Свежие комментарии

  • Yvan
    По примеру Китая, где раскулачили 4 тыс. приватизаторов 90-х и вернули $25 трлн.Либеральная мечта...
  • vasul asd
    Не нажрались? Все надо национализировать, включая все то что прихватизировалиЛиберальная мечта...
  • Семенков Александр
    Правильно отреагировали питерцы! Весь этот первобытный сброд надо гнать сраной метлой в себе, на их Родину. Пусть там...ПО ЗАКОНАМ ГОР. З...

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

В последнее время на страницах «Военного обозрения» развернулась горячая дискуссия по тематике ВМФ и особенно авианосцев. Хотя дискуссия ли? Ибо это слово предопределяет и достойный уровень обсуждений, и споров, и их культуру… Увы, но фраза «жечь глаголом» будет точнее и уместнее:

А. Тимохин чрезвычайно часто апеллирует к боевой ценности авианосцев, постоянно пытаясь подвести необходимость их постройки в рамках задач, не имеющих никакого реального обоснования. Избегая серьёзных вопросов, касающихся реального положения дел в российской политике, он очаровывает доверчивую публику…

Сторонники авианосного лобби, к сожалению, до сих пор не поняли… Они продолжают использовать сей класс боевых кораблей как предмет технологического фетиша, подгоняя его под собственные неуместные фантазии. Одним из ярких примеров того служат многие статьи Тимохина, который регулярно пытается продвигать интересы флота (или, быть может, заинтересованных в увеличении его финансирования лиц) сообразно своим фантастическим сценариям…

Зачем же пытаться спорить с популизмом и ненаучной фантастикой? Попробуем зреть в корень – в саму целесообразность связи военной необходимости авианосца и наших политических возможностей и амбиций!

Ну что на это можно сказать?

С «огоньком» написано (г. Воскресенским), только вот аргументации данной точки зрения (как будет показано ниже) просто нет. Есть только непонимание, просто ложь и лукавое манипулирование фактами.

Подчеркну особо – эффективность авианосца не может являться предметом дискуссии (именно в смысле этого слова). «Аргументация» (в кавычках) уровня «наши камни (ПКР) за полчаса убьют все их авианосцы» – прямое свидетельство полного дилетантизма заявляющих подобное. Предметами спора могут быть только его облик (и авиагруппы) и модели решения им задач.

В связи c неоднократно прозвучавшими обвинениями сторонников авианосца в «диванной аргументации», скажу о себе: имею в том числе опыт органов военного управления (противоавианосной дивизии и группировки ударных сил), включая разработки новых тактических приемов (причем для межвидовых группировок противоавианосных сил). Несмотря на то, что «по образованию и воспитанию» автор противолодочник и подводник, авиационные вопросы им внимательно изучались, отслеживались. Мнение и работы автора отражены в ряде статей. Например:

Способность воевать на море – необходимость для России!
О морском Су-34.

Дальнобойные ПКР на подлодках – это хорошо, но еще лучше (причем многократно) они на самолетах. В т.ч. потому, что подлодки по воздуху с флота на флот не летают, а у нас, увы, 4 разделенных театра…

Cтоит отметить самую первую статью автора (2007 г.) по проблематике авиации ВМФ:
Авиация ВМФ. Была. Есть? Будет?

Замечу, что статья была написана в период службы, его начальниками читалась. И, несмотря на жесткую критику реалий ВМФ, никакого давления на автора не было (однако все это было в 2000-х годах, а уже на рубеже 2010-х годов ситуация в Минобороны очень изменилась, и в нехорошую сторону).

Говоря об «авианосных дискуссиях» следует особо отметить, что так называемое у нас «авианосное лобби», по факту им не просто не является, по сути, выступая противником реальных боеспособных авианосцев в составе ВМФ РФ. Дело в том, что «лоббирование» подразумевает наличие личной «заинтересованности» (обычно финансовой), в интересах определенных финансово-промышленных групп и лиц. А им в наших условиях от боеспособных оперативных соединений (с авианосцем) ВМФ «одно беспокойство»: в этом случае с них начнут спрашивать за результат и потраченные средства, причем боеспособными кораблями (а не стапельными и ремонтными долгостроями).

Возможностей «вкусно осваивать бюджетные средства» до сих пор более чем хватает, причем без какой-либо реальной ответственности за реальную боеспособность выпускаемой военной продукции. И в первую очередь это касается нашего подплава. Примеров, причём документально подтверждённых, автором в статьях была приведена масса.

Что интересует наше «авианосное лобби»? Красивые разные модельки, НИРы без какой-либо ответственности и реального, практически пригодного результата.

Короче, «процесс» без результата. И чем дольше – тем лучше. Количество «картинок и моделек» самых разных авианосцев, появившихся «для услады взора общества» за последний десяток лет, превосходит весь зарубежный авианосный пиар вместе взятый. Россия стала ведущей авианосной державой (по количеству новых прожектов и их моделек). Особенно забавны (а точнее – грустны) прожекты и модельки, которые заведомо невозможно будет построить. И не только по финансовым причинам, но и просто по отсутствию стапеля соответствующего размера и несущей способности (например, прожект 23000).

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

При этом единственный авианосец в составе ВМФ находился в хронически «полузадушенном» и абсолютно небоеспособном состоянии. И это вполне устраивало командование ВМФ. После успешной реализации проекта с авианосцем «Викрамадитья» для ВМС Индии, имелись все возможности относительно быстро и за разумные средства привести в нормальное должное состояние «Кузнецова». И деньги тогда были…

Вместо ремонта «Кузнецова» в начале 2010-х годов флот с упоением ввязался в аферу с «Адмиралом Нахимовым».

По ситуации на сегодня приведу только одну цитату по поводу плавдока ПД-50 (выводы из нее пусть делает каждый):

В 22 часа 30 минут члены экипажа дока, находящиеся в различных помещениях дока, ощутили толчок в корпусе дока, после чего прекратилась подача электропитания на оборудование и освещение. Автоматически включалось аварийное освещение, и произошел запуск аварийного дизель-генератора. Док накренился на правый борт.

Здесь же стоит отметить административно «задушенную» на рубеже 2010 года дискуссию по облику и вариантам развития авианосной тематики в профессиональном сообществе (с жестким «затыканием ртов» даже участникам с «большими звездами»).

В реальной общественной дискуссии по авианосной тематике по факту существуют три группы: лоббисты (которым сам авианосец «одно беспокойство», но вот если в легкую на этой теме «бюджеты освоить» – они всегда рады), сторонники (понимающие значение, потребность и возможности авианосца) и противники. Причем по последним наблюдается иррационально-идеологическая, так называемая, «аргументация», сводящейся к «трем не»: «не нужно», «не сможем (технически и организационно)», «не можем финансово».

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

Иррациональность в направлении такой «кривой логики» распространяется именно и только на авианосец. При игнорировании указанных «трех нет» (факторов: задач, возможностей и эффективности) для любых других боевых средств (и тем более – для сравнения их по критерию «эффективность-стоимость»):

Действительно, никогда не скрывал, что я противник теоретической постройки этих унылых и дорогостоящих корыт.

«Логика» просто «блещет» (в кавычках)! Зато «идеологическая вывеска» уже готова…
И «не нужно» тоже «уже готово» - Черная дыра Дальней океанской зоны.

За 30 лет существования России была одна операция у «дальних берегов», которую, стоит признать, флот России провалил. Речь, понятное дело, идет о снабжении группировки в Сирии.

Простите, а причем период «сердюковского реформирования» у флота забрали и уже давно относится к «здесь» флот?! Ибо то, о чем идет речь (вспомогательный флот), Департамент транспортного обеспечения (ДТО) МО РФ – Тыла Вооруженных Сил РФ (в числе прочего отобравший у флота и здание Главного штаба в Москве)? То есть это реальный логистический провал в Сирии (в том числе выбитый ресурс нашей ВТА) – это вина совсем не Чиркова, Королева, а г. Булгакова.

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцевВстреча И. Орлова с руководителем ДТО МО РФ А. Ярошевичем (фото: пресс-служба Губернатора Архангельской области) и генерал армии Булгаков.

И вина того же г. Чиркова здесь только в том, что, когда в 2012 году была реальная возможность восстановления и построения нормальной структуры управления ВМФ (и пересмотра ряда ошибочных решений), что продвигал советник Министра Обороны адмирал Сучков, он не проявил волевых качеств пойти «поперек Булгакова».

Продолжаем:

Не раз, общаясь с экипажами бомберов в Бутурлиновке (репортажей оттуда было достаточно), мы с коллегой Кривовым задавали этот провокационный вопрос. А чего не задать? Летчики воспринимали с достаточной долей юмора и говорили только то, что если на МиГ-29К подвесить все, что тащит на себе «Утенок», у «мигаря» крылья обломятся, и стойки шасси подогнутся. Потому что 2–2,5 тонны против 8 – это смешно.

Да, это смешно. В смысле: такие «аргументы» (в кавычках). Ибо ранее нашими оппонентами было высказано, что «демократию в России спасут» Ту-160, с бомбовой нагрузкой которого, в свою очередь, у «утенка» «крылья обломятся, и стойки шасси подогнутся».

Только вот незадача, подавляющее большинство самолето-вылетов в Сирии выполнялись с бомбовой нагрузкой менее 2 тонн (с высокоточным ее применением).

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцевТипичная «сирийская» боевая нагрузка Су-34.

При этом боевая нагрузка МиГ-29КУБ может превышать 5 тонн, и это реальное значение (проверенное инозаказчиком на «Викрамадитье»), с обеспечением взлета с трамплина.

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцевБолее 5 тонн на внешних подвесках МиГ-29КУБ

О том, что будет с летчиками «с хорошей долей юмора из Бутурлиновки» при попытках хоть как-то оказать помощь Калининградскому анклаву (в условиях и противодействия польских F-16C c AIM-120C с ДРЛО) без авианосца, смотреть наглядно:


Якобы «не нужно»


Однако даже не это главное, а то, что если бы «султан» ударил, то наши Су24М/34/30СМ в Хмеймиме немедленно стали бы «горящими кострами» (под ударами дальнобойной реактивной артиллерии), после чего значение для отступающих к морю сирийских и российских войск имела бы боевая нагрузка самолетов «воздух-воздух».

Причем в начальный момент сирийской операции все реально висело на «одном аэродроме» (находящемся в зоне поражения дальнобойной реактивной арты с территории Турции). Что в тот момент являлось «запасными аэродромами», нашей общественности лучше не знать (ибо валидола потребовалось бы очень много).

И здесь опять нельзя не вспомнить г. Воскресенского с его «Флотскими драмами: о политике, войне и целесообразности».

Первоначальная тяжесть боевых действий легла на нашу ударную авиацию, размещённую на иранском аэродроме Хамадан, где базировались Ту-22М3 и Су-34. Где, дорогие читатели, вы видите место для авианосца в данных событиях? Намеренно ли А. Тимохин искажает факты и вводит в заблуждение?

Хороший вопрос, да? Особенно с учетом того, что на самом деле никакого сколько-нибудь длительного базирования на Хамадане нашей авиации не было, а первые удары с этой авиабазы были нанесены только в августе 2016 года. При том, что операция в Сирии шла уже десять месяцев! Соответственно, вопрос: намеренно ли сам А. Воскресенский («Флотские драмы: о политике, войне и целесообразности») искажает факты и вводит в заблуждение (здесь уже без кавычек)?

Кстати, заявления г. Воскресенского о якобы «неспособности» серийного выпуска аэрофинишеров – это также является банальной и довольно глупой ложью. Ибо их серийное (!) производство ведется, как по заказу Индии (в том числе для нового авианосца), так и для ремонта нашего «Кузнецова».

Собственно, то, что было написано им в «вопросах сторонникам авианосца» (например, в пункте 3, о якобы «Избегании проблемы НИОКР»), говорит лишь о его полной некомпетентности в данной тематике. В одной из ближайших статей автор вернется к этим вопросам, особенно в части актуальной темы отличий работ по ОКРовскому и серийному ГОСТ.

А свое заявление о якобы «7 годах подготовки специалистов для эксплуатации ЯЭУ» Воскресенский чем-то подтвердить готов? Или, по его мнению, у нас сроки обучения в инженерных училищах ВМФ изменились с реальных 5 лет? Пример вроде бы «мелкий», но показывающий уровень «аргументации» (в кавычках) оппонентов.

Возвращаясь к Сирии, подчеркну, что ситуация в начале операции была крайне острой (весьма нервную реакцию в Минобороны вызвали переданные автором должностным лицам фотографии наших самолетов в Хмеймиме, сделанные из кустов рядом с аэродромом зарубежными журналистами). Даже без Турции, при своевременной реакции хозяев «бородатых питомцев» (Небензя) в начальный момент операции сама возможность базирования и применения авиации с Хмеймима могла оказаться буквально поставленной под удар.

И именно в этот момент и прозвучала фраза В. В. Путина:

Где наш авианосец?!

Далее цитата специалиста ОПК, непосредственно участвовавшего в последующем «экстренном принятии мер»:

Прошлой осенью Темнейший сказал адмиралам, чтобы этой осенью самолеты с Кузнецова отработали по Сирии. Ему сказали, что не получится – точность никакая. Он спросил: а не жмут ли адмиралам их погоны? Чтобы по осени все было.

Ну, адмиралы нашли контору, которая доработала им 2 звена к нужному сроку, они перелетели на авианесущий крейсер и прибыли к берегам Сирии. Теперь летают с Хмеймима, а иногда с «Кузнецова».

А фраза г. Воскресенского:

Назвать это чем-то большим, нежели прямым оскорблением интеллектуальных способностей офицеров нашего Генерального штаба, нельзя.

Это что? «Аргумент» (в кавычках) или все-таки весьма сомнительный жупел?

Собственно, на это можно будет еще раз привести вот этот пример:

№ 312/4/4421 от 15.05.2019 г. обращение с информацией по состоянию подводных сил ВМФ и Северного флота, поступившее в адрес Администрации Президента РФ, Главным оперативным управлением Генерального штаба ВС РФ рассмотрено. Данная обстановка не соответствует действительности.
Заместитель начальника ГОУ ГШ И. Дылевский.

Очень мягко выражаясь, данный ответ из Генштаба правдой не является.

А, кстати, то, что до самого последнего времени на ТОФ у нас не было ни одного современного тральщика (и даже противоминного НПА) – это что было «новостью» для соответствующих «офицеров Генштаба»? И таких примеров немало. Так что и по «офицерам ГШ» серьезные вопросы имеются. И, тем более, не является достойным приёмом спора откровенный уход от реальных вопросов за «фиговый листок» официальных лиц и заявлений.

Якобы «не сможем»


Мнение Р. Скоморохова:

Расскажу вам тоже в теории, что будет, если дело дойдет то того, чтобы за танзанийский уран, например, надавать по мордам оппонентам. Ваша авианосная группировка, состоящая из отдельно взятых корыт сорокалетней давности, будет разнесена в кровавые клочья впятеро большей по составу американской группой. Именно впятеро, эти герои не умеют иначе. Поэтому против вашего авианосца будет 4–5 американских, против нескольких кораблей прикрытия будет штук 20 эсминцев и прочие удовольствия. И любая попытка России что-то там промяукать в зоне интересов США закончится кровавыми соплями и выплатами погибшим. Просто потому, что у России сегодня нет флота, способного действовать на дальних рубежах, а тем более, в зоне интересов США. И не будет. Мы отстали от Штатов навсегда.

Невольно возникает вопрос – может тогда «пора в саван и ползком на кладбище»? Однако торопиться с этим не будем. Тем более что реальность несколько иная.

Первое. Да, «африканский пример» Тимохина крайне неудачен. И нам действительно нет никакой необходимости залезать Вооруженными силами в различные авантюры новых «безобразовских шаек».

Только вот есть другой формат конфликта, куда мы просто обязаны вступить, причем действуя быстро и жестко – обеспечение спасения гражданских лиц в акциях типа «десанта в Могадишо» в 1978 году. Статус обязывает. И это не что-то «виртуальное», а вполне конкретный столп государства (причем не абстрактный, а с вполне конкретными политическими и экономическими последствиями). Держава обязана иметь возможность эффективно ответить на подобные вызовы.

Что касается тезиса г. Воскресенского:

Все современные державы с соответствующими внешнеполитическими амбициями стремятся реализовывать своё военное присутствие в других странах максимально компактными подразделениями и наёмниками.

То лучшим ответом на эти лукавые слова будет пример Сомали 1993 года, резня хуту и тутси, северо-восток Сирии (куда США вынуждены были перебрасывать крупные армейские части, и их ЧВК, и спецназ там выжили только благодаря их поддержке и авиации). А что касается «размеров участия», то оптимизация по «минимуму затрат» произошла по сугубо «экономическим причинам» – финансированию соответствующих ЧВК корпорациями. Только вот при отсутствии реальной силы против сколько-нибудь серьезного противника подобная экономия заканчивается очень плохо.

Второе. При «возникновении на горизонте» США, у нас есть не только ядерное оружие и эффективные тактические приемы конвенциональных действий по сдерживанию многократно превосходящего противника (наглядный пример 1973 год в Средиземном море).

Третье. Нам нужен в первую очередь «авианосец береговой обороны», но с возможностью применения его в океанской и дальней морской зоне в составе экспедиционного соединения против «слабого противника».

А. Воскресенский пишет:

А. Тимохин намеренно вводит в заблуждение читателей «Военного Обозрения», пытаясь ставить флоту такие задачи, как гипотетическое недопущение ядерного удара… Обеспечивают наши СЯС, а отнюдь не гипотетические авианосцы. Российский ядерный арсенал имеет полный численный паритет с американским, но обладает более совершенными типами средств доставки. Никакой реальной гарантии того, что первый обезоруживающий удар может сработать, нет. Кстати, ведь сейчас у нас их нет (и даже если мы начнём строить их завтра, не будет минимум лет 15–20) – почему же на наши головы до сих пор не падают американские ядерные боеголовки?

Подобные слова говорят о полном дилетантизме заявляющего это. Ибо, как раз для того, чтобы боевая устойчивость нашей наземной группировки СЯС была обеспечена, существует сложная система: начиная от СПРН, «черного чемодана» и «Периметра», и заканчивая несущими дежурство стратегическими подлодками. При этом факт того, что сами шахтные ПУ и подвижные грунтовые в местах базирования уязвимы к «обезоруживающему» ядерному удару, специалистами не только не отрицался, но об этом прямо многократно заявлялось!

И в этой ситуации очень важна роль МСЯС. И, соответственно, возможность обеспечения их силами общего назначения и авианосцем (как фактора, обеспечивающего боевую устойчивость).

Что касается тезиса «по нам не нанесли удар», то задача такая противником тогда не ставилась, просто в силу соответствующих военно-политических условий. Однако они меняются. И более того, нанесение такого удара отрабатывается «так называемыми партнерами».

Заявление А. Воскресенского:

В высших военных и политических кругах США нет единого мнения даже по поводу того, стоит ли развивать ядерный арсенал и не стоит ли отказаться от него вовсе.

Это говорит о полном непонимании, как вопросов ядерной стратегии, так и военной политики. Причем не только США, но и всех ведущих стран мира (последний пример – недавние «ядерные гарантии» США Японии, тематика которых достойна отдельной статьи).

Что касается статьи А. Воскресенского «Сгнивший «ядерный щит» США» и его оценок новых ядерных боеголовок США, то это является сугубо его частным мнением, с которым автор по ряду принципиальных моментов не согласен, однако от публичного разбора этого вопроса в открытой публикации на публичном ресурсе воздержится. Замечу только, что с удовольствием, оттоптавшись на старых «Минитменах», он «предпочел не заметить» относительно современные «Трайденты» ПЛАРБ (технологии по которым сохранены).

А вот мнение Р. Скоморохова:

Эпичный поход «Кузнецова» в Сирию. Насмешив всю Европу и возмутив экологов, корабль притащился к берегам этой страны и что? И ничего. Потеряв два самолета на ровном месте, сделав некоторое количество «боевых» вылетов с половинной боевой нагрузкой (и по топливу тоже), чтобы можно было не рисковать, «авианосец» благополучно уполз на базу. Вот это называется «имитация кипучей деятельности» и «демонстрация флага».

«Кузнецов» был отравлен в Сирию по приказу Верховного. В рамках фактически широкомасштабной проверки максимального спектра вооружений ВС РФ. И крайне серьезные проблемы с реальной боеспособностью были вскрыты по очень многим образцам нашего вооружения. Да, «телевизор» об этих проблемах предпочитал не говорить, но об очень многих из них в среде специалистов и экспертов знали, и эта тематика обсуждалась, в том числе на специализированных публичных ресурсах.

И все произошедшее, безусловно, показывает, что смысл посылать корабль был. Именно «посмотреть и проверить». И сделать выводы. Причем на уровне Верховного задача по формированию эффективного оперативного соединения (как минимум одного) поставлена. Но вот по части ее реального выполнения, ситуации представляется даже не показухой и обманом, а просто прямым саботажем (естественно, «под благовидными предлогами»).

Коротко по фактору ДРЛО и палубным истребителям


Р. Скоморохов:

У нас, в отличие от потенциальных противников, нет такой нужной компоненты, как самолет ДРЛО палубного базирования. И даже в перспективе не планируется, поскольку не можем пока с А-100 разобраться. А без такого самолета авиационная группа так и будет обречена охранять сама себя в воздухе над авианосцем. У цивильных стран существуют самолеты ДРЛО. Которые снабжены соответствующей аппаратурой и членами экипажа, работающими на ней. У нас от бедности этим будет заниматься пилот одноместного истребителя. Что ж, поздравляю с решением проблемы вас, Александр. Как во всем мире эти дураки ДРЛО строят или покупают, не понимаю. Оказывается, всего-то надо выпустить в полет один морской истребитель, и он станет глазами целой ударной группировки.

Первое. Сегодня имеются веские основания для того, чтобы поставить под большое сомнение сложившуюся концепцию самолета ДРЛО (во всяком случае, для более слабой стороны). Эффективность и боевая устойчивость «классических» самолетов ДРЛО в былые годы в значительной мере определялась низкой эффективностью авиационных ракет «воздух-воздух» с радиолокационными ГСН (особенно в условиях мощных помех).

Второе. Проблемы А-100 являются проблемами А-100, и никаких технических проблем получить в короткие сроки (например, на базе Ту-214 на хранении) «тактические» самолеты ДРЛО не было – только «организационные».

Третье. С учетом новых условий возникает вопрос по новому облику самолета ДРЛО, с обеспечением уже существенно более высокой скорости и маневренности. И такая платформа у нас была – очень перспективный самолет Су-33УБ.

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

Подчеркну, по ситуации на начало 2010-х гг. Су-33УБ был абсолютно реален… Сегодня? Не буду приводить сказанные не так давно тяжелые слова Главного конструктора К. Х. Марбашева…

Что касается тезиса об «устаревшем МиГе», например, А. Воскресенского:

Избегание вопросов сроков и стоимости разработки перспективных вооружений. Даже в случае самого оптимистического сценария можно предположить, что наш первый авианосец заложат где-то в 2030 году (с учётом завершения всех текущих оборонных программ). Не менее 7–10 лет займёт его строительство. МиГ-29К к тому времени станет экспонатом для авиамузеев, да и чего уж, даже Су-57 будет считаться отнюдь не новой машиной (спустя-то 15–20 лет!).

Следует заметить, что как раз оппоненты и избегают «вопросов стоимости и сроков разработки перспективных вооружений», заменяя это бессмысленным потоком букв. Да, если говорить об авианосце в 2030-х годах – это будет новый самолет. Который все равно будут делать (в том числе с учетом устаревания Су-57).

Но вот сейчас самолет для авианосца есть – МиГ-29КУБ. Да, не идеальный. Однако критикующие его забывают, что его разработка (правильнее будет это слово, в отличие от доработки) в конце 2000-х – начале 2010-х гг. шла просто за мизерные для работ такой сложности деньги. И на фоне этого результат получился более чем достойным. Более того, модернизационный потенциал МиГа далеко не исчерпан (как и у других самолетов поколения 4+, пример чему недавний заказ ВВС США новых F-15).

Даже проблема «F-35B как противника» имеет для МиГа эффективные решения (если решать задачу комплексной системой, элементом которой является МиГ).

Якобы «не можем финансово»


А вот с тезисом «не можем финансово» у оппонентов как-то сразу «промашка получилась».

Начать стоит с планами завершающейся ныне ГПВ:

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

Как говорится, «факты на лице».

Да, цифры потом откорректировали (в том числе и из-за масштабного срыва строительства новых кораблей). Однако факт заключается в том, что на рубеже 2010-х годов для полноценного ремонта «Кузнецова» или строительства нового авианосца имелись и средства, и возможности (с учетом опыта «Викры»).

Сегодня все «гораздо интереснее». Р. Скоморохов пишет:

Я прекрасно понимаю, что сказанное сегодня уже через месяц никто проверять не станет, а через год уже и не вспомнит. Потому можно писать все, что на ум придет. Его Величество Свое Мнение правит бал. Готов спорить на что угодно, ни через 10, ни через 15 лет никаких авианосцев у России не будет. И не потому, что они просто не нужны никому, кроме диванных стратегов. Не потому, что у нас нет технологий. Не потому что у нас негде их строить и особо некому. Потому что эти огромные суммы просто никто не выделит. Их нет.

Суммы уже выделили. И, более того, «коробки» уже строятся. Я про керченские УДК (водоизмещение которых уже взлетело за пределы вполне авианосных 40000 тонн). Сюда же можно добавить попытки определенных лиц и групп «откопать стюардессу» с СВВП.

Только вот все это является, по сути, «авианосным лобби» как раз в смысле, сказанном в начале статьи: тему открыть, средства «освоить», на выходе – ничего.

Масштаб задач УДК требует двух жестких условий: надежной авиационной поддержки (а у нас с этим «домовенок Кузя») и мощного плавучего тыла (с коим у нас «амбец» под названием ДТО под руководством гениального генерала Булгакова). Но тема есть. И финансирование идет (разумеется, суммы там совсем не жалкие, озвученные на публике 100 млрд рублей, а много-много больше).

О ТАРКР «Нахимов» и «Лазарев»


Р. Скоморохов писал (Что полезнее, «Адмирал Нахимов» или десять «Буянов»?):

В общем, надеюсь, что вместо «Адмирала Лазарева», с которым мы попрощались, наш флот получит более полезные и, главное, новые корабли. Хотя огромных сумм, которые будут потрачены на приведение в порядок «Адмирала Нахимова», тоже, если честно, жаль. Лучше бы десять «Буянов» построили. Восторги восторгами, а защита – это все-таки защита. Есть разница как бы.

И если с сомнительностью целесообразности модернизации «Нахимова» как «линейного ракетного крейсера» действительно можно и нужно согласиться, то с тем «на что правильно потратить деньги» – нет.

«Буян-М» весьма маломореходная (в первую очередь по применению оружия) и малоскоростная платформа. И целесообразность ее для ВМФ была под вопросом изначально. Другое дело «Каракурт»…

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

Однако…

Помните, как меняли «внезапно» вышедший из строя китайский дизель на одном из «Каракуртов»? Пришлось разрезать борт, чтобы извлечь двигатель.

При том, что факты таковы: китайские дизеля (как раз на «буйках» («Буян-М») на «Каракуртах» стоят отечественные «звезды» (которые через специально предусмотренные съемные листы реально «перекидывали» за день).

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

Следующий тезис даже комментировать как-то сложно:

Может отбиться от подводных лодок? Теоретически да, но громада корабля не отличается управляемостью, а инерция так и вообще, 25 000 тонн – это не мало. Так что торпеда – это худшее, что можно придумать для крейсера, и лучшее, что может применить противник.

Простите, но «на дворе» не середина ХХ века, сейчас противоторпедная защита обеспечивается средствами противодействия, не говоря уже о том, что с маневренностью у проекта 1144 все вполне достойно. Замечу, что маневренность в горизонтальной плоскости близкого по водоизмещению АПРК проекта 949А близка к таковой к многоцелевой АПЛ проекта 971.

Однако по ремонту и модернизации «Адмирала Нахимова» все полностью меняется, если бы было принято решение о перестройке его в легкий авианосец. Это было бы много проще, дешевле (текущей реальной модернизации). И в этом случае авианесущий «Нахимов» успел бы принять участие и в Сирийской операции.

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцевТАРКР «Адмирал Нахимов» и близкий по водоизмещению легкий авианосец «Гермес» с «Фантомами» и «Буканирами», проходившими на нем испытания.

К вопросу – на что предлагают тратить деньги противники авианосцев


По авианосцу уже «понятно»: он виноват лишь в том, что он авианосец (при том, что вопроса «увеличения финансирования» под него для ВМФ не было никогда – только перераспределение средств внутри обычного финансирования ВМФ, в первую очередь за счет подлодок). Однако вернемся к вопросу – на что предлагают тратить деньги оппоненты.

Строить новые лодки. Экстренно, стахановскими темпами. И тут снова не все гладко. У России сегодня есть одна атомная подводная лодка, слава богу, универсальная, которую можно строить. Подводный ракетный крейсер проекта 855М «Ясень-М». Плюс стратегический подводный крейсер проекта 955 «Борей».

При этом автором в серии статей, с приведением большого числа документов было показано и доказано наличие крайне серьезных недостатков и наших подлодок (с которыми они являются в лучшем случае «ограниченно боеспособными»). Однако, по мысли «оппонентов» авианосцев, огромные средства на них нужно не просто тратить, а «стахановскими темпами» (как и на бестолковые «буйки» проекта 21631).

Заявление же г. Воскресенского о том, что работы на «Викрамадитье» якобы стали причиной срыва сроков по трем нашим АПЛ 4 поколения, это просто ложь. Причем ложь очень глупая. Ибо факт того, что авианосец ушел с Севмаша 8 лет назад, общеизвестен, как и массовый срыв сроков по АПЛ текущей ГПВ до настоящего времени. Видимо, так как «кто-то должен быть виноват», а «авианосец виноват уже потому, что он авианосец».

Тезис Р. Скоморохова (отсюда):

У нас в наличии флоты охраны береговой линии. Это факт, уважаемые читатели. Кроме стратегических ракетоносцев, все остальные корабли просто не в состоянии без ущерба для себя отойти от береговой линии.

Это не выдерживает никакой критики. Ибо без обеспечения указанные им подлодки (в том числе МСЯС) ждет просто расстрел в море. Фактов этого в моих статьях было приведено достаточно.

С авианосцем и без – задачи и условия их решения вооруженными силами


Еще раз повторю сказанное в статье «Способность воевать на море — необходимость для России!»:

Противник, который нас превосходит и имеет инициативу, не будет тупо стучаться лбом в прочную стену там, где мы сильны, он ударит там, где мы слабы.

Наличие даже легкого авианосца «береговой обороны» обеспечивает качественное повышение боевой устойчивости сил флота, и резкое повышение эффективности его ударного потенциала (образно говоря – «КПД применения ракет»). Подчеркну, в рамках того же самого финансирования, разница в эффективности может отличаться (без авианосца и с ним) на порядок. Вопрос этот был детально отмоделирован и качественно изучен, и расписан в ряде работ (например, в работах ГосНИИ АС и ВМА контр-адмирала Матвейчука). Однако они до сих пор являются закрытыми (хотя сегодня уже не несут в себе реальной секретной информации).

Этот же авианосец может быть основой эффективного оперативного соединения при действиях против «слабого противника» в дальней и океанской зоне.

Образно говоря, вопрос не в «зарубе» с «США в неком Бандустане» – в этой ситуации рулят СЯС (фактор ядерного сдерживания). Вопрос в «Бандустане вместо США», но в крайне неудобных для нас военно-политических и географических условиях. Наглядный пример этого – Русско-японская война. Где Англия, в тот момент наш противник № 1, «технично отошла в сторону», выставив вместо себя «слабую Японию».

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

Повторюсь:

А, кстати, Калининградскую область нам кому сдавать? ФРГ, ЕС или Польше? А «случись что», только море нам и останется, ибо «сувалкинский коридор» будет плотно «запечатан» американской дивизией, причем невоюющей (!).

Впрочем, Р. Скоморохов уже ответил:

Что можно сказать, отталкиваясь от этих цифр? Ну, только то, что единственную функцию, которую может выполнить наш «современный» Балтийский флот – это героически погибнуть. Причем для этого даже не понадобятся британцы и французы, играющие не последние скрипки в силах НАТО. Справятся местечковые регионалы.

Короче, опять – в «саван и на кладбище». Только вот откровенный «слив» военного конфликта с Польшей для России будет иметь крайне плохие политические (и иные) последствия…
Дополняет г. Воскресенский:

А. Тимохин совершенно не понимает реалий отношений внутри блока НАТО – он отчего-то всерьёз полагает, что в случае прямой военной угрозы страны союза будут разделены противоречиями.

Тема взаимоотношений внутри НАТО (и особенно США) стоит серии хороших статей. Однако сейчас достаточным будет напомнить г. Воскресенскому скандальные подробности не подтверждения США основополагающей 5 статьи Устава НАТО – именно так. Ибо то, как это после было «подтверждено», еще более подчеркивает критическое отношение США к этому «столпу» НАТО. При этом это ни в коей мере не является «признаком слабости», это ничто иное как «расширение диапазона возможных вариантов действий».

Здесь же стоит заметить, что 70 ракет JASSM-ER (которыми Польша может простреливать все, вплоть до Москвы и Питера) – это, по сути, «решение Вашингтонского обкома». Да, сейчас у Польши много проблем с вооруженными силами. По сути – они не готовы. Но это вопрос пары лет. А вот после этого проблема того, как провести в анклав конвой, встает перед нами во весь рост!

Здесь же стоит отметить «прекрасную мысль» «набить анклав танчиками» (ну и тому подобными «зелеными игрушками»). Проблема в том, что чем сильнее будет наша сухопутная группировка там, тем более остро будет стоять вопрос логистики. А логистика, там одна – море (в том числе для авиации).

Еще раз повторюсь уже по Японии:

После поправок к Конституции у Японии остался единственный вариант развития событий по Курилам – силовой. Причем главным фактором к этому являемся даже не мы, а Китай, для противостояния которому в Японии крайне остро стоит вопрос полного «обнуления» всех военно-политических ограничений после Второй мировой (плоть до получения ядерного статуса). Вся техническая подготовительная работа к этому ведется давным-давно. Вопрос в политическом решении, точнее, проведении его через парламент. И «маленькая война» (желательно победоносная) здесь весьма уместна.

Мнение Р. Скоморохова:

Проблема Курил «в случае чего» прекрасно решается с наземных аэродромов Камчатки и Южного Сахалина. 300–400 км с Сахалина к южным островам и столько же от Камчатки до северной части. Да и на Курилах аэродромы имеются...
Доставить подкрепление? Да, это нужное дело. Но для этого больше подходят просто десантные корабли, которые и берут больше, и несут дальше.
Прикрытие? Да с тех же аэродромов и теми же фрегатами/корветами.

Считаем подлетное время. Допустим идеальный вариант МиГ-31БМ (у Сушек будет совсем кисло). Проблема в том, что самолеты, если и прилетят (по вызову кораблей), то уже к плотикам. Надувным.

Упущенные возможности


Повторюсь:

Опыт индийского контракта по авианосцу показал, что у нас нет никаких технических проблем с тем, чтобы иметь свой авианосец в исправном и боеготовом виде. Технических… Ибо есть другие. А именно то, что авианосец – это в первую очередь высочайшая организация, это симфонический оркестр, а у нас привыкли на трех блатных аккордах…

И в ситуации 2011–2013 гг. у нас была полная возможность для нормального ремонта и модернизации «Кузнецова» или строительства нового авианосца. Причем за вполне разумные деньги и в пределах заданного финансирования ВМФ. Да, за счет подплава. И именно это в значительной мере «подпитывает» «накал глагола» противников авианосцев у нас.

А что касается срывов нашего кораблестроения, то причины его были совсем не технические… Начиная с бывшего начальника отдела надводного кораблестроения ДОГОЗ (фактически «менеджер по проекту всего нашего надводного кораблестроения», включая ОКРы по комплектующим комплексам и системам и финансирование), который в начале 2014 года быстро поменял «полыхающее место» (оставив после себя «руины») на «заботливо подготовленное место» босса в одно из ПКБ, и заканчивая действиями «подводного лобби».

Р. Скоморохов пишет:

Почему такие сроки неоптимистичные? Да просто стоит посмотреть, сколько ковыряются в ОСК с любым кораблем больше 5 000 тонн водоизмещения. А тут 70000…

Три примера против.

Первый. АПКР «Омск», вышедший в 2008 году, после сложного аварийного ремонта с ДВЗ «Звезда» на год раньше запланированного флотом срока – было это сделано лично экс-гендиректором «Звезды» Ю.П. Шульганом и главным строителем Смирновым. Причем для «Звезды» это был, вообще, первый вышедший с ремонта заказ 3-го поколения!

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

Второй. Создание МРК «Каракурт» было выполнено в сроки меньшие, чем в СССР заняло создание МРК проекта 1234. И это тоже не с «неба упало», а было сделано лично главным конструктором проекта, гендиректором и собственником ЛСЗ «Пелла».

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

Третий. ВМС Китая с фрегатами проекта 054. Дизельный, не сильно вооруженный, но массовый, надежный и достаточно эффективный (а не об этом ли криком кричал Тимохин в своих статьях?), с которым ВМС НОАК начали массовое освоение океанской зоны.

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

Соответственно, все заявления типа:

Оппоненты упорно избегают вопроса длительности всех работ… Включается «магический реализм» – вот ФСБ заставило работать в экстренном… У нас откуда-то взялся невероятный задел... Вот инженерные кадры (к слову, подготовка инженеров, обслуживающих корабельные реакторы, занимает 7 лет)… Реальность такова, что наш оборонпром с 1999 года ремонтирует «Адмирала Нахимова», а 6 апреля 2021 года было объявлено о том, что ввод ТАРК в строй вновь перенесён…

Это, по сути, «двести тысяч причин», которые можно найти, чтобы не делать (и «отмазаться» за это).

Заявления типа:

Апелляция к примеру перестройки «Викрамадитьи». В данном случае мы имеем дело с частичной перестройкой советского авианесущего крейсера, которая сорвала сроки постройки трёх АПЛ для нашего флота.

Это является просто ложью. А с учетом объема и сложности ремонтных работ, и стоимость реально была близка к стоимости постройки нового корабля.

На том же «Севмаше» как минимум требуется углубление бассейна и расширение батопорта. Напомнить, сколько лет мы мучаем сухой док для «Кузнецова»?

Коротко – то, что происходит с доками для «Кузнецова», имеет слишком много признаков явного и намеренного саботажа.

Вопросы базирования. Этот фактор игнорируется целиком и полностью.

Нет, г. Воскресенский. Это Вы не имеете представления о предмете разговора. Место базирования «Кузнецова» нашлось (у завода хотя бы), и нет никаких проблем с базированием легких авианосцев «размерности 1144».

Заключение


Первое. Да, у нас нет боеспособного авианосца. Более того, «Кузнецов» не только им никогда не был, но и определенными лицами предпринимаются усилия, чтобы он или просто не вышел с ремонта, или остался даже после него в фактически небоеспособном состоянии. Это значит не только то, что в ходе боевых действий наш флот будет нести тяжелые неоправданные потери, не только то, что наши «Ониксы» и «Цирконы» будут лететь в «молоко». Без оперативного соединения с авианосцем будет невозможно обеспечить логистику Калининградского анклава (и нашей группировки там), удержать Курильские острова. То, что «пока все тихо» (относительно тихо) – только потому, что наши «так называемые партнеры» (и «соответствующий обком») не приняли решения на перевод хода событий в «горячую стадию».

А наша слабость здесь является, по сути, провоцирующим фактором. Военное поражение страны от заведомо слабого противника (даже Япония формально слабее, не говоря уже о Польше) станет военно-политической катастрофой. Катастрофой, которую определенные группы и лица желают и готовят (и в этой связи череда «внезапных проблем» «Кузнецова» случается как-то очень синхронно с обострением военно-политической ситуации).

Второе. Суть и главное, что необходимо для создания эффективного флота (вооруженных сил и авианосца). Просто приведу пример, без «расшифровки» (ибо тем, кто понимает, и так ясно, а те, кто не хочет понимать, опять «избегают вопроса длительности всех работ, у нас откуда-то взялся невероятный задел» и т.д.).

25 ноября 2012 года в возрасте 51 года на борту авианосца «Ляонин» после успешной посадки китайского палубного истребителя J-15 на авианосец скончался его генконструктор и гендиректора Shengyang Aircraft Industry Corporation Ло Ян.

На пути к Цусиме: наш флот без авианосцев

Причиной скоропостижной смерти Ло Яна стало перенапряжение сил от наложившихся друг на друга событий: начала испытаний прототипа шэньянского истребителя пятого поколения J-31 и начала испытаний J-15 на авианосце. Покойный конструктор принимал личное участие в каждом из проектов, вникая во все детали, а во время посадки J-15 на авианосец «находился в 20 метрах от точки касания палубы». Работал зачастую после полуночи, не обращая внимания на собственное состояние и отказываясь посещать врача. Судя по статье, на борту «Ляонина» вскрылось большое количество проблем, требовавших немедленного решения, что и вызвало напряжение сил конструктора, срочно прибывшего на борт корабля на вертолете 18 августа, спустя 10 дней после его выхода в море и за неделю до официально объявленной первой даты полета J-15.

Очень рекомендую перечитать статью В. Кашина об этом на ресурсе «Перископ-2».

И у нас есть такие люди в ОПК. Есть адмиралы, которые действительно настроены и нацелены «пахать», чтобы флот и страна обрели реально эффективный авиносец (авианосцы). Есть задача, поставленная лично Президентом. Есть немалое и вполне достаточное финансирование ВМФ (львиная доля которого сегодня уходит на сомнительные подлодки, которые противник будет топить и расстреливать, начиная с выходов из баз). Есть (пока еще есть, ибо по ряду позиций мы находимся сегодня на грани потери научно-технического задела) опыт и задел по этой тематике.

И есть странная «мышиная возня» в направлении, будем назвать вещи своими именами – подготовки военного поражения страны.
Автор:
Максим Климов
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх