Свежие комментарии

  • Юрий Кушнарев
    говоря простым языком,поляки - это европеизированные хохлы со всеми прыжками и ужимками.Та же гипертрофированная уве...Выбор Польши: под...
  • Vyacheslav Bachurin
    Кто у нас из депутатов и членов Правительства препятствует возвращению смертной казни? Назовите поимённо.Убийство 10-летни...
  • Александр
    Надо немедленно наводить порядок с мигрантами. Вот в Калининграде при новом губернаторе уменьшили количество мигранто...ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦ...

Дело маршала Жукова, или Как в Советской армии искореняли антисоветчину

Дело маршала Жукова, или Как в Советской армии искореняли антисоветчину

4 июня 1946 года началось следствие по поводу злоупотреблений ряда представителей высшего генералитета СССР с трофейными ценностями. По ходу выяснились факты и враждебных в отношении руководства страны настроений. Потом, при Хрущеве, всё это было представлено, как «политические репрессии».

Ещё можно встретить утверждения о том, что обвинения против боевых генералов, победивших Гитлера, были вызваны патологической подозрительностью Сталина, боявшегося военного переворота. Наиболее часто упоминается имя маршала Жукова. Однако, даже в либерал-пропагандистских изданиях нигде прямо не говорится, что обвинения против Жукова были фальсифицированы. 

Примечательно, что из тех же изданий вслед за притворной скорбью по поводу «безвинно осужденных генералов» можно узнать, что Жуков, оказывается, не «маршал Победы», а «сталинский мясник», бессмысленно положивший на полях сражений сотни тысяч советских бойцов…

В реальности появление «трофейного дела» (которое также называют «генеральским») было прямо связано со статьями советского Уголовного кодекса и тем, что называлось когда-то коммунистической моралью. Ныне за тоннами пропагандистского очернения советской эпохи многие не понимают, чем был коммунизм для людей той эпохи.

Коммунистический означал общий. Когда, как в хорошей семье, как в первой христианской общине в Иерусалиме, как в монастырях, как в израильских киббуцах, вся собственность или существенная ее часть принадлежит всем.

Этот принцип был официально положен в основу общественного строя в СССР. Значительная часть получаемых каждым человеком благ обеспечивалась за счет общественных фондов и ресурсов. А уж среди членов партии коммунистическое отношение к получаемым благам считалось обязательным. Желание грести под себя, тяга к роскоши, прочим излишествам, мягко говоря, не поощрялась. 

Это потом, при Хрущеве, когда органам госбезопасности было запрещено вести оперативную разработку руководящих партработников, начала расцветать коррупция, в конце концов и погубившая великую страну. При Сталине такого не было. Поэтому сообщение главы Государственного банка СССР Николая Булганина о том, что на Ягодинской таможне задержали 7 вагонов (!) с мебелью, вывозимой из Германии для маршала Жукова, вызвала у Верховного очень резкую реакцию. Кстати, сам Сталин гонорары за свои труды отдавал в фонд Сталинской премии. После его смерти на его сберкнижке нашли всего около тысячи рублей.

Началось расследование. Жуков на тот момент был заместителем министра обороны СССР и командующим Сухопутными войсками. До марта 1946 года он занимал должность командующего советскими оккупационными войсками в поверженном Третьем рейхе и был советским представителем в Контрольном совете по управлению Германией. 

Вскоре выяснилось, что 7 вагонов с мебелью – не единственный признак явно некоммунистического поведения члена ВКП(б) и маршала Советского Союза. После обыска на его даче в Рублево в найденной шкатулке обнаружили 24 комплекта часов, 17 из них золотые, ещё 3 с драгоценными камнями; золотые кольца и кулоны, золотой портсигар, цепочки и браслеты, серьги и брелок, украшенный множеством драгоценных камней, свыше четырех тысяч метров шерстяных тканей, парчи, шелка, бархата. 

Были найдены меха, 323 собольи, обезьяньи, лисьи, каракулевые шкуры, 44 дорогостоящих ковра, гобелены больших размеров, которые ранее вывезли из Потсдамского и других дворцов. Нашлось 55 картин, семь больших ящиков с дорогими фарфоровыми столовыми и чайными сервизами, два ящика серебряных приборов, 20 штук уникальных охотничьих ружей фирмы «Голанд-Голанд». «Это имущество хранится в 51 сундуке и чемодане, а также лежит навалом», – докладывалось Сталину.

По итогам расследования Георгий Константинович отделался снятием с должности главкома Сухопутных войск и переводом в командующие сначала Одесского, а затем Уральского военного округа. Так чем это было: проявлением «сталинской жестокости» или сталинским гуманизмом? 

Верховный Главнокомандующий имел законное право наказать, но мягко: в конце 30-х годов советским руководством было принято решение, согласно которому для ареста обвиняемого, занимавшего сколь-нибудь серьезную должность, помимо сведений НКВД и санкции прокурора, требовалась виза непосредственного начальника обвиняемого. И если у того были основания считать, что осуждение его подчиненного отрицательно повлияет на порученную ему сферу деятельности, уголовное дело подвисало или закрывалось. Таких случаев было много. Например, министр вооружений Ванников часто отказывался визировать ордера на арест директоров важных оборонных заводов, считая, что на свободе они принесут больше пользы, что вскоре подтвердила война.

Так что нежелание Сталина отправлять за решетку одного из самых выдающихся советских военачальников понятно. В российской государственной традиции это было и раньше. Петр I любил говаривать о своем любимце (и страшном казнокраде) «светлейшем князе» Меньшикове: «Алексашка, конечно, вор изрядный, но если надо, и от картечи прикроет». 

Впрочем, мягкость, проявленная Сталиным в отношении Жукова, ввиду его бывших заслуг, не распространялась на большинство других фигурантов «трофейного дела», вскоре ставшего «генеральским». 

Главной причиной возбуждения уголовных дел против других военачальников стали куда более серьезные вещи, чем стяжательство. Как в случае с бывшим маршалом (разжалованным в 1942 году в генерал-лейтенанты) Куликом и генералами Городовым и Рыбальченко, арестованными в январе 1948 года и после суда расстрелянными за «изменнические намерения и террористические угрозы». Суду была представлена магнитофонная запись разговоров подвыпивших горе-полководцев в гостиничном номере, где те на чем свет стоит поносили и Верховного Главнокомандующего, и своего министра обороны. После такого их военная карьера и жизнь завершились. 

***

Однако как быть с заслугами маршала Жукова и «черной неблагодарностью» Сталина? Тут полезно вспомнить, что важнейшей причиной огромного авторитета Георгия Константиновича было как раз продвижение его по служебной лестнице решениями Сталина. Еще в 1938 году он был всего лишь комдивом (генерал-майором), а спустя два года стал уже генералом армии, заняв перед войной ключевую должность начальника Генерального штаба…

Победы Жукова в годы войны тоже впечатляют, хотя умелых, опытных, талантливых военачальников в Красной армии было немало. И маршалом Победы, командовавшим взятием Берлина, и подписантом исторического Акта о капитуляции Германии он тоже стал благодаря сталинскому решению. Так что очень большой вопрос, кто кому больше должен быть благодарен – Сталин Жукову или наоборот. 

И не зря, наверное, наиболее пристальное внимание органов госбезопасности привлек лишь Жуков, а не Конев, не Рокоссовский, не другие военачальники. И «заклятый друг» Сталина Хрущев уволил Жукова, ранее бывшего его фаворитом, с поста министра обороны после характерных слов маршала, заявившего членам Политбюро, что «ни один танк и ни один солдат не сдвинутся с места без моего приказа», то есть фактически провозгласившего себя военным диктатором. Такое не прощается.

«Трофейное дело», центральной фигурой которого стал маршал Жуков, было обоснованным и с точки зрения борьбы за чистоту рядов коммунистов в военной форме, и в плане искоренения бонапартистских настроений среди части армейского командования. 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх