Свежие комментарии

  • Edouard TerArsenian
    Пора обрушить экономику и финансовую структуру Турции... Для этого у России имеется все необходимое... Тем более у СШ...Турция занимает в...
  • ВЛАД ЛАУ
    Ну ни чего страшного. Подумаешь, теперь на врата Вавилона (Турция) щит прибьёт ни Вещий Олег а Владимир Хитрый.Турция занимает в...
  • Vyacheslav Bachurin
    А всё потому, что мы всегда применяем полумеры. А они понимают только язык силы.Турция занимает в...

"Отжали" квартиру и не поперхнулись: От чёрных риелторов может пострадать каждый

Отжали квартиру и не поперхнулись: От чёрных риелторов может пострадать каждый

 
Фото: из личного архива В. Киселёва

"В день смерти своей жены я узнал, что я бомж". Такое обращение мы получили от жителя Москвы Вячеслава Киселёва. Он уже шесть лет пытается отбиться от чёрных риелторов и в буквальном смысле держит оборону. И страшно то, что в такой ситуации может оказаться каждый.

Вячеслав Киселёв показывает фотографии: на многих он с женой Мариной и везде они улыбаются. Но в 2007 году всё изменилось — у Марины случится инсульт, после чего врачи поставят диагноз — деменция.

"Она перестала узнавать людей, — вспоминает житель Москвы Вячеслав Киселёв. — Одевалась она странно — это, кстати, написано в экспертизе, покупала себе тысячи бус — у неё бусы были на голове, на руках. Люди на улице оборачивались".

После инсульта стали происходить страшные вещи. Марина — больной на тот момент человек — заняла в микрофинансовой организации "Джин Мани Банк" небольшую сумму — около 10 тысяч рублей. Зачем заняла, никто не знает. Но быстро долг вырос до 283 тысяч. Женщине то и дело стали приходить письма от коллекторов. Письма абсолютно ненавязчивые. Предлагали каждый месяц платить всего по 1000 рублей. Здоровые люди понимают, что если так делать, то долг взлетит до небес, а человек с деменцией не понимает.

Дальше началась совсем странная история. Марина подарила 1/4 часть квартиры неизвестному гражданину — Антону Дробышевскому — и ещё 3/8 квартиры она ему продала.

"Отжали" квартиру и не поперхнулись: От чёрных риелторов может пострадать каждый

После инсульта стали происходить страшные вещи. Марина — больной на тот момент человек — заняла в микрофинансовой организации "Джин Мани Банк" небольшую сумму — около 10 тысяч рублей. Фото: из личного архива В. Киселёва

Продала, конечно же, за копейки. Договоры об отчуждении недвижимости хранились в папке, которую Марина никому не показывала. Муж узнал о ней только в день смерти своей жены.

"Я открыл секретер, нашёл два договора об отчуждении долей квартиры, — продолжает Вячеслав Киселёв. — Первый договор дарения, где было написано, что моя жена подарила незнакомому нашей семье человеку 1/4 долю и второй договор — рядом лежал — по купле-продажи 3/8 долей квартиры этому же человеку. Я в шоке был в тот день, когда я нашёл эти договоры".

Квартира, из-за которой весь сыр-бор, недешёвая. "Трёшка" в престижном районе Москвы, в доме, который ещё называют "дом-корабль" — от 18 до 20 миллионов оценочная стоимость. Помимо Марины с мужем в квартире проживала ещё её сестра-инвалид, прикованная к кровати, Людмила.

"Людмила была инвалидом лежачим, но у неё были абсолютно ясные мозги, — рассказывает Киселёв. — До последнего момента она каждый день спрашивала: "Как наши дела?". И когда я ей сказал, что Марина такое натворила, она говорит: "Как же она могла это сделать?".

"Отжали" квартиру и не поперхнулись: От чёрных риелторов может пострадать каждый

Помимо Марины с мужем в квартире проживала ещё её сестра-инвалид, прикованная к кровати, Людмила. Фото: из личного архива В. Киселёва

Вячеслав как доверенное лицо Людмилы обратился в суд. Это было ещё пять лет назад. Попытались признать сделки дарения и продажи квартиры недействительными, так как на момент их заключения Марина была больна — официальный диагноз в выписном эпикризе — деменция. Но суды двух инстанций — сначала районный, а затем и городской — в удовлетворении иска отказали.

"Суды наличие диагноза не приняли во внимание, — отмечает адвокат Александр Глод. —  Я думаю, что там было дело в какой-то заинтересованности суда".

Заручившись поддержкой суда, Антон Дробышевский продал 5/8 долей в квартире, получив от покупателей 10 миллионов рублей. Они объявились сразу — позвонили по телефону. Сначала предложили мужу Марины Вячеславу выйти на совместную сделку — продать квартиру и поделить деньги пополам, — а когда услышали отказ, перешли к угрозам. 

"Отжали" квартиру и не поперхнулись: От чёрных риелторов может пострадать каждый

Суды двух инстанций — сначала районный, а затем и городской—  в удовлетворении иска отказали. Фото: из личного архива В. Киселёва

"Они говорят: мы сейчас возьмём болгарку, всё срежем, все твои двери и всё: мы — собственники, — вспоминает Вячеслав Киселёв. — Вы понимаете, мне так много лет, я служил в армии, мне не страшно. Они просто мошенники, понимаете? Мошенники — значит, преступники".

Александр Глод рассказал, что они подали заявление в полицию с просьбой возбудить уголовное дело по статье "мошенничество" на троих фигурантов: Дробышевского, Чудного и Бологужева.

"Нам известно, что у Дробышевского это не единичный случай. Это система, у него такой заработок: доли в квартирах отнимает и продаёт. А эти два другие — опытные риелторы. Они тоже жильём занимаются и всё знают", — заключает адвокат.

За шесть лет — Марина умерла в 2014-м — состоялось 25 судебных заседаний. То они откладывались, то терялись документы, то решение принималось не в пользу Вячеслава. Позже умерла и Людмила — сестра Марины, прикованная к постели, — а ситуация с квартирой никак не изменилась. В любой момент незваные гости могут постучаться в дверь к Вячеславу и выкинуть его на улицу. И вроде бы точку в этом деле мог поставить суд, если бы признал сделку по отчуждению имущества больным человеком недействительной. Но суд не принял во внимание такое заболевание, как деменция.

 
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх