Свежие комментарии

Какое отношение к России имеют демарши генералов-отставников на Западе?

Владимир Павленко

Какое отношение к России имеют демарши генералов-отставников на Западе?

Определенные силы, стоящие за рассматриваемыми действиями, начинают новый раунд «Большой игры». И если Европе в этой игре отводится перспектива консолидации, на которую и работает обращение французских военных, то американскую сторону от нее нужно как минимум отделить, обособив за океаном. Если вообще не развалить.

Очень занимательно наблюдать за активизацией военных отставников во Франции и США. При всей схожести недовольства существующим порядком вещей, разница между двумя странами весьма существенна. Во-первых, французские военные запаса («бывших» военных не бывает) представляют широкую армейскую общественность, представители которой, в отличие от американцев, выпустили и свое открытое письмо, солидаризовавшись со своими товарищами, уволенными с действительной военной службы. Во-вторых, и это еще разительнее отличает их от коллег из США, список подписантов не ограничивается высшим офицерским составом (генералитетом), а охватывает все слои офицерства. И это не случайно: в отличие от Франции, в армии США генералы — отдельная каста. Мнения старшего, а тем более младшего офицерского состава они не спрашивают; хотя не будем вокруг этого городить огород — в каждой армии свои порядки и традиции, неотделимые от содержания культурно-исторической личности элиты и народа.

Почти наверняка американские отставные офицеры солидарны со своими военачальниками-генералами, но команды нарушать субординацию они не получали. Данный эпизод не единственный. Помнится, в канун президентских выборов 2012 года около двухсот генералов и адмиралов, как и сейчас, обратились к общественности, призвав голосовать за кандидата-республиканца Митта Ромни, то есть против действующего главковерха Барака Обамы, выразив ему тем самым тотальное недоверие. Однако заметим, что тогда у власти хватило то ли мозгов, то ли ресурсов контроля над ситуацией, чтобы не сводить с ними счеты и не противопоставлять отставных военачальников действующим. В-третьих, кардинально различается мотивация посланий — и американских девятилетней давности от нынешнего, и французского открытого письма от американского. Французов более всего волнует выживание нации, и им по большому счету наплевать на нормы толерантной политкорректности; американцы же этими ядовитыми комплексами пропитаны насквозь.

 

Именно в американском открытом письме нагляднее всего иллюстрируется масштаб перемен, произошедших в США за неполное десятилетие. И то, в какой степени у военных оказались промыты мозги и деформировано сознание. И степень зависимости их благополучия от властей. И цинизм власти, которая не постеснялась нажать на эти рычаги, чтобы противопоставить оппозиционно-критическому тону отставников верноподданнические реляции нынешних пентагоновских сотрудников. И даже по форме. Призыв 2012 года был кратким, по существу полностью лишенным идеологической демагогии. «Мы, нижеподписавшиеся, поддерживаем Митта Ромни как президента США и главнокомандующего вооруженными силами». Точка! Сравним это с нынешним развернутым, полным пространных рассуждений, более чем двухстраничным посланием, которое не каждый дочитает до конца из-за тяжелого стиля, многочисленных повторов, не диктуемых никакой необходимостью, — и разница буквально бросается в глаза. Не исключено, что против этого из-за отсутствия зацепок, которых тем больше, чем длиннее текст, призыву 2012 года и не нашлось противников. А сейчас завербовать таковых оказалось нетрудно, ибо авторы письма откровенно подставились, и власти не составило проблем быстро отыскать им противоядие.

Другое дело, в каких именно целях это противоядие отыскано. Армия, как наиболее консервативная носительница национального духа — важнейшая общественная, как это модно сейчас у нас говорить, скрепа, ибо мироощущение военнослужащих неразрывной связью поколений вытекает из традиции. И раскалывать ее путем разрыва этой связи и внесения противоречий между теми, кто служит сейчас, и кто служил еще недавно, поддерживая существование смыслового плацдарма, на который пришли нынешние, можно только в одном из двух случаев. Либо при отсутствии мозгов, и тогда авторы первого обращения правы, привлекая внимание к психическому и физическому здоровью Джо Байдена. Либо, второй случай, если некими «концептуальными центрами», подконтрольными «глубинному государству», принято решение США «сливать» по образцу и подобию Советского Союза. Тогда, разумеется, будет вноситься разлад в армейскую среду, чтобы предотвратить ее консолидацию и подъем в «час X» на защиту государственности. В своей стране мы это все уже проходили и, в отличие от наивных американских генералов, нам, в России, это не в диковинку.

Какое отношение к России имеют демарши генералов-отставников на Западе?

Джо Байден

Сс) Gage Skidmore

Впрочем, имеется и третий вариант. Генералы и адмиралы из числа критиков администрации Байдена — это, кстати, их ошибка — пишут о том, что дело идет к формированию в США однопартийной системы власти Демократической партии, которую собираются узаконить путем ряда законодательных решений. Это чистая правда, и сам Байден на первой пресс-конференции намекал, что Республиканская партия к следующим выборам может и не сохраниться; однако когда об этом пишут военные, компетенция которых сосредоточена в сфере национальной безопасности и не распространяется на партийную борьбу и другие внутриполитические процессы, да еще если они включают в свои рассуждения пункты о гуманитарных кризисах, свободе информации, верховенстве закона в условиях массовых беспорядков — это очень сильно отдает демагогией в стиле «волки за вегетарианство». Как говорил в свое время Александр Лебедь, «генерал-демократ — все равно, что еврей-оленевод». Тот же пункт о недопустимости открытия мексиканской границы, если уж на то пошло, можно было снабдить по-настоящему военной аргументацией: «угрожает национальной безопасности разрушением системы мобилизационных мероприятий и формирует в стране пятую колонну», например. И т. д.

Почему это ошибка? Потому, что все рассуждения сопровождаются противопоставлениями с правлением Дональда Трампа и тем самым нивелируются с государственной точки зрения, превращая подписантов в инструмент нынешней и будущей борьбы за власть. Персонификация в политике — вещь опасная. По сути генералы и адмиралы просто соединяют свою судьбу с судьбой Трампа, и если в предстоящие до начала новой президентской кампании два с половиной года его «погасят», то и подписанты окажутся уничтоженными в политическом смысле вместе с ним. Тем более что ими поднимается и вопрос о выборных фальсификациях кампании 2020 года, который если и поднимать военным, то делать это было нужно на завершающем этапе самой предвыборной борьбы, по сути пугая окружение Байдена перспективой военного переворота. Или как минимум вмешательства в подведение итогов голосования. Хотя бы как в 2012 году. Глядишь, и действующих военных на критику этих обвинений «нагнуть» было бы куда труднее в условиях, когда «еще непонятно, чья возьмет». А после драки кулаками не машут, в том числе это касается и обвинения власти в использовании военнослужащих для защиты Конгресса после его январского штурма. Тезис о недопустимости «патрулирования заборов для защиты от несуществующей угрозы» по большому счету беспредметен, ибо прошло четыре месяца. Другой же тезис — о «расовой политкорректности», угрожающей национальной безопасности США ввиду негативного влияния на боеспособность армии», сотрясая воздух, провоцирует новый всплеск истерики со стороны BLM и Antifa. И подвигает движущийся в фарватере этих маргиналов Белый дом на кадровые чистки в среде армейского командования; судорожное отмежевание «нагнутых», действующих против своих старших товарищей, как раз и говорит о реальности такой угрозы. Изнутри всегда виднее.

Ну а, «по гамбургскому счету», всё, о чем пишут американские военачальники, настолько широко и подробно обсуждалось в СМИ тогда, когда это было сверхактуально — в ноябре, декабре и январе, — что авторы послания к общественности выглядят только что проснувшимися пассажирами поезда. Которые проспали и проехали свою станцию и теперь винят в этом окружающих.

Теперь о двух самых важных вещах, которые не позволяют отмахнуться от обращений отставников, требуя серьезного отношения к связанным с этим процессам как в США и Франции, так и в других странах. Первое. В отличие от французских коллег, благоразумно удержавшихся от развешивания дешевых пропагандистских ярлыков, американские отставники, продемонстрировав удивительную несамостоятельность мышления, всей «мощью» своего армейского интеллекта, как будто, когда учились уму-разуму, им его преподавал бесноватый Джо Маккарти, обрушились на «марксизм и социализм». Не на коммунизм, заметим, что говорит о том, что ни в теории, ни в практике всего того, что связано с этим учением, они ничего не смыслят. От слова совсем. Эта формулировка — «марксизм и социализм» — на двух страницах в ругательном смысле повторяется четырежды, в том числе в начале и в конце текста, чтобы получше запомнилось, и во всех случаях применительно к Демпартии США. И еще один раз она упоминается в контексте критики «величайшей внешней угрозы для Америки» — политики Китая и перспектив «установления отношений с КПК».

Какое отношение к России имеют демарши генералов-отставников на Западе?

Маккарти получает награду DFC и воздушную медаль от полковника Джона Р. Ланигана

Глупость несусветная! Упомянутые BLM и Antifa, с которыми генералы и адмиралы связывают претензии руководства экстремистами со стороны команды Байдена, похожи на социалистов и коммунистов-государственников не больше, чем привокзальный бомж, живущий в мусорном контейнере, на квалифицированного рабочего с крупного оборонного предприятия. Социальная база марксизма — промышленный пролетариат, которого в США, кстати, по мере выведения рабочих мест в страны третьего мира и разрушения собственных заводов (пример Детройта) осталось мало. Что же касается боссов и идеологов Демпартии, то оперируя «передовыми» разработками Франкфуртской «неомарксистской» школы и их последователей в лице, скажем, социологической теории Гая Стэндинга, они обращаются к некоему «прекариату» — сумме деклассированных, маргинальных элементов, низшему уровню социальной иерархии, в которой, кстати, «прекариат» предусмотрительно отделен от традиционного, «старого» рабочего класса. Разрозненные группки черных, цветных, голубых, зеленых и прочих меньшинств, в отличие от традиционного ранее для промышленных стран сплоченного пролетариата, способного под руководством компартии вести организованную борьбу за свои права и классовые интересы, к такой борьбе неспособны. Только к информационному шуму, заказанному и оплаченному теми, кто и нанимает эту публику для участия в беспорядках. «Если идеи становятся материальной силой, овладевая массами, то задача состоит в создании масс, неспособных к восприятию никаких идей», — с этой сентенцией Джона Рокфеллера-II, пытающегося полемизировать с В. И. Лениным, которую следует постоянно повторять, чтобы кое у кого раскрылись глаза, авторов письма, видимо, не знакомили. Ни на одном из этапов их блестящей профессиональной карьеры. Не в этом беда — понятное дело. А в том, что, не зная этих вещей, они кого-то берутся поучать, и если что и обнаруживают, то только собственное дремучее неведение. Что им ответят люди знающие — понятно: «Мы же не лезем в специфику планирования и осуществления военных операций, которую не знаем, ну и вы, мягко говоря, не позорьтесь…». Все сказанное авторами письма в общественном сознании против них же и работает.

Словом, неведомо американским военачальникам, что с обвинениями «марксизма и социализма» они ломятся в открытую дверь. И что, будь сегодня живы В. И. Ленин и И. В. Сталин, их симпатии в американской внутриполитической борьбе однозначно оказались бы на стороне Трампа и республиканцев. А не Байдена и демократов, идеологическую и смысловую связь с которыми коммунистам приписывают малограмотные в политике генералы и адмиралы. Ведь и Карл Маркс, которого военачальники упоминают всуе, характеризуя причины и ход Гражданской войны в США, не только встал на сторону Авраама Линкольна, но и дал тому ряд дельных советов, включая идею о тыловом рейде по южным штатам. Которую генерал Уильям Шерман в дальнейшем реализовал с катастрофическими для Конфедерации последствиями. И если «высокие погоны» и об этом не в курсе, то это уже по-настоящему тяжелый случай.

И вторая вещь. Тенденция выступления военных, пусть и отставных, против действующих правительств — очень интересная и важная, далеко выходящая за рамки рядовых событий, ибо расшатыванию подвергаются самые устои. Возможно, конечно, но очень сомнительно, чтобы это происходило сугубо стихийно. Как в известном ленинском воззвании 1918 года «Социалистическое Отечество в опасности!» за каждой строчкой просматривается твердая генеральская рука, так и в выступлениях американских и французских военных из-за текстов, похоже, торчат уши «глубинного государства». Однако почему же тогда так резко разнятся эти документы, практически синхронно появившиеся по разные берега Атлантики? Государственнические стиль и содержание французов демонстративно контрастируют с поверхностностью американцев, которых еще и дополнительно унизили тем, что комментировать их послание отправили не генерала, а полковника Джеффри Маккосланда. А он заявил в СМИ, что послание стало «очень плохим примером эрозии отношений между армией и обществом, которые всегда являлись краеугольным камнем демократии».

Какое отношение к России имеют демарши генералов-отставников на Западе?

Джеффри Маккосланд

Цитата из видео из YouTube

Авторская версия ответа на эту дилемму такая. Определенные силы, стоящие за рассматриваемыми действиями, начинают новый раунд «Большой игры». И если Европе в этой игре отводится перспектива консолидации, на которую и работает обращение французских военных, то американскую сторону от нее нужно отделить, обособив за океаном. Если вообще не развалить. Эта игра, возможно, следующий значительный шаг после Brexit; не случайно отделение англосаксов от континента, как бы символическое «расширение Ла-Манша», в последние дни дополнительно усугублено британо-французским столкновением вокруг находящегося в проливе острова Джерси. К чему готовят Европу, формально разрывая ее связи с морским геополитическим центром коллективного Запада, надеюсь, понятно. Мы в истории это уже не раз проходили, и урок, надо думать, усвоили надежно: очень дорого всякий раз нам обходились и сами западные авантюры, и преодоление их последствий. Гораздо более сложным является вопрос, какого развития события следует ожидать в США, учитывая, что расовый вопрос для этой страны является намного более автохтонным, чем для европейской Франции, где переселенцы с арабского Востока остаются инородным телом. То есть угроза гражданской войны, о которой отставные генералы пишут Эммануэлю Макрону, а действующие военные их поддерживают, прямо намекая на то, что в случае продолжения бездействия властей армия может покинуть казармы, превратившись в ключевой фактор внутренней политики, намного более актуальна для США. Но вместо этого американский генералитет, в патриотизме которого сомнений, оговоримся, нет, продолжает муссировать мифологическую «марксистскую угрозу». Кому это выгодно? Чья это работа использовать генералов и адмиралом в качестве, выражаясь их собственным языком, «политических пешек»?

Вот на эти вопросы следует поискать ответы и российскому экспертному сообществу. Памятуя о том, что пресловутый «европейский проект», уходящий корнями в сотрудничество определенных элитных групп в позднем СССР с Европой, в надежде выжить оттуда американцев, «площадкой» для которого стал Римский клуб, никуда не исчез. Конечно, его адепты ослабли — «иных уж нет, а те далече», да и политика Запада, включая европейские страны, вкупе с разрушением в интересах этих амбиций СССР, сильно их дискредитировали. Однако возврата к этому, включая возможное ретуширование под современность, особенно в условиях нынешнего фронтального наступления глобализма, исключать нельзя. И это главный вывод из западных генеральских демаршей.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх