БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 457 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Куксенко
    Плешивая падла, хуже Трампа.Русских Донбасса ...
  • Андрей
    Да не задевает, я на Вашей стороне, просто коробит немного от искажения слова, а ведь читатели черт знает что могут п...ОПРОС ПО РАССЫЛКЕ...
  • Александр Хироников
    А морковку, свеклу, капусту тоже контейнерами из Китая возят? Так что в РАЗЫ выросли аппетиты у посредников и продавц...ИНДЕКСАЦИЯ ПЕНСИЙ...

Святая Русь против интернационала

Нет описания фото.
Ленин и Троцкий, борясь против Добровольческой Армии генерала Корнилова, Вооружённых Сил генерала Деникина и Русской Армии генерала Врангеля, ставили целью уничтожение того, что они называли контрреволюцией. Этого они не достигли; они – НЕ ПОБЕДИЛИ.
Генерал Алексеев, начиная Белую борьбу, целью её поставил зажечь светоч России; эта задача ВЫПОЛНЕНА: светоч был зажжён, светоч не был погашен; светоч и по сей день горит. Белые воины НЕ БЫЛИ ПОБЕЖДЕНЫ...
Конечно, советская власть не признаёт моральной победы Белого Дела. Её торопливые историки пишут, что Белое войско было разбито. Но ведь разбитые полки бегут, сдаются. Русская же Армия имела тактические успехи до последнего дня борьбы: славная конница генерала Барбовича прижала четыре дивизии противника к Гнилому морю; непоколебимая пехота завершила последний бой штыковой атакой Корниловской Ударной дивизии у села Юшунь. Так не дерётся разгромленная армия! В 24 часа 29 октября 1920 года главком Фрунзе по радио предложил генералу Врангелю капитулировать. Дерзкое предложение осталось без ответа.
Главнокомандующий отдал 29 октября (11 ноября) приказ об эвакуации из Крыма. Этот приказ не был признанием поражения, не был отказом от борьбы.
Он был вызван стратегической обстановкой. Вероломные союзники решили прекратить помощь оружием и продовольствием; эгоистичная Польша прекратила войну против Советов и с бывшего польского театра военных действий пошли огромные подкрепления в распоряжение Фрунзе. У красных образовался большой перевес в численности над белыми. Красные пишут: три против одного. В действительности же: семь против одного!
Генерал Врангель решил свою неразбитую Армию отвести с Крымской стратегической позиции на Зарубежную. В разбитых армиях престиж полководцев падает, в Русской же Армии – неразбитой – престиж генералов Врангеля и Кутепова возрос. Воины тесно сомкнулись вокруг них. И даже тогда, когда пришло время расселиться в Болгарии, Югославии и других странах, они не распылились, но сохранили воинскую спайку в рамках Союза Галлиполийцев. Армия рассредоточилась, но не распалась. Генералом Врангелем был создан Русский Обще-Воинский Союз, в который, кроме галлиполийцев, вошли участники Белой борьбы на Юге, Западе, Севере и в Сибири, и к которому примкнули казачьи атаманы в качестве единомышленников в борьбе за Россию. Сохранение Армии в виде воинского союза отвечало цели её ухода за рубеж. А целью было продолжение священной борьбы за Русь Святую, борьбы против Интернационала, засевшего в Кремле. Переформирование Армии в Союз отвечало условиям борьбы из-за рубежа.
В прежнее время мечом дрались против меча, в нынешнее время большую роль играют оружие-слово, оружие-деньга́ и война ведётся не только боевыми колоннами, но и “пятой колонной” из террористов, диверсантов, шпионов и контр-шпионов, пропагандистов. Против “пятых колонн” во всём мире стал бороться Русский Обще-Воинский Союз, против коммунизма в России и вне её. Русские воины уже в дни Гражданской войны поняли (тогда никто в мире не понимал этого), что коммунизм является всемирной опасностью, и что белые русские взяли на себя задачу быть авангардом активного антикоммунизма.
Как на Калке полегли русские дружины, защищая от татар не только свою землю, но и Европу, так, защищая и Русь, и весь мир, истекали кровью дружины Корнилова, Деникина, Врангеля, Колчака, Юденича, Миллера, Каледина, Дутова, Семёнова. А потом ради России и всего мира сотни легендарно отважных офицеров РОВСа проникали в СССР для разведки, диверсии, террора; тысячи бдительных и смелых офицеров выслеживали агентов коммунизма по эту сторону “железного занавеса”; десятки тысяч убеждённых и убедительных пропагандистов-офицеров применяли оружие-слово на всех континентах, побивая ложь советской пропаганды и открывая народам глаза на страшную сущность коммунизма. Нет на земле ни одного антикоммунизма, который не возник бы при помощи русского офицера, непримиримого борца.
Убиты генералы Врангель, Кутепов, Миллер, похищены и таинственно умерли сотни офицеров, мерзейшей клеветой опорочены честнейшие вожди и офицеры; не раз золото, женщины, обещания почестей соблазняли слабейших из нас, и они сползали в совпатриотизм или обрушились в пропасть предательства; но ни падения ослабевших, ни гибель крепких не уменьшили крепости нашего строя.
Боевые порядки бывают рассредоточенными, но к моменту удара сосредотачивается вся сила. Так было в 1941 году, когда в Русский Корпус генерала Штейфона вступили воины всех тогда существовавших воинских организаций, вступили офицеры, молодёжь и казаки, приехавшие из двенадцати государств! Это было блестящим доказательством того, что Русская Армия действительно не прекратила войны, но лишь сменила Крымскую позицию на Зарубежную, и что она расширила свою оперативную цель, сражаясь против коммунизма, где бы он ни проявлялся – в России или в мире.
Мы в равной мере можем гордиться и трёхлетней борьбой в России, и бескомпромиссной борьбой за рубежом. Там ни смертельная опасность, ни ранения не удерживали нас от выполнения воинского долга. Здесь нас от выполнения воинского долга не отвлекают ни соблазн уйти в бытовое благополучие, ни сиреноподобные зовы возвращаться на Родину, ни политические интриги, ни явные и тайные угрозы врага, ни почётная, на полях сражений приобретённая инвалидность, ни самый страшный из недугов – старость. Мы стареем, мы дряхлеем. Многие из нас уже не могли б взять винтовку или саблю, но мы владеем иным оружием: оружие – разящее слово, оружие – неколебимая убеждённость в российской национальной правоте, оружие – верность Матери-России, оружие – вера в помощь Господню составляют наше вооружение. Пользуясь им, мы деятельно участвуем в “холодной войне”, происходящей во всём мире. Владение этим оружием делает нас активными при кажущейся пассивности, делает нас бойцами, хотя мы выглядим обывателями, сделает нас победителями, хотя сейчас мы и кажемся побеждёнными.
Мы не идём в атаку на пулемёты, мы не рвём под огнём вражеские проволочные заграждения, мы не рубимся в кавалерийских схватках. Но мы каждодневно в беседах атакуем пулемёты красной агитации; мы рвём проволочные заграждения коммунистической лжи и тем открываем путь правде; мы рубимся острыми аргументами в словесных схватках с красномыслящими. И мы крепчайшим строем, неодолимым каре обороняем наши святыни: Веру Православную, идею России и русский дух, исторически созданный нашими великими Царями, боголюбивыми святителями, славными полководцами, мудрыми государственными мужами, вдохновенными служителями искусств и наук и тысячелетним единением народа с его Государями.
История не знает чуда, подобному нашему: быть без государства, то есть без территории и власти, и оставаться государственным воинством; быть распылёнными по всему миру и не утратить воинской спайки; быть на гражданском положении и не лишиться воинского духа; быть без воинской организации и оставаться армией, в которой полки и дивизии заменены союзами воинского характера; быть вне России и оставаться полными готовности, полными желания во всеоружии (оружие или оружие-слово) вновь стать под боевое знамя с песней: “Снова мы в бой пойдём за Русь Святую!…»
— Евгений Эдуардович Месснер (1891-1974) — русский офицер, Генштаба полковник Русской императорской армии, в ходе гражданской войны воевал на стороне белых. Был последним начальником штаба Корниловской дивизии в Русской армии барона Врангеля. Профессор военных наук, военный теоретик русского зарубежья. Внёс существенный вклад в военную науку, предвидев целый ряд инноваций в военном деле и описав потенциальные последствия их внедрения для стратегического баланса сил в мире и хода мировой истории в целом.

Картина дня

наверх
,,