БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 378 подписчиков

Свежие комментарии

  • Отари Хидирбегишвили
    Как тут не вспомнить знаменательное событие из истории, когда один из величайших правителей Руси, царь Иван Грозный в...Исторические подв...
  • Виктория Виктория
    <i>Комментарий скрыт</i>Александр Редько:...
  • vilen petrov
    "У чинуш будут пр...

Почему нацисты так и не получили достойной расплаты за свои злодеяния

Почему нацисты так и не получили достойной расплаты за свои злодеяния

74 года назад подошел к концу самый, пожалуй, значительный судебный процесс в истории человечества. 30 сентября – 1 октября 1946 года был оглашен приговор Международного военного трибунала в Нюрнберге, рассматривавшего ужасающие преступления нацистского Третьего рейха, его главарей, руководящих структур и целых организаций. Казалось бы, состоялось полное и окончательное торжество справедливости. Захлестнув петли на шеях главных палачей и их вдохновителей, осудив человеконенавистническую идеологию, порожденную ими и породившую их самих, мир поставил точку в одной из самых страшных и кровавых страниц своего существования...

Как мы теперь понимаем – этого не произошло. Не были выкорчеваны не то что корни ядовитого «древа» нацизма, отравленными плодами которого были мировая война, концентрационные лагеря и миллионные гекатомбы невинных жертв – не удалось обрубить даже все до единой его «ветви». Множество виновников чудовищных преступлений либо ушли от ответственности, либо отделались чисто символическими (в сравнении с содеянным ими) наказанием. Почему так произошло? Чем на самом деле должен был стать Нюрнбергский процесс и во что он в конечном итоге вылился? Попробуем поискать ответы на эти вопросы, а заодно – развеять некоторые заблуждения и мифы об этом историческом событии.


Людоедство «демократов» и милосердие «тирана»


Как-то раз мне довелось натолкнуться на опус очередного «историка», однозначно принадлежавшего к «либеральной школе», в котором на полном серьезе утверждалось, что Нюрнберг был «выдумкой Сталина». «Диктатору и тирану» так нравились процессы, в середине-конце 30-х годов проводившиеся по делам «врагов народа» в СССР, что он решил устроить нечто подобное и для побежденных гитлеровцев. Исключительно для того, конечно же, чтобы потешить собственную кровожадную натуру… С клиникой такого уровня я, как обычно, спорить не буду, просто замечу – в данном бредовом утверждении правдой является только один момент: идея грандиозного, не виданного ранее никем и нигде суда (непременно международного) над поверженным ценой колоссальных жертв советского народа Третьим рейхом принадлежала действительно Верховному. Вот только прежде, чем пытаться перевернуть его истинные мотивы с ног на голову, стоило бы поинтересоваться: а какую альтернативу этому видели наши «союзники», представители «демократических» и «цивилизованных» Соединенных Штатов и Великобритании?

Со всей ответственностью могу заявить: судьба, уготованная разгромленной Германии лидером Советского Союза, потерявшего в войне свыше 25 миллионов человек и третью часть собственного национального богатства, была эталоном милосердия и гуманизма – в сравнении с тем, какой она виделась британцам и американцам, чьи военные потери по отношению к нашим были мизерными, а в случае США – фактически, нулевыми. Фразочка относительно того, что всех немцев надобно, простите, поголовно кастрировать, либо, как минимум, «подвергнуть такому обращению, чтобы они не могли воспроизвести население, способное повторить сделанное ими», принадлежит никоим образом не Сталину, а Франклину Рузвельту, президенту США, на чью землю не ступала нога ни единого солдата Вермахта. Добрейшей души человек…

Надо сказать, что американский лидер не просто так болтал языком (это вообще-то Рузвельту было несвойственно). С планом полного расчленения Германии и превращения ее в «убогую сельскохозяйственную страну» еще в 1944 году носился министр финансов США Генри Моргентау. Правда, его коллеги (в частности, финансист Гарри Уайт) быстренько уточнили – для реализации этих намерений необходимо в кратчайшие сроки «избавиться» от, как минимум, 25 миллионов немцев. Как избавиться?! Да ликвидировать к чертовой бабушке! А ведь был еще и милейший американец Теодор Кауфман, автор книги с незатейливым названием «Германия должна исчезнуть», с математической точностью подсчитавший – для воплощения в жизнь этого лозунга достаточно будет задействовать «всего-то» 20 тысяч хирургов, которые будут принудительно стерилизовать по 25 тысяч жителей и жительниц Германии в день. И все – через каких-то три месяца «проблема будет решена». А лет через 60 ни единого немца на планете не останется вовсе…

И не надо думать, что это были изыски пустобрехов и фантазеров – в том же 1944 году английский посол в США лорд Галифакс совершено официально обсуждал эти идеи с Лондоном и выражая им самую горячую поддержку, предлагал попросту уничтожать без всякого суда и следствия всех военных и гражданских лиц Третьего рейха, оказавшихся в «черных списках» союзников и захваченных их войсками. Дело было за малым – за списками. Правда, многие в том же Лондоне предлагали включить в них для верности весь личный состав СС до последнего пацана из Гитлерюгенда и поголовно НСДАП в полном списочном составе. Ну, и заодно – все армейское руководство, рангом не ниже генерала, а то и полковника. Возможные масштабы такой бессудной «зачистки» выглядят неслабо.

Надо сказать, что Иосифа Виссарионовича, в отличие от сэров, лордов и президентов, никаких университетов не заканчивавшего и понятие о праве и законности составившего исключительно по прочитанным им сотням и тысячам книг, все это бесило чрезвычайно. По сей день не опровергнуто предположение относительно того, что копии «плана Моргентау» оказались в Берлине по его инициативе и стараниями орлов из ведомства Лаврентия Берии. Это – чтобы у тамошних бонз было поменьше дурных мыслей относительно сепаратных мирных переговоров с англосаксами. Да и впоследствии, во время Тегеранской и Ялтинской конференций Сталин, есть тому свидетельства, не раз осаживал Черчилля, призывавшего «ставить к стенке» чуть ли не каждого второго немца, не считая каждого первого. Один раз его спор с кровожадным бриттом дошел до того, что сэр Уинстон принялся вещать, мол, даже наши внуки увидеть «встающую с колен Германию» не должны! Так что огнем и мечом их, каленым железом и дустом, дустом! На это Сталин в своей спокойной манере ответил: «Жестокость как раз и породит жажду мести…»

Понятное дело, что печальником о судьбах гитлеровцев, убивших миллионы советских людей, и, в том числе, его собственного сына, Верховный не был. А был он прагматиком и реалистом. И историю не просто знал, а понимал все ее тонкости. То, что кошмарный Третий рейх «вырос» из убийственного и унизительного для немцев «Версальского мира», он понимал прекрасно и повторения того же самого не желал категорически. Так что о внуках заботился как раз Сталин, а не Черчилль. Более того, не желал Иосиф Виссарионович и превращения справедливого возмездия в банальную расправу. Отрицая саму возможность линчевания даже самых гнуснопрославленных нацистов, он говорил: «Это должно быть судебное решение». Сталин хотел осудить и покарать не Гитлера, Гиммлера, Геринга, Бормана и прочих, а нацизм.

Совместить несовместимое, объять необъятное


Вот с этого момента, собственно, и начинаются причины того, что Нюрнбергский процесс так и не стал тем, чем должен был стать. Победу во Второй мировой войне одержали вроде бы союзники, но на деле они уже в мае 1945 были непримиримыми врагами – как минимум, в идеологическом и мировоззренческом плане. Для советских людей германский нацизм был не просто человеконенавистнической идеологией, основанной на абсолютно неприемлемой теории «расового превосходства», а прежде всего, предельным выражением порочной сути капиталистического, империалистического миропорядка. И ведь так оно и было на самом деле! Для американцев и британцев Гитлер и его клика, напротив, являлись инструментом – ими же самим созданным для уничтожения Советского Союза, но вышедшим из-под контроля и принявшимся творить совсем не то, что от него ожидали.

Более того, многие исследователи склонны считать, что стремление тех же британцев уничтожать на месте высокопоставленных нацистских чиновников, военных и функционеров было продиктовано никак не «праведным гневом», а банальнейшим желанием не дать им раскрыть рта и пролить свет на истинную историю превращения Германии в Третий рейх. Прежде всего – возрождения ее армии и военной промышленности. Нет ничего удивительного в том, что первой в списке тех нацистских воротил, кто был Нюрнбергским судом оправдан, стоит имя Ялмара Шахта, человека не просто заложившего основы «военной экономики» гитлеровского государства, а, прежде всего, бывшего главным «связующим звеном» между нацистами и банкирами Великобритании и США. Без его участия Берлин не получил бы той их колоссальной финансовой поддержки, которая, собственно, и позволила создать Вермахт, СС и все прочие инструменты истребления миллионов людей. Признан невинным, аки агнец, после символической «отсидки» прожил аж до 1970 года, отнюдь не бедствуя.

Мало кто сегодня помнит об этом, но уже после оглашения приговора, со специальным Особым мнением, выражавшим позицию СССР, выступил представлявший нашу страну в качестве судьи трибунала генерал-майор юстиции Ион Никитченко. Он открыто сказал о недопустимости на данном процессе каких-либо оправдательных приговоров вообще. Тем более – в отношении таких однозначно виновных лиц, как Ялмар Шахт или также избежавших расплаты Франца фон Папен и Ганса Фриче. Первый, напомню, был дипломатом, сыграл одну из ведущих ролей в захвате Австрии и многих последующих тайных международных операциях Третьего рейха. О том, какую опасность действия Папена представляли для СССР, свидетельствует факт попытки его ликвидации, предпринятой советской разведкой в 1942 году в Турции и санкционированной на самом «верху». Увы, операция тогда провалилась, а в Нюрнберге Папен снова ускользнул от возмездия. Фриче был не просто рядовым нацистским пропагандистом, а одним из ведущих сотрудников ведомства Геббельса, членом нацистской партии. И тоже оправдан…

Впрочем, гораздо большее негодование в СССР вызвало то, что британские, американские и французские судьи наотрез отказались признавать вину в военных преступлениях и преступлениях против человечества не только правительства Третьего рейха, но также Генерального штаба и Верховного командования Вермахта! Дойдя до вершин глумления над правосудием, они заявили, что СА – штурмовые отряды нацистов, пролившие в свое время реки крови, никак нельзя причислить к преступным организациям, поскольку … «отсутствуют доказательства их сплоченности и организованности»! Имеющий уши, да услышит…

По сути дела, Нюрнбергский процесс стал не только последней попыткой вчерашних «союзников» сотрудничать вне поля боя, но и прекрасной демонстрацией того, насколько по-разному они видят и едва закончившуюся войну, и, что самое главное, дальнейшие судьбы мира. Разногласия возникали едва ли не по каждому из ключевых вопросов, но я приведу всего один пример – советская сторона была категорически против того, чтобы в роли адвокатов подсудимых выступали бывшие члены нацистской партии. «Союзники», сделав большие глаза, это требование отклонили. В результате подавляющее большинство защитников главарей Третьего рейха составляли как раз члены НСДАП. Стоит ли удивляться, что один из них, отстаивавший интересы таких «невинных» организаций, как СС и СД, Людвиг Бабель договорился на процессе до того, что потребовал привлечь к суду и всех тех, кто оказывал сопротивление захватчикам на оккупированных Германией территориях и такими «незаконными действиями» буквально «спровоцировал» нацистских головорезов на те зверства, которые они творили!

Как по мне, этого «законника» следовало бы вздернуть на одной веревке с его клиентами! Тем не менее, ничего подобного не произошло, да и не могло произойти. Отправив на виселицу дюжину нацистских бонз, введя в международный юридический оборот понятие «геноцид» и осудив Третий рейх, как таковой, Нюрнбергский трибунал, с другой стороны, положил начало процессу вывода из-под карающей длани Правосудия множества нацистских преступников, впоследствии по достоинству оценивших «великодушие» своих англосаксонских спасителей и служивших им верой и правдой долгие годы.

О каком справедливом возмездии могла идти речь, если руководство Соединенных Штатов и Великобритании к моменту завершения процесса уже видело в Советском Союзе смертельного врага, а во многих подсудимых – потенциальных помощников в борьбе против него? Давшая старт «Холодной войне» Фултонская речь Черчилля к тому времени уже прозвучала и главный обвинитель от США Роберт Джексон, вместо выполнения своих прямых обязанностей, мотался по европейским столицам с лекциями о «коммунистической угрозе», после которых слал в Вашингтон депеши о данных им местным антисоветским силам «верном знаке» относительно будущей поддержки со стороны США.

К огромному сожалению, нацистская нечисть не получила достойной расплаты за свои злодеяния, совершенные на советской земле – и все благодаря тем, кто принял от нее эстафету смертельной вражды с нашей страной.
Использованы фотографии: German Federal Archive
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх