Свежие комментарии

  • Георгий Корнев
    Не переживай у "авторов" пенсионной реформы ещё много идей есть.Юрий Пронько: "Мы...
  • Rusik Rusik
    Прискорбно, но от этого теперь никуда не даётся. ДОСКАКАЛИСЬ!.Недоукраина - Стр...
  • Валерий Пашнин
    Шутка шутке рознь. Такой или подобной шуткой можно и убить человека.Блогер-таджик пол...

Мишустин наступил на хвост Миллеру: «Газпром» заставили платить налоги в России, а не в Европе

«Национальному достоянию» придется перевести «нидерландских дочек» в нашу юрисдикцию

На фото: глава компании "Газпром" Алексей Миллер
На фото: глава компании «Газпром» Алексей Миллер (Фото: Виталий Белоусов/ТАСС)
Материал комментируют:

«Газпром» собирается вернуть свои нидерландские холдинги в российскую юрисдикцию после денонсации налогового соглашения между Россией и Нидерландами с 1 января 2022 года. Об этом рассказал заместитель председателя правления компании Фамил Садыгов.

Крупнейшими структурами «Газпрома», зарегистрированными в Нидерландах, являются South Stream Transport B. V, Gazprom Finance B.V., Gazprom EP International B.V., Gazprom International Projects B.V. и Blue Stream Pipeline B.V.

Садыгов сообщил, что для перерегистрации зарубежных холдингов могут быть использованы возможности российских специальных административных районов (САР) в Калининграде или на острове Русский. Механизм перерегистрации юрлиц компания планирует до конца текущего года. Ранее правительство утвердило льготу, которая позволит резидентам САР переводить прибыль за рубеж с минимальной налоговой ставкой 5%

Напомним, что решение о денонсации «Соглашения об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогов на доходы и имущество» было принято после того, как Россия провела несколько неудачных раундов переговоров с Минфином Нидерландов об увеличении налога до 15% (в некоторых случаях, до 5%) в отношении дивидендов и процентов.

Ранее аналогичная схема была предложена Кипру, Люксембургу и Мальте. Существующее соглашение с Нидерландами позволяет выводить прибыль из России, уплачивая налог по эффективной ставке всего лишь в 2−3%.

Опрошенные «СП» эксперты назвали возвращение предприятий «Газпрома» в российскую юрисдикцию правильным шагом в направлении деофшоризации российской экономики. Хотя, прежде всего, непонятно, почему вообще компания с государственным участием может выводить прибыль в офшорные зоны, и даже на территории России пользоваться специальным режимом налогообложения.

— В некоторых случаях госкомпании могут иметь компании в иностранной юрисдикции, так как это облегчает внешнеторговую деятельность и осуществление ряда операций, — поясняет «СП» кандидат экономических наук, глава «Союза преприниматель и арендаторов России» Андрей Бунич. — Даже в советские времена была система совзагранбанков, которые были оформлены, как иностранные юридические лица.

Но возникает вопрос — а почему эти компании находятся в офшорной зоне? Значит, это не просто компании, которая создана для проведения каких-то финансовых и торговых операций, но еще и для оптимизации налогообложения. Крупные корпорации стали злоупотреблять этой возможностью и вообще все, что можно взяли и вынесли за границу на всякий случай.

Ситуация достигла неадекватного состояния, что и привело к решению о денонсации налоговых соглашений с другими странами, которые позволяли уходить от налогообложения.

«СП»: — Как теперь будет платить налоги «Газпром»?

— Никто не мешает «Газпрому» по-прежнему проводить операции через иностранные юрлица, но исчезает лазейка ухода от налогов. Это шаг в сторону деофшоризации, которая очень медленно, но идет. Теперь «Газпром» будет вырабатывать новую схему оптимизации налогообложения, исключая офшорную составляющую.

Можно оформить все через «внутренние офшоры», то есть специальные налоговые зоны. Но им не очень хочется это делать, потому что это все равно будет более прозрачно для налоговой службы, и укрывать средства станет тяжелее. Если юрисдикция заграничная, появляется множество возможностей для ухода от налогообложения, особенно в условиях санкций, арестов счетов, судебных процессов и пертурбаций при продаже газа. Это позволяет менеджменту манипулировать налоговыми выплатами и попросту говоря наживаться. Но когда значительная часть операций перейдет в российскую юрисдикцию, этих возможностей станет намного меньше.

Не случайно в «Газпроме» изначально этому противились и жаловались на денонсацию соглашения с Нидерландами. Но уйти от этого компании не удастся. Этот процесс будет доведен до конца. Вариантов ухода от налогов все равно остается не мало, но осуществлять все это в российской юрисдикции будет сложнее.

Очень правильно, что компании с госучастием, особенно такие стратегические компании, как «Газпром», должны быть под контролем государства. Это ненормальное явление, когда все госкомпании оказываются в офшорах и теряют связь с реальностью, и сейчас оно устраняется.

Доцент кафедры экономической безопасности РГУ им. Косыгина Валерий Сенков рассказал, как именно работал этот механизм вывода средств за рубеж.

— Мы давно говорим о том, что у нас пассивные доходы активно выводятся за рубеж. Даже Михаил Мишустин сказал о необходимости введения налога на вывоз капитала. Это происходит потому, что дочки крупных компаний находятся в международных юрисдикциях. Соответственно, чистая прибыль выводится в другие страны и по соглашению об избежании двойного налогообложения облагается налогами у нас, но по низким ставкам этих стран.

Сейчас этот процесс приостанавливается, потому что со многими офшорами денонсируются соглашения об отсутствии двойного налогообложения. Но наши компания все равно действуют хитро. Они не просто заводят свои холдинги в Российскую Федерацию, а делают это в особые экономические зоны, где также снижена ставка. На какие налоговые ставки они там будут претендовать — это уже сделка с государством.

Сегодня почти весь крупный бизнес у нас является иностранным. Поэтому когда мы говорим о том, что крупнейшими инвесторами РФ являются такие страны, как Кипр, Швейцария, Мальта или Нидерланды, у обычного человека это вызывает удивление. Но речь идет о том, что мы выводим туда деньги, облагаем налогами по низким ставкам и заводим назад. Такая себе «мини-прачечная». Да, этот механизм в соответствии с законодательством используется почти во всех странах мира.

Но нужно понимать, что это, с одной стороны, говорит о высоком налоговом бремени и о недоверии правительству, а с другой, о том, что налоги никто никогда платить не хочет, вот и придумываются механизмы для того чтобы их минимизировать. Денонсация соглашения с Нидерландами и возвращение «дочек» «Газпрома» в российскую юрисдикцию — это шаг в правильном направлении, другое дело, что конкретная выгода будет зависеть от налогового режима в САР.

«СП»: — Но ведь «Газпром» — это госкорпорация, и механизмов давления на нее должно быть немало. Почему было изначально не платить налоги в российской юрисдикции, без офшоров и прочих схем?

— Часто говорят, что большие деньги умеют себя защищать. Это вопрос политической воли. При желании можно сделать так, чтобы эти средства не выводились. Но по действующему законодательству «Газпром» ничего не нарушал. Это не фирмы-однодневки, не фиктивный документооборот, прикрывающий сделки. Нужно разделять уклонение от уплаты налогов и оптимизацию. Здесь эти схемы были в рамках законодательства.

Но когда эти схемы приобрели слишком большой масштаб для Российской Федерации, государство этим вопросом озаботилось. В целом это правильный подход, хотя есть разные мнения. Кто-то говорит о том, что необходима высокая шкала прогрессивного налога, кто-то, напротив, что налоги, как судья в футболе, должны быть незаметными, и тогда все к нам побегут.

Я считаю, что у нас нужно делать поправку на менталитет и определенные договоренности между бизнесом и государством. Сегодня налоговые службы у нас работают очень эффективно, и деньги в бюджете есть. Но вот расходование этих средств едва ли можно назвать эффективным, и это отдельная тема для разговора.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх