БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 338 подписчиков

Свежие комментарии

  • Наиль Бакиров
    "...чем зеркало пенять , кривиться , не лучше ль на себя "кума", оборотиться ...". Что , Валя , перед выборами решила..."Цинизм и безразл...
  • Наиль Бакиров
    "...чем зеркало пенять , кривиться , не лучше ль на себя "кума", оборотиться ...". Что , Валя , перед выборами решила..."Цинизм и безразл...
  • Людмила Нефедова
    Сколько лет еще нужно слушать "предложения" министра финансов? Неужели за 9 лет неясно, кто это?Развалить не толь...

Таджикистан vs коронавирус: объявлять нельзя молчать

Таджикистан vs коронавирус: объявлять нельзя молчать

Объявлять нельзя молчать… Анализируя события последних недель, понимаешь: власти Таджикистана стоят именно перед этой знаменитой дилеммой, пусть и перефразированной. Но после прошедшего 17 апреля совместного заседания обеих палат таджикского парламента (Маджлиси милли и Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли) нового созыва, на котором председателем верхней палаты избран Рустами Эмомали, нужно будет, несмотря на все нежелание, сделать выбор, где же все-таки ставить запятую.

Приходится констатировать, что с каждым новым случаем смерти от туберкулеза или пневмонии в обществе растет недоверие к заявлениям официальных властей и представительства ВОЗ в Таджикистане, утверждающим, что случаев коронавируса в стране не зарегистрировано.

И версии, выдвигаемые в связи с этим, начиная с предумышленного сокрытия информации от широкой общественности и заканчивая версией о полной профессиональной некомпетентности ответственных лиц Минздрава, одна другой «убийственнее» для имиджа властей страны.

Поэтому, казалось бы, все очень просто: нужно объявлять о выявлении первого случая. Ну и дальше, как в соседних странах – что называется, «по накатанной». Единственная загвоздка – это подбор логичной версии «заноса» коронавируса в страну, которая до последнего оставалась «островком спокойствия в бушующем мире пандемии».

Версии, в которую с легкостью поверят и – самое главное – которую примут большинство граждан страны и международные партнеры Таджикистана.

И версия такая, похоже, может появиться оттуда, откуда ее и не ждали: буквально на днях таджикские силовики обезвредили банду афганских наркоторговцев. После чего всех силовиков, участвующих в силовой акции, поместили на карантин.

Логика подсказывает дальнейшее развитие событий: наркоторговцы, проникнув с территории сопредельного государства, «принесли с собой не только белую смерть (героин)», но и коронавирус, которым успели заразить значительное количество людей по пути своего наркомаршрута.

Будет ли использована подобная версия или будет найдена более красивая/оригинальная история, покажет время. Однако возникает вопрос: если есть или будут выбраны подходящие версии «заноса» коронавируса извне, то почему власти РТ медлят?

Ответ, похоже, лежит на поверхности: что выгоднее? Объявить или нет? Если объявить, то что дальше? Пойти по пути соседнего Узбекистана и объявить карантин? И таким образом практически гарантированно подписать приговор экономике?

Ведь даже на нынешнем этапе, когда, согласно всем официальным данным, в стране не зарегистрировано ни одного случая инфицирования COVID-19 и практически все организации, за исключением международных и некоторых частных, работают в штатном режиме, экономика уже «трещит по швам».

И если еще совсем недавно о неизбежном нарастании проблем, связанных со снижением денежных переводов мигрантов и катастрофическим уменьшением объема внешней торговли, говорили лишь эксперты, то сегодня вызванные ими экономические проблемы и падение жизненного уровня ощущает практически каждый житель страны. Не случайно выступление президента Эмомали Рахмона на первой сессии Маджлиси милли Маджлиси Оли шестого созыва было посвящено преимущественно вопросам противодействия пандемии и мерам по обеспечению социальной стабильности и продовольственной безопасности населения республики.

Другой немаловажный вопрос: как обеспечить режим карантина? И какие именно карантинные и противоэпидемические меры и в каком объеме ввести? Как избежать вполне возможного социального и гуманитарного кризиса? И как осуществлять кризис-менеджмент в этих условиях?

Некоторые эксперты предлагают так называемый шведский путь. Однако возникает резонный вопрос: готово ли таджикское общество к такому подходу? Сможет ли сделать осознанный выбор в пользу принятия, с позволения сказать, «политики несопротивления», подразумевающей массовое инфицирование и естественную иммунизацию населения после перенесенного заболевания?

Ведь данная политика подразумевает, несмотря на кажущуюся простоту, и высокий профессионализм управленцев систем здравоохранения, социальной защиты населения и других систем государственной власти, и постоянный мониторинг ситуации, и полную транспарентность, и эффективный государственно-общественный диалог, и атмосферу абсолютного доверия ко всем институтам власти в государстве, и социальную ответственность бизнеса, и зрелость гражданского общества, и многое-многое другое, что в течение десятков и даже сотен лет создавалось эволюционным путем в Швеции, если уж мы говорим о «шведском пути». Подразумевает то, чего, увы, на сегодняшнем этапе исторического развития в Таджикистане нет.

Другая группа вопросов обусловлена проблемами экономического характера: объявление карантина автоматически приведет к замораживанию всех государственных проектов строительства и развития инфраструктуры, благодаря которым Таджикистан на протяжении ряда лет демонстрирует впечатляющие темпы роста ВВП. Сможет ли помощь (в первую очередь безвозмездная) от других стран и международных структур перевесить потери доходов бюджета и уменьшение (а возможно, и полную заморозку) вливаний (в первую очередь Китая, АБР и ВБ) в различные инфраструктурные проекты в стране?

Как объявление карантина скажется на амбициозных проектах властей страны, таких как строительство нового здания парламента, стелы к 30-летию Независимости и т. п., средства на которые щедро выделяет Китай? Правда, выделяет с «небольшой» оговоркой – вместе с китайскими строителями. Ведь если допустить, что карантин не помешает выделению средств на строительство, то он явно будет преградой для прибытия в страну 3-4 тысяч китайских рабочих.

Существует еще ряд моментов, которые, возможно, кому-то могут показаться второстепенными. Например, чем занять учащуюся молодежь (школьников и студентов) в случае закрытия учебных заведений? В сказки о переводе образовательного процесса на онлайн-обучение, учитывая неготовность системы образования к подобному шагу, а также ситуацию с обеспечением Интернетом в стране (высокая цена, низкая скорость и др.), похоже, верят только те, кто привык рапортовать о небывалых успехах. Остальная часть населения, включая экспертов и чиновников, вряд ли разделяет неуемный оптимизм. Вот и вопрос: как и чем занять подрастающее поколение в случае приостановки учебного процесса, чтобы самоизоляция или карантин не превратились в иллюзию, которая, возможно, не менее опасна, чем продолжение учебного процесса в условиях угрозы проникновения и распространения коронавируса?

Еще один очень важный вопрос: понятно, как объявить карантин, вот только как его потом снять? Похоже, ни одному государству в мире, кроме Китая, ответить на этот вопрос пока не удалось. Хотя не за горами тот день, когда каждой стране, опираясь на свою специфику или на унифицированное решение ВОЗ, придется отвечать и на этот вроде бы простой с виду вопрос.

Подводя итог всему вышесказанному, приходится констатировать: власти Таджикистана стоят перед одним из самых ответственных выборов за всю историю независимости страны и от того, как и каким образом они в ближайшие дни поставят эту пресловутую запятую, зависят не только судьбы отдельных людей, но и благополучие всей страны. Причем на долгие-долгие годы вперед.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх