БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 457 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Моргунов
    Очень наивный вопрос: А почему Горби живет припеваючи на вилле с прислугой, пенсией в 750 000, и прочими благами (за ...Скоропалительный ...
  • Nikolay Kuchkov
    Высокомерность и заносчивость -не лучшие качества...Мельниченко: Пода...
  • Сергей Дмитриев
    "Пожалуй, тяжело не с огласиться."(С) С оценкой Сталина в ВОВ след бы поосторожнее. "Каждый мнит себя стратегом, //..."Я ЧЕЛОВЕК ГРУБЫЙ...

Дешевый труд россиян становится приманкой для мировых производств

Но зарубежный бизнес отпугивают коррупция, плохой менеджмент и высокая энергозатратность промышленности

Дешевый труд россиян становится приманкой для мировых производств
Фото: Эрик Романенко/ТАСС
Материал комментируют:

Из-за дешевого труда граждан перед Россией открывается весьма сомнительная перспектива — стать мировой сборочно-пошивочной фабрикой вместо Китая. Зарплаты граждан Поднебесной, в отличие от российских, растут с такой интенсивностью, что производство там становится все дороже. К тому же китайцы все больше опережают нас в инновациях, выводят свою экономику на все более высокий уровень, и параллельно выводят трудозатратное производство в соседние страны.

Поэтому многие российские компании, ранее предпочитавшие базировать свое производство в Китае, уже не первый год переносят его на отечественную территорию. Дополнительный стимул этому процессу придала пандемия, когда стали возникать перебои с поставками сырья, комплектующих и готовой продукции из Китая.

Но мировое производство к нам не торопится — слишком много других издержек. Например, недавно промышленность России признали одной из самых энергозатратных среди крупнейших стран. В отечественном машиностроении, металлургии и химии расходуется в разы больше электроэнергии, чем в аналогичных отраслях в США, Китае, Германии, Японии, Бразилии и др.

— А главное: ставка на дешевый ручной труд — это не выход для страны с такими высокими амбициями и качественным человеческим капиталом, как Россия, — отмечает заместитель директора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов. — Если Россия еще дольше продолжит находиться в ситуации, когда у нас заниженный уровень зарплат (сейчас средняя зарплата 700 долларов в России — то есть как минимальная зарплата в Эстонии), то мы окажемся страной с дешевым трудом, и к нам пойдут производства, которые раньше были в Китае, который у себя сейчас уровень зарплат повышает, переходит к инновационному производству. А мы будем страной, где большая трудоинтенсивность производства — с большим количеством дешевого труда, поскольку сейчас мы явно тормозим в развитии новых технологий и новых производств.

Процесс возврата производств из Китая к нам идет, потому что у нас на фоне падения ВВП на 3% обрабатывающая промышленность — это мало кто знает — выросла на 1% по итогам года. То есть она не подвергалась кризису, она как раз использовала вот этот возврат, закрытие границ, и то, что нельзя многое завозить по импорту в пандемию.

Этот возврат обрабатывающих производств также продиктован необходимостью защиты от новых пандемий. Потому что если все производить в Китае, то, случись новая пандемия (она, кстати, уже сейчас сильнее чем в Европе), это отключит весь мир от доступа к каким-то комплектующим, готовой продукции. Поэтому будет организовываться дублирование китайских производителей. Даже если отвлечься от прочих факторов. Это уже влияние пандемии.

А если дешевые производства будут перетекать к нам, то это действительно опасность для многих развивающихся стран. Ранее производства, связанные с дешевым трудом, перетянул к себе Китай, другие страны Азии, где сосредоточена дешевая рабочая сила, потому что на первом месте стоял фактор цены товара. А сейчас идет обратный процесс — возврат обрабатывающих производств — и не обязательно в страны, где дешевый труд, потому что во многих секторах уже роботы собирают машины и шьют рубашки — раньше они еще не были для этого достаточно приспособлены, чтобы делать эту тонкую работу — прикручивать гайки или шить рубашки — это могли делать только люди. Но уже прошло несколько лет, как этому научились роботы. Поэтому многие виды производства — и автосборка, и пошив одежды — возвращаются туда, где ближе потребитель. То есть в развитые страны. И поэтому нам останется только то, что не могут делать роботы, и то, что требует дешевого ручного труда. И то мы будем здесь конкурировать со Средней Азией.

«СП»: — Какая-то совсем пещерная перспектива…

— Конечно, чтобы до этого не доводить, надо в полной мере использовать имеющийся потенциал. Ведь у нас, в отличие от других стран, есть сильные аспекты новых технологий. Далеко не во всех странах есть такой межрегиональный поисковик как «Яндекс». Не везде есть интернет-банки с экосистемой, как Сбер и особенно Тинькофф, который впереди планеты всей — это банк будущего, хотя и не хочу делать ему рекламу, тем более, что у нас возникают и развиваются и другие экосистемы, например, МТС.

Такой «букет» есть далеко не у многих. И у нас есть свое сырье для обрабатывающей промышленности. Есть дешевая электроэнергия на основе носителей гидроресурсов, развитые атомная энергетика и военно-промышленный комплекс. И то, что еще окончательно не уничтожили коррупционеры в космической отрасли. Кстати, даже уже Рогозин говорил, что там надо наводить порядок и заводить туда частный капитал — это однозначно. Потому что в мире уже идет жесткая конкуренция между частными космическими фирмами — это быстро продвигает отрасль. А мы здесь все остаемся под влиянием государства, но по сути — без контроля и конкурентов, что зачастую снижает эффективность.

Поэтому нам надо не только использовать ресурсы и развивать инновационное производство, но и подбирать эффективные организационные формы управления экономикой, конечно, с учетом наших российских особенностей. Это и не западные, и не китайские формы, но обязательно — нацеленные на конкуренцию и повышение зарплат.

«СП»: — И балансировать между Западом и Востоком?

— Существует прогноз-сценарий того, что будет, если мир расколется на две системы в сфере высоких технологий — бизнес уже давно просчитывает эти варианты. Это как раз то, что происходит сейчас, когда совершенно не понятна перспектива: либо сохранение единого мира, либо его раскол на две группы, когда одна окажется под влиянием Китая и его технологий, его регулирования, его норм жизни, а вторая — под влиянием США. Где мы окажемся? Может между этими мирами? Это большой вопрос.

Китай действительно является конкурентом США не только по объемам ВВП, но и по высоким технологиям. Потому в торговой войне, которая идет между этими странами, американцы постоянно вводят запреты на взаимодействие в сфере технологий, обучения китайских студентов в США (Китай использовал это десятилетиями, чтобы получать подготовленные кадры).

Но в Китае уже действительно технологии развились, появилось много своих университетов. Соответственно развились производства, основанные на применении этих технологий. Это уже экономика не того уровня, когда все в 90-е годы, в начале 2000-х говорили, что дешевое и некачественное — это из Китая.

— Китайские экономические эксперты неоднократно отмечали, что в себестоимость российской продукции закладывается еще и плохой менеджмент как таковой. Это простои, коррупция, различного рода откаты, необходимость переделок и т. д. И хотя умелость россиян довольно высокая, она сводится на нет плохим менеджментом, — считает директор Института Дальнего Востока РАН, профессор факультета мировой экономики и политики НИУ ВШЭ Алексей Маслов. — Действительно в Китае идет удорожание производства. И прежде всего — за счет удорожания рабочей силы. В этом Китай опережает все страны восточной и юго-восточной Азии, кроме Японии и Южной Кореи — на 50−70% по себестоимости труда.

И это не только растущие зарплаты, но и довольно большие социальные отчисления предприятий — Китай в этом плане социально-ориентированная страна. К тому же введение экологических ограничений. Все это заметно удорожало производство. Но значит ли это, что все производства или часть их будут перемещены в Россию — это еще большой вопрос. Потому что есть еще целый ряд факторов, кроме денежных. Если заводы, которые можно переместить в Россию, будут выпускать товары на российский же рынок, тогда это имеет смысл. Но если это, например, экспортно-ориентированные товары, то значительно выгоднее перемещать эти производства во Вьетнам, где очень много свободных экономических зон разного типа и очень хорошая логистика.

«СП»: — А российские территории опережающего развития?

— Россия создала на Дальнем Востоке довольно хорошие условия, но приток инвестиций туда не высок. И все, что мы там изготавливаем, во внешний мир может быть вывезено либо по Транссибу, а это одни из самых дорогих перевозок в мире, поскольку контейнер до Европы стоит 5−6 тысяч долларов (в Китае — в два раза дешевле), либо через дальневосточные порты. Владивосток — безналоговая зона, но опять-таки, плечо доставки значительнее длиннее, чем путь через Вьетнам или Сингапур.

Поэтому Россия вряд ли станет мировой пошивочно-сборочной фабрикой с дешевым ручным трудом, заменив Китай. И это, думаю, даже к лучшему. Нам надо как можно быстрее пройти этот этап. Потому что для Китая это было естественно — для перехода от экономики низкой организации к высокотехнологичному производству. Это ему надо было пройти.

Если мы сейчас также пойдем таким путем, то будем лишь догонять Китай. А нам нужно наоборот — обгонять Китай. И если делать это на Дальнем Востоке, надо создавать там высокотехнологичное производство, где не требуются большое количество людей, но зато там будет персонал высокого качества — образование, квалификация и т. д. То есть, нам нужна другая организация производства, нежели нам может предложить, например, Китай, перемещая на нашу территорию заводы.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,