Свежие комментарии

  • Владимр Семкин
    С этого начинаются революцииКогда народ разъя...
  • Семенков Александр
    Если полиция и власти не наведут порядок с мигрантами, тогда, боюсь, как бы этот порядок не пришлось наводить простом..."Защищал родных":...
  • Konstantin Петров
    Теперь там будут лаваши и хычины печь приезжие специалистыКапиталистические...

Чрезвычайные меры: смертная казнь для педофилов

Чрезвычайные меры: смертная казнь для педофилов
Источник: e1.ru Фото: Максим Серков / NGS42.RU, Baza / Telegram.org

Мораторий, которого быть не должно


Смертная казнь в России, напомним, не отменена окончательно.

С 1997 года введен мораторий на умерщвление особо жестких преступников. Государство решилось на подобное в надежде на благосклонное отношение Европейского Союза.

В так называемом протоколе № 6 в Конвенции о защите прав человека и основных свобод черным по белому написано

«Смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен».

Россия, кстати, протокол подписала, но не ратифицировала, именно поэтому возврат смертной казни вполне возможен.

Из Уголовного кодекса РФ не исчезла эта мера наказания, а пока только помещена под мораторий.

Россию 90-х, с одной стороны, можно понять – зависимость от Запада была выдающаяся (вспомним гуманитарную помощь и зарплатные кредиты МВФ), и требовалось доказать свою лояльность. Относительно безобидным способом оказалось введение моратория на смертную казнь.

Не стоит сбрасывать со счетов и не самые совершенные методы криминалистической экспертизы. Несмотря на то, что в СССР исследования ДНК в правоохранительных органах организовали еще в 1988 году, эффективность и оперативность оставляла желать лучшего.
Еще двадцать-тридцать лет назад определить убийцу в большинстве случаев было возможно только по отпечаткам пальцев и группе крови.

Сейчас экспертно-криминалистическая служба РФ на самом современном оборудовании и вполне оперативно проводит ДНК-анализ биологического материала. В среднем за год через руки аналитиков МВД проходит около 100 тыс. проб. Точность подобных экспертиз составляет 99,9 %, то есть ошибиться с личностью преступника можно в одном случае из тысячи.

Таким образом, мораторий имеет исключительно политическое и гуманитарное значения.

А тем временем истории последних месяцев заставляют содрогнуться.

В Тюмени зверски изнасилована, убита и расчленена восьмилетняя Настя Муравьева – это стало трагедией не только для региона, но для всей страны.

Прошло чуть больше месяца, и в Кемеровской области педофил убил двух девочек. Здесь, в отличие от тюменской истории, все прошло гораздо быстрее – подозреваемого Виктора Пестерникова взяли на следующий день. И если обвиняемый в зверском убийстве Муравьевой был внешне вполне пристойным гражданином, то кузбасский педофил бы судим за преступление против половой неприкосновенности детей.

Такие страшные рецидивы у выродков-педофилов происходят достаточно регулярно.

В упоминаемой Тюменской области три года назад изнасиловали школьницу начальных классов, к счастью, она осталась жива. Случилось это 8 января 2018 года, но найти педофила удалось только к середине лета.

Все терялись в догадках, где в провинциальном городке может спрятаться преступник?

Оказалось, насилие совершил 54-летний рецидивист, вышедший на свободу за три недели до преступления.

Угадаете, за что он был осужден?

Правильно, за изнасилование.

В общей сложности преступник провел в тюрьме 23 года, но никому из следователей не пришло в голову по горячим следам взять анализ ДНК у недавно освободившегося насильника. Для этого пришлось проверить биоматериалы 3 тыс. мужчин чуть ли не по всей области.

И в истории с кемеровским педофилом сценарий халатности схож – Виктор Пестерников после десятилетнего срока неоднократно нарушал режим, а потом поменял место жительства. И пропал с радаров правоохранительных органов, пока не изнасиловал и не убил двух десятилетних девочек.

Если полиция не в состоянии защитить детей от педофилов-рецидивистов, то, может, таких совсем не выпускать, а в самых тяжелых случаях вообще лишать жизни?

Глас народа


То, что в народе радикальное решение вопроса с недочеловеками, покусившимися на детскую неприкосновенность, давно одобрено, смысла объяснять нет.

Квинтэссенцией стало недавнее убийство педофила в Самарской области.

Приговор извергу вынес отец 9-летней девочки, над которой надругался извращенец. При всей юридической несоразмерности наказания за преступление, мало кто встанет на защиту убитого Олега Свиридова, который тщательно документировал половые акты с детьми на собственный мобильник.

Если взять современный Уголовный кодекс, педофил сел бы лет на 10–15 и, в конце концов, вышел бы на свободу. А что выходит из тюрьмы после такой тяжкой статьи – мы очень наглядно видим на примере Виктор Пестерникова.

Можем ли мы сказать, что отец изнасилованной малолетней девочки в Самарской области не просто спас ребенка (и не одного) в будущем?

И достоин ли он реального срока наказания?

Вопросы, скорее, риторические.

После резонансной трагедии в Кемеровской области о возврате смертной казни заговорили многие, относящиеся к классу лидеров мнений и принимающих решения.

За отмену откровенно проевропейского моратория выступил председатель движения «Сильная Россия» генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов. Согласны вернуть высшую меру уполномоченный по правам ребенка Челябинской области Евгения Майорова и первый зампред комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов.

Но есть среди публичных лиц и противники уничтожения педофилов.

Так, социолог Кирилл Титаев в интервью изданию «Газета» сказал, что эффективность введения смертной казни для педофилов сомнительна.

Какие же доводы у защитников столь либеральной точки зрения?

Причины есть, но они удивительно легко разбиваются о здравый смысл.

Первый – возможная ошибка следствия. В качестве примера приводят в 1979 году казнь Александра Кравченко за преступление, которого он не совершал. В то время охотились за Чикатило и из-за непрофессионализма следствия осудили невиновного.

Но Кравченко был далеко не белый и пушистый – девятью годами ранее он зверски изнасиловал и убил 10-летнюю девочку. Высшую меру не получил только по причине несовершеннолетия.

Была ли эта казнь ошибкой или Кравченко настигла все-таки настоящая кара?

Еще один риторический вопрос.

Защитникам моратория на смертную казнь еще раз напомним, что за последние десятилетия точность идентификации вплотную приблизилась к абсолютной. Настолько, что здравый смысл позволяет пренебречь возможной ошибкой.

Есть мнение, что угроза смертной казни станет причиной для коррупции.

Но каких педофилов мы видим на экране – отчаянные маргиналы, алкоголики и наркоманы, в большинстве своем обитающие на самом дне общества. При всем уважении к чужому мнению, откуда у таких ресурсы для коррупции? Чем они могут заплатить, чтобы подставить невиновного?

К слову, пока в нашей стране существует среда для такой маргинализации личностей или попросту глубокое социальное дно, нам очень рано накладывать мораторий на смертную казнь.

Аргументом, на первый взгляд, выглядят невыносимые условия содержания в колониях для пожизненно осужденных.

Но, во-первых, у педофила до конца дней остается надежда на освобождение. Не самый корректный пример, но и он показателен – запрещенные в России талибы в первые же дни опустошили тюрьмы страны.

Во-вторых, серийный убийца-педофил всегда может предусмотреть себе «отпуск». Например, затаить пару-тройку убийств и «вспомнить» о них после нескольких лет заключения. И тут для пожизненно заключенного начнутся настоящие каникулы с этапами, следственными экспериментами и прочим бонусами. Какое-никакое развлечение за государственный счет.

В крайнем случае, дополнительные отягчающие обстоятельства можно и выдумать от скуки тюремной.

И, наконец, последний аргумент защитников моратория – угроза высшей меры не остановит извращенцев-убийц.

Возможно, совсем больных и не остановит. Но, представим себе, если бы обвиняемому в зверском убийстве Насти Муравьевой грозило реальное повешение, и об этом рассказывали бы на федеральных каналах, заставило ли бы это кемеровского педофила остановиться?

Создается впечатление, что Пестерников, вообще, сам сдался, словно готовился возвратиться в тюрьму именно таким способом. Он отлично понимал невозможность собственной смерти за такое – его скорее линчуют на улице, чем воздадут справедливость в тюрьме.

И самое последнее – если бы Пестерникова за первое изнасилование несовершеннолетней приговорили бы к высшей мере или хотя бы к пожизненному заключению, то как минимум эти две девочки из Кемерово остались бы живы...

Впрочем, защитников «гуманного» моратория такими аргументами вряд ли убедишь.
Автор:
Евгений Федоров
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх