БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 337 подписчиков

Свежие комментарии

  • Евгений
    Что бы Иуда Максимка не нес, слушать его - себя не уважать. Пес смердящий...Максим Шевченко: ...
  • Татьяна Бушмелева
    Удивляет крохоборство Азербайджана. Готовы вместо человеческого лица кровавую злобную пасть на соседей ощеривать за к...Ветеран КГБ: «Есл...
  • Татьяна Бушмелева
    Так Пашинян же марионетка Сороса. Вытворит ещё что-нибудь по приказу "боса" - не будет там мира. Сорос не допустит.Ветеран КГБ: «Есл...

США готовятся к звёздным войнам. А Россия – к полёту на Марс

США готовятся к звёздным войнам. А Россия – к полёту на Марс

Фото: Vadim Sadovski/ Shutterstock

Нынешний успех американцев в космосе вызвал гневные и язвительно-уничижительные бурления в самых разных кругах грамотной российской общественности. В основном, однако, и горестные, и сатирические инвективы можно свести к одному вопросу: "А мы?". И почему-то с порога отвергается простейшая мысль: а мы и так летали и летаем в космос, и в этом смысле для нас от личного успеха американцев, наконец догнавших нас через девять лет усилий, ничего не меняется. Нет, стоит ор и рёв: Пете купили синюю машинку, а вы мне такую же не покупаете-е!..

Что нам нужно в космосе?

Нет, зачем на эти траты шла Россия в исторической стадии Советского Союза, понятно. Затем же, зачем вбрасывала непостроенные города и дороги в ненасытный зёв атомного проекта, зачем кидала миллиарды в реактивную авиацию, зачем строила атомные подлодки стоимостью в районный город. Безопасность – это приоритет высшего порядка по сравнению с деньгами. И он должен был быть обеспечен даже ценою недофинансирования в, как тогда называли, "сфере Б" – сфере производства товаров народного потребления. Ценою бедности и тотальных дефицитов, иначе говоря.

Так что города на космодромах сжигались не ради успехов в космосе, а ради безопасности страны.

Успехи были лишь приятным дополнением к решению вопросов безопасности. Да и не такие уж грандиозные они были, если честно признать. Грандиозными были приоритеты. Первый спутник, первый человек в космосе, первая межпланетная станция… А вот с успехами было посложнее. После Алексея Леонова русские космонавты в открытый космос вышли только через 4 года. Американцы в это время освоили и ручную стыковку кораблей, и пребывание человека вне пределов космической капсулы. Американцы первыми – уже в 1960-м, на 5 лет раньше нас – вывели на орбиту первый спутник связи. Они же первыми нашли космическим аппаратам коммерческое применение. Да, мы первыми посадили земное изделие на Марс, но первые близкие снимки и вообще первую информацию с него получили они.

США готовятся к звёздным войнам. А Россия – к полёту на МарсПосле Алексея Леонова русские космонавты в открытый космос вышли только через 4 года. Фото: Bill Ingalls/ Globallookpress via ZUMA Press

Не будем спорить о Луне, уважая мнение тех, кто считает, что американцы на ней не высаживались, но факты – вещь упрямая: после 1970 года, нашего успеха с посадкой на Венеру, никаких приоритетов за СССР в дальнем космосе не было. Вообще.

А вот на орбите – пожалуйста. И автоматические стыковки, и сборки из кораблей, и космические истребители, и орбитальные станции – здесь советская, а затем и российская космонавтика обставила американцев на порядок. Если не на два.

А почему? Да просто всё: потому что военные были в том заинтересованы. В отличие от Луны. Ибо – безопасность!

Так что когда мы рассуждаем о советской космонавтике, лучше сразу определиться в понятиях: своими успехами она обязана военным. Всё остальное, что добыто в гражданском секторе, – дополнительная опция. Выгрызаемая тем же Королёвым у военных подчас чуть ли не гортанью. Их.

Что нам нужно в космосе теперь?

И вот теперь, собственно, и настала пора задаться вопросом: а что нам нужно сегодня в соревновании в сфере пилотируемой космонавтики?

Ну, предположим, что у нас бесконечное финансирование в этой области. Конструкторских и инженерных умов в ней столько, что Королёв не с Глушко и Янгелем ругается, а с Королёвым и Королёвым. И Янгель с Янгелем. И Челомей с Челомеем соревнуется в клепании ракет УР-5000, а куратор от ЦК Дмитрий Устинов не ненавидит его, а изо всех сил помогает. В общем, рай для космонавтики.

И что? Вот что можно и нужно сделать сверх того, что сегодня делается? Ну, если убрать, понятно, военное применение – никто не наводит на противника пушки станции "Алмаз" и космический истребитель "Буран 2.0" не перехватывает вражеские "шаттлы". Есть ответ?

Ну, наверное, чтобы возить исследователей на космические станции? А что им там делать? Что исследовать такого, с чем не справляются автоматические аппараты?

Логика предлагает только один ответ: что-то такое, чего автоматы сделать не могут, и такое, чего не получится исследовать проще и дешевле на Земле. И что же это? Ну, очевидно: на орбите имеется невесомость и вакуум. И то и другое не стопроцентное, но это пока не важно.

США готовятся к звёздным войнам. А Россия – к полёту на МарсОчевидно: на орбите имеется невесомость и вакуум. И то и другое не стопроцентное. Фото: Roscosmos/ Globallookpress 

Итак, невесомость, точнее, микрогравитация. Есть важный объект исследования в её условиях – сам человек. Проблема, однако, в том, что применение полученным в этой области знаниям очень узкое – в полётах при микрогравитации. Проблема, однако, в том, что за прошедшие уже десятилетия работы на орбите знания и опыт накоплены практически полностью. И рекомендации по поддержанию здоровья и работоспособности выработаны и практически не меняются в сути своей с 1970-х годов. И сегодня космонавты занимаются на МКС в этом сегменте исследованиями, что называется, "на отвяжись". Ну, то есть не совсем так – в науке лишнего знания не бывает. Но согласимся: исследование "влияния условий космического полёта на эмбриогенез, онтогенез, органогенез и поведение гетеротрофных организмов (рыб), обитающих в водной среде", вряд ли обещает переворот в знаниях человечества.

А если убрать сопутствующие, обслуживающие исследования – типа воздействия факторов космического полёта на те или иные органы или клетки, то неизбежен вывод: не было бы МКС, прекрасно обошлось бы человечество без этих сведений.

Были ещё идеи с выращиванием полезных кристаллов в условиях невесомости – от белковых до плазменно-пылевых. Но с последними академику Фортову завершить работы не дали, и установку в Тихом океане затопили. А с прочими выяснилось, что невесомость особых прорывов не даёт, а даже орбитальный вакуум не даёт тех условий для чистого производства, где выращивают кристаллы старательные женщины в Юго-Восточной Азии. Ибо не вакуум там, а достаточно атмосферных частиц, чтобы саму станцию постоянно подтормаживать. В общем, азиатских глаз разрез заменяет МКС…

Ну, тогда астрономия? Исследования космоса в условиях, когда не мешает атмосфера? И магнитные поля над планетой? Да, и такие работы ведутся. Автоматическими орбитальными телескопами. Массу всего интересного открыли, включая землеподобную планету возле ближайшей к Солнцу звезды Проксима Центавра. Вот только ни чудаковатый профессор, бородка клинышком, упёршийся глазом в линзу телескопа, ни мужественный космонавт, наводящий подзорную трубу через иллюминатор на ту Проксиму Центавра, для этого процесса не нужны. Там работают сложнейшие устройства, где человек нужен только для интерпретации получаемых данных. Для чего на орбите ему быть вовсе не нужно. Ну, разве что починить вдруг закапризничавшую технику. Как здорово было бы, если бы это можно было сделать с недавно почившим в бозе нашим радиотелескопом "Спектр-Р"! Но тут космическая станция не помощник. Разве что по пути китайцев пойти, которые собираются к своей планируемой на следующий год станции телескоп привязать. Чтобы починить можно было при нужде.

Что остаётся?

Остаётся только хардкор, только военное применение человека на орбите. Ибо это единственный настоящий случай, когда автоматы заменить его не могут. И во всяком случае требуют человеческого пригляда.

То есть возвращаемся к чему? Да, к вопросам безопасности.

И именно поэтому американцы, образно говоря, почти 10 лет ковырялись в носу вместо того, чтобы строить свой корабль для доставки людей на МКС. Не нужно, ибо дорого и плохо, и проще заплатить русским, которые отвезут американских коллег на станцию на своих надёжных и дешёвых "Союзах". А вот когда технологии вплотную подошли к тому, чтобы создание космических боевых платформ и орбитальных истребителей стало реальным, появилась нужда и в многоразовых кораблях. В том числе – или прежде всего – в военной версии. Потенциально, конечно, ибо хардкор пока не наступил.

Но Космическое командование американцы создали загодя.

США готовятся к звёздным войнам. А Россия – к полёту на МарсНа нынешних топливах на орбиту запускаются не космические корабли, а металлические чушки, не способные к свободному полёту. Фото: SpaceX/ Globallookpress

Что ещё?

А ещё то, что на самом деле и это временное решение. Какими были те же "шаттлы". Ибо есть одна неразрешимая проблема для современной космонавтики. Заключается она в том, что современные топлива на химической основе для космических носителей практически исчерпали свой энергетический потенциал. Возвращаемый носитель, нет ли – не важно: это всё равно носитель, который вырабатывает практически всё топливо при запуске и затем отбрасывается. На орбиту корабль попадает с очень ограниченным запасом топлива, которого хватает только на крайне ограниченные возможности для маневрирования. По сути, на нынешних топливах на орбиту запускаются не космические корабли, а металлические чушки, не способные к свободному полёту.

Это, кстати, то, что делает невозможным полёт на Марс при нынешнем уровне космической техники. Предположим, что некий здоровенный корабль мы на земную орбиту вывели. Да хоть ту же МКС на траекторию к Марсу направить. Предположим, что вывели и некий корабль-буксиро-танкер, который дотолкает станцию до нужной скорости для такого полёта. Но на планету нужно будет ещё и садиться! Не тащиться же к ней полгода, дабы просто согреться взглядом на неё через иллюминатор! Опустим спускаемый аппарат? А возвращать его как? Сила тяжести на Марсе хоть и в три раза меньше земной, но всё равно нужен носитель. И если для Земли хватает, к примеру, "Союза-2" размером 51 на 3 метра, то хотя бы двадцатиметровый носитель для Марса приготовь. Но и его нужно как-то на орбиту Земли поднять, топлива его не растратив, потом на траекторию к Марсу пихнуть, там на Марс опустить, снова топлива не тронув, а уж потом и к подъёму готовить. Без космодрома, контрольно-измерительных комплексов, дозаправок и прочего сложного хозяйства.

Немного по-детски, конечно, описано, но – чтобы принцип был ясно виден. Так что не будет никакого Марса ни к 2030-му, ни к 2050 году. Если…

Будущее космонавтики

…если за эти годы не будут освоены новые космические корабли на новых двигательных принципах.

Именно в этом направлении лежат будущие успехи космонавтики – реальные, а не бульканье в стакане воды. Те самые чаемые победы и прорывы, а не возврат к технологии многоразовости, втрое более дорогостоящей, нежели одноразовые корабли. Именно с новыми двигателями на новых принципах космические аппараты смогут свободно перемещаться и маневрировать в пространстве и не будут привязаны к той орбите, до которой их дотянут низкоэнергетические химические топлива. Они же, новые двигатели на иных топливах, решат и проблему полёта к Марсу сквозь тяжёлые протоны космических лучей, и вообще проблему исследования Солнечной системы. На них, этих двигателях, можно будет летать с постоянным ускорением, которое избавит космонавтов от месяцев жизни в условиях невесомости со всеми её проблемами.

И вот в этом направлении, насколько известно, российские конструкторы серьёзно работают. Сюда сместились прежние космические мечты. Вот и будем ждать новых – и реальных! – космических побед здесь.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх