Свежие комментарии

  • ольга решетникова
    Зачем заботитесь, когда не просят? Это Вы - Хрипун? Вы не понимаете, что если у человека плановая госпитализация - ...Обыкновенный фаши...
  • Владимир Eвтушенко
    Знать бы наперёд, так5 не приняли бы остатки грузин в состав РИ в 1783 году. И не было бы сейчас грузин ...Два года «гаврило...
  • Татьяна Хмеленина
    однако везде успеваютНарастающая военн...

Любовь к России – уголовное преступление: Почему в Казахстане русофобия стала идеологией

Любовь к России – уголовное преступление: Почему в Казахстане русофобия стала идеологией Фото: Konstantin Kokoshkin/Globallookpress

Казахский блогер Ермек Тайчибеков предстал перед судом за "неправильную" любовь к России и призывы к более тесной интеграции двух стран. Пока идут судебные разбирательства, "международные правозащитники" делают вид, что никакого дела и не существует. Помощь Ермеку пришла из России. Почему так активно разыгрывают в Казахстане русофобский сценарий? В студии "Первого русского" в программе "Интервью" ведущая Елена Афонина вместе с экспертами попыталась найти ответы на этот и другие вопросы.

Кому выгодно разводить Россию и Казахстан всё дальше и чем это может в итоге закончиться? Две страны некогда были частью одной большой Империи. После развала Советского Союза Казахстан вместе с Россией стали основными локомотивами сотрудничества постсоветских стран. Они являются членами ЕврАзЭс и ОДКБ. Тем не менее в последнее время в отношениях между нашими странами что-то явно не ладится. Да и дружбой их назвать становится всё сложнее.

Если у кого-то ещё сохраняются иллюзии, что всё в порядке, давайте сегодня обсудим этот вопрос на примере судьбы одного человека, казаха Ермека Тайчибекова. Он не в первый раз попадает в заключение. Причина этого проста – он любит Россию.

А ещё Ермек не хочет, чтобы в Казахстане ущемлялись права русских.

Елена Афонина: – Вот за такую свою позицию человека отправляют в тюрьму. Подробнее об этой истории расскажет политический обозреватель Царьграда, публицист Владимир Хомяков.

Владимир Хомяков: – Об истории Ермека Тайчибекова, уже втором аресте и грозящем ему тюремном сроке я узнал после шумной акции у посольства Казахстана в Москве, которую проводили в его защиту. После этого я написал статью, с которой и началась широкая кампания в его поддержку.

Я полагаю, что этот случай из ряда вон выходящий: человек ни к чему не призывал, так за что его пытаются судить? Он не разжигал межнациональную рознь, он не покушался на государственные устои Казахстана. Он не участвовал и не создавал тем более никаких политических организаций. Он просто выражал своё мнение – о том, что Казахстан исторически прочно связан с Россией и что казахская государственность, она в значительной степени зависела от того, как поведёт себя Россия. И что Казахстан обрёл государственность, стал республикой только в 1936 году. И вот за это его судят.

https://vk.com/video-75679763_456260431

Заметьте, при этом нарушается 19-я статья Всеобщей декларации прав человека, в которой говорится:

"Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их. Это право включает в себя свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ".

Тайчибеков действовал именно в рамках этой статьи. Тогда спрашивается, куда смотрят все так называемые международные и наши доморощенные правозащитные организации типа Amnesty International, "Мемориал" и иже с ними? А смотрят они, судя по всему, совсем в другую сторону. Потому что им нравятся диссиденты и инакомыслящие другого рода,  поливающие грязью Россию. А те, кто говорит за Россию, их вовсе не интересуют.

Поэтому я считаю, что все мы, считающие себя частью Русского мира, должны включиться в кампанию по защите Ермека Тайчибекова, чтобы поддержать своего человека. Как говорили герои известного фильма, "русские на войне своих не бросают". А информационная война – это тоже один из видов войны.

Чтобы доказать, что русские своих не бросают, Царьград включился в эту борьбу за судьбу отдельно взятого человека. Мы подготовили ряд статей, которые вышли на нашем сайте, мы сделали цикл передач. Для нас история Ермека – это не просто судьба человека, который живёт в другой стране, – это то, в чём мы принимаем самое активное участие. Я хочу задать вопрос руководителю правозащитного центра Царьград Александру Молчанову. Что уже получилось сделать?

Александр Молчанов: – Реакция поначалу была неоднозначной. Сначала мы выяснили все детали этого дела, уточнили, в чём обвиняется прежде всего Ермек. Статья 174-я, она достаточно тяжкая, – это разжигание социальной, национальной, расовой, родовой, сословной и религиозной розни. Если обвинение предъявляется второй раз, то ему грозит от 5 до 10 лет.

Поэтому правозащитный центр сначала тщательно изучил и проанализировал все имеющиеся материалы в интернете. На наш взгляд, в его действиях отсутствовал состав преступления, которое ему вменяли. Хотелось, конечно, большего узнать.

Поскольку кампания помощи Ермеку Тайчибекову началась, мы смогли связаться с его родным братом Марленом. Он нам дал конкретные ссылки, которые легли в основу обвинения Ермека. Ещё раз их тщательно просмотрели. И опять убедились в том, что состава преступления нет. Затем нам удалось переговорить с адвокатом Ермека – Кульпаш Утемисовой. Были и другие общественные защитники. Надо сказать, что казахская общественность тоже встала на защиту Ермека.

Что мы могли предложить со своей стороны? Прежде всего мы подготовили свою независимую лингвистическую экспертизу, для чего обратились к нашим профессионалам, у которых есть соответствующее образование и лицензии. И второй момент – мы подготовили открытое письмо российской общественности в адрес первого президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева и в адрес действующего президента Республики Казахстан Касым-Жомарта Токаева.

– У нас сегодня есть уникальная возможность провести видеомост между Москвой и Алма-Атой. И сейчас с нами на связи адвокат Алма-Атинской областной коллегии адвокатов Галым Нурписов. Какую роль вы играете в деле Ермека Тайчибекова?

Галым Нурписов: – Я стал адвокатом практически с момента его задержания. Надо сказать, что следствие изначально велось предвзято.

– Скажите, пожалуйста, Галым, в чём обвиняют Ермека? И почему подобные обвинения звучат в его адрес не в первый раз?

Г.Н.: – Ермека обвиняют в том, что он, казах по нации, якобы унизил и оскорбил казахов, то есть свою же нацию, и тем самым якобы разжёг национальную рознь.

Любовь к России – уголовное преступление: Почему в Казахстане русофобия стала идеологией

Почему так активно разыгрывают в Казахстане русофобский сценарий? В студии "Первого русского" в программе "Интервью" ведущая Елена Афонина вместе с экспертами попыталась найти ответы на этот и другие вопросы. Фото: Царьград

– А права самого Ермека в суде нарушались? Если да, то в чём были эти нарушения, в чём они проявлялись?

Г.Н.: – Права Ермека нарушались не только в суде, но и в ходе следствия. Представляете, Ермек пишет заявление об отказе от услуг назначенных адвокатов, которых ему навязывали. И он три раза писал это заявление. А в это время меня к Ермеку не допускали. Отказ в доступе оформил своим постановлением следователь, который ведёт это дело. Фактически Ермека отсекли от мира и пытались с ним по-своему "работать". Но Ермек смог всё выдержать. Позднее суд установил нарушение и восстановил его в правах.

– А можно сказать, что Ермека преследуют даже не за действия, за публикации в соцсетях, а за его убеждения?

Г.Н.: - Да, именно за убеждения.

– Какие перспективы в этом деле вы видите как адвокат Ермека?

Г.Н.: – Перспективы довольно плачевные. Ему вменили рецидив по данному делу. И теперь ему грозит 10 лет заключения.

А.М.: – Галым, скажите, в чём особенность данного уголовного дела? На мой взгляд, здесь сделан явный акцент на разжигании национальной розни. В Казахстане уже был ряд уголовных дел о разжигании родовой, религиозной розни. А вот в данном деле – именно национальной розни. Так ли это? И кто здесь будет потерпевшим?

Г.Н.: – Смотрите, данная статья  у нас подразумевает несколько подгрупп. То, что вменяют Ермеку, – разжигание национальной розни – это уже обрело такой процессуальный статус. Данная норма – разжигание национальной розни – применяется крайне редко. Но Ермек не говорит о розни – он говорит о власти, о том, что она совершает неправильная действия, что она неправильно подходит к этому вопросу. Ведь Казахстан – многонациональная страна.

А.М.: – Кто всё-таки является инициатором возбуждения уголовного дела?

Г.Н.: – Здесь не было заявителя, который был оскорблён и унижен, поэтому 14 февраля появилось письмо от министерства внутренних дел о том что по факту интервью была проведена проверка на предмет наличия каких-либо правонарушений. После этого письма полиция незамедлительно возбудила уголовное дело, затем назначила экспертизу, которая должна не исследовать, а оценить слова Ермека. То есть процедура уже была нарушена. Так что инициатором возбуждения уголовного дела был департамент.  

– У меня вопрос к научному сотруднику лаборатории деструктологии Московского государственного лингвистического университета Галине Хизриевой. Вам как специалисту, проводившему независимую экспертизу в этом деле, удалось найти состав преступления в словах Ермека, исходя из норм уголовного законодательства Казахстана, которое, конечно, отличается от российского? К какому выводу вы пришли?

Галина Хизриева: – Те статьи, с которыми я работаю, они что в Казахстане, что в России очень близки и по своему содержанию, и по смыслу. Эксперт нужен в этой ситуации только для того, чтобы то, что не улавливается обвинительным характером юридического инструмента, могло быть показано более тонким инструментом. Для этого назначают психологическую экспертизу, лингвистическую религиоведческую экспертизу и так далее. Насколько я знаю, в Казахстане экспертное дело поставлено на очень высокий уровень.

– Здесь есть нюанс: когда в дело вмешивается политика, то одни и те же слова могут трактоваться по-разному.

Г.Х.: – Я совершенно с вами согласна. Действительно, политическая атмосфера может влиять на мнение человека, который делает экспертизу. Потому что эксперт – он человек прежде всего. Что касается экспертной деятельности как таковой, то мы имеем дело только и исключительно с тем материалом, который предлагается для исследования. Мы не углубляемся в юридические тонкости и тем более в политическую сферу. За нами закреплена только одна функция – показать, есть ли у конкретного представленного материала признаки тех негативных действий, которые упоминаются в юридическом документе, в законах, или нет. Так вот я этих признаков там не нашла.

– Вот ещё один эпизод в этой истории обвинения Ермека. Создаётся впечатление, что те, кто так или иначе сталкивается с вопросом о правах русских в Казахстане, потом начинают ощущать весьма серьёзное давление, а некоторые даже лишаются возможности вести профессиональную деятельность. Так случилось с экс-судьёй Алма-Атинского городского суда Кульпаш Утемисовой. Мы дозвонились до неё и попросили прокомментировать эту ситуацию.

Кульпаш Утемисова: – Что касается дела Тайчибекова, то такого безграмотного обвинения я за всю свою практику никогда не встречала. Там допущено много нарушений. К примеру, нарушена статья 204 УПК, согласно которой в постановлении о квалификации деяний должны быть описание преступления, в совершении которого подозревается лицо, с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию, в соответствии со статьей 113.

Однако здесь не указаны конкретные действия, образующие объективную сторону состава преступления, вменённого Тайчибекову. В частности, вообще не приведены конкретные высказывания Ермека, свидетельствующие о несправедливости, то есть направленные на умысел оскорбить достоинство казахской национальности. И вот это должно быть судом расценено как существенное нарушение уголовно-процессуального закона. При таком постановлении, определении обвинения, то есть квалификации деяния, суд не вправе выносить приговор.

И я не перестаю удивляться стойкости и оптимизму Ермека, который, имея за плечами судимость по статье 174 с четырьмя годами лишения свободы и будучи, как сейчас стало модно, причислен к числу "экстремистов" и пожизненно лишён всех материальных благ – его банковские счета и карточки заблокированы, ему установлен запрет на совершение любых сделок – продолжает последовательно придерживаться всё той же жизненной позиции. В которой, если всерьёз вдуматься, он, в сущности-то, и прав.

– Александр Николаевич, вы в самом начале упомянули открытое письмо президентам Казахстана. Можно об этом немного подробнее рассказать?

А.М.: – Это письмо российской общественности. Его подписали известные политические и общественные деятели, представители науки, культуры, спорта, искусства. В этом письме, адресованному первому президенту Республики Казахстан Нурсултану Назарбаеву и действующему главе государства Касым-Жомарту Токаеву, они выразили своё несогласие с той позицией, которую выбрало предварительное следствие правоохранительных органов Республики Казахстан. В этом письме выражается надежда на то, что руководство Республики Казахстан сможет разобраться объективно в данной ситуации и вынести соответствующее решение.

– Когда мы видим, как ущемляются права человека, который говорит о том, что казахи и русские, Казахстан и Россия, – это единое пространство, когда человека обвиняют в том, что он спонсирует террористов, потому что он деньги перечислял Луганской народной республике, после чего у него заблокировали счета, возникает много вопросов.  На Тайчибекова наложили пожизненные санкции, ему запрещено заниматься предпринимательской деятельностью, работать в госструктурах, официально получать материальную помощь. Его имущество конфисковано и изъято в счёт государства. Он находится в чёрном списке всех банков Казахстана. То есть человек, этнический казах, в Казахстане полностью ущемлен в своих правах.

Я хочу обратиться к директору Правозащитного центра Всемирного Русского Народного Собора Роману Силантьеву и попросить его ответить на вопрос: что происходит между Россией и Казахстаном? Разыгрывается какой-то странный сценарий, в котором наши страны должны расходиться всё дальше и дальше?

Роман Силантьев: – Этот процесс называется "коренизация", противоположный русификации. Подобная коренизация проводится на Украине, где заявляют, что все жители страны – украинцы, что они должны писать свои имена и фамилии на украинском, должны говорить только по-украински, а русские здесь вообще непонятно что делают.

Такой же процесс в Казахстане идёт с момента получения независимости. Преследование за русский сепаратизм не новая тема. Но раньше за это преследовали только русских, а теперь и казахов коснулось. А сам процесс коренизации продолжается. Уже практически переименовали всё, что не казахское, – улицы, города. "Подкорректировали" памятники. И разработали свою историю, в которой все происходило без русских.

– Есть ещё один маркер – переход с кириллицы на латиницу.

Р.С.: – Да, это тоже маркер. То есть давайте забудем о русском наследии, будем ближе к Европе. Нельзя сказать, что это так всё однозначно. Дело в том, что история русско-казахских отношений не такая простая, как может показаться. Есть и перекос в другую сторону: мол, до прихода русских там всё было прекрасно, а мы испортили и поэтому нас не любят. Мы же там заводы и театры строили.

Любовь к России – уголовное преступление: Почему в Казахстане русофобия стала идеологией

Процесс коренизации идёт в Казахстане с момента получения независимости. Уже практически переименовали всё, что не казахское. И написали свою историю, в которой всё происходило без русских. Фото: Kalizhan Ospanov/Globallookpress.

Гражданская война, "голодомор", массовая мобилизация во время Великой Отечественной войны, целина и ядерные испытания – вот это всё полностью перекрыло все хорошие отношения со времён Екатерины, всю эту индустриализацию, все эти театры... Поэтому по факту баланс не в нашу пользу.

– Вот какую бывшую республику ни возьмите, ведь язык национальный сохранялся. Никто на него не наступал и не давил. Почему сейчас в этих независимых странах русский язык находится в таком униженном положении? Почему русским нужно говорить о том, что мы здесь полноправные граждане – да, новой, отдельной страны? Мы имеем такое же право говорить на своём языке, обучаться на своём языке, думать на своём языке и говорить о том, что мы часть Великой России. Я не понимаю, почему это становится преступлением?

Р.С.: – А очень просто. В том же Азербайджане никаких проблем с русским языком нет, сами же азербайджанцы часто между собой по-русски говорят, очень ценятся русские школы, никакого наступления нет. А всё потому, что русских очень мало в Азербайджане осталось и азербайджанцы не боятся, что какая-то часть страны к России перейдёт.

В Казахстане когда-то казахи меньшинство составляли. Значительная часть территории была заселена именно русскими. И они там остались, хотя их гораздо меньше, чем раньше. И, глядя на Донбасс и на Крым, естественно, казахи делают вывод, что следующими будут они. Что, помимо Донецка и Луганска, будет Петропавловская, Костанайская народная республика. И людей за это уже сажали, и попытки такие некоторые люди предпринимали. Они просто боятся, что, начиная с Донбасса и Крыма, Российская Империя начнёт восстанавливаться за их счёт.

Так они, как им кажется, защищают свои интересы. Тут, действительно, столкновение двух позиций. Есть у нас своя правда, есть у них своя правда. Но при этом столкновении позиций надо понимать, что наша правда, она как-то исторически верней. И мы всё-таки живём в России. Поэтому надо защищать тех людей, которые считают, что Империя – это не так плохо. Надо максимально "обнулить" неудачный советский опыт и попробовать договариваться уже с опыта царского и досоветского.

– В том же Казахстане можно услышать разговоры о том, что казахи могут стать частью интересов Турции – за это почему-то никто не наказывается и никого это не смущает. То, что Казахстан может сотрудничать с Америкой, тоже как-то не очень обсуждается. Если Казахстан сотрудничает с Россией, то это становится трагедией.

Р.С.: – Так у нас же есть пример Белоруссии, которая и нашим и вашим. Которая и за Европу, и за Россию. Они считали, что благодаря этой балансировке, сидению на двух стульях, можно сохранить равновесие. А практика показывает, что на двух стульях усидеть тяжело.

– Как вы думаете, чем это в итоге может закончиться? Каким может быть финальный эпизод этого сценария?

Р.С.: – Коренизация будет ускоряться, русские будут оттуда уезжать. И в какой-то момент их число станет безопасным для Казахстана. И тогда этот процесс прекратится – просто по факту. Как прекратился в Таджикистане, как прекратился в Узбекистане. Русские там очень небольшой процент населения составляют, поэтому с ними уже никто особо и не борется.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх