БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Nata
    Автор прав в своих выводах о том, что деятельность мигрантов направляется и координируется, при чем профессионально, ...Мигрантская «весе...
  • Антон
    Ну всё...если государство вылезло, цены опять вверх поползутПО САМЫЕ ПОМИДОРЫ...
  • Владимир Негода
    Русские проиграли дегенератам и потеряли свою страну!Новые поправки: о...

«Воюем семь лет, и сценарий „прощай, оружие“ в этой войне не предусмотрен»

«Воюем семь лет, и сценарий „прощай, оружие“ в этой войне не предусмотрен»

Масштаб подготовки Украины к наступательным военным действиям в настоящее время такой, что скрыть его сложно, поэтому вероятность дальнейшей эскалации высока, что подтверждается инспекцией украинских войск со стороны НАТО и законодательными инициативами Киева, ужесточающими наказание за уклонение от военной службы. Об этом в интервью EADaily рассказала донецкий публицист Марина Харькова. Она также отметила, что военные ЛДНР морально готовы отразить атаку ВСУ, поскольку долгие годы затянувшейся войны не могли не закалить этих людей.

— Насколько сейчас обоснованными являются сообщения о подготовке Украины к большой войне? На этот раз правда волки или снова нагнетание перед переговорами?

— Эти сообщения обоснованны, так как подтверждаются многочисленными видео- и фотосвидетельствами прибытия техники и личного состава ВСУ, сообщениями с мест, данными разведки и информацией ОБСЕ. Миссия европейских наблюдателей регулярно публикует отчеты, из которых четко следует, что Украина стягивает к линии фронта реактивную артиллерию, крупные калибры, средства ПВО, мобильный пункт разведки и управления подразделений ПВО «Овод», командно-штабные машины, боеприпасы. То есть масштаб таков, что скрыть его сложно.

Факты переброски техники и личного состава обновляются каждый день. По некоторым оценкам, к линии фронта лишь за несколько дней переброшены два дополнительных танковых батальона, дивизион самоходной артиллерии, созданы значительные запасы ГСМ. А 12 марта на военный аэродром Краматорска, находящегося всего в ста километрах от Донецка, прибыли два украинских бомбардировщика. Учитывая, что боевая нагрузка у «летающего танка» составляет 4,5 тонны, то все эти «маневры» вызывают тревогу.

Скорее всего, отсутствие маскировки связано с тем, что в Киеве уже не боятся реакции ОБСЕ и других международных структур. Надо отметить, что и Азербайджан с Турцией, готовясь к боевым действиям в Нагорном Карабахе, тоже не опасались международного осуждения или санкций. Поэтому Украина вооружилась той же логикой.

Кроме того, есть и ряд косвенных признаков подготовки к войне. Не случайно в Киев прибыла делегация Объединенного командования сухопутных войск НАТО во главе с генерал-лейтенантом Роджером Клутье. Сейчас инспектируется боеготовность ВСУ и сил специального назначения.

Одновременно с этим украинский парламент подготовил новый законопроект по всеобщей мобилизации. В нем уклонистов от военной службы намерены штрафовать на колоссальные суммы — до 700 тысяч гривен (в пересчете это 1, 7 миллиона рублей), запрещать трудоустройство мужчин, не имеющих военного билета, отлавливать уклонистов и принудительно доставлять их в военкоматы, а резервистам с опытом боевых действий в течение суток предписано отправиться на фронт.

Надо понимать, что всю эту массу украинских вояк необходимо обустроить, кормить, снабжать. И это обойдется в колоссальную сумму. Соответственно, такие затраты вряд ли нужны, чтобы спустить их впустую. Еще один фактор — то, что концентрация такой массы вояк, если их никак не задействовать, опасна для армии. Неизбежно начнут нарастать криминальные случаи, пьянки, грабежи, неуставные отношения.

Тем не менее делать однозначный вывод, что ВСУ готовы идти в полномасштабное наступление, нельзя. Нет цифр и данных, чтобы сравнить, подтягивается ли сейчас сил к фронту больше или меньше, чем это бывало ранее, год или два назад. Поэтому нынешнее серьезное обострение в донецких республиках, спровоцированное Украиной, вновь не дает ответа на главный вопрос: готовится сейчас нападение или это лишь репетиция?

— Насколько на фронте в ДНР подготовлены к отражению атаки? И морально, и физически.

— Сейчас у нас объявлен очередной режим усиления. Что касается реальной боеготовности, то морально готовы все: за семь лет войны свыкаешься с мыслью, что завтра может начаться что угодно. Издевательский и преступный приказ об отсутствии ответных ударов изрядно переполнил чашу терпения бойцов, и это, разумеется, отразилось и на обороноспособности, и на желании связывать себя со службой.

Физически наши ребята очень вымотаны, так как приходится обороняться в условиях тотальной нехватки сил и средств, воевать буквально «за себя и того парня». Ротаций нет, полноценные отдых и реабилитация отсутствуют. Но сопротивляться и бить врага будут до последнего. Потому что слишком много и долго хоронили друзей и родных.

У наших ребят накопился большой счет к ВСУ, и украинским воякам в случае нападения придется заплатить по этим счетам за все горе, что они принесли на донецкую землю. Наши бойцы прекрасно осознают, что первая линия обречена — это смертники. Но отступать некуда. Вообще, их воля и героизм непостижимы для большинства обывателей. Это параллельная вселенная, альтернативная реальность, единственный оплот подлинного патриотизма в отличие от показушных политических и пиар-акций. Те, кто громче кричит о патриотизме, будут бежать первыми. А бойцы упрямо сожмут зубы и останутся в окопах.

— Правда ли дали возможность отвечать в полной мере?

— Сейчас везде пафосно и преувеличенно поднимается тема разрешения армиям ЛДНР на ответный огонь. Но в реальности все не так гладко, как в пропагандистских реляциях. Разовые акции не приносят ощутимого результата, никак не меняют расклад на фронте и не предотвращают новых регулярных вражеских обстрелов.

Огромное недоумение вызывают смешные выдумки типа «ВСУ попали в котел, не успев перейти в наступление», «Народная милиция ЛНР применила эффективное новое вооружение и полностью смела с земли огневые точки противника», «республиканцы будут гнать ВСУ до Киева» и прочее. Зачем сочинять такие небылицы и втюхивать их публике? Это все не имеет отношения к реальности, а лишь шапкозакидательство авторов, совершенно не знакомых с нашими реалиями.

Разрешения на подавление идут со скрипом, и никакой «полной мерой» это назвать нельзя. Иначе потери ВСУ, реальные, а не выдуманные, исчислялись бы под сотню. Украинцы таких потерь от нашего огня не несут. Большинство их потерь составляет от подрывов на минах и отчасти от снайперского огня. Крупные потери и массовые похороны скрыть невозможно. А если их нет, делайте выводы сами. Однако факт, что наших перестали искусственно и нелепо треножить, уже вызывает робкую надежду, что наши бойцы перестанут быть мишенями и неотомщенными жертвами.

— Какие-то есть отличия в тактике Украины и каковы их шансы в случае большого наступления?

— Потенциал, опытность и обеспечение украинской армии находятся на высоком уровне. Это уже не то сборище дезорганизованных и необстрелянных вояк, что было в 2014 году, поэтому недооценивать противника нельзя. Надо учитывать, что у украинцев мобилизационный резерв в 10 раз больше, чем в республиках, а нынешняя численность ВСУ на линии соприкосновения минимум в четыре раза выше, чем у совместных сил народных милиций ЛДНР. Возможно, поэтому ряд российских военных экспертов считает, что у республик не будет 40 дней для сопротивления, которые были в распоряжении Нагорного Карабаха.

Мне кажется, что на массированное наступление ВСУ все-таки не решатся, а вот ударить на нескольких направлениях и захватить определенные куски наших территорий могут.

А потом с новых плацдармов будут навязывать новые условия для переговоров. К примеру, захватят часть Куйбышевского района Донецка или кусок Новоазовского района. И как оттуда выбивать, если там мирные жители, дома, инфраструктура? Это был бы просто жуткий сценарий. Если говорить о взламывании украинских укрепрайонов, то для этого нужна поддержка авиации. Ее у нас нет и не было. Поэтому даже фантазировать на эту тему не получится.

Что касается шансов Украины, то я бы больше оценивала риски, а не шансы. Каждый угол в донецких республиках будет огрызаться огнем и сопротивлением. Никто не выйдет встречать агрессора с рушниками.

Мы воюем с ними семь лет. Семь долгих лет крови и страданий. И сценарий «прощай, оружие» пока в этой войне не предусмотрен.

Кристина Мельникова

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх