БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 328 подписчиков

Свежие комментарии

  • николай орешин
    Полагаю, что российская военная база в Гюмри в любом случае уже втянута в конфликт. Прежде всего тем, что средства ПВ...Для прозрения пот...
  • Ole! Ole!
    Макрон ухудшил жизнь французов, увеличил безработицу, СОVID косит бедных, коренные французы вымирают, культура Велико...Чего бы самому Ма...
  • Nikolaj
    ...ай, бреду сколько...в итоге, все всё понимают и делают как хотят...Собянин "режет хв...

«Рубиновые» игрушки

«Рубиновые» игрушки

На форуме «Армия 2020» ЦКБ «Рубин» был представлен автономный необитаемый подводный аппарат (АНПА) «Витязь», побывавший на дне Марианской впадины. Вместе с ним были представлены и другие рубиновские АНПА. Глубоководное погружение «Витязя» широко рекламировалось в СМИ и имело значительный резонанс в обществе, что неудивительно: событие это, безусловно, положительное.

Только вот бурные аплодисменты «Витязю» и «Рубину» заглушают очень нехорошие вопросы, которые объективно возникают по другим отечественным подводным аппаратам — как «Рубина», так и других разработчиков.

Собственно говоря, в самом спуске на дно Марианской впадины нет ничего исключительного после того, как это сделали в 1960 г. обитаемый батискаф «Триест» Огюста Пикара и ВМС США. Т. е. бурные аплодисменты стоило бы уменьшить…

Да, новые материалы, состоявшийся коллектив разработчиков (в т. ч. молодых) в рамках успешной работы — это, безусловно, хорошо.

Но какова реальная полезность этой работы, с учетом того, что более 95% площади океана имеют глубины менее 6000 м?

Не было бы никаких вопросов к «Витязю» и расходам на него, если бы вместе с такими демонстраторами технологий (а это именно он) создавались бы и применимые на практике НПА разных типов, полезные как средство вооружённой борьбы.


Чтобы не петлять и не терять время, скажу сразу: основные задачи, которые могут и должны применять различные малогабаритные НПА во флоте, — противоминные.

Также важной разновидностью похожих аппаратов являются различные самоходные приборы гидроакустического противодействия, предназначенные в т.ч. для отвода торпед от уклоняющихся от поражения подводных лодок.

С тематикой самоходных приборов «смежным» вопросом является создание таких же по предназначению приборов дрейфующих. Они не относятся к НПА, но для их создания используются те же технологические наработки, особенно в части гидроакустики.

И только в виде надстройки над всей этой скучной, но ключевой реальностью идут эксперименты типа «Витязя». Вернее, должны. У нас же всё иначе.


С точки зрения практической применимости есть вопросы буквально ко всем нашим перспективным разработкам.

Игры инженеров


В фильме «Военной приемки» по «Витязю» и покорении Марианской впадины авторы не прошли мимо других АНПА ЦКБ «Рубина», особенно отметив «эффектные» АНПА «Амулет-2».

«Рубиновые» игрушки

АНПА «Амулет-2». Кадр мз фильма серии «Военная приемка» телеканала «Звезда»

Авторы фильма забыли упомянуть только одно — то, что эти «эффектные» АНПА абсолютно неэффективны при решении любых практических задач.

Смотрим характеристики от разработчика.

«Рубиновые» игрушки

С точностью удержания на курсе 5 градусов и мизерной полезной нагрузкой этот АНПА является, по сути, игрушкой. Т.е. вопрос эффективного решения реальных задач перед его разработчиками даже не ставился, просто осваивались бюджетные средства.

Собственно говоря, то, что вместо боевых аппаратов у нас создаются в лучшем случае демонстраторы технологий, а в худшем банальные игрушки — не новость, можно вспомнить первый самостоятельный рубиновский АНПА «Юнона» (который злые зыки за некоторые комедийно-драматические подробности его создания окрестили «Авось»). Создавали «Юнону»/«Авось» с претензией на реальные задачи. Проблема была в том, что подходили к этому по «принципу склада» — просто поставить номенклатуру поисковых средств.

О том, что к решению серьезных задач нужно подходить из анализа требований самой задачи, даже не задумывались. Например, минимальные требования по точности данных по целям при решении задач противоминной обороны (ПМО) были приведены в публичных работах известного специалиста-акустика Смирнова С.А. («не менее 1 метра») еще в 2004 г.

В итоге разработчики «Юноны» (кстати, не только они одни, но и, например, специалисты «Корабелки», и еще ряд разработчиков АНПА) ошиблись (необоснованно занизили) в диаметре корпуса АНПА. Как только возник вопрос установки эффективных поисковых средств, резко увеличивалась длина, и «колбаса» АНПА «растягивалась» до потери управляемости.

Подчеркну, данной ошибки не было бы, если бы облик АНПА формировался от задач (а было, увы: «художник так видит»).

«Рубиновые» игрушки

АНПА «Юнона»

Объективным (и позорным) итогом всех этих «АНПА-рисований» ЦКБ «Рубин» является то, что ВМС Индии на наши экспортные подлодки проекта 877ЭКМ вынуждены ставить западные (причем устаревшие) комплексы противоторпедной защиты. По данной части самому ЦКБ «Рубин», корпорации «ТРВ» и концерну «МПО «Гидроприбор» предъявить, по сути, нечего (кроме устаревшего самоходного прибора МГ-74МЭ и такого же устаревшего дрейфующего прибора «Вист-Э» (ЗАО «Аквамарин») под древний аппарат ВИПС подлодок).

«Рубиновые» игрушки

Кадр из документального фильма Indian Submariners E2P2 — How Torpedoes Work in a Submarine

И эта позорная ситуация возникла не сейчас, а еще в 2000-х годах. Т. е. времени для ее разрешения было более чем достаточно. Однако вместо реальной крайне нужной работы и на экспорт, и флоту, и стране (ЦКБ «Рубин» — разработчик наших ПЛАРБ) «Рубин» фактически занимается игрушками АНПА, маленькими («Амулет») и большими («Витязь») при их околонулевой практической полезности.

При этом нельзя сказать, что «Рубин» ничего не делает по комплексам противоторпедной защиты (ПТЗ). Делает, но там результаты таковы, что демонстрировать на салонах откровенно нечего. Некоторые скандальные подробности о предварительных итогах этой работы содержатся в материалах арбитражных судов, причем об этом специалисты знали и предупреждали еще с 2012 г. Коротко, и это только одна из причин: массогабаритные показатели изделий комплекса заведомо не обеспечивали требуемой эффективности. И это не частное мнение автора. Прорабатывая вопросы перспективной ПТЗ, автор не только детально обсуждал это с ведущими специалистами ГНПП «Регион», но и со специалистами «Гидроприбора» и с крупным отечественным специалистом профессором Беловым Б. П. Причем все их оценки оказались очень близки между собой (и весьма далеки от рубиновского прожекта). Понимали ли это те, кто делал этот комплекс? Да, все прекрасно понимали. Но (дословно):

— Мы находимся под жестким административным давлением…

Причем подразумевался в этих словах не «Рубин», а ОСК (Объединенная судостроительная корпорация). Оно и понятно: чиновникам ОСК не воевать, им надо протолкнуть на подлодки какой угодно комплекс, с вопросами его боевой эффективности потом будут сталкиваться совсем другие люди. Да и войны всё равно не будет, а если и будет, то кто там потом будет разбираться с обломками на километровой глубине…

Чем закончится история с «ПТЗ от Рубина»? С учетом текущих реалий полагаю, что нехорошо закончится — по принципу «третий сорт не брак». Ибо нужно как-то эффективным менеджерам ОСК и «Рубина» отчитаться за потраченные средства.

Подчеркну: ПТЗ — это самый критический вопрос рубиновских подлодок, в т.ч. экспортных. Это проблема гораздо более острая, чем отсутствие анаэробной установки. И вместо принятия жестких и решительных мер по разрешению данной позорной ситуации имеют место «игрушки» с практически бесполезными АНПА.

АНПА ИПМТ ДВО РАН


При этом необходимо вспомнить, как тематика АНПА вообще оказалась в «Рубине».

Когда у ребенка в свидетельстве о рождении меняют родителей, это явно говорит об определенных драматических событиях. В военной технике так же. Изначально АНПА «Клавесин» был разработкой ИПМТ ДВО РАН (г. Владивосток), который во времена великого Агеева М.Д. был действительной Фирмой (с большой буквы) подводной техники. Однако Агеева не стало в 2005 г.

Очевидно, у заказчика «Клавесинов» возникли серьезные форс-мажорные обстоятельства, заставившие заменить разработчика (с передачей самой разработки «Рубину»). ЦКБ «Рубин» имеет огромный опыт создания глубоководной морской техники, а «Клавесин» в значительной мере наследник еще агеевских аппаратов. Плюс к этому заказчик, который хорошо понимает, что ему надо (в отличие от ВМФ).

«Рубиновые» игрушки

«Клавесин» от ЦКБ «Рубин»

Для ВМФ ИПМТ ДВО РАН создало и пытается продвигать комплекс АНПА «Галтель-Алеврит».

«Рубиновые» игрушки

АНПА «Галтель-Алеврит»

Со стороны ИПМТ имеются попытки дополнить этот комплекс телеуправляемыми аппаратами (ТНПА), что демонстрировалось, например, в фильме «Военной приемки» про работы «Галтели» в водах Сирии. Вопрос в том, что сам комплекс «Галтель» имеет ряд крупных системных ошибок, в первую очередь по навигационному обеспечению. Автор делал публичный разбор этого вопроса в дискуссии с одним из руководителей ИПМТ на круглом столе форума «Армия» за несколько месяцев до сирийской командировки. Короткий вывод: к решению задач ПМО комплекс непригоден. И сирийская командировка «Галтели» этот вывод, вопреки пиару в СМИ, подтвердила.

Проблема та же самая: о самой задаче, условиях и требованиях ее выполнения никто не думал. И если разработчиков еще можно понять, вряд ли ВМФ (Минобороны) сколько-нибудь серьёзно финансировало эту разработку, то со стороны уполномоченных (в т.ч. «научных») организаций ВМФ и Минобороны такие ошибки просто недопустимы.

Игрушки вместо работоспособных аппаратов


Вопросы «Галтели» вполне решаемы, но проблема много глубже. Нужно срочно переходить от производства «игрушек» к реально применимым на войне НПА.

Следует отметить, что вопрос ставится жёстко и публично уже давно. Уместно вспомнить статью (2010 г.) крупного отечественного специалиста, контр-адмирала в отставке Луцкого А.Н. «Срочно требуются подводные роботы и противоторпедная защита».

В увидевшей свет на страницах «Военно-промышленного курьера» статье Максима Климова «Морское подводное оружие: проблемы и возможности» откровенно, остро и критично показано современное состояние МПО российского военного флота. Но публикация не только бьет тревогу, она также обращает внимание на необходимость выработки адекватной современным и перспективным требованиям концепции развития отечественного морского подводного оружия. Со многими утверждениями автора приходится согласиться.

Решение в сложившейся ситуации: реальные испытания, минные полигоны (на различных флотах и условиях), в т.ч. с малозаметными и заиленными минами, и реальная работа по ним АНПА всех отечественных разработчиков. Как говорил государь Петр I, «чтоб глупость каждого виднее была».

Реальная работа даст реальное вскрытие проблем и реальные требования, реальный облик или новых АНПА, или доработанных существующих.

Почему только вопрос этот приходится ставить в СМИ, буквально «отхлёстывая» ВМФ (и соответствующие структуры Минобороны)? А ответ прост: НПА у нас стали не просто игрушками, а золотыми игрушками, и вопросы эффективности тех, кто в них «играл», их не интересовали (в отличие от освоения бюджетных средств).

В итоге не имеем на сегодня ни одного противоминного АНПА в ВМФ РФ.

Кстати, здесь же вопрос командованию ВМФ (и Генеральному штабу). Вы как с минами собрались бороться в ледовых условиях (например, при постановке самотранспортирующихся мин в горле Авачинской губы зимой)? Та же проблема в Приморье.

Почему такие вопросы задаются в СМИ? А потому, что ранее они ставились (как и предложения по их решению) в закрытом порядке. Однако эти вопросы интереса ВМФ не вызвали. Зачем? Ведь «Военная приемка» снимет очередной лубок про «победы» наших АНПА в Марианской впадине или Сирии. А президенту покажут очередной аппарат, «не имеющий аналогов» (порой очень похожий на западный).

Ну а если война? Например, с Японией. Чем флот будет воевать? Крепким пролетарским словом? Или коллективными богослужениями?

Можно не сомневаться, что СМИ, взахлеб поющие сегодня о якобы эффективности якобы российских комплексов ПМО «Диаманд» (и дающие подобные лубочные новости), завтра будут воспевать героическое самопожертвование очередных «варягов». В конкретном случае — экипажей наших устаревших и утративших реальную боеспособность тральщиков, которые командование будет гнать «пузом на мины». Фактически на убой, причем без какой-либо перспективы реального выполнения боевой задачи.

Напомню, что на сегодня на Тихоокеанском флоте нет ни одного противоминного корабля с современным вооружением, ни одного противоминного НПА. При этом в боевом составе ТОФ есть 3 ПЛАРБ, из них две новейших, проекта 955.

«Суррогат»


Желающие легко смогут прочитать массу восторженных публикаций об этом самоходном имитаторе, причем не только в лубочных СМИ, но и в открытых специализированных изданиях. Проблема только в том, что в реальности в ВМФ нет ни одного «Суррогата», и, более того, делая из него «подводную царь-пушку», менеджеры этого проекта заведомо исключают сколько-нибудь значительную его серийность.

«Рубином» были выполнены проработки по гораздо более крупной «безэкипажной ПЛ», предназначенной для проведения учений. Эта лодка с условным названием «Суррогат» имеет водоизмещение около 60 тонн, дальность плавания около 600 миль при скорости в 5 узлов, максимальная скорость составляет 24 узла. Все это позволяет проводить учения продолжительностью до 15-16 часов, воспроизводя маневрирование ПЛ противника, в том числе на сравнительно больших скоростях хода.
Сравнительно большие размеры (длина около 17 метров) и возможность нести буксируемые антенны различного назначения позволяет реалистично воспроизводить физполя ПЛ.

Для «лубков» и показа VIP-лицам пойдет, ну а флот – «как обычно, как-нибудь».

«Рубиновые» игрушки

Возможный облик имитатора «Сурогат» (статья А. Ю. Коверинского «Имитаторы подводных лодок» журнала «Судостроение» за 2017 г.)

При этом ВМС западных стран давно и массово (счет идет на десятки тысяч применений) используют АНПА-имитаторы в боевой подготовке. Да, это по характеристикам не «Суррогат», но это то, что может применить каждый корабль, противолодочный летательный аппарат, подлодка. Т.е. на «диком Западе» делаются НПА для реальной массовой работы и боевой подготовки, у нас — для показа VIP-лицам (и, по сути, такие же игрушки, как и «Витязь»).

«Цефалопод»


Работы по этому боевому АНПА будут заведомо сорваны. И это результат даже не анализа госзакупок по этой теме (хотя уже только по ним можно было сделать весьма неутешительные выводы), а главное, принципиально неверного концептуального пути создания таких АНПА у нас.

По сути, боевые АНПА давным-давно стоят на вооружении многих стран. Это торпеды. При этом минимальный срок разработки торпед составляет порядка 6 лет (и эта цифра примерно одинакова для всех стран). Тяжелые боевые АНПА — намного более сложный боевой комплекс, чем торпеда. Соответственно, обычные подходы к их проектированию требуют значительного увеличения сроков работ, при которых АНПА начинает устаревать еще на компьютерах разработчиков.

При этом мы до сих пор не можем сделать хорошей универсальной торпеды для подлодок, при том, что сказками о фантастических «Цефалоподах» у нас уже начинают возбуждать общественность.

Регионовская «колбаска»


На форуме «Армия 2020» был представлен публично малогабаритный ТНПА ГНПП «Регион», впервые «засветившийся» на показе президенту РФ в декабре 2019 г. в Севастополе.

«Рубиновые» игрушки

Малогабаритный ТНПА и ТНПА ИСПУМ разработки ГНПП «Регион»

Более подробно о нем пытались рассказать (точнее, его разрекламировать) в фильме «Военной приемки».

«Рубиновые» игрушки

Малогабаритный ТНПА ГНПП «Регион». Кадр из фильма серии «Военная приемка» телеканала «Звезда»

Стоит заметить, что в промежутке между съемками фильма и показом президенту от этого ТНПА кое-что отвалилось, а именно стабилизаторы, получилась своеобразная «колбаска».

«Рубиновые» игрушки

Макет ТНПА в руках главного конструктора. Стабилизаторы еще не «отпилили»

Причина этого — «это было бы очень смешно, если б не было так грустно». Публикации автора по торпедной и особенно противоминной тематике внимательно отслеживались в ГНПП «Регион» (с крайне неуклюжими попытками возразить в СМИ). Автором остро ставился вопрос отсутствия у нас малогабаритных ТНПА ПМО и крайняя необходимость включения их в состав комплекса ИСПУМ.

Но конкретно по данному малогабаритному ТНПА сразу был поставлен вопрос об адекватности воспроизведения неудачного французского ТНПА SeaScan, идентичность облика которого с ТНПА «Региона» просто резала глаз. Теперь вопрос похожести решили, «отпилив» стабилизаторы.

Примечание: ТНПА SeaScan – это «кастрированный» вариант (без боевой части) ТНПА-уничтожителя К-Ster фирмы ЕСА.

«Рубиновые» игрушки

ТНПА SeaScan. Выделен отражатель на макете мины, резко увеличивающий ее заметность. Куда смотрели специалисты ВМФ? Кадр из фильма серии «Военная приемка» телеканала «Звезда» (фактически видео – фирмы ЕСА)

Французские игрушки для российского флота


Предыстория вопроса такова. По контракту с фирмой ЕСА (Франция) в составе комплекса DIAMAND нам должны были быть поставлены малые ТНПА-уничтожители мин K-Ster. ТНПА недешевый и у французов, а с учетом наших «прокладок» цена его оказалась просто заоблачной (особенно с учетом одноразовости применения).

«Рубиновые» игрушки

ТНПА K-Ster с инертной боевой частью

Однако наступил 2014 год, после чего ряд пунктов поставки, включая K-Ster, был исключен французской стороной из-за санкций. Вместо K-Ster (уничтожителей) ЕСА срочно разработала обследовательский ТНПА SeaScan (фактически K-Ster с удаленным модулем боевой части).

Однако близкое знакомство наших специалистов с средствами комплекса DIAMAND было шоковым, о реальном решении им противоминных задач в сколько-нибудь сложных условиях говорить не приходилось. Аналогичное разочарование получили ВМС Казахстана (куда комплекс был поставлен в полном варианте). По ТНПА фирмы ЕСА см. материал: «Противоминная «тридцатьчетверка»: ТНПА РАР-104».

Меньше всего претензий было к SeaScan: при всей «нежности» конструкции ТНПА (например, не признающей минусовых температур) аппарат для обследовательских задач был вполне рабочий (ТНПА K-Ster делался еще в старой ЕСА, в начале 2000-х гг., когда инженерный и управленческий персонал фирмы еще был на высоте).

Самым провальным оказалась система управления комплексом DIAMAND. В попытке спасти ситуацию эффективные менеджеры российского оператора комплекса DIAMAND обратились к знакомым (еще по работе в Минобороны) эффективным менеджерам ГНПП «Регион», дабы исправить огрехи «Диаманда» и состыковать его с ИСПУМ. Так ГНПП «Регион» вошел в тематику «Диаманда».

Соответственно, получив «работающий ТНПА» и его документацию, думать не хотели. Например, о том, зачем старые инженеры фирмы ЕСА поставили на ТНПА K-Ster боевую часть на поворотном приводе. Особенно если рядом были другие давнишние знакомые по освоению бюджетных средств, предложившие красивые малогабаритные боеприпасы.

О полете мысли авторов этой «колбаски» свидетельствует многообразие вариантов исполнения и применения и даже готовность уничтожать подводных роботов.

«Рубиновые» игрушки

Скриншот публикации телеканала «Звезда». Зато честно! Показали, с чего содрали «уникального отечественного убийцу беспилотников»


«Рубиновые» игрушки

Сменные модули ТНПА. Кадр из фильма серии «Военная приемка» телеканала «Звезда»

Правда, для того, чтобы их уничтожить, их надо обнаружить. И здесь возникает вопрос: чем? Оптикой (которой натыкали «морду» ТНПА)? Но у нее дальность несколько метров. Махонькой антенной высокочастотного гидролокатора на «подбородке» ТНПА со смешной дальностью обнаружения?

При этом задача перехвата подводных роботов в ГНПП «Регион» была решена давным-давно, причем в самом сложном ее варианте – уничтожения антиторпедами атакующих торпед, в т.ч. в проблемном приповерхностном слое.

Т.е. есть задел (и более того, проработки эффективных малогабаритных изделий, в т.ч. для таких задач были сделаны более десяти лет назад), есть отличные специалисты-акустики. Однако очевидно, что их к «колбаске» не привлекали.

Отдельно необходимо поставить вопрос по частотному диапазону гидролокатора ТНПА, а именно абсолютно необоснованному выбору разработчиками ряда зарубежных НПА ПМО высокочастотного диапазона (часто чуть менее 1 МГц). Там где разработками управляли инженеры, такого не было (в отличие от любителей красивых картинок на экране сонара эффективных менеджеров). У нас также увлеклись такими «картинками». Автор имел личный опыт давнишнего спора с одним руководителем, который в итоге был разрешен в море. Макеты мин были случайно установлены в заросли водорослей на дне, при этом основным инструментом для испытаний рассматривался высокочастотный гидролокатор. С обнаружением макетов были, мягко говоря, серьезные проблемы. При этом они уверенно наблюдались гидролокатором с существенно меньшей рабочей частотой.

При давнишнем обсуждении этого вопроса с главным конструктором «Маевки» он заявил, что водоросли «акустически прозрачны». Правильно, но только в том случае, если частотный диапазон гидролокаторов НПА ПМО выбран правильно (как это было на «Маевке»). Если же как у эффективных менеджеров, то «Квикстрайк» в зарослях водорослей в горле Авачинской губы «колбаска», скорее всего, сонаром не увидит (оптикой — тем более).

Уверен, что данный прожект (именно это слово будет точным) малого ТНПА не проходил рассмотрения и на научно-техническом совете ГНПП «Регион», ибо у специалистов было бы очень много нехороших вопросов по нему.

Однако главный вопрос другой: пока у нас эффективные менеджеры и из АНПА будут гоняться за подводными роботами (в своих презентациях и оплаченных за большие деньги видеофильмах), остается очень простой вопрос: мины-то кто уничтожать будет?

«Колбаска»? Частично она это может (в простых условиях), однако высокая скорость для гонок за роботами автоматически означает высокую стоимость такого ТНПА, значительный уровень физполей и, соответственно, высокую вероятность подрыва. При этом стоимость такого ТНПА получается много выше (не менее, чем на порядок), чем мины.

С учетом вероятного числа поставленных мин в случае боевых действий (многие тысячи) Минобороны придется ради необходимого количества «колбасок» «резать» другие программы (включая «Калибры», в конце концов, деньги не из воздуха берутся), либо, как уже пошло по публикациям на специализированных форумах, налицо тенденция закупки одного боекомплекта. Т.е. в случае реальной войны есть шанс оказаться фактически безоружным. Зато на выставках и парадах показать будет что.

Мне могут возразить: ведь скорость западных малых ТНПА такая же (и даже больше), да, но с одним важным условием – кратковременная скорость. А вот длительная уже много меньше. Т.е. встает вопрос модели применения малого ТНПА. Над которой вряд ли кто задумывался. А зарубежный опыт, который уже есть и вполне доступен, просто игнорировался (кроме документации по французам).

А если сложные условия? Допустим, как в 1991 г. в Персидском заливе? Что эта «колбаска» будет делать с замытой в песок «Мантой»? Про ряд очень «нехороших мест» у нас не будем…

«Рубиновые» игрушки

Варианты ТНПА. Кадр из фильма серии «Военная приемка» телеканала «Звезда»

Кстати, с такими картинками вариантов исполнения наши эффективные менеджеры не хотят ли получить судебные иски? Им настоятельно рекомендуется ознакомиться с арбитражами по данной тематике в английских судах немецких (малая кумулятивная боевая часть с перфоратором COBRA) и англо-шведских разработчиков (изделие BALLISTA). Это отличный пример судебного крючкотворства к каждой букве и запятой (с учетом того, что техническая суть одинакова, и, более того, впервые предложена была вообще «третьей стороной»).

Небольшое уточнение от автора: перфоратор нужен для закрепления малогабаритного кумулятивного заряда на корпусе мины, и реальные отличия технических решений немцев и шведов – в мощности перфоратора. Образно говоря, «по Задорнову», атласовская COBRA «слабит мягко, не нарушая сна». BALLISTA же лупит так, что появляются вопросы, а после такого перфоратора точно ли требуется еще и взрывчатка?

При этом необходимо понимать, что малые противоминные заряды, действительно позволяя увеличить возможности противоминных сил, имеют и ряд серьезных ограничений. Поэтому в ВМС НАТО используется достаточно широкая номенклатура противоминных зарядов, массой от нескольких до 140 кг. Причем требования к боеприпасу ПМО прямо зависят от облика, маневренности и физических полей ТНПА (о чем создатели «колбаски», очевидно, не имеют никакого представления).

Еще раз подчеркну, критериями эффективных противоминных действий являются:

1. Производительность противоминных сил по поиску миноподобных объектов.

2. Производительность по их классификации и уничтожению.

3. Соответствие возможностей противоминных сил минной угрозе (как по типам мин, так и по их количеству).

4. Ведение эффективных противоминных действий с минимальной затратой ресурсов для этого (критерий «эффективность — стоимость»).

Очевидно, «колбаска» «Региона» соответствует этому в крайне малом отношении. Более того, предъявление такого сомнительного изделия – свидетельство интеллектуальной деградации когда-то ведущего предприятия в тематике морского подводного оружия в мире (только один пример: того, что «Регион» сделал в 1998 г. по тематике антиторпед, США и ФРГ не смогли повторить до сих пор!). Успешный «Пакет»? Да, но это заслуга не нынешних эффективных менеджеров, а бывшего руководства ГНПП «Регион», в первую очередь Шахиджанова Е.С. Почивать на лаврах «Пакета» осталось недолго, и США, и Турция, и Китай нас уже обгоняют в этих вопросах. Мы же до сих пор проедаем задел 90-х и начала 2000-х гг., смотреть здесь: «Антиторпеды. Мы пока впереди, но нас уже обгоняют».

При этом в «Регионе» были вполне адекватные проработки малогабаритных изделий, еще более 10 лет назад. Да, сейчас кое-что там стоит изменить, но основные технические решения были инженерно грамотными. В старых фильмах о ГНПП «Регион» есть видео малого ТНПА, крутившего еще в 90-х годах «фигуры высшего пилотажа» в акустическом бассейне. Где сейчас его создатель (он же в дальнейшем главный конструктор «Маевки»)? Было сделано все, чтобы он ушел с «Региона». В юбилейном издании ГНПП «Регион» даже места для его фотографии не нашлось. И это не было случайностью. Просто есть те, кто работает на результат, а есть те, кто на процесс. И последним первые очень режут глаз. Особенно если последние – эффективные менеджеры.

Подведём черту по новому ТНПА от «Региона»:
— отсутствует сколько-нибудь вменяемая концепция данного ТНПА;

— неоптимальный высокочастотный диапазон гидролокатора (следствие неудачной компоновки и копирования SeaScan);

— ТНПА имеет заведомо завышенную стоимость, исключающую возможность создания необходимого боекомплекта ВМФ;

— компоновка ТНПА не обеспечивает высокой маневренности, необходимой для применения малых боеприпасов в условиях течения;

— вопросы физических полей при его создании, очевидно, не прорабатывались;

— и еще рад недостатков, публичное обсуждение которых нецелесообразно.

Фактически это макет-демонстратор, для того, чтобы завлечь Минобороны на полноценную ОКР (опытно-конструкторскую работу) по данной тематике. Однако крайне низкий уровень макета («колбаски») ставит вопрос о способности ГНПП «Регион» в сегодняшнем состоянии (и эффективных менеджерах) реально исполнить этот ОКР.

Проблемы и выводы


Проблема 1. Импорт. Особо подчеркну, что автор ни в коей мере не против импорта, не только удачных западных образцов, но и сомнительных (лучше учиться на чужих ошибках). Но не ценой удавливания отечественных разработок, того, что было у нас. Наглядный пример — массовая закупка импортных НПА в 2000-х гг. (после «Курска») при полном игнорировании ВМФ успешных отечественных разработчиков (кроме единственной ОКР «Маевка»).

Далее последовала французская афера. Только один пример содействия отечественным разработкам со стороны ответственных должностных лиц в этот период: в требования к отечественному малогабаритному ТНПА сознательно включаются такие, которые могут быть технически реализованы только при его массе, на порядок превышающей заданную. Т.е. импорт принимался откровенно сомнительный и без какой-либо реальной проверки, а отечественные разработки сознательно саботировали, загоняя в невыполнимые условия.

Проблема 2: эффективные менеджеры. Жесткая ирония ситуации в том, что ряд лиц, «весьма поучаствовавших» в удавливании отечественных НПА в начале 2010 гг. в пользу импорта в Минобороны, сейчас стали высокопоставленными эффективными менеджерами в ОПК, причем их капризы и предпочтения в значительной мере и определяют, что нужно закупать ВМФ.

Главный же вывод в том, что у нас есть хороший технический задел, эффективные разработчики, даже по «игрушкам» «Рубина» есть несомненный плюс в подготовке молодых инженерных кадров. Вопрос в правильной постановке задачи.

А для этого нужны широкомасштабные (в разных условиях, на разных флотах) испытания в условиях, близких к реальным всех НПА, всех разработчиков (невзирая на наличие или отсутствие удостоверения породистой собаки, т. е. лицензий). Не важно, что написано в бумаге, главное, чтобы собака была хорошей ищейкой.

Только широкомасштабные сравнительные испытания в реальных условиях позволят флоту максимально «выключить» влияние эффективных менеджеров, понять, что ему нужно, жестко потребовать этого от промышленности и добиться массовых поставок эффективных НПА на флот.

При этом на текущий момент наш флот имеет противоминных НПА:

— 4 ТНПА (1 «Маевка» и 3 СТА ИСПУМ), при этом на ТОФ и СФ (где развернуты наши МСЯС) нет ни одного, и «Маевка», и СТА ИСПУМ подорвется на первой же «мине-защитнике» (подробнее: «Что «не так» с нашими тральщиками?» и «Что не так с новейшим ПМК проекта 12700»);

— АНПА ПМО – ни одного.

Зато ПЛАРБ в составе ВМФ у нас 11. Которые никак не обеспечены в противоминном отношении и в части противоторпедной защиты (подробнее: «АПКР «Севердвинск» сдан с критическими для боеспособности недоделками»).

Как и весь флот.
Автор:
Максим Климов
Использованы фотографии:
Военная приёмка
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх