Свежие комментарии

  • Konstantin Петров
    А какие предатели и враги жгут ежегодно Сибирь, Якутию, Карелию? Если честно, то мне глубоко плевать на Турцию. Мне н...КУРДЫ ЖГУТ, РУССК...
  • Александр Анпилогов
    Видимо, власть ДНР очень хорошо устроилась, что забыла о своих гражданах (или не считает их своими из-за получения им...Герои и злодеи ил...
  • Игорь Сипкин
    мне стали приходить сообщения, что вместе с рассылкой на статью приходит и реклама сайтов знакомств, интим встреч и т...Итоги: ОПРОС ПО ...

Аргумент большой игры

Аргумент большой игры

Становление

После Крымской войны флот России на Черном море был уничтожен. На Балтике красавцы-парусники потеряли свое военное значение. А проблема взаимоотношений с Англией никуда не ушла. Нужен был новый флот – паровой. И новые корабли – пароходы, способные долгое время крейсировать в океане, уничтожая британскую торговлю.

Параллельно для обороны нужно было строить корабли, способные оборонять Финский залив и столицу – Петербург. И ими могли стать только броненосцы.

Своих технологий не было. И пришлось строить нашего первенца (так и названного «Первенцем») в Англии.

Заложенный в 1861 году, в Россию он пришел в 1863. В результате целой военной операции:

«6 мая 1863 года «Первенец» был спущен в Лондоне на Темзенском судостроительном заводе.

В связи с обострением отношений с Англией из-за беспорядков в Привисленском крае генерал-адмирал приказал срочно увести недостроенный корабль в Россию.

В июле 1863 года недостроенный «Первенец», не имевший вооружения, был переведен в Кронштадт.

Для защиты его от возможного нападения английских или французских кораблей батарея шла под конвоем фрегатов «Генерал-Адмирал» и «Олег».

Путь покупки кораблей в Англии показал свою бесперспективность. И в 1863 году был найден другой донор технологий:

«Наиболее серьезным проамериканским шагом России стала отправка в США двух военных эскадр в 1863 году.


Одна прибыла в Нью-Йорк, другая – в Сан-Франциско.

Российские военные корабли оставались в США на протяжении года».

Посылка пусть и паровых, но деревянных крейсеров, все-таки имела огромное значение для САСШ (Северо-Американские Соединённые Штаты).

Шла Гражданская война. И Англия поддерживала Юг.

Возможность выхода русских крейсеров на коммуникации Британии с портов Севера, стала серьезным аргументом в пользу британского нейтралитета. Взамен Россия получила возможность покупать.

«Капитан 1 ранга С.С. Лесовский и капитан корпуса корабельных инженеров Н.А. Арцеулов, посланные в 1862 году в Соединенные Штаты Америки для изучения постройки броненосных судов, обратили внимание Морского министерства на броненосные лодки системы шведского инженера Эриксона с вращающейся башней, прообразом которых стал известный «Монитор».
В связи с этим министерство разработало так называемую «Мониторную кораблестроительную программу» 1863 года, предусматривавшую строительство 11 мониторов (десяти однобашенных и одного двухбашенного)».

Причем покупать в США. Как технологии, так и корабли в период следующего кризиса 1878 года:

«За 400 тыс. долларов перекупить строившийся за 365 тыс. долларов на верфи «В. Крамп энд санз» в Филадельфии железный пароход «Стейт оф Калифорния» (крейсер № 1, позднее «Европа»)...

«Колумбус», выстроенный у Крампа в 1873 году и с 1874 года перевозивший сахар, кофе и т.д., был куплен у торгового дома «В. П. Клайд и К» в Филадельфии за 275 тыс. долларов;

другой, «Саратога», – у торгового дома «Д. Е. Уорд и К» за 335 тыс. долларов...

Проектные работы над четвёртым кораблём ведут свой отсчёт от первых чисел июня 1878 года...

Строительство «Забияки» началось 19 июня (1 июля н.ст.), официальная закладка была проведена 11 июля».

Аргумент большой игры

«Забияка» погиб уже в Русско-японскую войну, прослужив флоту 26 лет.

Итогом строительства стал мощный мониторный флот, вооруженный артиллерией Круппа. Лучшей в мире на тот момент. И строительство флота крейсерского, как обычного, так и одетого в броню.

Первые броненосные


Аргумент большой игры

Первенцем русских броненосных крейсеров стал бронефрегат «Князь Пожарский».

Корабль-долгострой, не самой счастливой судьбы. Тем не менее, он свою роль сыграл. Вслед за ним последовали «Минин», «Генерал-Адмирал» и «Герцог Эдинбургский», что позволило сформировать броненосную крейсерскую эскадру, способную нанести серьезный урон британской торговле.

Пригодилась эта четверка не только в качестве угрозы виртуальной. А и для вполне реальных действий. Правда, против Китая, во время кризиса 1880 года.

Хотя есть разные мнения:

«В качестве основного вероятного противника России в 1880–1881 гг. рассматривался не Китай, а поддерживавшая его Великобритания.

С этим, в частности, связано срочное укрепление Владивостока от нападения с моря, тогда как китайский флот в то время не располагал возможностями для подобных акций.

Эскадра Лесовского, таким образом, имела традиционную для российской военно-морской доктрины цель создать для Англии угрозу крейсерской войны на ее коммуникациях.

Следовательно, русская военно-морская демонстрация была направлена не столько против Китая, сколько по отношению к Великобритании.

В этой связи русским, пожалуй, впервые удалось создать на Дальнем Востоке корабельную группировку, сопоставимую с военно-морскими силами своего основного соперника.

Британия в это время располагала в китайских водах эскадрой в 23 корабля против 26 русских, в числе которых были и броненосцы».

Но это далеко не факт.

В Русско-турецкую войну 1877–1978 гг. выдвинуть в Средиземное море того же «Пожарского» правительство России так и не решилось. Хотя соперников в турецком флоте для него просто не было. Да и помимо бронефрегата было еще много чего, способного как дойти, так и разнести турецкий флот. Сыграл свою роль страх войны с Англией.

В любом случае Александр ІІ сумел создать свой весомый аргумент в большой игре. Мониторы, казематные броненосцы, четыре бронефрегата позволяли как оборонятся, так и действовать на океанских коммуникациях.

Россия снова обрела океанский флот. И полностью обезопасила свою столицу. Более того, помимо чисто военных кораблей, был создан в 1878 году Добровольный флот, коммерческий, но корабли которого способны были в военное время стать крейсерами.

На момент смерти императора флот этот был на пике своего могущества. Составлены подробные планы крейсерской войны и обороны минно-артиллерийской позиции. Постоянно велись маневры и рождалась новая тактика.

Флот с честью прошел кризисы 1863, 1878 и 1880 годов.

Крейсера Александра ІІІ


Аргумент большой игры

В правление нового императора произошли перемены и во флоте.

Помимо крейсеров, начали строить и броненосцы для действий в океане. Началось все еще при императоре предыдущем, с 20-летней программы кораблестроения 1881 года.
Александр ІІІ ее сократил в 1885 году. Но общий курс на создание океанского броненосного флота изменен не был. Курс не изменили, но истребители торговли строили дальше, дополнительно развивая миноносный флот.

В итоге Россия пошла в трех направлениях сразу – создание броненосного флота, крейсерских эскадр и огромного миноносного флота по заветам молодой школы.

На это накладывалась постройка двух флотов одновременно: на Черном море (для штурма проливов) и на Балтике (для противостояния Германии и посылки эскадр на Тихий океан). Маневрировать между театрами возможности мы не имели: проливы для России были закрыты.

Крейсерам в этих планах уделялось внимание особое. Первыми бронефрегатами в 80-е годы стали «Донской» и «Мономах». За ними последовал «Память Азова». И, наконец, «Рюрик», заложенный в 1892 году.

Их дополняли бронекорветы (бронепалубные крейсера) «Витязь и «Рында».

Особенностью этих кораблей была их малая пригодность к бою эскадренному, как по причине расположения артиллерии, так и по другим характеристикам. И быстрое устаревание в качестве рейдеров.

К 1895 году два первых бронефрегата и оба бронекорвета безнадежно устарели морально. Хотя в смысле возраста 10 лет для корабля это мало.

Впрочем, на второстепенном ТВД в океане против Англии они были вполне пригодными.

Как бы там ни было, постройка флота сразу в трех направлениях приводила к недостатку сил во всем и везде. В том же 1892 году относительно современных броненосных рейдеров было три, против четырех 12 годами ранее...

Раздвоение царя Николая


Аргумент большой игры

Царь Николай двойственность в развитии флота не ликвидировал.

Наоборот, при нем океанских броненосных рейдеров построили пять, против четырех при его отце и четырех при деде. И дополнили их тремя крейсерами – богинями, бронепалубными, но вполне пригодными для океанских операций.

С учетом того, что к моменту начала Русско-японской войны ни один из броненосных крейсеров не был списан, то формально Россия имела огромный флот броненосных крейсеров: 10 единиц плюс три броненосца-крейсера.

По факту же выпустить в океан можно было только шесть (3+3). В итоге же война случилась не с Англией, а с Японией. И вышло то, что вышло.

Старички времен турецкой войны с Балтики не ушли. Оно и понятно. По причине ветхости и бессмысленности. Компанию им составил «Память Азова» из-за ремонта. А вот бронефрегаты «Донской» и «Мономах» попали в состав эскадры Рожественского, где и погибли. Героически, но бессмысленно.

Не сложилось и у броненосцев-крейсеров. Использование их как эскадренных броненосцев в линии добром закончится не могло. И не закончилось.

«Ослябя» погиб. Его систершипы стали японскими трофеями...

А вот «Рюрики» повоевали, блестяще доказав, что идея крейсерской войны базировалась на реальном расчете и реальной же подготовке.

Рейды ВОК стали единственным светлым пятном в той войне. И не вина крейсеров (и броненосных, и вспомогательных) в том, что они сделали мало. Каковы задачи и решительность командования – таков и результат...

Итоги


Идея крейсерской войны, ставшая своего рода палочкой-выручалочкой русской политики при Александре ІІ и его сыне, к середине последнего десятилетия XIX века стала теперь анахронизмом.

Флоту нужны были крейсера, пригодные для эскадренного боя.

Но попытки готовиться одновременно к войне со всем светом привели к тому, что в войне реальной мы не были готовы ни к эскадренным боям, ни к блокаде Японии. Первому мешал состав флота (из одиннадцати наших броненосных кораблей на Тихом океане пять были рейдерами), а второму – недостаток сил.

Все-таки три крейсера во Владивостоке крайне мало. Там нужны были еще «Пересветы», богини и четыре-пять рейдеров Добровольного флота.

Тем не менее, десятилетия подготовки не прошли зря. И потери наши крейсера японскому судоходству нанесли. И больше бы в том месте и с теми силами не сделал никто.

Имея отличный инструмент – его не использовали. Потратив при этом на него средства и ресурсы, которых не хватало для классической морской войны.

Нельзя быть сильным во всем.

Что Россия и доказала на своем опыте.
Автор:
Роман Иванов
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх