БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 437 подписчиков

Свежие комментарии

  • Иванов Александр
    ДЕМОКРАТИЯ – ВЛАС...
  • Владимир Тамбасов
    Каков центр такова и властьДЕМОКРАТИЯ – ВЛАС...
  • Сергей Росси
    Все, что можно сп.. ли. А работать они никогда не хотели. Это не странно. Странно,что выпускают с баблом. Похоже те, ...Крысы бегут с Руб...

США продают оружия в два раза больше России и в шесть раз — чем Китай

Америка вновь доминирует, но только на рынке орудий смерти и разрушения

На фото: Роберт Бальсерак из американской военно-промышленной корпорации Lockheed Martin, главный исполнительный директор по программам превосходства в воздухе, объясняет возможности F-21 на выставке DefExpo
На фото: Роберт Бальсерак из американской военно-промышленной корпорации Lockheed Martin, главный исполнительный директор по программам превосходства в воздухе, объясняет возможности F-21 на выставке DefExpo (Фото: Rajesh Kumar Singh/AP/TASS)

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.


Когда дело доходит до торговли орудиями смерти и разрушения, никто не превзойдет Соединенные Штаты Америки.

В апреле этого года Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute, SIPRI) опубликовал свой ежегодный анализ тенденций в мировых продажах оружия. И победителем, как всегда, стали США. В период с 2016 по 2020 год на эту страну приходилось 37% от общего объема международных поставок оружия, что почти в два раза превышает уровень ее ближайшего конкурента России и более чем в шесть раз превышает уровень Китая, объявленного Вашингтоном «угрозой».

Как бы грустно это ни звучало, но это не было неожиданностью для аналитиков в сфере торговли оружием. США удерживали это первое место в течение 28 из последних 30 лет, публикуя огромные цифры продаж, независимо от того, какая партия занимала власть в Белом доме или в конгрессе. Такое положение вещей, конечно, по определению является хорошей новостью для подрядчиков по производству оружия — таких, как Boeing, Raytheon и Lockheed Martin, даже если это плохая новость для многих из нас. Особенно плоха эта новость для тех, кто страдает от использования этого оружия военными в таких местах, как Саудовская Аравия, Египет, Израиль, Филиппины и Объединенные Арабские Эмираты.

Недавние бомбардировки и разрушение Газы израильскими вооруженными силами, финансируемыми и оснащаемыми Соединенными Штатами, являются лишь последним примером катастрофических потерь, понесенных в результате поставок американского оружия в эти годы.

Хотя хорошо известно, что Соединенные Штаты оказывают существенную помощь Израилю, та степень, в которой израильские вооруженные силы полагаются на американские самолеты, бомбы и ракеты, оценена не в полной мере. Согласно статистическим данным, собранным «Монитором содействия безопасности» Центра международной политики, за последние два десятилетия Соединенные Штаты предоставили Израилю помощь в области безопасности на сумму 63 миллиарда долларов. Более 90% этих средств были получены за счет иностранного военного финансирования госдепартаментом, который предоставляет средства для покупки американского оружия.

Но поддержка Вашингтоном израильского государства заходит гораздо дальше. Общая военная и экономическая помощь США Израилю с момента его основания превышает 236 миллиардов долларов (в долларах с поправкой на инфляцию в 2018 году) — почти четверть триллиона долларов.

Король торговцев оружием

Дональд Трамп, которого президент Джо Байден иногда называет «другим парнем», с теплотой воспринял роль главного торговца оружием. В области вооружений он поддержал массированную помощь США не только Израилю, но и другим странам на всем Ближнем Востоке и за его пределами.

Во время визита в Саудовскую Аравию в мае 2017 года — своей первой зарубежной поездки — Трамп рекламировал гигантскую (хотя, как оказалось, сильно преувеличенную) оружейную сделку с этим королевством на 110 миллиардов долларов.

Сделка с Саудовской Аравией была рекламным трюком, призванным показать, что президент Трамп может, по его собственным словам, договориться о соглашениях, которые принесут пользу экономике США.

Его зять Джаред Кушнер, приятель принца Мухаммеда Бен Салмана (Prince Mohammed Bin Salman, MBS), архитектора разрушительной интервенции Саудовской Аравии в Йемен, даже позвонил тогдашнему генеральному директору Lockheed Martin Мэрилин Хьюсон. Его желанием было организовать наилучшую сделку для саудовского режима по многомиллиардной системе противоракетной обороны, которую Lockheed планировал продать. Смысл этого звонка состоял в том, чтобы собрать самый большой пакет вооружений, какой только можно себе представить, в преддверии поездки его тестя в Эр-Рияд.

Когда Трамп под громкие фанфары хозяев прибыл в Саудовскую Аравию, он выжал из сделки все, чего она стоила. Назвав будущие продажи Саудовской Аравии «огромными», он заверил мир, что они создадут «рабочие места, рабочие места, рабочие места» в Соединенных Штатах.

Однако этот пакет вооружений сделал гораздо больше, чем просто укрепил репутацию Трампа как «творца сделок» и «создателя рабочих мест». Это означало одобрение жестокой войны в Йемене коалиции во главе с Саудовской Аравией, результатом которой к настоящему времени стала гибель почти четверти миллиона человек и голод для миллионов других.

И ни на секунду не думайте, что Трамп был единственным, кто позволил этому вмешательству случиться. За восемь лет правления администрации Обамы королевство получило рекордные предложения вооружений на сумму 115 миллиардов долларов, в том числе по боевым самолетам, бомбам, ракетам, танкам и ударным вертолетам, многие из которых с тех пор использовались в Йемене.

После неоднократных авиаударов Саудовской Аравии по гражданским объектам внешнеполитическая команда Обамы наконец решила ослабить поддержку Вашингтоном этих военных усилий, перейдя в декабре 2016 года к тому, чтобы остановить продажу бомб на многие миллиарды. Однако, вступив в должность, Трамп изменил этот курс и протолкнул эту сделку, несмотря на действия Саудовской Аравии, которые, по словам конгрессмена Теда Лью (демократ от штата Калифорния), «для меня выглядят как военные преступления».

Трамп совершенно ясно дал понять, что причины его решения по вооружению Саудовской Аравии были какими угодно, но только не стратегическими. На печально известной встрече в Белом доме в марте 2018 года с Мохаммедом бен Салманом он даже размахивал картой Соединенных Штатов, чтобы показать, какие места, вероятно, больше всего выиграют от этих сделок с оружием Саудовской Аравии. Это были штаты Пенсильвания, Мичиган и Висконсин.

Он удвоил свои усилия по продвижению этого экономического аргумента после убийства и расчленения в октябре 2018 года саудовского журналиста и обозревателя Washington Post Джамаля Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле — даже когда в конгрессе звучали призывы прекратить эти продажи режиму. Тогда президент дал понять, что рабочие места и прибыль, а не права человека, имеют для него первостепенное значение, заявив: «110 миллиардов долларов будут потрачены на закупку военной техники у Boeing, Lockheed Martin, Raytheon и многих других крупных оборонных подрядчиков США. Если мы по глупости отменим эти контракты, то Россия и Китай получат огромные выгоды — и будут очень рады приобрести весь этот новообретенный бизнес. Это было бы замечательным подарком им прямо из Соединенных Штатов!»

Так оно и пошло. Летом 2019 года Трамп наложил вето на попытку конгресса заблокировать пакет вооружений на сумму 8,1 миллиарда долларов, который включал бомбы и поддержку Королевских ВВС Саудовской Аравии, и продолжил поддерживать королевство даже в последние недели своего пребывания на посту. В декабре 2020 года он предложил этому режиму бомбы на сумму более 500 миллионов долларов вслед за пакетом в размере 23 миллиардов долларов для Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), партнера королевства по преступлениям в йеменской войне.

Саудовская Аравия и ОАЭ были не единственными бенефициарами склонности Трампа к продаже оружия. Согласно докладу «Монитора содействия безопасности» Центра международной политики, его администрация сделала предложения о продаже оружия на сумму более 110 миллиардов долларов разным клиентам по всему миру в 2020 году. В среднем за год это на 75% больше, чем «достижение» администрации Обамы, а также его собственного за первые три года пребывания в должности.

Будет ли Байден вести себя по-иному?

Сторонники обуздания торговли оружием в США приняли к сведению предвыборное обещание Джо Байдена, что в случае избрания он не «прекратит действие наших ценностей у наших дверей» при принятии решения о том, продолжать ли вооружать саудовский режим. Надежды возросли еще больше, когда в своей первой внешнеполитической речи в качестве президента он объявил, что его администрация прекратит «поддержку наступательных операций в Йемене», как и «соответствующие продажи оружия».

Это заявление, конечно, оставило потенциально гигантскую лазейку в вопросе о том, какое оружие будет рассматриваться как предназначенное для «наступательных операций», но по крайней мере оно, по-видимому, ознаменовало резкий отход от эпохи Трампа. После заявления Байдена продажи оружия Саудовской Аравии и ОАЭ действительно были приостановлены до рассмотрения их потенциальных последствий.

Однако через три месяца после вступления Байдена в должность обещание президента обуздать убийственные сделки с оружием уже разрушается. Первым ударом стало известие о том, что администрация действительно будет продвигать пакет вооружений для ОАЭ на сумму 23 миллиарда долларов, включая боевые самолеты F-35, вооруженные беспилотники, а также бомбы и ракеты на ошеломляющую сумму в 10 миллиардов долларов.

Это решение было опрометчивым по нескольким направлениям, в первую очередь из-за роли этой страны в жестокой гражданской войне в Йемене. Там, несмотря на сокращение численности своих войск на земле, она продолжает вооружать, обучать и финансировать 90 000 членов ополчения, включая экстремистские группировки, имеющие связи с базирующейся в Йемене «Аль-Каидой"* на Аравийском полуострове.

В нарушение эмбарго ООН ОАЭ также поддерживали вооруженные оппозиционные силы в Ливии, наносили там удары беспилотниками, в результате которых погибли десятки мирных жителей, и расправлялись с диссидентами внутри страны и за рубежом. ОАЭ регулярно производят произвольные аресты и применяют пытки. Если вооружение ОАЭ не является случаем «прекращения действия наших ценностей у наших дверей», то неясно, что же это такое.

Надо отдать должное — администрация Байдена обязалась приостановить две сделки Трампа с Саудовской Аравией. В противном случае неясно, какие (если таковые имеются) другие отложенные продажи в Саудовской Аравии сочтут «оскорбительными» и заблокируют.

Конечно, новая администрация позволила американскому правительственному персоналу и подрядчикам содействовать поддержке эффективности саудовских ВВС и, таким образом, по прежнему осуществляла продолжающиеся воздушные удары в Йемене, которые печально известны тем, что убивают мирных жителей. Команда Байдена также не смогла оказать сильное давление на саудовцев с тем, чтобы они прекратили блокаду, которая, по мнению агентств ООН, подвергают 400 000 йеменских детей риску умереть от голода в следующем году.

Кроме того, администрация Байдена разрешила продажу противокорабельных ракет египетскому режиму Абдель Фаттаха ас-Сиси, самому репрессивному правительству в истории этой страны, возглавляемому человеком, которого Дональд Трамп назвал «моим любимым диктатором». Сами ракеты никоим образом не полезны ни для внутренних репрессий, ни для антитеррористической кампании этой страны против повстанцев в ее части Синайского полуострова, где гражданские лица подвергались пыткам и были убиты, а десятки тысяч были вынуждены покинуть свои дома. Но продажа действительно представляет собой молчаливое одобрение репрессивной деятельности режима.

Кому винтовки?

Хотя ранние действия Байдена (в качестве президента — С.Д.) и подорвали обещания использовать иной подход к продаже оружия, история на этом не закончена. Ключевые члены конгресса планируют внимательно следить за продажей оружия в ОАЭ и, возможно, вмешаться, чтобы предотвратить (вероятные — С.Д.) поставки оружия. Были подняты вопросы о том, какое оружие должно поступать в Саудовскую Аравию, и по крайней мере некоторые члены палаты представителей и сената настаивают на реформах, которые укрепили бы роль конгресса в блокировании нежелательных поставок оружия.

Одной из сфер, где президент Байден мог бы с готовностью приступить к выполнению своего предвыборного обещания уменьшить ущерб гражданскому населению от продажи оружия США, был бы экспорт огнестрельного оружия. Администрация Трампа значительно ослабила ограничения и правила по экспорту широкого спектра оружия, включая полуавтоматическое огнестрельное оружие и снайперские винтовки. В итоге такой экспорт вырос в 2020 году, когда было продано рекордное количество более 175 000 военных винтовок и дробовиков.

Будучи явно настроенной на дерегуляцию, команда Трампа перенесла продажи смертоносного огнестрельного оружия из юрисдикции госдепартамента, который имел мандат проверять любые подобные сделки на предмет возможных нарушений прав человека, в министерство торговли, основной миссией которого было просто способствовать экспорту практически всего, что угодно. «Реформы» Трампа также устранили необходимость предварительного уведомления конгресса о любых крупных продажах огнестрельного оружия, что значительно затруднило возможность прекращения сделок с репрессивными режимами.

Как он и обещал это во время своей президентской кампании, президент Байден может изменить подход Трампа, даже не добиваясь одобрения конгресса. Сейчас самое время сделать это, учитывая тот ущерб, который наносит экспорт этого оружия в таких местах, как Филиппины и Мексика, где поставляемое США огнестрельное оружие использовалось для убийства тысяч гражданских лиц при подавлении демократических движений и для репрессий в отношении правозащитников.

Кому выгодно?

Вне всякого сомнения, главным — или, возможно, даже самым главным — препятствием на пути реформирования политики и практики продажи оружия является сама оружейная промышленность. Она включает в себя крупных подрядчиков — таких, как Boeing, Lockheed Martin, Raytheon Technologies и General Dynamics, которые производят истребители, бомбы, бронетехнику и другие основные системы вооружения, а также производителей огнестрельного оружия, таких как Sig Sauer.

В этой толпе благодаря своим решительным усилиям по продвижению продаж бомб в Саудовскую Аравию и глубокому участию своих бывших (или будущих) сотрудников в правительстве США выделяется Raytheon. Бывший лоббист Raytheon Чарльз Фолкнер работал в Службе юрисконсульта госдепартамента Трампа и участвовал в принятии решения о том, что Саудовская Аравия не осуществляла — а она осуществляла! — преднамеренные бомбардировки мирных жителей в Йемене. Затем он поддержал объявление фиктивной «чрезвычайной ситуации» для проталкивания продаж бомб и «услуг» по поддержке авиации Саудовской Аравии.

Raytheon действительно проникла в правительственные залы таким образом, что это должно вызывать глубокую тревогу даже по минималистским стандартам военно-промышленного комплекса двадцать первого века. До прихода в администрацию бывший министр обороны Трампа Марк Эспер был главным лоббистом, в то время как нынешний министр обороны Байдена Ллойд Остин входил в совет директоров Raytheon. И хотя Остин пообещал взять самоотвод от решений, связанных с компанией, это обещание будет трудно проверить.

Продажа оружия — это Большой Бизнес — обязательно с заглавных букв! — для лучших производителей. Lockheed Martin осуществляет примерно четверть своих продаж иностранным правительствам, а Raytheon получает пять процентов своих доходов от продаж Саудовской Аравии. Американские рабочие места, якобы связанные с экспортом оружия, для таких сделок всегда являются «точкой продажи», но на самом деле они были сильно преувеличены.

Самое большее, что приходится на продажу оружия — чуть более одной десятой процента занятости в США. Многие такие продажи, по сути, включают в себя аутсорсинг производства — полностью или частично — странам-получателям, что значительно снижает влияние рабочих мест в этом вопросе. Хотя это отмечается редко, практически любая другая форма расходов создает больше рабочих мест, чем производство оружия.

Кроме того, экспорт продуктов «зеленых» технологий создаст гораздо более крупные глобальные рынки для американских товаров, если правительство когда-либо решит поддержать их хоть отчасти подобно тому, как оно поддерживает оружейную промышленность.

Учитывая, что поставлено на карту для них экономически, Raytheon и его соратники тратят огромные суммы, пытаясь повлиять на обе партии в конгрессе и на любую президентскую администрацию. Согласно статистике, собранной Центром отзывчивой политики (Center for Responsive Politics), за последние два десятилетия оборонные компании, возглавляемые крупнейшими фирмами-экспортерами оружия, потратили 285 миллионов долларов только на предвыборные взносы и 2,5 миллиарда долларов на лоббирование. Любые изменения в политике экспорта оружия будут означать силовое противодействие оружейному лобби и создание достаточного гражданского давления, чтобы преодолеть его значительное влияние в Вашингтоне.

Будь у них политическая воля, администрация Байдена и конгресс могли бы предпринять много шагов, чтобы обуздать безудержный экспорт оружия, тем более что такие сделки однозначно непопулярны среди общественности. Например, опрос, проведенный в сентябре 2019 года Чикагским советом по глобальным вопросам (Chicago Council on Global Affairs), показал: 70% американцев считают, что продажа оружия делает страну менее безопасной.

Вопрос в следующем: «Можно ли мобилизовать такие общественные настроения в пользу действий, направленных на прекращение, по крайней мере, самых вопиющих случаев незаконного оборота оружия в США, даже несмотря на то, что глобальная торговля оружием продолжается?» Продажа смерти не должна быть удовольствием ни для какой страны, поэтому остановить ее — цель, за которую стоит бороться. Тем не менее, еще предстоит выяснить, будет ли администрация Байдена когда-либо ограничивать продажи оружия или она просто продолжит продвигать США в качестве крупнейшего в мире экспортера оружия всех времен и народов.


Автор: Уильям Д. Хартунг — William D. Hartung — постоянный автор интернет-издания TomDispatch, директор Программы вооружений и безопасности в Центре международной политики (Arms and Security Program at the Center for International Policy) и со-автор исследования «Тенденции продаж оружия в США в 2020 году и за его пределами: от Трампа до Байдена» (U.S. Arms Sales Trends 2020 and Beyond: From Trump to Biden).

Перевод Сергея Духанова.

Публикуется с разрешения издателя.


*"Аль-Каида" - решением Верховного Суда РФ от 14.02.2003 г. признана экстремистской и/или террористической организацией, деятельность на территории Российской Федерации запрещена.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх