Свежие комментарии

  • Александр Залетов
    Давно пора.США нашли новый с...
  • Александр Каплуненко
    Всех мигрантов, ходящих толпами, пинать в жопу, пока не окажутся в своих аулах.ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...
  • Олег Архипов
    Всё как обычно.Сначала про национальность не говорите,а потом и ботинки целовать заставят. Всё так непосредственно,ми...ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...

Режим Зеленского – «ОПЗЖ»: страх правды

Владимир Скачко

Режим Зеленского – «ОПЗЖ»: страх правды

Определенный феномен отношений между украинской властью и оппозицией (или разными видами оппозиции) не в том, что они не любят друг друга, а в том, что смертельно боятся. Не только друг друга, но и правды.

Правды и о ситуации в стране (критика оппозиции – естественный процесс), и о подлинных отношениях между ними. А она, правда, в том, что отношения между постмайданными режимами Петра Порошенко и Владимира Зеленского и мнимыми оппозициями сводятся не так к стремлению сменить друг друга у руля государства (что тоже естественно в любой стране), как к желанию договориться с властью о мирном сосуществовании. И даже – что самое мерзкое! – о распределении прибыли при якобы «политической борьбе». Это когда правящий режим «окучивает» страну преимущественно, в самых сладких местах, но при этом и оппозиционеров не трогает. Потому что оппозиция легко и непринужденно обменивает свою критику власти и лояльность к ней на ответную расположенность власти и невмешательство в дела оппозиции.

В Украине на заре независимости даже термин специальный возник для этого феномена – «конструктивная оппозиция»: тут критикую, а тут – если дали вкусно поживиться – всеми силами власти подмахиваю.

Это и привело к тому, что в Украине на протяжении всех лет ее независимого существования практически никогда не было разумной альтернативы. Если во внешней политике власть и оппозиция еще колебались в выборе вектора (Запад или Россия, ЕС или СНГ, евроинтеграция или Таможенный союз), то внутри Украины все азартно грабили ее в олигархическом режиме. Причем олигархи отличались друг друга разве что близостью к власти или отдаленностью от нее, а, например, президент Леонид Кучма, создатель и вдохновитель олигархического режима, был только верховным смотрящим, равноудаленным от центров силы и не допускающим запредельного беспредела.

Все изменилось после госпереворота 2014 года, когда от кровавых победителей на «евромайдане» потребовали резкой смены курса – переформатирования Украины в агрессивную «АнтиРоссию», распродажи ее государственных активов в надежные руки западных «инвесторов» и отъема собственности у так называемых олигархов.

При президента Петре Порошенко процесс несколько застопорился. Потому что сам Порошенко был олигархом и понимал, что отберут «кровное» и у него. Пять лет он мурыжил своих внешних кураторов, и те на смену ему подкинули «генитального клоуна» Вову Зеленского, при котором заметны два процесса. С одной стороны, узурпация и усиление личной власти «мальчика Зе», который распробовал ее вкус и оценил прелести пребывания в должности собственным карманом. С другой – полная распродажа Украины под видом новой «большой приватизации» и так называемой «деолигархизации» – продажи остатков госсобственности и земли, а также отъема имущества олигархов.

Порошенко с оппозицией жил в мире. Каждый занимался своим делом. Он понимал, что олигархи есть и в противоположном лагере, которые считают, что «им мяса не докладывают», и старался навести с ними мосты. А оппозиция (тогда уже возникла партии «Оппозиционная платформа» Юрия Бойко/Сергея Левочкина и «За жизнь» Вадима Рабиновича/Виктора Медведчука, которые сегодня являются как бы главными оппонентами власти – «ОПЗЖ») делала вид, имитировала, что «страшно борется» за власть и за народ. Я на себе это прочувствовал. Меня как-то пригласили помочь одному из лидеров оппозиции. Как журналиста, разумеется. Я начал писать, и через какое-то время мне сказали, чтобы меньше критиковал Порошенко, потому что «у Виктора Владимировича с Петром Алексеевичем хорошие отношения и есть определенные договоренности». Вот с тех пор я ПОНЯЛ всю гнилую и соглашательскую суть «ОПЗЖ» и ее лидеров (а там же в вождях еще Сергей Левочкин, «предатель Януковича» и «отец майдана-2014», обретается) и с тех пор в высшей степени брезгливо стараюсь даже близко к ней не подходить. Чтобы не запачкаться испражнениями такой «опподеятельности». И это у нас с «ОПЗЖ», Левочкиным и прочим ее вождями взаимно. Но то такое, личное, мелочь. Важно то, что я ЛИЧНО узнал правду об этой квази-оппозиции.

Режим Зеленского – «ОПЗЖ»: страх правды

При Зеленском ситуация несколько изменилась. У него появились несколько оппозиций – не только «ОПЗЖ», но и «Евросолидарность» Порошенко, даже «Батькивщина» Юлии Тимошенко в парламенте и патриотически-неонацистские своры за пределами кулуаров и кабинетов власти, на улице. Зеленскому не только поставили задачу ускоренно переформатировать и распродать Украину, но и разрешили полностью извести оппозицию. В первую очередь ту, которая хотя бы только говорит о пагубности для Украины западного пути и пытается вернуться к равноправному сотрудничеству с Россией и к защите прав русскоязычных граждан страны. Для Запада это самая страшная оппозиция в Украине, с геополитическим подтекстом. Вот Зеленский и получил отмашку – репрессивно и безжалостно «мочить «ОПЗЖ». По-любому, и за пророссийскую позицию (типа «потакание агрессору»), и под видом деолигархизации.

Но Зеленский, как мы уже видим сегодня, пошел по более иезуитскому пути – негласного раскола «ОПЗЖ». На тех, кого Запад приказал уничтожить совсем, и на тех, кто должен будет еще больше имитировать, привычно аккумулировать вокруг себя протестный электорат (в первую очередь юго-востока страны) и, как обычно, спускать его протестные устремления в очередной свисток. Это сложнее, но надежнее: и власть усилится, и видимость оппозиции сохранится, полная, ёпт, демократия.

Вот потому-то мы сегодня и имеем в Украине, с одной стороны, посаженного под домашний арест «кума Путина» Виктора Медведчука; незаконное закрытие трех телеканалов из его, как они говорят, «пула»; санкции превращенного в главный репрессивный орган Совет нацбезопасности и обороны (СНБОУ) против его собственности и активов; попытки разгромить и сжечь его офисы по всей стране; объявление в розыск его соратника нардепа Тараса Козака, у которого обвинили в государственной измене, а Печерский райсуд Киева арестовал все имущество; арест в Харькове руководителя организации «Патриоты за жизнь» Олега Ширяева. Это – силовое давление на неугодную часть «ОПЗЖ».

Режим Зеленского – «ОПЗЖ»: страх правды

С другой стороны, в «ОПЗЖ» существует группировка Юрия Бойко и Сергея Левочкина, которые должны остаться и полностью превратиться в симулякр оппозиции для русскоязычного сегмента граждан Украины. Им как бы разрешена такая мягкая критика режима, что это больше похоже на лизание Зеленского в известном месте. Тот же Левочкин как-то раскритиковал Зеленского. Но не за то, что тот окончательно «убивает» страну, а за то, что за два года растерял свое электорат и доверие людей. «Нынешний президент по сравнению со своими предисессорами (predecessor по-английски – предшественник. – Авт.) – пиар-машина. Крайне публичный, работоспособный, легкий на подъем, и, несомненно, он пришел во власть с хорошими намерениями», – «критически» прошелся Левочкин по межъягодичному пространству президента.

Этой части «ОПЗЖ» можно демонстративно и как бы «оппозиционно» не только критиковать власть и даже «мужественно» игнорировать вызовы на допросы в СБУ. Так, например, фронтмен этой группы Юрий Бойко при недавней отставке главы МВД сказал, что неплохо было бы отправить на политический покой вместе с Арсеном Аваковым и весь состав правительства Дениса Шмыгаля. А че ему? Он же знает, что кабинет никто оставлять не собирается, но звучит совершенно «оппозиционно и смело».

Потом тот же Бойко отказался идти на допрос в СБУ, которая хочет найти «предателей» и разобраться, что же случилось с так называемыми «харьковскими соглашениями» с Россией весной 2010 года, когда российский Черноморский флот продлил аренду базы в тогда еще украинском Севастополе в обмен на скидку цены на российский газ. «Как же я пойду на допрос, когда у меня встреча с избирателями запланирована? Я не собираюсь отменять ее, потому что кому-то вдумалось на какую-то дату вызвать меня на допрос по делу 12-летней давности», — крайне отважно сказонул Бойко. И ничего. Это Медведчука и его крыло могли бы запаковать и доставить на допрос силой, а ловочкино-бойковцы – это «свои», у них разрешение и своя «квота на критику» имеется.

Режим Зеленского – «ОПЗЖ»: страх правды

И эти эрзац-оппозиционеры сегодня на деньги олигарха Рината Ахметова, который своей предательской в отношении жителей Донбасса лояльностью тоже планирует выторговать свои преференции у Зеленского, политически зачищают юго-восток, создавая там великое множество оппозиционных структур-симулякров. Чтобы окончательно запутать и сбить с толку зашуганное население, а президент Зеленский опять предстал «любимой бубочкой», лучшей, чем все его «предисессоры».

И все равно режим Зеленского и «ОПЗЖ», повторяю, одинаково боятся правды. И о себе, и о своем поведении, о ситуации в стране. Правды, которая совершенно открыто звучит в критических речах оппозиционеров и полностью отражает плачевное состояние страны и ее народа. И которая может вскрыться, когда придется не только говорить, но и действовать. В тех событиях, которые могут начаться, если терпение народа закончится и он взорвется социальным бунтом, что многие предрекают и прогнозируют уже на эту осень. Тогда власти придется «мочить смутьянов» и доказывать свою силу, а оппозиции – возглавлять процессы и организовывать борьбу.

Большая правда заключается, что власть и оппозиция одинаково боятся народного возмущения. И продажный компрадорско-коллаборационистский режим Зеленского, и оппозиция ему в лице «ОПЗЖ» – ягоды одного поля. Олигархического. Власть готова «мочить» людей, вышедших на протесты, а оппозиция-симулякр не готова их возглавлять. Потому что страшно. За себя в первую очередь. Вот и весь феномен…

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх