Свежие комментарии

  • Анатолий Ворончихин
    Болтовня пустая.... Совершил преступление - ответит....НЕВОЗМОЖНО ОТКАЗА...
  • Лариса Голубицкая
    НЕ ПИШИТЕ МНЕ!!! ВАШЕ МНЕНИЕ МНЕ НЕ ИНТЕРЕСНО И НЕ НАДО МЕНЯ В ЧЁМ ТО УБЕЖДАТЬ,ЭТО БЕСПОЛЕЗНО!«Девятаев» – набо...
  • Sobering
    Бедный, глупый автор. Он много чего не понимает. в ВВП России углеводороды составляют 30%, чуть больше, чем в США. Пр...Россия может стат...

Подали челобитную. Русские разработчики хотят усилить импортозамещение в ПО

Подали челобитную. Русские разработчики хотят усилить импортозамещение в ПО Фото: Felix Zahn/Globallookpress

Разработчики отечественного программного обеспечения (ПО) для федеральных органов, госкомпаний и госкорпораций забили тревогу. Причина – снижение темпов импортозамещения русским ПО американских аналогов. Сейчас Россия продолжает закупать иностранный софт на десятки миллиардов рублей, которые мы отправляем в США. Отчаявшись искать ответа в Минцифры, разработчики пошли напрямую к вице-премьеру Андрею Белоусову.

Давайте на минуту задумаемся. В условиях продолжающихся санкций США против России у нашей страны действительно есть огромная статья расходов на программное обеспечение. Ведь власти вот уже несколько лет ведут ускоренную цифровизацию всего и вся, госкомпании и госкорпорации лишь наращивают темпы внедрения высоких технологий. И в подавляющем большинстве случаев этот процесс идёт не так, как, скажем, в сельском хозяйстве, где мы взяли и заместили импортную картошку липецкой или тамбовской, а польские яблоки – краснодарскими. Нет, федеральные органы и госкомпании продолжают оголтелую цифровизацию и при этом только наращивают закупки импортных программ.

Эта проблема, конечно, не нова. Последние 30 лет вследствие либеральных реформ 90-х годов мы оказались в ситуации, когда не имеем почти никакой собственной высокотехнологичной продукции.

Но сейчас эта ситуация меняется. То есть ладно бы нам нечем было заместить продукты всяческих Microsoft, Adobe, Intel и так далее. У нас есть и свои операционные системы, и свои "офисы", и даже свои процессоры. Но где-то есть препятствия и предубеждения, а также чья-то мощная негласная лоббистская поддержка, из-за которых львиная доля ПО для госнужд в нашей стране – импортная. 

Знаковый прецедент

В конце марта разработчик отечественного ПО "Алми Партнёр" обратился напрямую к вице-премьеру Андрею Белоусову. В своём обращении эта компания указала, что в России фиксируется снижение темпов импортозамещения в госсекторе, что отечественные разработчики часто сталкиваются с ситуацией, когда госструктуры при размещении госзаказов на ПО указывают излишние или необоснованные требования, заведомо рассчитанные на закупку иностранных продуктов. То есть ещё на этапе госзакупок происходит вот такая дискриминация в пользу импортного.

В канцелярии Белоусова обращение получили и проанализировали. Уже 6 апреля оттуда в адрес Минпромторга, Минцифры, Минэкономики, Минфина и других министерств было направлено поручение проработать проблему со снижением темпов импортозамещения ПО в госсекторе России. В Минцифры взяли под козырёк, а вот в Минфине заявили, что пока бумагу от вице-премьера не видели.

Но тем не менее перед нами важный прецедент. Получается, что госкомпании и госорганы не идут навстречу отечественным разработчикам, хотя те предлагают им свои решения. Пришлось идти в обход – сразу к Белоусову, чтобы уже оттуда вниз спускалось такое поручение.

"Алми Партнёр" – это нижегородская компания, которая разработала собственную операционную систему AlterOS, способную заместить Windows на компьютерах госпредприятий. AlterOS создана на ядре Linux, точно так же, как уже применяемая в ФСБ и других силовых ведомствах России операционная система Astra Linux (то есть там, где по определению никакой Windows быть не может).

Кроме этого, "Алми Партнёр" – это один из четырёх русских разработчиков отечественного пакета офисных решений, то есть аналогов Microsoft Office. В России есть также "Р7-офис" компании "Новые коммуникационные технологии", "Мой офис" компании "Новые облачные технологии" (НОТ) и "Циркон-офис" предприятия "Свемел". "Алми" – разработчик AlterOffice, и естественно, между этими компаниями идёт конкуренция на внутреннем рынке. И хотя программу AlterOffice в 2020 году исключали из Единого реестра отечественного ПО Минкомсвязи за копирование открытого кода зарубежного "открытого" "офиса", суд осенью не согласился с этим и AlterOffice в реестр вернули. В самой "Алми" решение об исключении "офиса" из реестра тогда назвали происками конкурентов.

Не будем подробно анализировать эти склоки, скажем лишь, что если русская компания изготовила свой собственный программный продукт, способный заменить импортный, – это уже хорошо. Ведь деньги через госзакупки элементарно не уйдут за океан, а останутся у нас в стране. Есть тут и вопрос цифровой безопасности. Такое отечественное решение уже не имеет связи с серверами Microsoft, не требует закупки у американской компании лицензий и вообще по идее не передаёт информацию в США. 

Насколько всё плохо?

Мы, конечно, и так повсюду видим засилье программ западного производства, поэтому в справедливости обращения "Алми" к Белоусову не сомневаемся. Но всё-таки, насколько в госсекторе это засилье катастрофическое? Мы решили проверить по доступным источникам, как идут дела в госзакупках ПО.

Если обратиться к данным Единой межведомственной информационно-статистической системы Росстата, то перед нами окажется действительно не самая приятная картина. Посмотрим на цифры.

Подали челобитную. Русские разработчики хотят усилить импортозамещение в ПО

Фото: скриншот сайта fedstat.ru

Так, в 2019 году затраты госкорпораций и госкомпаний на приобретение программного обеспечения (включая импортное) составили более 4,2 млрд рублей, а затраты федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов и иных органов государственной власти за тот же год – почти 31 млрд рублей.

Сколько же из этих денег было потрачено на русские программы? В 2019 году госкомпании и госкорпорации закупили отечественного софта лишь на 1,6 млрд рублей. А федеральные органы купили русских программ только на 16,7 млрд рублей из тех почти 31 млрд рублей, которые были истрачены вообще на весь софт. Наконец, есть и так называемая стоимостная доля отечественных программ в госзакупках. Она составила 38,9%.

Выходит, что доля импортных программ несравнимо больше, как и траты на них. Если брать только данные по госзакупкам и только для госсектора, то ежегодно Россия отправляет за границу в качестве оплаты за программное обеспечение 16,9 млрд рублей. А ведь есть ещё и другие потребители ПО – крупные частные компании, банки, корпорации. То есть в реальности изымаемая из нашей экономики сумма – в разы больше. 

Идём не по плану?

При этом в России существует, например, План правительства по достижению национальных целей развития России до 2024 года и плановый период до 2030 года. Этот документ вобрал в себя не только параметры знаменитых майских указов Владимира Путина 2018 года, но и множество других, так как неоднократно корректировался.

Этот документ также является одним из основных, включающих в себя параметры по импортозамещению в ПО для госсектора. Ещё осенью 2020 года, когда в правительственных кабинетах велась активная доработка этого плана, в проекте было обращено внимание, что доля закупок отечественного ПО в госорганах упала с 62,2% годом ранее до 55%, а в госкомпаниях и корпорациях – с 65,2% до 38,9%, о которых мы говорили выше. В проект была заложена цель – увеличить долю русских программ в госкомпаниях и корпорациях до 50%, а в госорганах – до 70% уже в 2020 году.

Система данных Росстата пока не позволяет увидеть, были ли достигнуты эти показатели, однако обращение самих разработчиков отечественного ПО говорит само за себя. Если доля и растёт, то, вероятно, не такими темпами, чтобы эти разработчики чувствовали себя востребованными, когда хотят заместить своими продуктами импортные разработки.

Отметим также, что с жалобой к Белоусову обратилась лишь одна из четырёх компаний, разработавших "русский офис". Другая же, например, в октябре 2020 года смогла убедить "Россети" купить её "офисный" продукт, а не Microsoft. В тендере на сайте госзакупок сказано, что "Россети" купили "Р7-офис" компании "Новые коммуникационные технологии" за 153,9 млн рублей. При этом ранее "Россети" вообще были чемпионом по закупке программ Microsoft. Тендер "Россетей" по закупкам программ у этой американской корпорации на целых 2,1 млрд рублей в 2016 году стал на тот момент крупнейшим в своём роде.

Ну и, наконец, хочется сказать о правилах игры. Нам важно не только увеличивать долю отечественных программ в госсекторе и ускорять импортозамещение, но и наводить порядок с самим понятием "отечественное ПО". Ведь самый вопиющий пример, когда Минцифры применяет процедуру упрощённого внесения того или иного продукта в реестр отечественного ПО, без серьёзных доработок (нашим разработчикам предложены льготные условия). Нередко там оказываются зарубежные программы или их клоны, а делается это для того, чтобы получить преференции как "отечественный разработчик" – уменьшение налога на прибыль с 20% до 3% для IT-компаний и снижение тарифов страховых взносов с 14% до 7,6%.

То есть по-хорошему никто не мешает тому или иному предприимчивому "разработчику" просто локализовать зарубежную программу, зарегистрировать её в Роспатенте и пытаться внедрять, получая преференции Минцифры. Ведь такая программа будет считаться отечественной, пока суд не докажет обратного.

Таким образом, констатируем: обращение разработчиков к Белоусову – момент очень важный. Это прецедент. Необходимо, чтобы другие разработчики не боялись следовать этому примеру и привлекали к проблеме внимание. Ведь где-то в высоких кабинетах, возможно, есть лобби того же Microsoft, которое ратует за продление лицензий этой корпорации, а не за закупку отечественных программ. А это ведь вопрос и нашего цифрового суверенитета, и безопасности на государственном уровне.

Мнение эксперта

Владимир Владимирович Ульянов, руководитель аналитического центра Zecurion:

– Что касается импортозамещения в области разработки программного обеспечения, я не соглашусь с тезисом о том, что этого нет. Наоборот, переход компаний и госорганизаций на отечественный софт довольно активно сейчас осуществляется. То есть это не какая-то отдалённая перспектива и инициатива, которая будет в будущем реализована, нет, это то, что реально происходит уже прямо сейчас. Многие компании реально переходят на российское программное обеспечение.

Другое дело, что есть историческая привязанность к экосистеме, которая на Windows, и с этим нужно не то что мириться, но это нужно принимать во внимание. Потому что одномоментно пересадить весь персонал огромной организации на новую платформу – это не только нетривиальная задача, но, может быть, это и нецелесообразно. Возникнет куча проблем, и это может отразиться как раз на конечном потребителе. Представьте, что человек приходит в госучреждение оформить бумагу, а ему не могут её выдать, потому что как раз сейчас все переключились на новый софт и толком пока не знают, как это работает. Поэтому всё нужно достаточно планомерно, аккуратно переводить, не стоит резко перескакивать, это может быть очень вредно.

При этом я не вижу никакого неприятия отчественного программного обеспечения, наоборот, к российскому софту достаточно положительно относятся не только в России, но и за рубежом. Конечно, не в любых классах программ есть заменители лучших зарубежных аналогов, но хотя бы в области информационной безопасности российские продукты действительно конкурентосопособны, в том числе на мировом рынке. Это и антивирусные решения, и продукты для защиты от информационных утечек. Они действительно высоко котируются в мире. 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх