БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 467 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николаев Николай
    Согласен, что ресурсы страны принадлежат группе акционеров, почти половина которых иностранцы. В СССР на нефтедоллары..."Доходит до полно...
  • Nata
    Г-жа Хакамада еще в далеких 90-х называла людей пенсионного возраста ненужным балластом. Ничего не изменилось среди "...Пенсии 2021 – поч...
  • Алескендер Рамазанов
    Найдите организаторов, крышу... И всем станет весьма интересно. В центре Москвы? Десятки студентов? Вот на этой стади...В самом центре Мо...

Русский строитель должен англичанам четыре миллиона долларов. Попасться может каждый

Русский строитель должен англичанам четыре миллиона долларов. Попасться может каждый Фото: imagebroker/Birgit Koch / Globallookpress

Бедолага-строитель узнал, что задолжал колоссальную денежную сумму, совершенно случайно – когда решил продать автомобиль, а ему отказали: на его имущество, как оказалось, наложен арест. Между тем есть вероятность, что он стал – возможно, совсем не подозревая об этом, – одним из винтиков сложной схемы по выводу денег из России в офшоры.

Сказать, что Сергей Моисеев* был в шоке, когда узнал о долге в 4 миллиона долларов перед некоей британской компанией, значит не сказать вообще ничего.

Он про такие суммы и слыхал-то только по телевизору – в сюжетах об олигархах и взятках высокопоставленных коррупционеров. Да что там! У него чуть дело до развода не дошло – супруга заподозрила мужа в том, что он тайный миллиардер и собирается сбежать в Лондон. Ну, не по-настоящему, конечно. Но вопросы, как говорится, возникли.

А то как же! Не сказать, конечно, что семья с хлеба на воду перебивается, но точно не шикует. А тут такие деньжищи, что и в сказочном сне не привидятся. 

"Да мне по такому кредиту за тысячу лет не расплатиться!"

Всё обнаружилось случайно: 54-летний Сергей Моисеев, выйдя на пенсию по инвалидности (он проработал всю жизнь строителем), решил продать свою маленькую квартиру (чуть больше 30 кв.

м) в Тушине, добавить к этому средства от продажи видавшего виды автомобиля, на котором он возил летом семью на небольшую дачу, и купить что-то получше. Несколько лет назад у него родился второй ребёнок, к тому же маму пришлось вывезти из неспокойного Донбасса, так что жилплощадь побольше не помешает точно.

Вот только снять машину с учёта не получилось. Ему объявили, что всё его имущество, включая квартиру, под арестом – как это называется, в обеспечение иска.

Что за иск, откуда? – почесал затылок бывший строитель. – За "коммуналку" вроде бы плачу исправно, по кредитам расплачиваюсь. Что за ерунда?

Ошибся насчёт кредитов...

Тут, как назло, сосед пришёл – принёс телеграмму из Тушинского райсуда, где указано, что Сергей, мол, должен явиться на заседание. Только вот заседание это давным-давно прошло – иск рассмотрели аж осенью 2019-го!

Как, что такое, почему?

Выяснилось, что бумажку принесли, когда Моисеева дома не было. Квитанцию положили, видимо, на почтовый ящик, а она свалилась куда-то. Ну и вот случайно нашлась.

Сходил в суд, а там его огорошили, да так, что едва скорую не пришлось вызывать: некая фирма с Британских Виргинских Островов (это офшорная зона, если что) истребовала с него по иску о пяти займах, сделанных им с 2013 по 2014 год, в общей сумме 4 миллиона долларов!

Вот тут он позабыл уже и про новую квартиру, и про всё на свете.

Это ж сколько мне отдавать придётся? – лихорадочно принялся прикидывать Серёга. – 27 тысяч я получаю сейчас по всем выплатам, плюс-минус туда-сюда... Тысячу лет!

"Стоп, – подумал он. – А за что, собственно? Я ведь ничего и ни у кого не брал! За чужие долги платить надо, получается!"

Долги наши тяжкие 

Судя по предъявленным требованиям, Сергей Моисеев, работая на стройке, сделал такие нехитрые операции: 

* договор займа №10 от 20.08.2013, во исполнение которого ответчику было перечислено 186 000 (сто восемьдесят шесть тысяч) евро;

* договор займа №10/2 от 15.12.2013, во исполнение которого ответчику было перечислено всего 208 500 (двести восемь тысяч пятьсот) евро;

* договор займа №10/3S от 15.12.2013, во исполнение которого ответчику было перечислено 5 050 (пять тысяч пятьдесят) долларов США;

* договор займа №1-10/14eur от 20.10.2014, во исполнение которого ответчику было перечислено 40 920 (сорок тысяч девятьсот двадцать) евро;

* договор займа №1-10/14usd от 20.10.2014, во исполнение которого ответчику было перечислено 2 782 427 (два миллиона семьсот восемьдесят две тысячи четыреста двадцать семь) долларов США.

Плюс проценты: 39 тысяч долларов плюс 40,5 тысячи евро. 

"Ничего не поделаешь, судить будем по английским законам" 

И помчался тогда Моисеев искать адвоката. Чтобы обжаловать странное решение суда. Но тут оказалось, что и сроки подачи апелляции прошли давным-давно.

Пришлось для начала заняться их восстановлением. Благо вышестоящая инстанция пошла навстречу, хоть истец и возмущался и спорил, – в декабре 2020-го всё-таки утвердили новое рассмотрение дела.

Добиться отмены решения будет точно непросто, хотя Сергей Моисеев и утверждает, что никогда не имел отношения ни к каким займам. Дело в том, что первый вердикт выносился по... английским законам. В российском суде, но по нормам, принятым в Британии.

Из материалов, представленных истцом вместе с заявлением об обеспечении иска по настоящему делу, следует, что заимодавец G** S** Ltd, является компанией, созданной в соответствии с законодательством Великобритании. Так как свидетельств выбора сторонами права, которым регулируются отношения сторон, не представлено, суд считает, что отношения заимодавца и заёмщика по указанным договорам займа регулируются английским правом,

– отмечается в решении (копия есть в распоряжении Царьграда).

А потому в Тушине решили следовать положениям "с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной", принятым в Туманном Альбионе.

скан

Российский суд воспользовался нормами английского права. Фото: телеканал Царьград

И там всё очень интересно.

Оказывается, вопросы договора займа в английском праве понимаются совсем иначе, чем у нас: это здесь у Серёги, выдавая ему даже 10 тысяч на руки, потребовали бы кучу справок и документов.

Там намного проще.

Заключение договора займа в письменном виде не является обязательным условием его действительности. Отсутствие письменного договора займа не исключает факта заключения соответствующего договора в устной форме. Устный договор также порождает соответствующие права и обязанности сторон, оговорённые в устном соглашении. Оформления договоров займа в письменном виде, согласно английскому праву, не требуется,

– отметили в суде.

Более того, сам истец признал при подаче иска, что "соответствующие договоры займа" были... утеряны. Однако, решили в нашем суде, это не исключает того, что "данные договоры могли быть в письменной форме".

Плюс выяснилось, что Моисеев-то не совсем злостный неплательщик: по одному из займов, например, он вроде как рассчитался – "перекинул" кредитору ни много ни мало 247,4 тысячи баксов. И даже выписка по счёту компании имеется.

Поэтому суд решил, что ответчик "имел доступ к документации по указанным выше договорам займа и знал о характере отношений между ним и компанией".

Даже в отсутствие письменного договора между сторонами на наличие займовых отношений, согласно представленному заключению по английскому праву, могут указывать документы, подтверждающие фактически сделанные платежи,

– отмечается в решении. 

Кредитор стал банкротом, бывший партнёр перекупил долги. А москвич в дураках 

Возникает вопрос: куда же дел обладатель 30-метровых хором в Тушине и шикарнейшего автомобиля за 600 тысяч рублей искомые суммы?

Есть и ответ на него.

Как будто бы вывел в Латвию. На счета какой-то компании. Которая приняла денежки и даже не поморщилась. Последний платёж пришёл буквально сразу после получения займа.

Но вот что интересно.

Как удалось выяснить Царьграду, Моисеев проходил одним из 13 контрагентов конторы, которая выдавала займы в течение тех двух лет, с 2013-го по 2014-й. Общая сумма переводов превышает 110 миллионов долларов.

В основном все контрагенты представляли собой офшорные компании – за исключением самого Моисеева и ещё одного гражданина России, Бориса Ф.

Часть из них, к слову, быстро отправляла долги обратно – в качестве оплаты за поставку комплектующих за компьютерную технику и электрогенераторы. Только суммы отличались в меньшую сторону. Транши шли через один коммерческий банк в Латвии.

И среди этих партнёров значилась та самая фирма с Виргинских Островов, которая впоследствии, спустя, получается, пять лет с момента последнего якобы полученного Моисеевым займа, вкатила ему иск.

А фишка в том, что в британскую The Gazzette – издание, публикующее бизнес-бюллетени, – ещё в июле 2016-го поступила петиция о ликвидации компании-кредитора – той самой G** S** Ltd. И подала её как раз офшорная фирма, будущий истец.

Уже в октябре того же года были назначены конкурсные управляющие. А спустя ещё три года права по обязательствам канувшей в банкротство компании выкупила B** H*** Ltd.

Вот и весь фокус.

По мнению источника Царьграда в силовых структурах, речь идёт, по всей видимости, о большой отмывочной схеме по выводу денег за рубеж. А Моисеев, как, возможно, и второе физлицо из России, выступали её винтиками – даже, вполне вероятно, не зная об этом ровным счётом ничего.

Дело в том, что для заключения подобных договоров, когда ни у кого нет претензий и всё решается междусобойчиком, действительно не требуется никакого личного присутствия. Достаточно условной копии паспорта и подписи. Более того, как указывает наш, отечественный, суд, возможно даже "устное соглашение". А что касается платежей, то их можно проводить опять-таки дистанционно, имея аккаунт в банке, от имени нужного контрагента.

И есть информация, что этой темой уже давно занимаются компетентные органы: цепочку при желании отследить не так уж и сложно. Достаточно выяснить на первом этапе, чтобы опровергнуть (или, наоборот, подтвердить – всякое бывает!) причастность Сергея Моисеева к схеме, откуда и кто именно проводил единственный платёж в обратную сторону. Ну и проверить, куда, на какие именно счета "капали" те баснословные суммы, которые ему якобы перечисляла G** S** Ltd.

По одной из версий, причиной сбоя и нынешней ситуации стал разлад между бывшими компаньонами, реальными владельцами этой компании, которыми через аффилированных лиц выступали два крупных предпринимателя из России (занимаются угольным бизнесом, сейчас между ними конфликт). 

Пиши оперу, Серёга. Опер всё изучит!

Но что делать несчастному, если он действительно не при делах в этой финансовой круговерти, жителю Москвы Сергею Моисееву? Как он вообще мог вляпаться в такое?

С одной стороны, ситуация является вопиющей, но только своими масштабами, – отмечают юристы правозащитного центра Царьграда. – На самом деле он попал, скорее всего, в классическую ловушку, которую подразумевают многие правоохранители, рекомендуя нам не доверять свои документы незнакомым лицам.

Именно поэтому, говорят эксперты, и не стоит по просьбе малознакомого (а иногда и хорошо знакомого) дяди (или тёти) открывать на себя юридические лица (за копейки), брать кредиты, отдавать кому бы то ни было копии своего паспорта или терять его.

Как раз такие действия и влекут подобные последствия. И за них приходится расплачиваться. Герой публикации попал вот в такую ситуацию, и наверняка документы, на основании которых он стал должником, могут быть вполне реальными, вот только он к ним отношения не имеет. Его спор лежит не в гражданской, а в уголовной плоскости.

Значит, путь только в правоохранительные органы. Более того, в компетентные органы, которые занимаются вопросами государственной безопасности. 

 

* Фамилия героя публикации изменена по этическим соображениям.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх