Свежие комментарии

  • Сергей
    <i>Комментарий скрыт</i>Дмитрий Певцов не...
  • Сергей
    <i>Комментарий скрыт</i>Дмитрий Певцов не...
  • Сергей
    <i>Комментарий скрыт</i>Дмитрий Певцов не...

Элиты теряют связь с реальностью. Борис Титов о том, без чего России не выбраться из болота

Элиты теряют связь с реальностью. Борис Титов о том, без чего России не выбраться из болота Фото: City News Moskva / Globallookpress

Бизнес-омбудсмен России Борис Титов имел возможность оценить Петербургский экономический форум, являясь его участником, что называется, из первых рук. Телеведущий «Царьграда» Юрий Пронько, безусловно, не мог пройти мимо человека, который защищает интересы предпринимателей даже перед президентом страны.

Такие разные России

Пронько: Борис Юрьевич, форум насыщенный, но мне представляется больше всё же внутрироссийским. И объясните мне, где мы сейчас находимся с позиций управления государством, взаимодействия с бизнесом?

Титов: Такое впечатление, что у нас есть несколько Россий, в которых живут разные люди. Если послушать правительство, то у нас всё отлично. Мы живем прекрасно, правительство у нас самое лучшее, и мы уже перегнали допандемийные показатели. И, в общем-то, надо сегодня строить какие-то такие цифровые замки. А есть другая страна, вот, я больше к ней себя отношу. Сегодня у нас 64% предпринимателей заявили, что у них нет не только улучшения, а еще и дальнейшее падение показателей в 21-м году. И спрос не восстановился до сих пор. Денег-то у народа реально меньше. Минус 10% реальные располагаемые доходы населения. Да, сегодня население покупает квартиры, ещё остались какие-то загашники.

Кроме этого, ипотеку дали дешевую. Мы видим, что население начало больше инвестировать в фондовый рынок. Но это небольшая его часть. Это те, у кого есть какие-то отложенные запасы, какие-то активы, которые они хотят увеличить. Но основная часть пока находится совершенно в другой стадии.

И, конечно, что удивляет в этом форуме еще, так это смена акцентов, стилистики выступлений.

Пронько: Вы имеете в виду главу парламентского комитета? И его фразу, что «русский бизнес – это мародеры»?

Титов: И жадины, как сказал первый вице-премьер. Отношение к бизнесу меняется. Была сессия малого бизнеса. И там прямо ушло уже всё в сторону почти предупреждений. Не мы вам там должны создать условия, снизить налоги, обеспечить доступным кредитованием. Это уже все на втором плане. А на первом плане – вы там в тени, вы там какими-то подпольными операциями занимаетесь, вы смотрите, мы до каждого доберемся. Идеально, чтобы все работали в открытую, платили полностью налоги. Но это не так сегодня. Потому что бизнес, если полностью откроется, и всё будет выплачивать, то ему денег не хватит ни на зарплату сотрудникам, ни что-то своей семье заработать.

Раньше на словах хотя бы говорили: мы за бизнес, муси-пуси, вы хорошие, без вас нет экономики. Так реально без них нет экономики. Без малого и среднего, часто теневого бизнеса. Мы прошли этот кризис более спокойно, чем могли бы, при такой не очень большой помощи со стороны государства, потому что есть этот теневой сектор, который служит буфером, стабилизатором, амортизатором. И он обеспечивает население доступными товарами. Не всегда через карточку платежную, через кредитную карточку, но обеспечивают. Услуги, рабочие места… При этом, когда снизили налоговую нагрузку в эту пандемию, я про этот 15%-й социальный платеж, бюджет начал получать нереально больше денег. Получается, это была самая эффективная для бизнеса мера во время пандемии. Даже это небольшое движение вперед привело к тому, что бизнес не только увеличил заработные платы, соответственно, фонд оплаты труда, с которого берется этот налог, выиграло и государство, бюджет. Они получили больше, при том, что снизили налог. И это говорит о том, как мы жили все эти годы.

И инфляции разные

Пронько: Но, похоже, с налогами всё теперь будет жёстче. Здесь, на форуме уже откровенно говорится об увеличении фискальной нагрузки.

Титов: При этом, сама жизнь показала идиотизм таких решений. Подняли НДС с 18-ти до 20%. Зачем? Уничтожили этим какое-то количество бизнесов, какое-то количество бизнесов потеряло доход, соответственно, меньше стали платить налоги другие. Налоговая база сократилась. А что государство? Прибавило еще сколько-то десятков миллиардов к и так огромным триллионным своим резервам. Я понимаю, когда приперло, государству нечем платить зарплату бюджетникам, учителям, медикам. Ну, тогда давайте уже все вместе сбросимся для стабильности социальной в стране. Но когда один, извините, жирует, с такими огромными резервами, но предлагает, вы нам всё равно скиньтесь…

Пронько: Это потеря связи с реальностью?

Титов: Мне кажется, это стары мозги. которые были сформированы еще там в начале 2000-х. И они работали в режиме пожарного управление, когда надо очень срочно вводить жесткие меры. В том числе, финансовые. Они тогда были очень эффективными, всё наладили, перестроили, они убрали долги, там даже геройские поступки, я считаю, Кудрин совершал, когда ввел пошлину на экспорт нефти. Но это антикризисное управление. Их главная проблема – они не поняли, что они добились уже успеха. Потом надо переходить к управлению развитием, к инвестиционному. А там уже всё по-другому работает. Там надо не собирать всё вместе, а вперед забрасывать удочку, чтобы рыбу ловить, подтягивать потом к себе. Но для этого нужна удочка, леска, крючок. И еще подкормка.

Пронько: Мы на ментальном уровне не понимаем друг друга? Идеологическая зашоренность?

Титов: Меня больше поразило заявление, что главное опять – это таргетирование инфляции. Вроде бы отошли от этого, и нате вам – снова. Ребята, вы о чем? Каждый студент экономического вуза знает, что бывает инфляция предложения, а бывает инфляция спроса. Предложения – это когда невыгодно производить, потому что издержки очень высокие. И тогда растут цены, иначе будут убыточные компании. А инфляция спроса – это когда все как бы богатыми стали, деньги на рынок, и пошло столько запросов. Тогда цены растут из-за огромного спроса. В Америке сегодня, после трёх пакетов поддержки выросла инфляция спроса. А у нас инфляция предложения, у нас люди живут хуже. И спрос на внутреннем рынке низкий.

Пронько: Но всё равно это получается идейный, идеологический спор, приоритет государственного бюджета?

Титов: Да, приоритет государственного бюджета. Над всем, вся и всегда. Над экономическим ростом, над бюджетами домохозяйств, бизнеса. Как в львином прайде, когда первый ест старший лев. Вот, у нас самый старший лев – это Минфин.

Диагноз и рецепт

Пронько: Если ничего не менять, не демонизируя, не фатализируя, к чему мы, в итоге, придем? Ну, хотя бы в среднесрочной перспективе.

Титов: Вообще, устойчивость российской экономики очень большая. Я могу сказать, что таким двум вещам, как нефть и теневой сектор, которые балансируют ситуацию, мы остаемся на плаву. Даже когда уже должны были показать серьезные минусовые цифры. И с учетом этого, и того, что вряд ли в ближайшее время изменится экономическая политика, госкорпорации будут всё мощнее, частный бизнес всё слабее, это приведет к длительной стагнации.

Мы, кстати, об этом говорим и подготовили новую работу «Рост для всех», которую здесь презентовали. Там системный взгляд, как должна развиваться другая, не такая как сегодня, экономика России.

Пронько: И как она должна развиваться на взгляд Бориса Титова?

Титов: Во-первых, она может расти, и быстро расти. Мы провели так называемый свод-анализ, все за и против, которые существуют в российской экономике, достаточно глубокий. Если цены на нефть еще сохранятся, по крайней мере, на уровне 50—60, то мы можем расти и 7—8% в год. За счет уже перерабатывающего сектора. У нас серьезное отставание в производительности труда. К примеру, у нас средняя урожайность пшеницы сейчас под 30 центнеров с гектара, а в Голландии 200. Если мы увеличим хотя бы на 30% производительность, то, по нашим подсчетам, это будет 3—4% к ВВП.

Второй момент - нужно выбирать модель. Невозможно работать в ресурсной модели, постоянно пытаясь что-то в ней изменить. Все равно модель ресурсная. Только конкуренция может создавать драйвер вперед.

Есть еще два пути, из которых надо выбрать. Условно, китайский, когда за счет низких издержек, сначала завоевывали внешние рынки, тем самым развили свою собственную экономику, а уже достигнув нынешних уровней, развернулись, повысили зарплаты внутри страны и развернулись на внутренний спрос. А другая модель, японская, или даже европейская, когда идет инъекция во внутренний спрос. И мы въезжаем в новую экономику за счет богатого потребителя, человека, у которого есть что потратить. И ориентируемся именно на внутренний спрос, сначала, а не только на экспорт. Конечно, скажут: ну, откуда столько денег, откуда? За счет чего?

Пронько: И почему сейчас это не делается?

Титов: Три основных направления, которые надо выделить. Первое – это системные изменения. Как раз тарифы, налоги, кредиты, то есть, денежно-кредитная политика. Там всё прописано, как это должно работать. Это, допустим, социальные налоги должны быть 15% для всех. Мы уверены, что даже с такой мерой вырастут доходы Пенсионного Фонда, а не упадут. Второе – это выбор приоритетов. Мы, кстати, изучили мировой опыт. Китай, Великобритания, Германия, Франция и Канада - все имеют свои стратегии. Еще раз, приоритеты у стран разные, и их количество, и направления. У Китая, например, оборонный комплекс является приоритетом экономической политики. Мы выбрали для нас восемь приоритетов. И на первое место поставили экономику простых вещей. Что это значит? Весь мир дома производит основную часть вещей, которые в обиходе употребляются. Это из камня изделия, там мебель какая-то примитивная, там инструмент, одежда. И это не то что, например, Китай производит для всего мира. И в Польше есть собственное производство. И в Америке, и в Германии. У нас – нет. Потому что у нас уничтожен производственный малый бизнес. Вот это главная цель – не просто малый бизнес, а производственный малый бизнес, который создает добавленную стоимость. Этим направлением необходимо заняться в первую очередь. И эта экономика простых вещей может дать нам 2—3% к ВВП точно. Это лишь одно из восьми направлений.

Всё будет «роста»

Пронько: А третье из основных направлений?

Титов: Третий вопрос – это эффективное государство. Мы его выделяем в отдельную главу, одно из трех основных направлений, и мы называем это государство развития. Когда все должны думать о росте. Когда должен быть Минфин роста, Госбанк роста. И все банкиры должны быть нацелены на рост. И правительство роста, и президент роста – все должны быть «роста». И это требует соблюдения определенных правил. Конечно, должна быть и судебная система, честная, справедливая и профессиональна. Конечно, у нас должно быть и управление экономикой другое. Во всем мире был решен этот вопрос, когда реализация программ развития шла через специальный орган, который вне всякой ежедневной суматохи. Потому что все время то одно горит, то другое течет, то какие-то проблемы социальные. Правительство все время дыры латает. О каком им развитии думать в это время? Уже голова болит о другом. Это везде так. Поэтому все правительства создают специальные Delivery Unit. И там сосредотачивают все функции управления развитием. И это необходимо сделать и нам. Сейчас Мишустин создал эту группу стратегического планирования. они думают, как развивать экономику, говорят умные слова. Но вопрос в том, что в этой группе находятся все те же люди, кто управляет текущей экономикой.

Пронько: Вы встречаетесь с главой государства? Обсуждаете с ним вопросы?

Титов: В пандемию, вообще, немного встреч. У меня была в ноябре последняя с президентом. И многие вопросы мы решили. Когда мы встречаемся с главой государства, он прямо мучает меня вопросами, очень вдумчиво вникает в детали. Многие вещи решает. С некоторыми не соглашается. Особенно, когда касается вопросов налоговой сферы или уголовного преследования. Он стремится понять и разобраться, кто прав. У нас часто так бывает, что бизнес не всегда прав, мягко говоря. Но, тем не менее, когда я привожу аргументы, привожу все справки и экспертизы, и он убеждается в правоте, то соглашается и помогает.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх