Лебедев против Чемезова — избавится ли председатель ВС РФ от нелюбимого зама

Как идет борьба за кресла заместителей главы высшего судебного органа

В Верховном суде продолжается процесс назначения заместителей Вячеслава Лебедева. Три кандидатуры уже прошли квалификационную коллегию и ждут вызова в Кремль. По остальным официальные процедуры пока не назначены, но за пост главы коллегии по экономическим спорам идет серьезная битва — в противостояние с главным российским судьей вступил не менее влиятельный персонаж — глава «Ростеха» Сергей Чемезов. Подробности официальных обсуждений и закулисных интриг — в материале ПАСМИ.

После переназначения Вячеслава Лебедева на пост председателя Верховного суда России на новый шестилетний срок решается вопрос о заместителях главного российского судьи. Их контракты истекают летом будущего года. Три заместителя из семи — Василий Нечаев, Петр Серков и Сергей Рудаков — с высокой долей вероятности сохранят свой пост. Их рекомендовала к назначению Высшая квалификационная коллегия судей, осталось пройти этап согласования в комиссии по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей при президенте России и заручиться подписью главы государства.

Вакансии на замещение постов еще четырех замов Вячеслава Лебедева, которые сейчас занимают Владимир Давыдов, Татьяна Петрова, Олег Свириденко и Владимир Хомчик, будут открыты после Нового года. Но подковерная борьба за эти кресла уже активно ведется.

Уйти или остаться

Главная интрига в том, сохранит ли должность председателя Судебной коллегии по экономическим спорам Олег Свириденко. Ранее источник ПАСМИ сообщал, что ему, скорее всего, придется покинуть свой пост. Подвели Свириденко, прежде всего, излишние амбиции: якобы он кулуарно пытался добиться назначения на пост председателя ВС, и это не прошло незамеченным для Лебедева.

Кроме того, недовольство председателя ВС вызвали сообщения о причастности Олега Свириденко к громкой истории об отъеме активов у политика и предпринимателя Павла Грудинина. С просьбой разобраться в этой ситуации к президенту РФ Владимиру Путину обращался Геннадий Зюганов.

По данным источника ПАСМИ, Свириденко оказывал влияние на решение судов по тяжбе Грудинина с акционерами «Совхоза имени Ленина» на миллиард рублей по просьбе заместителя главы администрации президента Сергея Кириенко и вице-спикера Совфеда, секретаря генсовета «Единой России» Андрея Турчака.

Но вот история с иском бывшей жены Грудинина, которой в итоге удалось отсудить две трети совместно нажитого имущества, стала явной самодеятельностью Свириденко и его давнего партнера — бизнесмена с репутацией рейдера Владимира Палихаты. И эта самодеятельность стала неприятным сюрпризом для Кириенко и Турчака.

Cложные для Олега Свириденко моменты возникают постоянно. Как рассказал источник ПАСМИ, зампред ВС активно вмешивается в судебные процессы, в том числе, связанные с Агентством страхования вкладов и государственными банками. Его деятельность была задокументирована спецслужбами, информацию довели не только до Лебедева, но и до высшего руководства страны. Что интересно, даже узнав об этом, Свириденко продолжал выполнять свои обязательства перед представителями банков, правда, давать указания нижестоящим судьям стал не по мобильному телефону, а по спецсвязи.

Так, несколько месяцев назад жалобу на Свириденко Вячеславу Лебедеву отправил судья Арбитражного суда Москвы. Служитель Фемиды сообщил, что на него по указанию главы коллегии по экономическим спорам Верховного суда оказывает давление заместитель председателя столичного арбитража Николая Новикова Ольга Александрова. Данная информация попала и в Следственный комитет к Александру Бастрыкину.

Еще одна история произошла на прошлой неделе: по данным источника ПАСМИ, Свириденко лично позвонил заму Новикова Светлане Кузнецовой и попросил ее воспрепятствовать выдаче исполнительного листа по уже состоявшемуся решению в тяжбе государственного банка с предпринимателем. Кузнецова дала указание рассматривающей дело судье, но та исполнить его  отказалась. В итоге зампред московского арбитража, выполняя негласное распоряжение Свириденко, забрала себе и само дело, и исполнительный лист.

Все эти обстоятельства не могут не вызвать у Вячеслава Лебедева желания добиться ухода с должности ставшего токсичным зама. Но ситуация не столь однозначная: в борьбу за переназначение Олега Свириденко вступил глава «Ростеха» Сергей Чемезов. Именно он способствовал назначению этого судьи на пост зампреда ВС и, возможно, являлся генератором идеи поставить своего протеже на место Лебедева.

Между тем, сам Лебедев сдаваться не намерен. У председателя ВС есть свои кандидатуры и твердые намерения добиваться назначения своего человека, невзирая на авторитет Чемезова. Один из ставленников главы ВС — председатель Арбитражного суда Москвы Николай Новиков.

Новиков возглавляет столичный арбитраж с 2017 года, его назначали после крупного коррупционного скандала с судьями Вадимом Сторублевым и Игорем Корогодовым. До этого Новиков был председателем Арбитражного суда Татарстана, а ранее занимал аналогичную должность в Самарской области. Кстати, некоторые СМИ писали, что кандидатуру Новикова в кресло председателя Арбитражного суда Москвы поддерживал Олег Свириденко.

Исчерпывающие пояснения

Между тем, на сессии Высшей квалификационной коллегии судей уже рассмотрели вопрос о замещение вакансий первого зампреда Верховного суда, а также глав Дисциплинарной коллегии и коллегии по гражданским спорам.

Единственным кандидатом на пост главы коллегии по гражданским спорам был Василий Нечаев, занимающий должность заместителя председателя ВС с октября 2006 года.

Как ранее писало ПАСМИ, за переназначение Нечаева активно выступал Вячеслав Лебедев — по данным источника издания, у председателя ВС РФ и его зама сложились хорошие рабочие отношения.

Прогноз сбылся на все сто процентов, даже несмотря на журналистские расследования, посвященные внушительному парку элитных автомобилей внука судьи Ярославу Гафурову, а также трудоустройству на доходные места других родственников Нечаева — дочери, сына и зятя.

Правда, по данным портала «Право.ру», соответствующие вопросы кандидату на заседании ВККС были заданы. «Нечаев сказал, что они не соответствуют действительности, и дал коллегии пояснения, которые члены ВККС сочли исчерпывающими», — пишет ресурс. Чуть более подробно описал происходящее Дзен-канал «Засудили.ру». Так, на вопрос о люксовых автомобилях Ярослава Гафурова, Василий Нечаев заявил, что с внуком у него «очень напряженные отношения», и по вопросам, касающимся личной жизни, тот с ним говорить не хочет.

Так или иначе, Василий Нечаев получил рекомендацию коллегии. При этом о наличии обстоятельств, компрометирующих Нечаева, было известно до публикации расследований. Во всяком случае, «Независимая газета» писала о готовящейся информационной атаке на председателя высшего суда России и его замов еще в сентябре.

Между тем, Вячеслав Лебедев опасается, что эти компрометирующие обстоятельства могут стать препятствием при рассмотрении кандидатуры Нечаева на президентской комиссии по судейским кадрам. У главы ВС уже есть подобный отрицательный опыт: в прошлом году его влияния не хватило для назначения на пост председателя Четвертого кассационного суда Александра Чернова, который в то время возглавлял Краснодарский краевой суд.

Чернов прошел этап ВККС, но кадровая комиссия администрации президента его кандидатуру завернула. Причиной, по данным СМИ, стал конфликт интересов, точнее родственные связи с подчиненной — «золотой судьей» Еленой Хахалевой. А в начале 2019 года Чернов ушел в отставку по достижении предельного возраста и переквалифицировался из служителей Фемиды в общественники, став заместителем руководителя организации «Российское объединение судей».

Впрочем, скорее всего с Нечаевым все сложится благополучно, как это было в 2014 году. Тогда  он не получил рекомендацию квалификационной коллегии с первого раза из-за того, что его сын и дочь были действующими судьями. Но потом все вопросы были сняты. 

В 2018 году Нечаев опять чуть не лишился должности из-за достижения предельного возраста в 70 лет. Высшая квалификационная коллегия судей даже объявила об открытии  вакансии главы Судебной коллегии по гражданским делам, но вскоре был принят закон, увеличивающий предельный возраст для зампредов Верховного суда до 76 лет. Интересно, что всем остальным замам Лебедева до 70-летия еще очень далеко. 

Штрафы и профнепригодность

Без сучка и задоринки был избран на должность первого заместителя Вячеслава Лебедева избран Петр Серков, занимающий этот пост с 2009 года. Серков был единственным кандидатом, он представил прекрасную характеристику от Лебедева и был поддержан коллегией единогласно и без вопросов.

Тяжелее далось переизбрание главе Дисциплинарной коллегии Сергею Рудакову. На эту должность выдвигался еще один кандидат — судья ВС Александр Ботин.

Членов квалификационной комиссии заинтересовали привлекавшиеся к административной ответственности родственники Рудакова — его снохе был выписан штраф за нарушение правил дорожного движения. Кандидат оправдался тем, что штраф выписали, когда автомобиль был продан, но еще не снят с учета.

Между тем, к другому кандидату возникли претензии, касающиеся качества его работы: Президиум ВС отменил одно из решений Ботина, указав, что тот допустил «нарушение закона, искажающее саму суть правосудия».

Ботин обвинил автора этой характеристики, председателя коллегии по уголовным делам ВС РФ Владимира Давыдова в предвзятости: якобы тот очень не хотел допустить его участия в конкурсе на место замглавы Верховного суда. В итоге квалификационная коллегия одобрила переназначение Рудакова.

Источник ➝

Что делали поляки в городе Бресте в первый день войны

О том, что происходило в белорусском Бресте 22 июня 1941 года, чаще всего упоминают в связи с героическими событиями обороны Брестской крепости. Однако мало кто знает, что вторгнувшихся немцев поддержало польское меньшинство города, которое восприняло нападение Гитлера на СССР как «карт-бланш» для мести коммунистам.

Немирный Брест

До начала Второй мировой войны основная часть Брестской области входила в состав Полесского воеводства Польской республики. Поляки, будучи «титульной нацией», составляли в этой части Восточных кресов лишь 15% населения (по переписи 1931 года).

Однако это была патриотично настроенная и активная часть жителей. Среди них выделялись «осадники» – бывшие военнослужащие, которым в 1920-х годах правительство Польши стало раздавать землю на востоке страны. После присоединения Бреста и окрестностей к Советской Белоруссии множество поляков ушло в националистическое подполье.

«Идея борьбы поляков на два фронта как против Советов, так и против Германии, имела значительную поддержку среди польского населения Брестской области», – отмечает исследователь Екатерина Савинова.

Польское меньшинство особенно ожесточилось после того, как в феврале 1940 года сотрудники НКВД депортировали из Брестской области во внутренние районы СССР 38 тысяч человек. Судьба ещё 10 тысяч поляков, подвергшихся репрессиями, осталась неизвестна, ходили слухи об их гибели. Эшелоны с тысячами репрессированных, среди которых было немало поляков, продолжали уходить на восток вплоть до 21 июня 1941 года. Помимо «замирения» вновь присоединённого края чекисты решали таким образом жилищный вопрос – семьи новых руководителей Бреста и области нужно было где-то расселять. Всё это объясняет, почему поляки, ещё два года назад оборонявшие Брест от немцев, в 1941 году восприняли их приход доброжелательно.

События 22 июня

Около 8:30 утра в Бресте, куда уже вошли первые немецкие части, началось стихийное восстание антисоветски настроенных элементов. По-видимому, многие готовились к этим событиям заранее, запасаясь оружием. Скорое начало войны ни для кого в Бресте не было секретом – слишком много немецких войск сконцентрировалось за Бугом. О грядущем нападении свидетельствовали в т.ч. перебежчики из немецкого Генерал-губернаторства.

Роль «первой скрипки» в бунте по праву принадлежала полякам, как наиболее «обиженной» советской властью части населения. Своими врагами они считали коммунистов и их жён-«советок», всех остальных «восточников», а также евреев. Первыми под удар попали эвакуирующиеся.

«В городе начинается хаос – неизвестные стреляют с чердаков и балконов. Идёт грабёж квартир бежавших из Бреста «восточников». Стало известно и о том, что банды пытаются нападать и на тех, кто выходит из города», – повествует о событиях 22 июня историк Ростислав Алиев в книге «Штурм Брестской крепости».

На улице Белостокской неизвестные обстреляли из ружей и пулемётов грузовик с семьями чиновников. Огонь вёлся и по легковым автомобилям, на которых партийные деятели пытались уехать из города. Со стороны брестского почтамта прозвучало несколько очередей из ручного пулёмёта – целью нападавших был областной военкомат.

Одновременно с немцами бунтовщики устремились к тюрьме на улице Зигмунтовской, откуда спешно освобождали родственников и друзей. В заключении находилось 4 тысячи человек. Одним из тех, кто вышел на свободу 22 июня, был например, католический священник Казимир Свёнтек (впоследствии кардинал).

Бывшие узники активно помогали оккупантам «охотиться» на сотрудников НКВД, пытавшихся «раствориться» в неразберихе.

Немецкая оккупация с польским акцентом

После занятия фашистами Западной Белоруссии многие местные поляки устроились в немецкие административные структуры. Фактически довоенные польские чиновники возвращались на свои места. Поляки, по свидетельству историка Ежи Туронека, заняли ключевые позиции в городских и уездных управах. Они же командовали силами вспомогательной полиции. Впрочем, другая часть поляков оказывала немцам сопротивление, вступая в Армию Крайову или советские партизанские отряды.

Тимур Сагдиев

 

Источник

Популярное в

))}
Loading...
наверх