит ею всегда военный. В крайнем случае, как сейчас, адмирал. И способ мышления у их санитаров сугубо милитари. Поэтому Главный санитар, вице-адмирал Джером Адамс, обращаясь к нации, сравнивает пандемию не с какими-то там былыми гражданскими недугами, а прямо с разгромом флота при Перл-Харборе. Где даже потери были ниже, чем сейчас... При таком подходе, думалось мне, они просто задавят своей камуфлированной и бронированной массой вирус, как задавили когда-то танковые корпуса Хусейна.

Не тут-то было. Растерянность, непоследовательность, неготовность, ложь, дикие запреты и банальные ошибки. Еще даже прямое воровство. Вплоть до хищения защитных масок у своих же партнеров ― французов. (А ведь Франция ― ядерная страна. Вдруг обратка?) И скупка оружия населением. Ждут погромов?..

Я недоумевал, пока не вспомнил одну маленькую давнюю историю. Довелось в силу обстоятельств встретиться с их военным начальником ― председателем Объединенного комитета начальников штабов. Сидели со статным генералом в его кабинете в Пентагоне. Гостеприимный хозяин (грузинская фамилия обязывала) предложил мне кофе. Вошел помощник ― форменный красавец с подносом. Но когда подходил к столу, наступил на свои развязанные шнурки, споткнулся и чуть не окатил шефа черным варевом.

Потом я все же спросил у полного генерала, почему офицер ходит незашнурованный. Тот поморщился и процедил: «Это у военной молодежи мода такая гребаная. А я запретить не могу. У нас демократия»... Америка. Закрыть столицу можно. Разрешить выход в море авианосцев, включая знаковый «Теодор Рузвельт» с зараженными экипажами, можно. (Только представьте образ ― «больной Рузвельт»!) А запретить ходить офицеру с незашнурованными шузами нельзя. Поскольку шнурки ― критерий демократии.

Они и наступают на них. Раньше, сейчас, вечно. Хотя обидно, понимаешь, когда падает гигант, потому что запутался в собственных шнурках. Эх, подозревал я, что в «зрелых демократиях» многое держится «на соплях», но не думал, что все так буквально. Последняя надежда на Трампа. Парень, как он сам говорит, не любит тех, кто «в слезах и соплях»...

Вообще-то, я даже в чем-то благодарен проклятому вирусу. Есть в нем, как сказал бы Николай Александрович Бердяев, прозорливая дьявольщина. Он высвечивает ранее скрытые аспекты, неприметные пружины будущих отношений, грядущих перемен. Вирус вскрыл, как консервную банку, не только эксгибиционистские страны. Там и так все на виду, поскольку понты дороже денег. Но вирус заглянул в суть и тонких тайн Востока. Китай оказался силен, казалось списанной, но не инфицируемой компартией. И всё. А Турция закрыла всё, кроме базаров. Показав тем самым другим и поняв для себя, что так выжить нельзя. Без базара...

Вирус даже загадочных славян просветил насквозь беспощадным рентгеном. Вот годами ищут-ищут эксперты и политики общее и раздельное между былыми братьями-славянами. А с вирусом и искать не надо. Когда решили дать маленькое послабление самоизоляции, на Украине разрешили работу ломбардов. А в России ― магазинов автозапчастей. Все сразу стало понятно. Украина по глубинной ментальности ― страна-ломбард. Ломбардия! Здесь эпицентром, вампитером даже всемогущей национальной литературы является шинок. Он же в давние времена ― прообраз ломбарда, где под хороший кураж можно было заложить всё: от креста до коня. Еврей-шинкарь всегда был сакральной фигурой этой литературы ― скряга и благодетель, инородец и просветитель.

Меня вот украинские друзья спрашивают, почему президент Зе отмену карантинных запретов начал именно с ломбардов. Я уверенно отвечаю: «Тому що послидовный». Ведь если заложена земля, то надо куда-то будет закладывать и столовые приборы ― все равно уже не пригодятся. Президент-шинкарь ― это карма, а не случайность...

В России национальный культ ― движение. Всем надо срочно куда-то ехать, постоянно собираться в дорогу, кого-то провожать или встречать. Короче, Чук и Гек. Если в украинских «миллионниках» метро при карантине закрыли сразу и с облегченьицем как издевательство над традиционной неторопливостью, то в российских ― наоборот. Ускорили, почистили, продезинфицировали. Ибо культ! Символ ковра-самолета, Емелиной печки и «птицы-тройки» в одном тоннеле. Здесь и в старинной литературе герой всегда при дороге. То ли он инженер-путеец, то ли путевой обходчик, то ли станционный смотритель. Да хоть и мелкий вор, но крадущий гайки с «железки». И в советское время ― «мой адрес не дом и не улица...». Строить дороги и мосты здесь такое же священное занятие, как на Украине возводить заборы и блокпосты... Поэтому и президент с «путевой» фамилией.

Кстати, украинские «санитары леса», конечно же, не простят никогда Крым. Потому что никогда поймут. Крым так удобно и быстро можно было заложить, ничего не трогая. А русские, блин, все строят и стоят там мосты, путепроводы, шоссе. Какого хе...? Страна ― шинок. Страна ― путь. Национал-гедонизм или социал-романтизм. Свинарчук или Конюхов... Вирус это разделяет и объясняет. Ну а мы выбираем, что по душе... А еще, скажу по секрету, надо бы стараться быть самому и поумнее, и посильнее. Ну, чтобы меньше зависеть от любых санитаров. И пусть они тогда идут лесом.

Р. Дервиш
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх