Последние комментарии

  • Игорь Сипкин
    а где же русские защитники- казаки? или они только на праздники наряжаются? почему прокуратура с полицией защищает не..."Цыгане лютуют и делают что хотят": После возвращения "соседей" в Чемодановке поселился страх
  • Валентин Поляков
    С содроганием представил, как они душевно страдают от того, что какая-то Лара им руку не протянет! Шутка... "Из России бегут не только деньги, но и чиновники": Попавшимся на взятке "избранным" дают скрыться за рубеж - Пронько
  • Julia krizhevskaya
    Мне кажется, что говорить сто раз - не эффективный способ решения проблемы."Из России бегут не только деньги, но и чиновники": Попавшимся на взятке "избранным" дают скрыться за рубеж - Пронько

Смерть на экваторе

 
В истории подводного флота Германии есть только один командир подводной лодки (U-852), попавший под трибунал за свои воинские преступления во время Второй мировой войны. Это капитан-лейтенант Хайнц-Вильгельм Экк.

 
К середине января 1943 г. англо-американская военно-морская блокада Германии шаг за шагом сокращала запасы тех стратегических материалов, которых у Германии уже не хватало (а именно резины, вольфрама, молибдена, меди, растительных веществ, хинина и некоторых видов масел) и которые были абсолютно необходимы для ведения войны.
Все эти товары, производство которых было довольно сложным, в основном были доступны в азиатских регионах, завоеванных японцами во время войны. Индонезийский архипелаг, большая и богатая голландская колония, захваченная японцами весной 1942 года после быстрого воздушно-морского наступления, мог обеспечить Германию и страны Оси стратегическими материалами, которые им необходимы.

В феврале 1943 года главнокомандующий военно-морскими силами Германии, гросс-адмирал Дёниц предложил использовать подводные лодки для перевозки грузов.

U-852 вышла из Киля 18 января 1944 года, обошла Шотландию с севера, вышла в Северную Атлантику и, повернув на юг, взяла курс к берегам Западной Африки. Через 2 месяца, соблюдая радиомолчание и всплывая только ночью, для заряжения аккумуляторных батарей, подлодка достигла экватора.


Подводная лодка U-852

Днем 13 марта 1944 года U-852 находилась на расстоянии около 300 миль к востоку от линии Фритаун-остров Вознесения. В 17:00 вечера наблюдатель заметил впереди с правого борта грузовое судно. Это оказался корабль "Peleus" ("Пелеус") в составе 35 членов экипажа, зарегистрированный в Греции, построенный William Gray & Company в 1928 году. По чартерному контракту с британским военным министерством транспорта "Peleus" покинул Фритаун пятью днями ранее, направившись в Южную Америку.

Смерть на экваторе


Экк принял решение догнать судно и атаковать. Погоня длилась два с половиной часа. В 1944 году Эк предпринял ночную надводную атаку, выпустив две торпеды из носовых торпедных аппаратов. Торпеды попали в "Peleus" всего в нескольких метрах друг от друга. Капитан-лейтенант Экк заметил с мостика U-852: «Взрыв был очень впечатляющим».

"Peleus" был обречен.

Невозможно узнать, сколько членов экипажа спаслось после затопления судна. Старпом Антониос Лиосис на время потерял сознание и сорвался с мостика в воду. Рокко Саид, кочегар, находился на палубе, когда взорвались торпеды. Саиду, который был в море с детства, «было ясно, что корабль потонет». Грузовое судно затонуло так быстро, что почти никто из оставшихся в живых не успел надеть спасательные жилеты. Те, кто прыгнул за борт, цеплялись за крышки люков, пиломатериалы и любые другие обломки. Спасательные плоты, которые находились на палубе, после затопления судна покачивались на воде, и некоторые из оставшихся в живых поплыли к ним. U-852 медленно двигалась среди обломков. После того как подводная лодка проплыла, Лиосис взобрался на плот.

На мостике U-852 в это время находились Экк, его первый офицер лейтенант Герхард Колдитц и два моряка. Когда подводная лодка медленно кружила среди обломков, Экк и члены его экипажа на мостике слышали крики тонувших. Они также видели огни на некоторых плотах. Примерно в это же время на мостик прибыл судовой врач Вальтер Вайспфенинг.

По возможности капитаны подводных лодок должны были задавать вопросы выжившим о корабле, его грузе и пункте назначения. Экк вызвал англоговорящего главного инженера Ханса Ленца на палубу. Он отправил инженера на нос, чтобы допросить выживших. К Ленцу присоединился второй офицер, Август Хоффман.

Хоффман сменился с вахты в 16:00 вечера, за час до того, как был замечен "Peleus". Хоффман также немного говорил по-английски, и ему было приказано сопровождать Ленца.

Когда два офицера достигли носа, Экк маневрировал U-852 рядом с одним из спасательных плотов. На плоту, который он выбрал, находились третий офицер "Peleus" Агис Кефалас, кочегар Ставрос Согиас, русский матрос по имени Пьер Нейман. Ленц и Хоффман допросили Кефаласа. Они узнали, что судно плыло из Фритауна и направлялась к Ривер Плейт. Третий офицер Кефалас также сказал им, что другой, более медленный корабль следовал за ними до того же пункта назначения. По окончании допроса офицер был возвращен на спасательный плот.

U-852 медленно двигалась, Экк слушал доклад Ленца.

В этот момент на мостике было пять офицеров: Экк, его первый офицер (Колдитц), второй офицер (Хоффман), главный инженер (Ленц) и доктор (Вайспфенинг). Доктор стоял в стороне от других и не участвовал в последовавшем разговоре. Хоффман также оставался достаточно далеко от группы, чтобы ясно понимать, что же обсуждали трое офицеров.

Разговор принял зловещий оборот. Экк сказал Колдитцу и Ленцу, что он обеспокоен количеством и размером обломков. Утренние воздушные патрули из Фритауна или острова Вознесения обнаружат обломки и это вызовет немедленный поиск подводной лодки.

Он мог покинуть этот район в надводном положении на максимальной скорости до рассвета, но к тому времени, когда взойдет солнце, U-852 все еще будет находиться на расстоянии менее 200 миль от места гибели "Peleus". Экк принял решение, что для защиты своей лодки и команды ему необходимо уничтожить все следы "Peleus".

Экк приказал поднять два пулемета на мостик. Пока оружие поднимали, Колдитц и Ленц протестовали против решения капитана. Экк выслушал обоих офицеров, но отклонил их возражения. По словам Экка, необходимо было уничтожить все следы.

Когда подводная лодка повернула обратно к плотам, Ленц спустился вниз, оставив четырех офицеров на мостике. Пулеметы были доставлены на палубу.

Что именно было сказано и произошло дальше, не совсем понятно. Следующие события не могли быть полностью объяснены на более позднем судебном процессе. По-видимому, Экк сообщил офицерам на мостике, что хочет потопить плоты. Прямого приказа стрелять по выжившим в воде или по выжившим на плотах не было дано. Однако было понятно, что выжившие потеряли бы надежду на спасение. Экк предположил, что плоты были полыми и, поврежденные пулеметным огнем, потонут.

Было около 20:00 часов вечера, ночь была очень темной и безлунной. Плоты на воде выглядели как темные фигуры, их огни были потушены экипажем "Peleus", когда подводная лодка приблизилась. Экк повернулся к Вайспфенингу, стоявшему возле правого пулемета, и приказал ему стрелять по обломкам. Доктор выполнил приказ, направив огонь на плот, который, по его оценкам, находился на расстоянии около 200 ярдов.


Кадр из фильма «U-571»

Пулемет Вайспфенинга заклинило после того, как он выпустил всего несколько очередей. Хоффман устранил неисправность и продолжил огонь по плоту. Доктор больше не принимал участия в попытке уничтожить плоты, хоть и остался на мостике. Несмотря на пулеметный огонь, плот отказался тонуть. Экк приказал включить прожектор, чтобы осмотреть плот и определить, почему он все еще на плаву. Осмотр, проведенный на значительном расстоянии и при плохом освещении, оказался безрезультативным. Подводная лодка продолжала медленно двигаться через обломки, периодически стреляя по плотам. Все обстрелы велись со стороны правого борта, и в этот момент стрелял только Хоффман.

Плоты не тонули, цель Экка по устранению обломков не была достигнута.

Хоффман предложил использовать 105-мм пушку (10,5cm SKC/32), но Экк отверг это предложения из-за опасения применения на таком близком расстоянии. Однако сказал Хоффману попробовать двойные 20-мм зенитные орудия.



Попытка потопить плоты с помощью 20-мм орудий также была неудачной, Экк приказал поднять ручные гранаты и маневрировать U-852 в тридцати ярдах от плота.

Гранаты также оказались бесполезными для затопления плотов. На протяжении всей ужасной операции Экк считал, что тот, кто был на плотах, прыгнет в воду, когда начнется стрельба. Его предположение было неверным.

Когда началась стрельба, офицер Антониос Лиосс бросился на пол плота и спрятал голову под скамейкой. Сзади он услышал, как Димитриос Костантинидис закричал от боли, когда в него попали пули. Моряк рухнул на пол плота мертвым. Позже, когда подводная лодка сделала еще один проход и бросила гранаты, Лиоссис был ранен осколками в спину и плечо.

На борту другого плота были третий офицер, Агис Кефалас, и два моряка. Оба последних были убиты, а Кефалас был тяжело ранен в руку. Неясно, были ли эти люди убиты осколками гранаты или из пулемета. Несмотря на свою рану, Кефалас спустился с плота и поплыл к лодке, занятой Лиоссом.

Моряк Рокко Саид нырнул с плота, когда началась стрельба, и находился в воде. Вокруг него тонули моряки, когда их обстреливали из пулеметов.

Главный инженер Ленц, который занимался перезарядкой передних торпедных аппаратов, услышал прерывистую стрельбу и взрывы ручных гранат. В то время он был единственным человеком под палубой, который наверняка знал, что означают эти звуки.

В полночь Колдитц сменил на вахте Хофманна. Вместе с ним на мостик поднялся Ленц и матрос Вольфганг Швендер, которому было приказано расстреливать плоты. После первой же очереди пулемёт заклинило, после чего Ленц, устранив неисправность, сам продолжил расстрел.

К 01:00 подводная лодка уже в течение 5 часов вела свой «нелёгкий и странный бой». Ни тараны, ни использование пулемётов, спаренных зенитных пулемётов и гранат, не имели ожидаемого результата. Плоты были изрешечены, но оставались на плаву. Не ликвидировав следов, Экк оставил район потопления судна и 4-х выживших и на максимальной скорости направился на юг, к западному берегу Африки.

После потопления греческого парохода и расстрела выживших на одном из плотов остались ранеными 4 человека. Они оставались на плоту целых 39 дней. 20 апреля 1944 года они были обнаружены португальским пароходом «Alexander Silva». Трое были ещё живыми (Антониос Лиосис, Димитриос Аргирос и Рокко Саид). Агис Кефалас умер через 25 дней после потопления судна.

Пока U-852 двигалась, новости о расстреле распространились по лодке и серьезно повлияли на моральный дух.

«У меня сложилось впечатление, что настроение на борту было довольно удручающим, — сказал позже Экк. — Я сам был в том же настроении». Ввиду угрюмого отношения экипажа он обратился к своим людям по акустической системе лодки, сказав им, что принял решение «с тяжелым сердцем» и сожалеет, что некоторые из оставшихся в живых, возможно, были убиты во время попытки потопить плоты. Он признал, что в любом случае без плотов выжившие наверняка погибнут. Он предупредил свою команду о «слишком сильном влиянии сочувствия», сославшись на то, что «мы также должны думать о наших женах и детях, которые дома умирают при воздушных нападениях».

Экк был вынужден сесть на мель на коралловом рифе 03.05.1944 г. в Арабском море, у восточного берега Сомали, после того, как лодка получила повреждения от атаки британских самолётов типа «Веллингтон».



Командира подводной лодки Хайнца Экка, судового врача Вальтера Вайспфенинга и старпома Августа Хоффмана приговорили к смертной казни и расстреляли 30 ноября 1945 года.



Судовой инженер Ганс Ленц дал признательные показания и написал прошение о помиловании, поэтому его приговорили к пожизненному заключению. Матроса Вольфганга Швендера приговорили к семилетнему тюремному заключению. Было доказано, что его принудили выполнять приказ о расстреле.

Ленца и Швендера через несколько лет освободили, одного в 1951, а другого в 1952 году.

* * *


Совершили военные преступления и другие подводники.

Командир американской подводной лодки коммандер Дадли Мортон после потопления двух транспортов, «Buyo Maru» и «Fukuei Maru», приказал расстрелять из пулемёта и малокалиберного орудия все спасательные шлюпки. Лодка была потоплена в проливе Лаперуза японскими силами противолодочной обороны 11.10.1943 г.

Командир подводной лодки U-247 обер-лейтенант Герхард Матшулат 5 июля 1943 года к западу от Шотландии потопил артиллерийским огнём рыболовный траулер «Noreen Mary», а затем приказал расстрелять из пулемёта рыбаков, спасавшихся на шлюпках. Подлодка потоплена 1.09.1944 г. глубинными бомбами канадских фрегатов «Saint John» и «Swansea» в западной части Английского канала.

По материалам proza.ru, uboat.net, wikipedia.org, legal-tools.org.
Автор:
bubalik
Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх