БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 459 подписчиков

Свежие комментарии

  • николай морозов
    Глас вопиющего в пустыне .....М. Делягин: Кто з...
  • Света Терехина
    Ваше ёрничание не уместно.....Стрельба в школе ...
  • валера
    Сам ты или Сама ты или Само ты высер бандеровский«Девятаев» – набо...

Проступок – не преступление: Новый законопроект разрешит воровать один раз

Проступок – не преступление: Новый законопроект разрешит воровать один раз Фото: Anton Veselov/Shutterstock.com

Верховный суд внёс в Госдуму законопроект о новой юридической категории – "уголовных проступках". Есть опасность, что с его принятием коррупционных преступлений в стране станет больше.

Новый законопроект, который, без преувеличения, должен произвести настоящую революцию в российском уголовном законодательстве. Он отменяет наказания, связанные с лишением свободы, за мелкие и неопасные правонарушения. Сделать это предлагается через введение новой юридической категории – так называемого "уголовного проступка".

Таким образом, в российском праве появится дефиниция, под которую будет подпадать множество самых разнообразных действий, которые, в общем и целом, будут признаваться нарушениями закона, но не настолько серьёзными, чтобы за них стоило отправлять в места не столь отдалённые. И даже назначать условный срок. "Уголовный проступок" – это не судимость.

Казалось бы – прекрасная инициатива. Российская судебно-правоохранительная система давно уже нуждается в обновлении. Самый частый упрёк к ней состоит в том, что доля оправдательных приговоров составляет десятые доли процента от общего числа судебных решений. При этом 69% дел сейчас проходят суд в упрощённом порядке, когда судья не рассматривает улики и нет нужды доказывать вину подозреваемых: те попросту признают всё, что им инкриминируется, в обмен на минимальные сроки.

Гуманизация наказаний могла бы стать одним из шагов по нормализации работы "посадочной отрасли". Тем более, что ранее Верховный суд уже в некоторой степени ограничил следственные органы в использовании особого порядка расследований. Введение новой юридической категории – "уголовных проступков" – как раз является шагом в этом направлении.

Однако дьявол, как всегда, кроется в деталях. Два сотрудника Правового управления администрации президента указали Царьграду на недостатки проекта

Декриминализация с подтекстом?

В первую очередь настораживает состав статей, которые предлагается частично декриминализировать. 

 Уголовным проступком признается: совершённое лицом впервые преступление небольшой тяжести, за которое настоящим Кодексом не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, за исключением преступлений, предусмотренных частью первой статьи 115, статьями 1161, 1511, 1714, частью первой статьи 174, частью первой статьи 1741, частью первой статьи 1993, частью первой статьи 207, частью первой и частью третьей статьи 332, статьей 336, частью первой статьи 337, частью первой статьи 339, частью первой статьи 344, частью первой статьи 349 настоящего Кодекса; совершённое лицом впервые преступление небольшой тяжести, предусмотренное частью первой статьи 158, частью первой статьи 159, частью первой статьи 1593, частью первой статьи 160, частью первой статьи 165, частью первой статьи 167, статьей 168 настоящего Кодекса; совершённое лицом впервые преступление небольшой или средней тяжести, предусмотренное частью второй статьи 169, частями первой, второй и четвёртой статьи 1701, частями первой, третьей и пятой статьи 1711, частью первой статьи 1731, частью второй статьи 1732, статьей 177, частью первой статьи 180, частью первой статьи 181, частями первой и второй статьи 183, частью второй статьи 185, частями первой и третьей статьи 1852, частью первой статьи 1854, частью первой статьи 1855, частью первой статьи 189, частями первой и второй статьи 1911, частями первой и второй статьи 1931, частью первой статьи 194, статьей 195, частью первой статьи 1992, частью первой статьи 2003 настоящего Кодекса. 

говорится в тексте документа, опубликованном на сайте Госдумы.

Человеку, не слишком обременённому знанием УК, ничего в глаза не бросается. 105-я и 131-я статьи не упоминаются – и хорошо, стало быть – душегубов и насильников сажать не перестанут. Однако если перевести этот абзац с юридического на русский, то выяснится, что:

  • статья 115: "Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью";
  • статья 151: "Вовлечение несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий";
  • статья 171: "Незаконное предпринимательство";
  • статья 174: "Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретённых другими лицами преступным путём";
  • статья 207: "Заведомо ложное сообщение об акте терроризма";
  • статья 332: "Неисполнение приказа, причинившее существенный вред интересам службы";
  • статья 336: "Оскорбление военнослужащего";
  • статья 337: "Самовольное оставление места службы, военной части";
  • статья 339: "Уклонение от обязанностей воинской службы путем симуляции болезни или иными способами";
  • статья 344: "Нарушение уставных правил несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне";
  • статья 349: "Нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих".

Перед нами практически винегрет, составленный: а) из статей, общественная опасность деяний по которым действительно невелика; б) статей, декриминализация которых может привести к всплеску соответствующих преступлений; в) статей по вполне серьёзным экономическим преступлениям.

Можно понять ход мысли законодателя, предлагающего не отправлять на нары человека за оскорбление военного, за лёгкий мордобой без особых последствий. Не наказывать всерьёз за дурацкую шутку про бомбу – тут дело уже сложнее. Слишком легко представить себе (да и представлять не надо, много раз видели наяву), как телефонный террорист срывает важное мероприятие или парализует работу вокзалов, аэропортов, школ. А что касается вовлечения подростков в криминальную деятельность или отмывания преступных доходов – это точно нельзя рассматривать как незначительные проступки. Однако в документе прослеживается именно такой подход.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что введение понятия "уголовный проступок" коснётся 112 составов преступлений, 53 из которых относятся к экономической сфере. Продолжая перевод с юридического на простой русский, уточним, что авторы документа хотят, в частности, смягчить наказания за:

  • незаконную банковскую деятельность;
  • злоупотребления при выпуске ценных бумаг;
  • незаконное получение кредитов;
  • преднамеренные и фиктивные банкротства;
  • незаконный оборот полудрагоценных и драгоценных камней, драгметаллов;
  • незаконное предпринимательство.

Более того, в этот список попали даже "Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов" и "Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов".

Хорошо воровать – это неплохо!

Второй нюанс, вызывающий даже не сомнения, а легкую оторопь, – это примечание, где поясняется, что:

В настоящей статье лицо признаётся впервые совершившим преступление, если на момент его совершения лицо не имеет неснятую или непогашенную судимость и не освобождалось от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным частью первой или частью второй статьи 76 настоящего Кодекса, в течение одного года, предшествовавшего дню совершения этого преступления.

Иными словами, поправки Верховного суда не просто дают второй шанс оступившимся предпринимателям и банкирам. Они буквально устанавливают темп и ритм совершения экономических преступлений, выдерживая которые представители этих кругов могут не опасаться сесть за свои художества.

Вместо реальных сроков законопроект предлагает ввести практику двойного возмещения причинённого ущерба и выплат компенсаций пострадавшим лицам. С одной стороны, это справедливо: экономический ущерб естественным образом измеряется деньгами, это не отнятые жизни и не инвалидность, стоимость которых можно оценить в банкнотах весьма условно.

С другой стороны – отказ, пусть и частичный, от реальных сроков существенно снижает плату за неудачное преступление. У склонных к этому граждан однозначно возникнет больший соблазн попробовать, рискнуть.

Россия и без того не всегда может похвастаться реальными успехами в борьбе с теневой экономикой: только по официальным данным, до начала эпидемии коронавируса "в тени" работало не менее 20 миллионов граждан трудоспособного возраста; а тут появляется прямой экономический резон попытаться "заработать" на чём-нибудь эдаком. Главное – проследить, чтобы на момент попытки мошенничества, фиктивного банкротства или вывода капиталов за рубеж на шее не висело неснятой или непогашенной судимости. Поймали – заплатил штраф, нет – подожди год-полтора и делай новый заход.

Верховный суд собственными руками конструирует ситуацию, которая целиком и полностью описывается позднеперестроечной шуткой: плохо воровать – это нехорошо, а вот хорошо воровать – это совсем неплохо!

Неотвратимость наказания? Нет, не слышали

Частичную декриминализацию экономических преступлений авторы законопроекта объяснили необходимостью защиты предпринимателей от произвола силовиков.

Ввиду необходимости защиты представителей предпринимательского сообщества от необоснованной уголовной репрессии принято решение о распространении понятия уголовного проступка на преступления небольшой тяжести против собственности и отдельные преступления небольшой и средней тяжести в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности,

– говорится в тексте пояснительной записки.

Однако есть ощущение, что это стремление находится в противофазе к реальным потребностям общества. Новый законопроект спускает презумпцию безответственности с министерско-сенаторского Олимпа на региональный и даже на районный уровень. Пойдёт ли это на благо стране? Вопрос риторический.

Кроме того, законопроект не решает проблему давления на предпринимателей со стороны правоохранительных органов радикальным образом. Отнюдь. В пояснительной записке отмечается, что:

Уголовным проступком не будут признаваться деяния, за совершение которых предусмотрена уголовная ответственность, в том случае, если лицо было подвергнуто административному наказанию за ранее совершённые аналогичные действия (составы с административной преюдицией).

Иными словами, при большом желании отжать бизнес или получить жирный "занос" никто не помешает нечистым на руку силовикам сначала составить на коммерсанта парочку административных протоколов, а затем уже возбуждать уголовное дело с твёрдым пониманием, что жертва не сможет сбежать в домик под названием "уголовный проступок".

Справедливости ради скажем, что есть и иная точка зрения. Известный адвокат Виолетта Волкова, как и полагается адвокату, встаёт на сторону обвиняемых:

"Главный принцип – неотвратимость наказания – всё равно выдерживается. В данном случае это будет штраф, как и предусмотрено ныне: новая формулировка касается только тех преступлений, за которые не предусмотрена возможность лишения свободы, то есть речь идёт о небольшой тяжести проступков и только совершённых впервые. Просто в этом случае у человека не будет судимости, которая в дальнейшем портит жизнь.

Такой законопроект вносится уже не впервые, но каждый раз его начинают резать, дают негативные оценки. Очевидно, что на уровне Госдумы есть лобби, которое категорически не хочет это принимать".

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх