БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 325 подписчиков

Свежие комментарии

  • !941 1945
    На гнилом западе везде слово Банк Почему у Грефа Как кость в горле Неужели мало наворовалГреф провёл парад...
  • Александр Zaltik
    Наиболее массовое голосование против произошло на Украине. Людям просто невмоготу стал Порошенко, поэтому многие прог...Вымела мэра вмест...
  • vitaly yanushkevich
    Вот уж правда, заставь дурака Богу молиться, он лоб разобьёт, Александр Македонский, наверное, тоже негром был?, Ну и...Голливуд заигралс...

Как сражались древние славяне

Как сражались древние славяне

Славянский всадник на Востоке VII – VIII вв. Рисунок автора

В ряде статей, которые мы запланировали к публикации на «ВО», речь пойдет о вооружении и способах его применения ранними славянами. Первая статья будет посвящена тактике славян в период VI и до начала VIII вв. Отдельно мы рассмотрим вопрос, который вызывает много споров: была ли конница у ранних славян?

Эти работы продолжают цикл, посвящённый древней военной истории славян.

Тактика ранних славян VI — начала VIII вв.


Применение того или иного вооружения в рассматриваемый период, способы его использования отражают ситуацию в социуме:

«Все военные системы каждый народ создавал под себя».

(Голицын Н. С.)

Они проистекают из понимания обществом структуры мира, основанного на опыте хозяйственной и обычной жизнедеятельности.

До того периода, пока в рамках той или иной ранней социальной организации не возникало понимания о возможности получать прибавочный продукт не производительным путём, а посредством захвата, военное «дело» всегда было продолжением производственных возможностей этноса.

Славяне, подробные письменные свидетельства о которых появляются только в VI в., не могли иметь иной тактики, кроме той, которую диктовали им условия жизни и труда.


Как сражались древние славяне

Карта. Миграция ранних славян

С момента появления их на исторической сцене основным видом военной деятельности стали набег и засада:

«С выгодой для себя, — писал Маврикий, — пользуются засадами, внезапными нападениями и хитростями, ночью и днём, выдумывая многочисленные уловки».

Бóльшая часть информации посвящена предпочтению славян сражаться в лесах, местах обрывов и теснин.

В разведке им не было равных. В момент внезапного налета на их деревни славянские воины, скрываясь от врагов, погружались под воду и дышали через длинную тростинку, находясь в таком положение несколько часов.

Вот как захватывает «языка» славянин-разведчик, о чём нам написал Прокопий. Дело происходило в Италии:

«И вот этот славянин, ранним утром пробравшись очень близко к стенам, прикрывшись хворостом и свернувшись в клубочек, спрятался в траве. С наступлением дня пришел туда гот и быстро стал собирать свежую траву, не ожидая себе никакой неприятности со стороны куч хвороста, но часто оглядываясь на неприятельский лагерь, как бы оттуда кто-либо не двинулся против него. Бросившись на него сзади, славянин внезапно схватил его и, сильно сжав его обеими руками поперек тела, принес в лагерь и вручил Валериану».

Анты «со свойственной им доблестью» сражались против готов, в войсках Византии, «в труднодоступных местностях».

В 705 г. во Фриуле всадники и пехота лангобардов атаковали славян-налетчиков, укрепившихся на горе. Славяне сбили всадников с коней камнями и топорами, перебив всю знать Фриуля, и выиграли сражение.

Лучше передать умение славян маскироваться, чем это сделал Феофилакт Симокатта, невозможно:

«Пирагаст, филарх той варварской орды, с воинскими силами разбил лагерь у переправ через реку и замаскировался в лесах, словно какая-то забытая в листве виноградина».

В результате чего стратиг Петр, не поверив, что здесь есть засада, начал переправу и сразу потерял тысячу воинов.

Эта тактика не раз использовалась славянами, компенсируя им слабость вооружения, даже позднее, в 614 году:

«Когда этот Айо уже правил герцогством в течение года и пяти месяцев, на великом множестве кораблей пришли славяне и разбили свой лагерь недалеко от города Сипонта (Сипонто). Они устроили вокруг лагеря скрытые ловушки, и когда Айо в отсутствие Радуальда и Гримуальда выступил против них и попытался разбить, то его лошадь попала в одну из таких ловушек. Славяне набросились на него, и он был убит вместе со многими другими».

Константин V (741-775 гг.) в 760 г. совершил поход-набег на Болгарию, но в Вырбишском горном проходе попал в засаду, которую, скорее всего, организовали пактиоты болгар, пограничные славяне. Славяне, для которых организация засад была естественным делом на войне. Византийцы потерпели поражение, погиб стратиг фемы Фракисиев.

Что касается столкновений славян в открытом бою, то без сомнения, речь может идти только о сражении «толпой».

О «толпе» славян писал автор VI в. Иордан, который сравнивал их с тактикой готов в V в. Он указывал, что лишь многочисленность обеспечивает славянам успех: пользуясь численным превосходством, анты вели борьбу с готами с переменным успехом. А выйдя к границам Византийской империи, славяне продолжили воевать, если, конечно, к тому их вынуждала боевая обстановка, «толпой» (Ομιλoς). Периодически с середины VI в. по отношению к славянским формированиям применяется Прокопием Кесарийским термин «войско» (Στράτευμα или Στpατός).

Но сложно согласиться с выводами Иванова С.А., исследовавшего эти термины в работах Прокопия Кесарийского, что Ομιλoς – это ополчение, а Στpατός – профессиональные отряды. Ни о каких профессиональных воинских группах, то есть людях, живущих не в рамках родовой организации, а только войной, в источниках нет и речи. Отдельные, редкие сообщения о некоторых славянах-воинах и даже упомянутом Прокопием отдельном отряде антов на службе в империи ромеев, о чем мы писали в предыдущих статьях на «ВО», ничего не меняют.

При традиционном массовом славянском вооружении (о нём — в следующих статьях) ни о каком применении правильного строя говорить не приходится. Метательные копья в отсутствие иного оружия могли применяться только в рамках «толпы», и они были крайне опасны:

«Ромеи, приблизившись к гетам — таково древнее имя этих варваров, — не решались сойтись с ними врукопашную: они боялись дротиков, которые варвары со своего укрепления метали в коней».

В случае же неудачи славянские воины просто разбегались. Поэтому мы не можем согласиться с реконструкцией славянского боевого действия в VI в., выглядевшего, по мнению исследователя, следующим образом:

«…славяне поднимали крик и переходили на бег; затем, метнув копья, они шли врукопашную».

И далее, первый ряд славян стоит со щитами, остальные без: с дротиками и луками (Нефёдкин А. К.).

Если бы такое построение имело место быть, оно, очевидно, нашло бы отражение в источниках, а они о подобной тактике умалчивают.

Говоря о рукопашном бое, отметим, что косвенные данные дают нам право предполагать, что славяне достаточно активно использовали технологически простое, но эффективное оружие ближнего боя – дубину. Но об этом — в соответствующем месте.

Славяне, на что указывал Маврикий Стратиг, предпочитали сражаться из укреплений, занимая позиции на возвышенности и надежно прикрывая тыл и фланги.

Есть свидетельство об использовании славянами укрепления из повозок (карагон или вагенбург).

Период перехода от тактики засад и набегов к редкому употреблению более правильных условий боя достаточно длительный, повторюсь, об этом говорят и исторические источники.

Этот период Ф. Кардини назвал временем перехода «от ватаги к строю».

Мы уже писали в предыдущих статьях на «ВО» о сложности для исследования периода этого перехода: «от ватаги к строю».

С одной стороны, сравнительный исторический анализ показывает, что границы перехода сложны, использование «строя» может произойти и в рамках родовой организации, например, как это было у древних римлян, греков, скандинавов эпохи викингов.

С другой стороны, наличие ранних государственных военных институтов, таких, как дружина, не является определяющим для формирования «строя». Дружина может сражаться и «толпой». Как это было с дружинами галлов, описанных Тацитом.

В VI—VIII вв. все славянские племена находились на разных стадиях, но всё же родоплеменного строя. В период миграции племен на территорию Балканского полуострова и на запад родовая структура если и была разрушена в ходе боев, то возрождалась снова, т.е. перехода к территориальной общине не происходило.

На бой «строем», конечно же, влияло и военное дело ромеев, с которым славяне были очень хорошо знакомы.

Вопрос собственно «строя» тесно связан с структурой войска. Мы знаем, что позднее у восточных славян появилась десятичная система в организации войска-народа, аналоги имеем и у близких по языковой группе славянам – германцев.

В основе формирования структурных единиц римской армии лежала такая же система, как и у древних греков («лох», аналог славянской «дюжине).

Эта система не могла возникнуть ранее распада родоплеменных отношений. В частности, её детали в Древней Руси проступают как раз с момента перехода к территориальной общине и распада родовых отношений, начиная с конца Х в., не ранее.

До этого периода вои сражаются в рамках своего рода, как ранние спартанцы или бонды Норвегии в Х-ХI в., как и печенеги, половцы, венгры. У всех у них построение происходило по родам.

Десятичная система отнюдь не исключает построение в одном строю близких родственников, но при необходимости к ним могли быть добавлены и «соседи», чего не может быть при родовом строе.

Организация войска по родам и по десяткам – антагонисты, но этому аспекту славянской, точнее восточнославянской истории, мы посвятим отдельную статью.

Немногочисленные источники и так дают нам возможность отследить эволюцию тактики славян: от засад, нападения и оборона толпой до появления, подчеркну, элементов строя.

Родовые отношения и происходящие из них психологические представления и связи не обеспечивают необходимыми свойствами воев для сражения в правильном строе.

Важнейшим моментом здесь выступал фактор защиты своего рода в прямом и переносном смысле этого слова, когда не зазорно спасти свою жизнь бегством и не умереть в бою. Отметим, что в то же время глава рода или вождь был волен распоряжаться жизнью и смертью всех родичей, тем более на войне.

Как догадку, можно высказать предположение, что на разных стадиях родоплеменного строя существует разный тип поведения.

А вот в VII в. часть славянских племен, вошедших в длительное соприкосновение с Византией, воюет с использованием некоторых элементов строя.

В 670-х г. во время осады Фессалоники славянский племенной союз имел следующие части:

«…вооруженные лучники, щитоносцы, легковооруженные, копьемётатели, пращники, манганарии».

То есть их войско уже состояло не только из отрядов воев, вооруженных метательными копьями и щитами, но и из подразделений, специализирующихся на использовании иных видов вооружения. Наблюдается разделение: важное место занимают лучники, уже есть тяжеловооруженная пехота (άσπιδιώται). Представляется, что такое разделение было достигнуто благодаря захвату множества трофейного вооружения, которое славяне могли получить в ходе завоевания Балкан.

Указанная выше специализация, скорее всего, возникла под воздействием ромейского (византийского) военного строя.

Она была принята лишь племенами, которые очень плотно соприкасались с византийцами, да и то не всеми, по крайней мере, о подобном устройстве войска ничего неизвестно у племён, находившихся на территории современной Болгарии.

По косвенным признакам можно предположить, что хорватский племенной союз тоже использовал нечто подобное при «обретении» новой родины на Балканах.

В массе же своей славянские племена, обитавшие севернее, судя по всему, сохраняли прежнюю структуру, участвуя в боях ватагами.

Говоря о тактике, мы не можем пройти мимо важного и дискуссионного вопроса о том, была ли у ранних славян конница.

Славянская конница


Предваряя эту главку, я хотел бы определиться с некоторыми понятиями.

Когда мы говорим о коннице, речь прежде всего идет не о любом способе перемещения воинов на конях, а о кавалерии или профессиональных воинах, сражающихся именно в конном строю. Несмотря на то, что некоторые из терминов (кавалерия, профессиональный) вносят серьёзную модернизацию в рассматриваемый период, мы должны будем их использовать для разделения понятий, связанных с применением коней ранними славянами на войне.

На основе этнографического материала можно говорить о том, что конь играл важную роль в жизни славян, но не только как рабочая сила.

Мифологические представления о коне или конях, которые возят верховное божество (колесницы, гром, каменные стрелы), имеют конкретные исторические корни, берущие своё начало в героической эпохе расселения индоевропейцев в III тыс. до н.э. Насколько отголоски этих событий нашли отражение у ранних славян, языковой группы, сформировавшейся значительно позднее, судить трудно. Но на основе реконструкции славянской мифологии известно, что Перун или его ипостась Степан (Степан пан) был покровителем лошадей, конь играл важную роль в жертвоприношениях Перуну (Иванов Вч. В., Топоров В.Н.).

Письменные источники нам практически ничего не сообщают о конном снаряжении у ранних славян.

Крайне близкое взаимодействие древних славян с различными кочевниками: индоевропейскими племенами степей Восточной Европы (поздними скифами, сарматами, аланами), гуннами, булгарами, протоболгарами и аварами, практически не повлияло на конное дело у них, а археологические находки конца V-VII вв., связанные с всадничеством, у ранних славян носят штучный характер (Казанский М.М.).

В длинных и удлинённых курганах Смоленщины, V-VI вв., были обнаружены 4 шпоры с острым коническим шипом и пуговицеобразным утолщением (Кирпичников А.Н.). Есть аналогичные находки в Польше и Чехии, но существует мнение, что ввиду особенности находок данные шпоры вообще относятся к началу тысячелетия, а в VI в. нет подтверждений, что они использовались (Шмидт Е.А.).

У западных славян шпоры появляются во второй половине VI в., под воздействием франков (Кирпичников А.Н.). По мнению ряда исследователей, славяне могли заимствовать шпоры с крючкообразными зацепами у западных балтов в конце VI– VII вв. (Рудницкий М.).

Как сражались древние славяне

Шпоры западных балтов, соседей ранних славян. Источник: Рудницкий М. Контакты между западными балтами и славянами в VI-VII вв.: археологически данные // Stratum plus. №5. 2014

То есть мы видим, что влияние кочевников в этом вопросе исключено. Что совпадает и с данными письменных источников.

Автор «Стратегикона» пишет о том, что славяне похищают лошадей из-за засад у воинов, а Иоанн Эфесский (80-е годы VI в.) сообщает о захваченных византийских табунах коней. Данная информация как будто бы свидетельствует о зачатках кавалерии.

Но если одни исследователи считают, что целью этих похищений было лишение византийских воинов лошадей, то другие предполагают, что захват коней осуществлялся для своей кавалерии (Кучма В.В., Иванов С.А.). И поэтому термин «войско» (Στράτευμα), используемый Прокопием Кесарийским, следует как раз отнести не к войску вообще, а к конному славянскому войску (Иванов С.А.).

В 547 г. славяне осуществили набег от Дуная до Эпидамна, что составляет 900 км по прямой. Такой поход можно было совершить только на конях, считает Иванов С.А.

Это соответствует военной ситуации даже в Италии, где ромейские пехотинцы стремились обзавестись конями.

Не оспаривая факта возможного использования славянами коней при перемещениях на расстояния, в том числе и в набегах, снова отметим, что между конницей как боевой единицей и воинами, использующими лошадей как средство доставки, есть большая разница.

А во время вторжения в Иллирию славянам ничто особо и не угрожало, 15 тысяч воинов стратига (магистра) Иллирии в соприкосновение с ними не вступали, вероятно, опасаясь значительной их численности, что позволило славянским воям спокойно осуществить задуманное:

«Даже многие укрепления, бывшие тут и в прежние времена казавшиеся сильными, так как их никто не защищал, славянам удалось взять; они разбрелись по всем окрестным местам, свободно производя опустошения».

Таким образом, данная информация не имеет отношения к славянской коннице (Στράτευμα). Из вышеприведенного отрывка совершенно не следует, что набег осуществляло конное войско.

Захват лошадей, описанный в ряде источников, упомянутых выше, был продиктован потребностью в транспортных средствах, одновременно их же лишались византийцы. Тем более что ромейское войско и так страдало от недостатка лошадей, как в ситуации 604 г., когда император Маврикий распорядился воинам зимовать в славянских землях.

На этот счет мы имеем свидетельства Симокатта, который описал, как славянский отряд разведчиков, события эти происходили в 594 г., уничтожил разведку ромеев:

«Соскочив с коней, славяне решили немного передохнуть, а также дать некоторый отдых и своим коням».

И наконец, достаточно красноречивая информация об одном из военных предводителей славян Ардагасте, который во время тревоги вскочил на неоседланного коня и перед битвой с наступающими ромеями решительно спешился (593 г.).

Рассмотрев данную ситуацию, сложно согласиться с гипотезой о том, что те немногие славяне или анты, около 300 человек (арифма) наряду с гуннами-федератами в Италии составляли войско конных стрелков. Источники никак это не подтверждают (Казанский М.М.).

Для периода VI в. ни о какой славянской коннице говорить не приходится, лошади использовались исключительно для перемещения во время набегов и походов.

Главы родов, военные вожди, отличившиеся воины, познакомившись с украшениями конского снаряжения, охотно их использовали, о чем у нас есть немногочисленные археологические свидетельства (Казанский М.М.).

Как сражались древние славяне

Находки снаряжения коня и всадника у ранних славян V-VII вв. Источник: Казанский М.М. Степные традиции и славянского вооружение и конское снаряжение в V-VII вв./ КСИА. Вып. 254. М., 2019

Мы имеем ещё несколько письменных свидетельств, которые можно рассматривать как некоторый намек на славянскую конницу.

Первое связанно с походом экспедиционного войска стратилата Приска в 600 г., в самое сердце аварского «государства». В ходе которого произошло несколько, скорее всего, конных сражений с аварами. Победа оставалась за ромеями. Наконец, авары, собрав свои силы на реке Тиссе, попытались взять реванш. Войска, которыми располагали авары, состояли из авар, булгар и гепидов и отдельно из большого войска славян. В этой битве славяне-данники, которые обитали вместе с аварами в междуречье Тисы и Дуная, могли сражаться пешими, а возможно, и нет.

Близко к этому стоит полулегендарное сообщение о том, что славяне – сыновья, рожденные от авар-насильников, славянок, не могли стерпеть такое издевательство и выступили против авар. Нас в данном случае интересует вопрос, овладели они навыками всадников или нет.

Думается, что такую гипотезу следует отмести. Во-первых, не вызывает никакого сомнения, что славяне даже в пешем сражении могли наносить урон аварам, каган Баян утверждал, что он «жестоко от них потерпел». Победы под предводительством первого славянского короля Само были связаны и с тем, что вольными или невольными союзниками славян стали восставшие против авар всадники булгары. Но сражения славяне проводили сами, о союзниках нигде не сказано.

Во-вторых, никакие источники впоследствие не сообщают о славянах, сражающихся на конях на западе в рассматриваемый период, а, как мы видели выше, шпоры славяне заимствуют на западе.

И, в-третьих, жизнь славян-данников осуществлялась в рамках рода, и у рожденного от насилия ребенка был один путь: быть признанным родом или нет, т.е. погибнуть. Вызывает большие сомнения, что безжалостные «этические нормы» кочевников диктовали им какие-то обязательства по отношению к «рабам», не членам своего рода. Даже лангобардскую герцогиню Ромильду, сдавшую кагану город Форум Юлия (Фриуль) в 610 г., авары изнасиловали и посадили на кол.

Собранные археологические свидетельств говорят о крайне небольшом влиянии кочевников на военное дело ранних славян (Казанский М.М.).

Подчеркнём, что, как и в наши дни, военные технологии, источники сырья для них серьезно оберегались обладателями таковых. Об этом мы писали в статье на «ВО» «Род и военная организация ранних славян VI—VIII вв.».

Что же касается знакомства со спецификой конного боя, в особенности со стрельбой из лука, этому кочевники обучали своих детей и детей, попавших в рабство в определенную семью кочевника, с малолетства. О чем у нас есть прямое свидетельство в более поздних источниках о венграх. При этом, конечно же, ребенок-раб полностью инкорпорировался в кочевую структуру, занимая свою нишу по статусу, но ничем внешне не отличаясь от своих хозяев.

Таким образом, ранние славяне, тесно общающиеся с номадами, не могли обрести профессиональное конное войско.

Немного отходя от темы, скажем, что профессиональные конные войска появляются у разных славянских народов с возникновением раннего феодализма, когда происходит деление социума на пашущих и сражающихся. Эти элементы можно частично видеть в Хорватии и Сербии, в большей мере в Польше и Чехии, испытывающих влияние западных соседей, ну и, конечно же, в России с конца XV в., но никак не ранее.

Теперь рассмотрим последнее спорное свидетельство о коннице славян в конце VII в.

В конце VII в., после похода против 1-го Болгарского государства, Юстиниан II переселил 30 тыс. славянских воинов с семьями, во главе с князем Небулом, на территорию Малой Азии, в Вифинию, фему Опсикий. Василевс хотел сосредоточить мощную армию на ключевой для Византии границе.

Ни о каких конных отрядах славян в рамках государства протоболгар мы не знаем, более того, еще Лев VI Мудрый (866—912 гг.) разделял тактику и вооружение славян и болгар, подчеркивая, что отличие последних от венгров заключается лишь в принятии христианской веры.

Такая сила позволила василевсу-безумцу Юстиниану II разорвать мир с арабами и начать боевые действия. В 692 г. славяне разбили войско сарацин у Севастополя Приморского. Какое в этот момент было войско, пешее или конное, мы можем лишь гадать.

Единственное свидетельство об оружии славян, переместившихся в Малую Азию, — это сообщение о колчане князя Нибула, и информацию эту можно объяснить двояко, так как лук и стрелы — оружие и всадников, и пехоты.

Думается, что победа славян над арабами, так же, как и последовавший подкуп их вождя арабами, связан с тем, что войско действительно было очень большим. Росле ухода славян к арабам в 692 г. Усман б. ал-Валид нанес поражение ромеям в Армении силами 4 тысяч, в результате чего Армения перешла под вассалитет халифа.

Учитывая специфику арабского фронта, возможно, прибывшие вои могли быть определены византийцами в кавалерию, но, скорее всего, подавляющая часть славянского воинства оставалась пешей.

Еще раз подчеркнём, само прибытие столь мощных воинских масс могло существенно изменить расклад сил на границах с Сирией, даже если они и оставались пешими.

Как сражались древние славяне

Славянин на восточной границе Византии. Конец VII в. – начало VIII в. Рисунок автора

Вопрос о возникновении конницы (кавалерии) у оседлых народов непростой и остаётся во многом дискуссионным.

Когда исследователи пишут о славянской кавалерии в VI-VIII вв., а не об использовании лошадей как средстве перемещения, мне представляется, что не учитывается момент полного несоответствие славянского общества структуре, которая могла бы содержать или выставлять конное войско. Это был родовой строй (община без первобытности). Род сражается вместе, спасается бегством вместе, здесь нет места героизму, связанному с персональной смертью. Ответственность за состояние рода выше, чем персональное геройство, а значит, применительно к лошади, все сражаются или пешими или конными (как кочевники).

В такой структуре нет возможности приобрести профессиональные навыки всадника, достаточные не для перемещения, а для боя, только лишь в ущерб хозяйственной деятельности рода, тем более у этносов земледельцев. Впрочем, здесь славяне не исключение, и готы (племя) и франки, и гепиды, эрулы, лангобарды, и наконец, саксы – германские этносы, стоящие на разных стадиях развития догосударственных структур, – все, в массе своей, являлись пешими воинами:

«Франки и саксы долгое время вели пеший бой, — писал Ф. Кардини, — и лошадей применяли как транспорт. Этот обычай был весьма распространенным в силу различных причин. Главная же причина состояла в том, что преимущество кавалерии, особенно легкой, ещё не стало общепризнанным и неоспоримым фактом».

Возникновение вождества и дружины, стоящей вне родовой организации, способствует появлению всадников у оседлых народов, но для ранних славян об этом говорить не приходится.

Скажем и об необходимых ресурсах для содержания конницы.

В «Стратегиконе» Маврикия целая глава посвящена снаряжению всадника, экипировки коня, его обеспечению: «Как нужно вооружить конного стратиота и что следует приобрести по мере необходимости». Для снаряжения одного всадника с полной его поддержкой требовались существенные суммы. Империи ромеев это стоило огромного финансового напряжения.

Аналогичную ситуацию мы наблюдаем и у кочевников, соседей и властителей ряда славянских племён. Кочевники захватывают доходные места (города), переселяют ремесленное византийское население на территорию аварского каганата, «примучивают» данями не только соседние племена, но и Ромейскую империю, всё это шло на содержание прежде всего конного войска-народа. 60 тысяч всадников в ламенарной броне, если верить сообщению об этом событии («говорят»), которое записал Менандр Протиктор, отправилось в поход против склавинов. Повторимся, если верить пересказу Менандра. Эта огромная армия авар, с учетом слуг и вспомогательных сил, должна была состоять как минимум из 120 тыс. людей и такого же количества коней.

Содержание войска природных всадников стоило дорого, всё существование которых – это жизнь на коне, в отличие от оседлых народов.

Славянское общество на этом этапе не располагало подобными ресурсами для поддержания конницы. Натуральное хозяйство, ремесло, так же в рамках рода, влияние климатических условий и внешних вторжений ни в какой мере не давали возможности выделять ресурсы для излишеств.

Но в более благоприятных климатических условиях для жизни и хозяйствования, в Греции VII в., у славянских племен появляется и более серьезное вооружение и даже отряды, разделённые по видам вооружения, не говоря уже о мастерах, способных ковать оружие и создавать осадные машины.

Учитывая все изложенное, можно сказать, что в рассматриваемый период у ранних славян кавалерии как рода войск не существовало.

Имеющиеся у нас данные позволяют говорить только о том, что период VI-VIII, а, возможно, и IX в. был периодом в развитии тактике ранних славян «от ватаги к строю».

Источники и литература:

Лев VI Мудрый. Тактика Льва. Издание подготовлено В.В. Кучмой. СПб., 2012.
Павел Дьякон. История лангобардов // Памятники средневековой латинской литературы IV – IX веков Пер. Д.Н. Раков М., 1970.
Прокопий Кесарийский. Война с готами / Перевод С. П. Кондратьева. Т.I. М., 1996.
Саксон Анналист. Хроника 741-1139 гг. Перевод и комментарии Дьяконова И.В. М., 2012.
Свод древнейших письменных известий о славянах. Т.II. М., 1995.
Стратегикон Маврикия/ Перевод и комментарии В. В. Кучмы. СПб., 2003.
Феофилакт Симокатта. История/ Перевод С. П. Кондратьева. М., 1996.
Иванов Вч. В., Топоров В.Н. Исследование в области славянских древностей. М., 1974.
Казанский М.М. Степные традиции и славянского вооружение и конское снаряжение в V-VII вв./ КСИА. Вып. 254. М., 2019.
Кардини Ф. Истоки средневекового рыцарства. М., 1987.
Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие. Снаряжение всадника и верхового коня на Руси IX-XIII вв.
Археология СССР. Свод археологических источников / Под общей редакцией академика Б. А. Рыбакова. М., 1973.
Нефёдкин А.К. Тактика славян в VI в. (по свидетельствам ранневизантийских авторов) //Византийский временник № 87. 2003.
Рыбаков Б.А. Язычество древней славян. М., 1981.


Продолжение следует…
Автор:
Ващенко Э., к.и.н.
Статьи из этой серии:
Осадное дело славян в VI—VII веках
Как древние славяне брали города
Как на самом деле воевали ранние славяне
Была ли дружина у ранних славян?
Род и военная организация ранних славян VI—VIII веков
Славяне и Первое Болгарское царство в VII—VIII веках
Происхождение славян
Славяне и начало Великого переселения народов
Славяне и авары в VI веке
Славяне на Дунае в VI веке
Славяне, авары и Византия. Начало VII века
Славяне на пороге государственности
Первое государство славян
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх