Свежие комментарии

  • Сергей Туренко
    Это политика пошла от Ельцина. Вахтовые способы работы на Дальнем Востоке сразу повлекли отток населения. Теперь ни б...ПРОНЬКО ПОКАЗАЛ С...
  • Сергей Туренко
    Это политика пошла от Ельцина. Вахтовые способы работы на Дальнем Востоке сразу повлекли отток населения. Теперь ни б...ПРОНЬКО ПОКАЗАЛ С...
  • Сергей Туренко
    Это политика пошла от Ельцина. Вахтовые способы работы на Дальнем Востоке сразу повлекли отток населения. Теперь ни б...ПРОНЬКО ПОКАЗАЛ С...

Как Газпром, Дед Мороз и Баба Жара всухую выиграли у евробюрократов

 

24 мая Financial Time опубликовала неожиданно достаточно откровенную заметку, посвященную ситуации, складывающейся на европейском газовом рынке:

 

«По словам руководителей и аналитиков, Россия усугубила нехватку поставок природного газа в Европу, которая привела к росту цен до 13-летнего максимума, за счет тихого ограничения продаж потребителям при пополнении запасов».

Традиционно для этого СМИ — ни одного имени, ни одного названия компании — важны не мнения экспертов отрасли, а создание настроения, манипуляция эмоциями. Впрочем, это совершенно очевидно уже из заголовка этой заметки: «Ограничение поставок из России усугубляет давление на европейский газовый рынок». В самом тексте, однако, будто сквозь зубы: «Газпром выполнял свои долгосрочные контрактные обязательства».

Разумеется, текст вот с таким заголовком охотно перепечатали сразу несколько СМИ, работающих на русском языке: «Европа обрушилась с критикой на российский Газпром» – агентство экономической информации «Прайм» и «Лента.ру»; «Ведут себя, как оппортунисты» – «Форбс» на русском (в последнем случае — практически дословный перевод заметки в Financial Time)  и так далее.

Европейский газовый рынок 2020 года

Все это занимательно настолько, что не лишним будет потратить усилия на то, чтобы проанализировать происходящее, опираясь не на звонкие, типично «хайповые» заголовки и фразы, а на факты.

Летом 2020 года, в разгар противоэпидемических мер и фактического локдауна экономики сразу в нескольких европейских странах спотовые цены на природный газ в Европе упали до 100 долларов за 1000 кубометров, а в течение короткого промежутка они снижались и вовсе до 70 долларов за этот объем. Дополнительное давление на рынок обеспечивали переполненные к концу 2019 года подземные хранилища газа (далее — ПХГ) на территории Европы, что было обусловлено серьезными опасениями прекращения транзита российского газа через газотранспортную систему Украины (далее — ГТСУ).

Напомню, что договор между Газпромом и «Оператором ГТСУ» был согласован и подписан в конце декабря 2019 года, когда до окончания срока действовавшего транзитного контракта оставались считанные дни. Поскольку европейские энергетические компании занимаются не политикой, а обеспечением энергетической безопасности, реакция их была единственно возможной в тех условиях. Европейские ПХГ к рубежу 2019 и 2020 года вышли на исторические максимумы по объемам хранения — более 95% технически возможного. А затем один фактор наложился на другой: теплая зима 2019/2020 года и пандемия COVID-19.

Точных данных по себестоимости поставок газа в Европу найти невозможно, поскольку это всегда сильно зависит от маршрута этих поставок и точек передачи поставленных объемов. «Северный поток – 1», Голубой поток», «Турецкий поток», МГП «Ямал — Европа», транзит через ГТСУ, система МГП «Северное сияние» (через нее российский газ поступает в прибалтийские республики и в Финляндию) — маршрутов много, контрактов на транзит еще больше. Поэтому оперировать приходится некой условной величиной в 100 долларов за 1 000 кубометров, с которой согласны большинство отраслевых экспертов. Разумеется, в 2020 году упали и объемы поставок, и прибыль Газпрома, что в европейских и российских либеральных СМИ сопровождалось многоголосым хором: «Газпром-умрет, Газпром-умрет».

Вынужден заметить, что по количеству предсказаний скоропостижной смерти Газпром превзошел рекорды Кащея Бессмертного (он же — Чахлик Невмеручий для тех, кто пользуется чудесным украинским языком).

Газпром «умирал» после введения Третьего энергопакета ЕС, после строительства МГП Nabuco из Туркмении через Азербайджан в Европу, которое почему-то так и не состоялось, Газпром «убивала» сланцевая революция в США, «уничтожал» газопровод из Катара через Саудовскую Аравию, Иорданию, Сирию и Турцию,  Газпром «топил» МГП  с шельфовых месторождений Израиля и Кипра. Вот только заканчивались все эти потоки слов сакраментальным «Слухи о моей смерти сильно преувеличены», потому удивляться тому, что Газпром пережил и 2020-й год, в общем-то, не приходится.

Для тех, кто уже начал привычно-традиционный стон: «А мне-то, наррроду рррускому, что от этого всего? Алексей Миллер на эти деньги очередную дачу на своей яхте построил, а мы уже все вымерли!!!» в очередной раз напоминаю (хотя уверен, что все равно не услышат). Поступления в виде дивидендов Газпрома в государственный бюджет России в одиннадцать раз меньше сумм, поступающих туда же в виде налогов. Всех, кто связан с бюджетной сферой, в 11 раз больше интересуют объемы добычи в исполнении Газпрома; всех, кого интересует реализация инфраструктурных проектов, тоже в 11 раз больше интересуют выплаченные Газпромом налоги, чем прибыль концерна. В очередной раз прошу «запомнить этот твит»: налоговая система в России построена так, что нам важнее не прибыль Газпрома, а его объемы добычи.

Объемы потребления природного газа в Европе в 2020 году снижались по естественным причинам — если, конечно, называть жизнь в условиях пандемии нормальными. Но это стало отличным поводом для всех адептов «зеленой энергетики» и прочей «декарбонизации энергетики»: смотрите, люди добрые, какими гигантскими темпами растет доля выработки электроэнергии на солнечных и ветряных электростанциях, как стагнирует ее производство на электростанциях газовых, как могуче упали объемы потребления угля!

Еще бы — ведь в законодательства стран ЕС имплементированы положения Директивы о ВИЭ, принятой еще в 2009 году, в соответствии с которыми объединенные энергосистемы обязаны в первую очередь, в привилегированном режиме закупать электроэнергию, выработанную именно на СЭС и ВЭС. Если объемы потребления электроэнергии снижаются, то прежде всего — за счет выработанной на традиционных электростанциях, и именно это мы и наблюдали на протяжении 2020-го года. Не бешеный темп развития ВИЭ электростанций, а снижение объемов выработки на электростанциях, которые поставлены в неравноправные условия — на электростанциях газовых и угольных.

Зима 2021 или пакт Миллера и Деда Мороза

Однако в январе 2021 года, с наступлением аномальных для Европы заморозков (-30 на севере Польши это еще как-то привычно, а вот -20 в Германии и -15 на брегах Испании — это уже как-то не часто) хор «зеленых адептов» ушел в коллективный отпуск. Стеснительно как-то рассказывать, что такое новый технический термин «холодный темный штиль» – отсутствие ветра при наличии облачности и отрицательной температуре воздуха, не хочется публиковать фотографии из Мадрида, где солнечными панелями их частные владельцы разгребали снег, чтобы вывести машины из гаража. За пару-тройку месяцев из ПХГ Европы было извлечено 66 млрд кубометров газа, цены на крупнейшем европейском газовом хабе TTF вышли на отметки в районе 340 долларов за тысячу кубометров. Морозная зима сменилась прохладной весной, и 15 апреля, когда в Европе традиционно начинался период заполнения ПХГ, аккуратно «сдвинулось» едва ли не на конец мая.

График спотовых цен повел себя адекватно ситуации — в конце мая он уверенно превзошел «пиковые» значения февраля, одолев планку в 360 долларов за 1 000 кубометров. Но и на этом «праздник жизни» заканчиваться не стал — на смену холодной весне пришло жаркое лето. 15 июня Газпром на своем официальном Телеграм-канале без всякого эмоционального окраса констатировал: в течение отопительного сезона из европейских ПХГ было изъято 66,5 млрд кубометров, за прошедшую весну пополнить их удалось на 13 млрд кубометров, заполнение ПХГ отстает от среднегодовых почти на 20%.

Прекратите улыбаться и ехидничать на тему «У европейской энергетики всего четыре проблемы — зима, весна, лето и осень»! Да, общая картинка выглядит именно так, но и тут, как в свое время писала знаменитая дочь крымского офицера, не все так однозначно. Мы действительно наблюдаем маразм — при таких перепадах уровня цен на природный газ мощнейшие колебания получает и уровень цен на конечные продукты его переработки, на электрическую и тепловую энергию. Но это не результат массового сумасшествия руководителей европейских энергетических компаний — это предварительные итоги авторов Третьего энергопакета ЕС и так называемой «Целевой модели газового рынка ЕС».

Третий энергопакет (ТЭП) — это атака европейских бюрократов на газовый рынок, которой, конечно, стоит посвятить отдельную статью. Одно из составляющих этой атаки — попытка заставить энергетические компании отказаться от долгосрочных контрактов на поставки газа, попытка заменить эту традиционную практику участников рынка на торговлю газом только и исключительно на биржевую торговлю на газовых хабах и специализированных электронных площадках. Не было бы этого вмешательства в рыночную экономику — не было бы и таких колебаний цен на природный газ. Есть в Европе энергетические компании, которые сумели устоять против этого навязанного тренда, которые сумели найти общий язык с политиками стран, в которых они зарегистрированы. Классический пример — австрийский концерн OMV, который спокойно и уверенно подписал с Газпромом контракт до 2040 года, поскольку и руководство концерна в лице Райнера Зеле и канцлер Австрии Себастьян Курц считают, что стабильность рынка, энергообеспеченность и энергобезопасность имеют значимость куда как более приоритетную, чем игры бюрократов в Брюсселе.

Но таких компаний и таких государств в Европе не так много, как хотелось бы, куда больше тех, кто, получив приказ от Еврокомиссии, молча взял под козырек. Конечно, и у нас в России на рынке энергетики и электроэнергии все далеко не безоблачно, но чтобы тарифы в буквальном смысле слова зависели от температуры, облачности? Нет, пока нам такое и в дурном сне не привидится — разумеется, в том случае, если «линия Чубайса» не получит превалирующего влияния. Пока с этим все в порядке — наше министерство энергетики уверенно рубит объемы внедрения СЭС и ВЭС, а треть программы «ДПМ-ВИЭ» (договоры предоставления мощности для возобновляемых источников энергии) уверенно забирают себе наши гидростроители. А в ЕС — вот так, как есть, от 70 долларов за 1 000 кубометров до 360 долларов менее, чем за год.

График профилактических ремонтов российско-европейских газопроводов 2021 года

К маразму еврочиновников в этом году активно присоединился не только климатический, но и сугубо технологический фактор: любой магистральный газопровод в течение года должен проходить планово-предупредительный ремонт. Исключение, подтверждающее правило — ГТСУ, находящаяся во владении под управлением человеческих особей с альтернативной одаренностью в межушном пространстве.

Соответственно, ежегодные паузы в работе всех МГП, управляемых Газпромом неизбежны, о чем наш концерн и предупреждает всех своих европейских партнеров ежегодно в январе и в феврале. Шли бы поставки газа в ЕС на основе долгосрочных контрактов — никаких проблем бы и не было, однако ЕС, задрав портки, продолжает мчаться к «Целевой модели газового рынка ЕС». График остановок МГП на проведение планово-предупредительных ремонтов на 2021 год выглядит следующим образом: «Голубой поток» – с 12 по 27 мая; «Турецкий поток» – с 22 по 29 июня; «Ямал — Европа» – 6 по 10 июля; «Северный поток-1» – с 13 по 23 июля.

Повторяю — планово, с предупреждением за полгода. Промежуточный итог появился 29 июня: индекс газового хаба TTF на ICE Futures по итогам торгов замер на отметке 411 долларов за 1 000 кубометров. Это — с учетом того, что «Ямал — Европа» и «Северный поток – 1» еще не останавливались, потому риск дальнейшего роста цен вполне себе имеет место быть. Если не принимать во внимание аномально морозные зимы 2018 и 2021 года, сезонный рост цен в Европе «лето — зима» в среднем имеет коэффициент 1,45. Итого — Европа знакомится с шансом на то, что зимой 2021/2022 года цены на газ могут взметнуться до 600 долларов за 1 000 кубометров, если не до 750. На всякий случай поясняю: это не прогноз, это оценка рисков, не более того.

Северный поток-2 — частный проект ч геополитическим значением  

Вот теперь предлагаю оценить ту же ситуацию, но уже со стороны Газпрома, у которого, как известно, в конце 2019 года возникли серьезные проблемы с реализацией совместного с европейскими компаниями проектом строительства МГП «Северный поток – 2». Причина приостановки его прокладки общеизвестна — односторонние дискриминационные меры со стороны США, которые называют «санкциями», хотя таковые могут быть наложены на любой государство только и исключительно Советом Безопасности ООН.

Пользуясь тем, что огромное количество компаний во всем мире в качестве единицы расчетов используют американский доллар, руководители США имеют возможность угрожать практически любым компаниям, что они и делают. Швейцарская компания Allseas в декабре 2019 года отказалась выполнять условия контракта с Газпромом, ее трубоукладочные суда покинули акваторию Балтийского моря.

То же, но другими словами: заокеанский партнер ЕС вмешался в проект, к которому Штаты не имеют никакого отношения, наплевав на то, что рушатся планы десятка европейских энергетических компаний. Да, компании, финансирующие «Северный поток – 2», не являются государственными — их не контролируют правительства стран, где эти компании зарегистрированы. Однако напомню, что реализация проектов СП-2 и «Турецкого потока», конечными точками сухопутных продолжений которых является газовый хаб Баумгартен на территории Австрии (он же — CEGH, Central European Gas Hub) — это реализация самого масштабного проекта в истории газовой отрасли ЕС. Все компрессорные станции, обеспечивающие прокачку газа по сухопутным МГП, строятся так, чтобы они могли работать в режиме интерконнекторов, то есть имеют возможность прокачивать газ в обоих направлениях. Завершение этого проекта обеспечивает государствам в составе ЕС невиданный ранее уровень энергетической безопасности и обеспеченности — любой дефицит газа в регион от Черного до Балтийского морей можно будет устранить «нажатием кнопок». Очевидно, что в том, чтобы СП-2 был введен в эксплуатацию как можно раньше, заинтересованы все страны ЕС, за исключением четырех, добившихся полной, абсолютной, идеальной независимости от здравого смысла — трех прибалтийских республик и Польши, но о них разговор отдельный. Еще раз: строительством СП-2 занимаются частные европейские компании, но при этом в реализации этого проекта заинтересованы страны ЕС по отдельности и ЕС «оптом».

Третий энергопакет ЕС и партизанская методы европейских энергетиков

Онако противостоять Штатам из европейских политиков рискнула только Ангела Меркель — видимо, ее любовь к брючным костюмам связана с тем, что все свои юбки и платья она раздарила прочим лидерам европейских стран, поскольку им они явно нужнее.

Но и один в поле воин — усилий единственного европейского политика-мужчины оказалось достаточно для того, чтобы Газпром сумел достроить нитку «Б» «Северного потока – 2» и, судя по всему, того, что до конца августа будет достроены и нитка «А». Но техническая готовность морского МГП — это еще не все, «окна» для вмешательства США закрыты не все. Впереди — сертификация СП-2 по европейским правилам, его страховка и борьба с тем, чтобы магистраль была выведена из ограничений ТЭП. Напомню, что в 2019 году в ТЭП были внесены дополнительные изменения — теперь под правила ТЭП подпадают все газовые магистрали, идущие с территорий стран, не входящих в состав ЕС.

Одно из ограничений хорошо известно: поставщик не имеет права бронировать более 50% транзитных мощностей того или иного МГП. Прелестное правило, наглядно демонстрирующих, что чиновники ЕС покинули поле действия логики и здравого смысла, уйдя куда-то в межзвездное пространство. Откуда могут взяться альтернативные поставщики для таких МГП, как «Северный поток – 1», «Северный поток – 2» и «Ямал-Европы»? Общими усилиями Меркель и примкнувший к ней Макрон сумели оставить в новых правилах ощутимую лазейку: окончательное решение о том, подпадает ли импортирующий газ МГП под действие ТЭП, принимает правительство страны ЕС, которая эту газовую магистраль принимает первой. В случае СП-2 речь идет о правительстве Германии, в которой в сентябре 2021 года пройдут парламентские выборы. Будет введен СП-2 в эксплуатацию до того момента, когда будет сформирована новая правящая коалиция и, следовательно, новый состав федерального правительства ФРГ, сейчас сказать сложно — многое зависит от фортуны судна «Фортуна», от балтийских ветров, от того, какими окажутся итоги выборов в Германии. Другими словами — Газпром не может повлиять на то, будет ли работать СП-2 на 100% его мощности или же только на 50%, поскольку, по слухам, в сентябре 2021 у Петрова и Боширова, по неподтвержденным данным, намечен плановый отпуск, а все оставшиеся объемы «Новичка» полностью употребил внутрь некто Б. Джонсон. Но если энергетики не могут повлиять на политиков напрямую — они всегда ищут и находят другие пути.

Посильная помощь США

Велосипед для этого изобретать не требуется — наш портал уже рассказывал, как европейские энергетики поработали с МИДом Дании.

На выборах за политиков голосуют избиратели, которые в Европе хорошо обучены считать расходы, идущие из их карманов — экономическая грамотность в европейских странах повыше, чем у нас в России. Именно эта общеевропейская ценность — умение считать деньги в собственных карманов и просчитывать, кто на них может покуситься — и была использована в случае МИДа Дании: или мы, энергетики, закрываем вопрос с одобрением нового маршрута СП-2, или в отопительный сезон наступит тотальный дефицит природного газа со всеми вытекающими, то есть с ростом всех тарифов и недовольством электората.

На руку Газпрому действует и наш самый нетрадиционный партнер — США, старательно хороня нелепую версию о том, что все их действия, направленные против запуска СП-2, обусловлены неистовым желанием поставлять на европейский газовый рынок некий «американский СПГ». О том, что «американского СПГ» не существует в природе, наш портал опять же писал.

Доказательства того, что эта версия не имеет ничего общего с реальностью, предоставляют события 2021 года. Первый квартал этого года, спотовая цена газа в Европе 342 доллара за 1 000 кубометров, но весь СПГ, произведенный на территории США, идет не в Европу, а в Азию, где цена в тот момент превышала 1 000 долларов за 1 000 кубометров. Сейчас цены на европейском газовом рынке, но СПГ, произведенный на территории США, продолжает поставляться в Юго-Восточную Азию, где цена превышает 500 долларов за 1 000 кубометров. Ничего личного, только бизнес — СПГ, производимый на территории США, экспортируется туда, где выше прибыль. Штаты убедительно доказывали и доказывают, что рассчитывать на них, как на предсказуемых поставщиков СПГ, может только профессиональный любитель «молекул свободы», но главы европейских энергетических кампаний — люди серьезные, в алкоголизме и наркомании не замечены.

Стратегия и тактика действий Газпрома

Эмоциональные статьи а-ля упомянутой заметки в Financial Time — это, простите, тоже мимо. Не просто так в этой заметке нет имен и названий компаний — ведь среди европейских компаний желающих закатывать истерики нет, в их руководстве прекрасно осведомлены, что предъявить претензии Газпрому невозможно, поскольку все контрактные обязательства выполняются им безукоризненно. Регулярно выкупаемые Газпромом дополнительные транзитные мощности, выставляемые «Оператором ГТСУ» на не менее регулярно проводимые акционы в объеме 15 млн кубометров газа в сутки — кивок вежливости в ответ на дополнительные запросы и камень в огород тех, кто уверяет, что основной целью Газпрома при строительстве СП-2 является полный отказ от сотрудничества с «Оператором ГТСУ». Нечто вроде: «Наши неприятели могут говорить что угодно, но мы не только согласились на условие «Платить даже при фактическом отсутствии факта прокачки» в контракте о транзите через ГТСУ, но и дополнительные мощности прикупаем, так что неправда это все, наговаривают на нас».

Реально интересы «Оператора ГТСУ» защищает договор о транзите, срок окончания которого — декабрь 2024 года, а определение того, кто действительно испытает небывалую радость по случаю ввода в эксплутацию СП-2 уже прозвучало. Годовая мощность МГП «Ямал — Европа» на границе Польши и Германии составляет 29 млрд кубометров, на аукционы польская Gas-System, оператор этого МГП мощности выставляет поквартально и в равных объемах, по 8 млрд кубометров (с учетом приостановки работы на время проведения планово-предупредительных работ). Однако на четвертый квартал 2021 года Газпром забронировал не 8 млрд кубометров, а чуть более 1 млрд, в восемь раз меньше. Причина очевидна – Gas-System в 2020 году отказалась от возможности подписать долгосрочный контракт на транзит, предпочтя перейти на описанные ежеквартальные аукционы бронирования мощности. Штрафных санкций в таких случаях не предусмотрено, а потому Газпром может спокойно вести себя исключительно по европейским правилам. Нельзя бронировать более 50% транзитной мощности, потому как 50% необходимы для альтернативных поставщиков? Прекрасно — вам господа европейцы, осталось только дождаться этого альтернативного поставщика, и будет вам счастье.

Об учителях и учениках

Алгоритм действий Газпрома прост, как правда. «Вам, господа европейцы, не нравятся цены на вашем газовом рынке? Понимаем. Пообщайтесь с вашими политиками, чтобы они помогли решить все проблемы с запуском СП-2 — и мы с удовольствием выполним все просьбы о дополнительных объемах поставки, поскольку нам нужно, чтобы СП-2 работал и тем самым возвращал вложенные в него инвестиции. Не хотите такого общения, чего-то опасаетесь? Имеете полное на то право, как имеете полное право на то, чтобы покупать газ по тем ценам, которые сложились. Высокваты цены? Сочувствуем, но со своей стороны мы все обязательства выполняем и будем выполнять. Удачи, пишите, звоните и вот вам салфетка – слезы вытирать удобно будет».

Риски того, что во время приостановок работы сначала «Ямал — Европы», а потом СП-1 — вполне очевидны. Вырастут выше 500 долларов за 1 000 кубометров — авось и из США СПГ повезут. Ну, конечно, в том случае, если в Юго-Восточной Азии цены не окажутся еще выше — ничего личного, только бизнес. Такая цена европейцев вряд ли устроят — значит, растут шансы на то, что у Ангелы Меркель появятся не менее смелые коллеги-политики из других европейских государств. Что это даст? В настоящее время Газпром, формула цены в контрактах которого процентов так на 80 зависит от уровня спотовых цен, зарабатывает дополнительную прибыль из-за наблюдаемого роста этих самых спотовых цен. Европейцы коллективно справятся с проблемами на пути запуска СП-2 — значит, в отопительный сезон цены, если будут расти, то совсем незначительно, а то и вниз пойдут. В таком случае Газпром … Правильно — заработает дополнительную прибыль за счет роста объемов поставок. Вы, господа хорошие, учили нас формуле «Ничего личного, только бизнес»? Поздравляем вас с вашей педагогической удачей — мы эту формулу выучили, радуйтесь, а мы вам даже пирожок можем по такому случаю купить, денег у нас на это точно хватит.

Кто-то в европейских энергетических компаниях этого не понимает? Да все всё прекрасно понимают, дурных нема. Понимают даже то, что могут не договориться со своими политиками и подтверждение этому — рост объема импорта угля в Европу. Те, кто разговоры разговаривает про прелести ВИЭ и декарбонизации энергетики и те, кто отвечает за энергетическую обеспеченность европейских стран — это не просто разные, а очень разные люди. Обеспеченность не должна пострадать ни при каких обстоятельствах, в том числе и в том случае, если евроТабаки, глядя в глаза Шерхана, будут бороться не за свои же интересы, а сражаться с острым приступом диареи. Потому стоимость энергетических сортов угля с прошлогодних 40 долларов за тонну уже одолели планку в 100 долларов, а объем его закупок год-к-году вырос уже на 15%. Ну, а то, что закупать приходится именно российский уголь — так опять же ничего личного, просто логистика выгоднее, чем у поставок из Австралии или из тех же США с ЮАР вместе.

Итого, обобщая. Страховка от дальнейшего роста газовых цен в Европе — максимальные усилия для того, чтобы СП-2 был не только достроен, но и введен в эксплуатацию на все 100% мощности. Если европейские политики откажутся понимать эту нехитрую истину — придется страховаться за счет наращивания импорта российского угля. Ну, и при этом — пять раз в день, мусульманам на удивление и на зависть, молебны отстаивать, чтобы лето не было слишком жарким, а зима слишком холодной. И стараться не вспоминать ехидную формулу от главы OMV Райнера Зеле: «Когда у меня возникают проблемы со сбытом газа, я звоню Алексею Миллеру, а с Дедом Морозом он уже сам договаривается». Хотя есть подозрение, что у Зеле есть в запасе алгоритм действий и на тот случай, когда требуется содействие загадочной Бабы Жары. Российский газ и российский уголь — при всем богатстве выбора другой альтернативы для Европы на день сегодняшний нет. Ну, если не считать молитв супротив Деда с Бабой – но это на любителя, они оба привыкли больше доверять главе Газпрома Миллеру и его секретному первому заместителю Штюрлицу.

 


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закончил физический факультет Тартуского университета. Интересуется энергетикой и её освоением, влиянием энергетики на экономику, политику, на нашу повседневную жизнь. Главный редактор аналитического журнала Геоэнергетика.info.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх