БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 345 подписчиков

Свежие комментарии

  • Геннадий Рязанов
    А по мне не уважаешь Россию ,не уважаешь нормы её жизни не гундось ,а чеши к себе,и там качай права, тебя здесь как ч...Хоть мытьем, хоть...
  • Boris Voronin
    Давно ПОРА на пост СОВЕТСКОМ пространстве ВАЛИТЬ ВСЕХ!!! Особенно англосаксов!!!Шесть потерянных ...
  • Елена Бреслова
    ВОТ УЖ БОМБА ОТ ПУТИНА, ТАК БОМБА, БОМБИЩА!"Потом все сломал...

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Продолжая цикл статей о «снарядной версии» как о причине разгрома русского флота в Цусимском сражении, в этой статье мы сравним действие русских и японских снарядов на те части кораблей, которые были защищены броней: борт в районе ватерлинии (пояс), орудийные башни, казематы, боевые рубки и бронированные палубы.

Источниками для анализа будут выступать схемы повреждений из «Совершенно секретной истории», аналитические материалы Арсения Данилова (naval-manual.livejournal.com), монография В.Я. Крестьянинова «Цусимское сражение» и статья Н. Дж. М. Кэмпбелла "The battle of Tsu-Shima" ("Битва при Цусиме") в переводе В. Файнберга. При упоминании времени попадания в японские корабли сначала будет указано японское время, а в скобках – русское по В. Я. Крестьянинову.

Попадания в бронированный борт


Действие русских снарядов


В Цусимском сражении русские 12” снаряды дважды пробили 152-мм броню верхнего пояса «Микасы». Первый случай произошел в 14:25 (14:07), в броне была выбита пробка, за броней пробит пол каземата.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Второй случай произошел в 16:15 (15:57) с полноценным разрывом почти в 3 метрах за броней, сделавшим пробоины в средней палубе и переборках.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

В обоих случаях имело место поступление забортной воды, но без серьезных последствий, так как пробоины были своевременно заделаны.


Еще в одном случае, в 14:40 (14:22), 12” снаряд не пробил 152-мм броню каземата №7 (видимо, по причине встречи под острым углом), но плита дала трещины.

На «Сикисиме» в 14:30 (-) 6” снаряд сделал в 102-мм броне кормового пояса пробоину размером 30х48 см и вызвал некоторые затопления. Кэмпбелл пишет, что разрыва не было, однако размер повреждений бронеплиты ставит его слова под сомнение.

На «Ниссине» в 15:18 (14:48) 10” или 9” снарядом была пробита 152-мм броня главного пояса чуть ниже ватерлинии. Угольная яма, находящаяся за местом попадания, была затоплена. От разрыва пострадали 3 человека в каземате чуть выше пробоины.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Еще один 12” снаряд (время не известно) попал в 152-мм броню пояса по левому борту, но не пробил её.

На «Адзуме» 12” снаряд в 14:55 (14:37) пробил 152-мм броню каземата №7 и разорвался внутри.

Действие японских снарядов


В Цусиме зафиксировано только одно бесспорное пробитие брони русских кораблей. Снаряд (предположительно 8”) преодолел 127-мм сталеникелевую плиту верхнего пояса «Сисоя Великого» около 15:30, но не разорвался, а застрял в угольной яме.

Еще одно попадание в десятую угольную яму «Осляби» около 14:30 вызывает споры. По одной из версий, 102-мм гарвеевскую броню верхнего пояса пробил 8” бронебойный снаряд.

Кроме того, в описании повреждений «Николая I», составленного японцами после Цусимы, зафиксировано пробитие 76-мм сталежелезной брони правого носового каземата 9” орудия. К сожалению, больше никакой информации об этом событии у нас нет, и даже в показаниях экипажа корабля оно не упоминается.

В подавляющем большинстве случаев при попадании в броню японские снаряды взрывались либо от срабатывания взрывателя (напоминаю, он работал без замедления), либо еще раньше от детонации шимозы при ударе. В любом случае, разрывы происходили почти мгновенно, и даже бронебойные снаряды просто не успевали пробить защиту русских кораблей.

При попадании в крупповскую броню «Орла» (даже самую тонкую, толщиной 76 мм) пробитий не было.

К сожалению, мы не имеем достоверных данных о воздействии на броню большинства русских кораблей, погибших в Цусимском сражении, поэтому для оценки вероятности пробития ими брони обратимся к обширной статистике боя в Желтом море. Там было зафиксировано более 20 попаданий японских снарядов в вертикальную броню, и только в двух из них имели место пробития. В первом случае снаряд калибром 12” проник через 102-мм плиту верхнего пояса «Победы» и разорвался примерно в 1,2 метра за ней. Здесь, по-видимому, имел место дефект взрывателя. Во втором случае была выбита пробка размером примерно 36х41 см в 229-мм плите бронепояса «Победы». По моему мнению, причина была в дефекте брони, т. к. больше аналогичных повреждений не наблюдалась ни в одном из сражений Русско-японской войны.

При попадании японских снарядов в броню было неоднократно замечено ослабление или даже частичное разрушение элементов крепления брони. Только на «Орле» зафиксировано два таких случая с верхним поясом: в первом была смещена 152-мм плита, а во втором 102-мм лист отошел от борта.

Аналогичные эффекты отмечались не только в Цусиме, и не только при попадании в броню пояса. Поэтому, на русских кораблях, утонувших в Цусиме от артиллерийского огня, вполне могла возникнуть ситуация, когда в результате нескольких последовательных попаданий японские снаряды сделали пробоину, оторвав бронеплиту.

Выводы


Японские снаряды были способны пробивать толстую броню лишь при очень редком стечении обстоятельств. В Цусиме же японцы реже использовали бронебойные снаряды, чем в других сражениях. Расход 12” снарядов в августе 1904 г. 257 бронебойных на 336 фугасных, а в мае 1905 г. 31 бронебойный на 424 фугасных. 8” – в августе 1904 г. 689 бронебойных на 836 фугасных, а в мае 1905 г. 222 бронебойных на 1173 фугасных.

Поэтому можно предположить, что на погибших русских кораблях броня если и могла быть пробита, то только в единичных случаях. Кроме того, нельзя исключать возможность возникновения пробоины в результате отрыва бронеплиты из-за последовательного воздействия на её крепление нескольких снарядов.

Русские же снаряды калибром 12…9” в Цусиме более чем в половине случав пробивали 152-мм броню (максимальная толщина брони, которая оказалась им «по зубам», была зафиксирована во время боя в Желтом море: 178-мм круппа). При этом следует отметить, что, после пробития пояса, энергии снаряда и силы взрыва было недостаточно для преодоления угля и скоса палубы. Таким образом, можно говорить лишь о возможности затопления помещений, защищенных до 152…178-мм Круппа, но не о нанесении повреждений котлам, машинам и погребам.

К сожалению, мы не знаем точно ни типы русских снарядов, попавших в броню, ни дистанции, с которых были они были выпущены. Исходя из предписания использовать бронебойные снаряды главного калибра только на расстоянии менее 20 кабельтов (в Цусиме такие дистанции были только однажды, во время расхождения на контркурсах около 14:40-15:00), можно предполагать, что почти все попадания в броню были осуществлены фугасными снарядами. Это подтверждается и расчетом расхода в бою 12” снарядов «Орла» (66 фугасных и 2 бронебойных).

Попадания в башни


Действие русских снарядов


В Цусиме японские корабли получили три прямых попадания в башни.

12” снаряд в 14:50 (14:32) попал в правый ствол 8” кормового орудия «Адзумы», загнул его и разорвался над верхней палубой.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

12” снаряд в 15:00 пробил стык 152-мм лобовой брони и крыши кормовой башни «Фудзи» и разорвался внутри. Загорелись пороховые заряды, правое орудие вышло из строя, а левое временно прекратило огонь. 8 человек погибли, 9 получили ранения.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

В 16:05 (15:47) в носовую башню «Ниссина» под острым углом попал 10” или 9” снаряд, который разорвался, но не пробил 152-мм броню.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Носовой барбет «Микасы» в Цусиме трижды был испытан противником на прочность. Сначала в него попали два 6“ снаряда. В первом случае разрыв лишь повредил верхнюю палубу, а во втором снаряд рикошетировал за борт без взрыва. В 18:45 (18:27) 12” снаряд пробил верхнюю палубу и разорвался в лазарете прямо около носового барбета. И ни одно из этих попаданий никак не отразилось на работе башни!

Действие японских снарядов


Башни «Орла» получили 11 прямых попаданий и только одно орудие вышло из строя: был оторван левый ствол носовой башни главного калибра. В остальных случаях наблюдались проникновения осколков, вызывавшие ранения артиллеристов, и нарушения целостности крепления бронеплит, иногда приводившие к ограничению углов наводки орудий.

Носовая башня «Орла» после Цусимы:

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Гораздо опаснее были близкие разрывы, особенно под башнями среднего калибра. По этой причине вышли из строя 7 стволов «Орла», главным образом из-за заклинивания мамеринцев. Кроме того, отмечались многочисленные случаи проникновения осколков в башни через амбразуры, колпаки крыши, горловины для выбрасывания гильз 6” снарядов, а также в стволы орудий. Таким образом, близкие разрывы выбивали артиллеристов уничтожали прицелы, электрооборудование.

Повреждения левой носовой башни «Орла»:

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Носовая башня «Осляби» получила 3 попадания и была полностью выведена из строя. Ствол одного из орудий был перебит, все три колпака на крыше были вырваны, из них шел густой дым, командир башни и прислуга получили ранения.

Снаряд, оцененный в 12”, около 15:00 попал в носовую башню «Сисоя Великого», но оставил лишь вмятину в броне и незначительные повреждения.

Снаряд, оцененный в 12”, между 16:00 и 17:00, пробил верхнюю палубу «Нахимова» и разорвался в носовом подбашенном отделении. Была заклинена башня, сброшен якорь, в правом борту образовалась огромная пробоина, возник пожар.

Носовая башня «Николая I», согласно японскому рапорту, получила следующие повреждения:
1. Снаряд не менее 6”, прилетевший со стороны левого борта, разорвался на верхней палубе, его осколки незначительно повредили мамеринец и лоб башни.
2. Левое орудие треснуло в результате прямого попадания, палуба поблизости повреждена осколками.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Снаряд, оцененный в 8”, около 15:45 попал в кормовую башню «Апраксина» рядом с амбразурой и вызвал деформацию бронеплит. Осколки проникли в башню: один комендор был убит, четверо ранено.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони
Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Снаряд неустановленного калибра около 17:00 попал в кормовую башню «Ушакова», разорвался, но оставил только выбоину в броне. Ни орудия, ни экипаж не пострадали.

Выводы


Для сравнения эффективности снарядов при воздействии на башни я возьму с русской стороны «Орел», по которому данные достаточно полны для анализа. 11 вражеских снарядов при прямом попадании вывели из строя только один наш ствол. В то время как 3 наших снаряда, попавших в башни японцев, вывели из строя 2 орудия. Эта статистика еще раз подтверждает факт, что русские снаряды были в несколько раз эффективнее японских при действии на забронированные объекты.

Кроме этого, бросается в глаза факт, что 24 башни японских кораблей «приняли» намного меньше снарядов чем 8 башен «Орла» (а ведь из него только 5 могут быть повёрнуты на один борт)! Это еще раз заставляет задуматься о соотношении точности ведения огня.

Однако оценка эффективности резко меняется на противоположную, если учесть косвенное воздействие на башни от близких разрывов.

Я думал над тем, по какому критерию можно было бы сравнить косвенное воздействие, но столкнулся с неразрешимым противоречием. Дело в том, что на «Орле» башни расположены так, что почти любое попадание выше бронированного борта может отправить в них осколок. А на японских кораблях башни находились только в оконечностях, и снаряд, попавший, например, в каземат или трубу, не мог никак на них воздействовать. Но к вопросу оценки косвенного воздействия мы еще вернемся позже.

А сейчас можно сделать вывод: русские снаряды наносили ущерб башням путем пробития брони. Японские же снаряды при прямом попадании были неэффективны, зато более чем успешно компенсировали этот недостаток косвенным действием при близких разрывах.

Попадания в казематы


Действие русских снарядов


В завязке Цусимского сражения «Микаса» получил подряд два попадания с разрывом в крышу каземата №3. Сначала, в 14:14 (13:56), 12” снаряд воспламенил 10 76-мм патронов и ранил 9 человек. Через минуту 6” снаряд убил двоих и ранил 7 человек. Но 152-мм орудие не получило фатальных повреждений.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Еще один 6” снаряд в 14:20 (14:02) без пробития разорвался на броне нижней части каземата №5. Однако осколки проникли через амбразуру и 1 человека убили, а 15 ранили.

В 14:40 (14:22) 12” снаряд разорвался чуть ниже каземата №7. 152-мм плита треснула, не была пробита. Осколками был разбит прицел и ранены 3 человека.

В 14:55 (14:37) снаряд (6…12”) пробил крышу каземата №11, убил два человека, ранил 5, но опять не повредил орудие!

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

В 16:15 (15:57) 12” снаряд пробил верхний пояс и разорвался под 152-мм орудием №7. В полу каземата образовалась дыра размером 2х1,7 метра, было убито 2 и ранено 4 человек (по рапорту командира корабля). Но орудие снова осталось неповрежденным!

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

И только в 18:26 (18:07) наш 6” снаряд прямым попаданием через амбразуру наконец уничтожил вражеское орудие в каземате №10. Помимо этого, был убит 1 и ранено 7 человек.

В 15:20 (14:42 или около 15:00) 12” снаряд попал в небронированный борт «Сикисимы» на средней палубе чуть ниже левого кормового каземата. Было убито 13 (включая всех находившихся в каземате) и ранено 11 человек, однако орудие не пострадало.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

В 14:55 (14:37) на «Адзуме» 12” снаряд пробил 152-мм броню каземата №7 около верхней кромки и разорвался внутри. Крыша каземата была разорвана, находившаяся на ней 76-мм пушка – отброшена на палубу. Осколки разрушили станок 152-мм орудия. 7 человек было убито, 10 ранено.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Действие японских снарядов


На «Орле» в казематах находилась только противоминная артиллерия, но и ей «досталось» достаточно для понимания механизмов действия японских снарядов.

Около 14:00 снаряд попал в амбразуру носового каземата 75-мм орудий. 4 человека было убито, 5 ранено. Два орудия из четырех вышли из строя.

Около 14:30 снаряд разоврался у амбразуры орудия №6 батареи левого борта, осколки проникли внутрь, повредили одно орудие, двоих убили и еще троих ранили.

Между 14:40 и 16:00 два снаряда попали в кормовой каземат. Первый сорвал с креплений 76-мм бронеплиту, но больше повреждений не нанес. Второй попал в портик кормового каземата, вывел из строя одно и повредил второе 75-мм орудие. Три человека были убиты, еще несколько – ранены.

В седьмом часу снаряд пробил задраенный полупортик кормового каземата правого борта и разорвался на станке 75-мм орудия, которое вышло из строя, а соседнее было повреждено.

Кроме того, было зафиксировано несколько попаданий в казематы, не нанесших существенного вреда.

На «Сисое Великом» около 15:15 снаряд, оцененный в 8”, влетел в батарею через амбразуру орудия №5 и разорвался от удара об палубу. Возник огромный пожар, для ликвидации которого кораблю пришлось выйти из строя.

Выводы


Русские снаряды наносили мало вреда казематной артиллерии, хотя регулярно выбивали канониров. Этот парадокс объясняется одной их интересной особенностью: формируемый пучок осколков был достаточно узким и распространялся преимущественно по направлению полета снаряда. И в том случае, когда точка разрыва находилась за орудием (а вы можете проверить это по схемам), осколки его не повреждали. Таким образом, повреждения казематной артиллерии наносились либо при пробитии бортовой брони, либо при прямом попадании в орудие через амбразуру. При поражении казематов через крышу, пол или косвенно через амбразуру орудия обычно оставались целыми, но обслуга несла большие потери.

Японские же снаряды могли успешно поражать казематные орудия, защищенные броней, как через открытые амбразуры, так и проламывая закрытые портики. Но не каждое попадание было эффективным и даже тонкая броня выдерживала прямые попадания.

Завершая тему воздействия снарядов на артиллерию противника, я всё-таки позволю себе провести сравнительный анализ. На 128 попаданий в японские корабли боевой линии (по медицинскому описанию) пришлось только 4 бесспорных случая вывода из строя орудий калибром 6” и более (6” «Микаса», 12” «Фудзи», 8” и 6” «Адзума»). Еще 4 случая я отнес на саморазрывы снарядов в стволах (три 8” «Ниссин» и один 6” «Адзума»), хотя по японским данным это сделали наши снаряды. Кто хочет, может выполнить расчет самостоятельно с их учетом. На 76 попаданий в «Орел» (по Кэмпбеллу) вышло из строя 8 стволов. Таким образом, вероятность выбить одно орудие японским снарядом в Цусиме была 10,5%, а русским – только 3,1%. Однако если оставить в выборке только орудия главного калибра (2 японских и 1 русское), то уже русские снаряды окажутся немного эффективнее (1,6% против 1,3%), из чего можно сделать вывод, что на итоговую результативность сильно повлияли два фактора:
1. Неудачная конструкция мамеринцев на отечественных башнях.
2. Слабое осколочное действие русских снарядов в направлении, противоположном вектору движения снаряда.

Попадания в боевые рубки


Действие русских снарядов


В Цусиме зафиксировано только одно прямое попадание в боевую рубку японского корабля «Фудзи». В 18:10 (17:52) снаряд ударился о крышу и срикошетировал без разрыва. В боевой рубке (видимо, вследствие откола брони с внутренней стороны) был тяжело ранен старший минный офицер, лёгкие ранения получил старший штурман.

Еще в двух случаях японцы, находившиеся внутри рубки, были поражены разорвавшимися поблизости снарядами.

На «Микасе» осколками 12” снаряда, в 14:20 (14:02) попавшего в носовую надстройку, было ранено 17 человек, из них 4 боевой рубке, в том числе тяжело – старший минный офицер, и легко – флаг-офицер.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

На «Ниссине» осколками 9…10” снаряда, разорвавшегося в 16:05 (15:47) при ударе в носовую башню, было ранено 6 человек, из них трое – в боевой рубке. Тяжелые ранения получил вице-адмирал Мицу Сотаро, легкие — старший штурманский офицер и рулевой матрос.

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Цусима. Снарядная версия. Снаряд против брони

Действие японских снарядов


Нахождение в боевой рубке русских кораблей, попавших в Цусиме под интенсивный огонь, было смертельно опасным.

На «Орле» было зафиксировано три случая поражения людей в боевой рубке, и еще несколько разрывов ниже амбразуры обошлись без последствий.

Около 14:40 снаряд калибром 6…8 “ попал в свес крыши боевой рубки. Тяжёлые ранения получили 2 человека, легкие – все остальные, там находившиеся. Осколки разбили дальномер, боевые указатели и часть переговорных труб. Централизованное управление огнем было нарушено.

Около 15:40 осколками разорвавшегося рядом снаряда был тяжело ранен командир корабля Н. В. Юнг и убит его ординарец. Еще несколько человек в рубке получили ранения или контузии.

Около 16:00 в правую переднюю плиту боевой рубки попал крупный снаряд, вызвав смещение брони. Несколько осколков проникло во внутрь, был ранен старший артиллерист Ф. П. Шамшев.

На «Князе Суворове» ситуация в боевой рубке была еще хуже. Осколки очень часто залетали вовнутрь. Уже к 14:15 были уничтожены оба дальномера. Многочисленные ранения получили все, кто там находился, включая вице-адмирала З. П. Рожественского. Около 15:00 из-за интенсивности японского огня боевая рубка была покинута.

По имеющимся сведениям, аналогичная «Суворову» картина наблюдалась и на «Бородино». Крупный снаряд нанес огромные потери находившимся в боевой рубке, и управление было перенесено в центральный пост.

Выводы


Несмотря на то, что мы имеем данные для оценки эффективности всего по трем случаям и для «Орла», и для японской боевой линии (это очень маленькая выборка), попробуем всё же сделать сравнительный расчет. В «Орел» на 3 случая поражения находившихся в боевой рубке приходится 76 попаданий. На 12 японских кораблей – тоже три, но на 128 попаданий. Таким образом, японские снаряды оказываются почти в 2 раза более эффективными при косвенном воздействии. В первую очередь это объясняется наличием на наших снарядах взрывателей с задержкой, в результате чего взрыв зачастую происходил во внутренних помещениях корабля и разлет осколков экранировался палубами и переборками.

Сравнивая действие русских и японских снарядов на боевые рубки, можно сделать вывод, что и те, и другие были способны поразить осколками через смотровые щели находившихся внутри. Вероятность же этого события была прямо пропорциональна количеству разрывов в непосредственной близости. Причем прямые попадания японских снарядов не всегда были опасны, а значительная часть русских снарядов разрывалась внутри корабля, не имея возможности нанести косвенные повреждения.

Попадания в броневые палубы


Случаев пробития брони палубы, повреждения или даже нарушения целостности крепежа не зафиксировано ни у одного японского корабля, участвовавшего в Цусимском сражении. Пробитые крыши и полы казематов не были бронированы.

На «Орле» отмечено два случая пробития 32-мм крыши казематов крупными осколками. 51-мм броня батарейной палубы не получила повреждений даже от близких разрывов 12” снарядов. На других русских кораблях пробитие бронированной палубы не было зарегистрировано.

В следующей статье цикла мы рассмотрим, систематизируем и сравним действие русских и японских снарядов на небронированные части корабля и подведем итоги.
Автор:
rytik32
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх