Свежие комментарии

  • Сергей Сарматов
    Единственный дурак это автор...Россию превращают...
  • Владислав Владислав
    Что касается ССП - то в списании их вины нет! Автору стыдно не знать элементарное. ССП направляет постановление о взы...Новости России: В...
  • Семен Жаров
    1) grainvn, я своим замечанием Алексею Шумянцеву мог обидеть и оскорбить лишь СЕБЯ, признав себя НЕЗНАЙКОЙ!... А я де...Вылечить амнезию:...

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Дело не в том, что у этой штуки 90 000 тонн водоизмещения. Дело в том, что у неё 55 км/ч скорости. Всегда


Нет темы, которая в современном общественном сознании была бы окутана большим количеством глупостей, нежели обнаружение в открытом море надводных целей и удар по ним с берега. Сознание отечественных граждан носит отчётливые признаки средневекового: создав себе некую идею, человек затем ведёт все свои умопостроения, отталкиваясь именно от неё как от «точки сборки», и если факты этим умопостроениям не соответствуют, то тем хуже для фактов.

В полной мере это касается и мифологизации военно-морских вопросов. Среднестатистический гражданин, как правило, вбивает себе в голову некий «якорь»: мы континентальная держава, американские авианосцы жестянки, потопим с берега, и далее строит себе картину мира вокруг этого постулата. Никакая логика при этом не действует: у нас есть 10 «Кинжалов», значит, мы можем потопить 10 авианосцев, точка. Носителям «Кинжалов» надо видеть цель? Да вы за американцев! Есть ЗГРЛС, вы что, не слышали ни разу? Почему вы на страну помои льёте? И так далее.

Почему это вредно? Дело в том, что идея, овладевшая массами, становится материальной силой. Если всё общество верит в то, что мы уже можем побить любого врага одной левой и не надо ничего делать, всё уже сделано, то действительно, «что-то делать» будет невозможно политически: чиновники и государственные деятели тоже люди и в основном верят в то же, что и все.
Как следствие – необходимые для обеспечения безопасности страны меры предприниматься не будут.
 А потом будет война и у всех опять будет глупый вид, а подстрекаемые иностранными агентами влияния глупцы будут вещать, что был бы флот ПОСЛАБЕЕ, то исход войны был бы ЛУЧШЕ. И это не преувеличение, достаточно поискать в интернете то, как рядовые обыватели оценивают, например, Русско-японскую войну.

Зачастую, однако, эти вредоносные идеи — не следствие ущербности их носителей (хотя это тоже, увы, не редкость в нашем обществе), а просто следствие того, что среднестатистический человек не может представить себе, что реально стоит за понятиями, которыми он пытается оперировать, и если в его мозг загрузить какую-нибудь более-менее близкую к реальности картинку, то он сменит своё мнение.

Но как это сделать? Как ВИЗУАЛЬНО показать человеку, что нахождение, например, корабля противника в заданном районе, оно не просто так, а имеет вероятностный характер? Как объяснить ему, что если ты в режиме реального времени видишь авианосец на экране с помощью какой-то онлайн-трансляции с орбиты, то это не целеуказание? И пустить по этой картинке дальнобойную ракету невозможно?

Увы, но профессионалы не снисходят до подобных вещей. Им не до этого. В итоге периодически происходят эксцессы типа ликвидации ВМФ как полноценного вида вооружённых сил и тому подобные вещи, просто потому, что лица, принимающие решения, с одной стороны, уверены в своей правоте и понимании вопроса, а с другой (и вот это они не осознают), просто не ведают, что творят. Разгрести завалы после таких вещей можно не всегда, так, например, погром теоретической школы ВМФ в 1931-1937 годах, усугублённый её же погромом (более мягким, без расстрелов) в 50-х и 60-х, сказываются до сих пор и будут сказываться ещё долго. Возможно, несколько веков.

Таким образом, ликвидация безграмотности в военно-морских вопросах крайне важна для общества, но её нужно проводить с использованием современных методов. Чем мы и займёмся.

Вводная


Дорогой читатель, чтобы у тебя возникло понимание того, как в реальном мире делаются серьёзные вещи, мы с тобой сделаем следующее. Мы «виртуально» примем командование американской авианосной многоцелевой группой (АМГ), а затем полезем на ней в осиное гнездо – атаковать китайскую территорию.

Причём мы не просто так туда полезем. Мы выведем нашу АМГ на удар прямо под берег, и так, чтобы китайская разведка ни о чём не узнала как минимум до удара по своим РЛС силами наших крылатых ракет и авиации. Внаглую.

И чтобы уже совсем сломать тебе твой шаблон (если он есть, конечно), мы пойдём на наших кораблях туда, где сходятся орбиты всех китайских разведывательных спутниковых группировок, туда, куда после возвращения Гонконга и Макао направлено всё внимание китайских ВС, – к Тайваню. Мы влезем на медленных кораблях в самое пекло, туда, где все просматривается с орбиты несколькими группировками спутников, где работают загоризонтные РЛС и средства РТР, – просто чтобы ты увидел, что могут эти корабли даже в наше компьютерно-космическое время.

Мы пойдём вот сюда.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

При этом, правда, мы сделаем некоторые отступления от реальности. Вместо имитирования реальной операции с перечислением всех её этапов и значимых действий, что, вообще говоря, невозможно в рамках статьи в Интернете, мы проведём моделирования действий по обману разведки противника по отдельности: сначала мы разберём то, как обмануть космическую разведку, потом как обмануть радиотехническую, ЗГРЛС и т. д.

Так будет проще, понятнее и доступнее.

Обманываем спутниковую разведку


Для того чтобы показать, как надводные силы проводят обман спутниковой разведки, мы проведём симуляцию в «модельных» условиях, а именно: океан пустой, в нём только наша авианосная группа и больше ничего, никакого трафика, в котором можно спрятаться нет, облачных фронтов, под которыми можно спрятаться, нет, вообще ничего нет, корабли, по идее, пойдут, как муха под увеличительным стеклом.

Но — встречное допущение за нападающего: у китайцев есть только спутники и до обнаружения ими кораблей поднимать разведывательную авиацию они не будут. На самом деле это, конечно, не так, но нам надо найти пределы возможностей спутниковой группировки, и такое моделирование — самый лучший способ.

Технически засечь корабль из космоса не проблема, это делалось ещё десятки лет назад. А вот, например, современное фото, причём китайское. Это именно американская авианосная группа.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Кстати, раз уж речь зашла о дезинформации и введении противника в заблуждение, прошу определить по фото, куда (в какую сторону) эта группа идёт. Поставить себя на место аналитика разведки. У него, конечно, больше данных, но они все вот такие. Реальность такая реальность…

Обращаем внимание на то, что при реальном количестве спутников глобального непрерывного покрытия у китайцев нет даже в мечтах: это не «Старлинк», который везде, вывести столько спутников, чтобы видеть всё, китайцы не могут, денег нет. У США, кстати, на разведсеть с полностью глобальным непрерывным (ключевое слово) онлайн-охватом тоже нет денег.

Эту оговорку надо сделать специально, так как есть целые секты горе-теоретиков, верящих в то, что вместо флота можно повыводить спутники на орбиту и по наведению с них пускать себе ракеты с берега по всем выявленным целям. Не получится, даже без учёта того, что картинка с орбиты — это не ЦУ. А спутниковая сеть с всемирным и непрерывным покрытием, автоматической классификацией подозрительных контактов, передачей их на опознавание живому оператору и автоматическому расчёту данных на применение дальнобойного оружия с берега будет не по карману даже всему «золотому миллиарду». Дешевле ещё десять «Нимитцев» построить и с них авиаразведку поднимать.

Теперь посмотрим на китайскую спутниковую группировку в динамике. Нажав на ЭТУ ССЫЛКУ, можно увидеть симуляцию прохода спутников над тем районом, куда мы пойдём на кораблях и оценить покрытие и скорость, с которой спутники проходят назначенный нам для развёртывания район. Жмите обязательно, так как работать мы будем именно с этой симуляцией.

Район, из которого «мы» будем наносить удар, китайцы держат под контролем с помощью следующих орбитальных группировок:

1. Группировка спутников оптической разведки, спутники Яоган-15, 19, 22, 27. На симуляции их покрытие выделено красным цветом. Только эти спутники могут помочь идентифицировать корабль за счёт качественных РЛС, остальные просто видят радиоконтрастную цель.

2. Группировка спутников радиолокационной разведки, оснащённых РЛС с синтетической апертурой, спутники Яоган-10, 29. На симуляции их покрытие выделено голубым цветом.

3. Ещё одна группировка спутников радиолокационной разведки, спутники Яоган-18, 23, на симуляции их покрытие выделено зелёным цветом.

Неработающие спутники не указаны.

Реально размер зоны покрытия спутником может быть другим, и взаимное перекрытие может быть другим, большим чем показано. Но об этом позже, другие размеры и большие, нежели в симуляции, перекрытия, ничего не меняют, и это будет доказано. В нашей же симуляции полоса захватываемая спутником будет 300 км шириной. Повторимся, это не принципиально.

Итак, в максимуме все покрытые зоны в течение 24 часов выглядят вот так.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Впечатляет. Кажется, кораблям тут нечего делать. Но сразу же отметим непросматриваемые зоны. Они есть.

Это мёртвые зоны, со спутников они не просматриваются. Если корабль туда проскочит, то из космоса его не увидеть.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Зоны, которые в симуляции не просматриваются со спутников, выделены красным, знаком "!" выделен район, назначенный авианосной группе для начала военных действий против КНР

Но надо как-то пройти, да? При этом маленькие зоны слишком рискованны. Нам надо занять место в большой, с маленькими разведка могла ошибиться, спутники реально могут их перекрывать. Обозначим зону, куда нам надо пройти, знаком «!» Из неё будет наноситься удар по территории КНР.

Итак, зная орбиты и время пролёта китайских спутников, мы входим в район из непросматриваемой ими в силу наклонения орбит зоны. Вот как к исходу первого часа операции выглядит покрытие района – ни один спутник над ним с момента нашего появления ещё не пролетел. Мы ждём.

Идёт час…

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Красный условный знак авианосца в нижней части экрана, эскорт условно не показан.

Второй…

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Третий…

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Над нами чистое небо, никто нас ещё не нашёл. Группа продолжает маневрировать в заданном районе и ждёт.

Четвёртый час позади. Вот в полосе, непосредственно примыкающей к нашему району ожидания, проходит спутник из группировки номер 3.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Теперь эта полоса не будет никем контролироваться сутки. Но нам надо ещё подождать.

Идут часы, проносятся в стороне спутники…

И вот он – девятый час позади, «мимо» проскочил ещё один спутник из другой группировки – тот кого мы ждали.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Теперь полный вперёд.

Мы выходим на 28 узлов и на северо-запад. У нас примерно 18 часов до повторного пролёта спутника Яоган-29. За это время мы могли бы пройти 958 километров. Но нам столько не надо.

И вот, спустя 6 часов 30 минут часов мы прошли зону, надо которой уже пролетели два спутника радиолокационной разведки, и которую пока никто не наблюдает.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Впереди ещё одна полоса, над которой вскоре пролетит китайский спутник, причём из самой опасной группировки. И вот, на исходе 20-го часа операции он пролетает над районом.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Стрелкой показан путь перехода в непросматриваемый со спутников район. Во время прохода полос захвата спутников, спутников над ними не будет

Теперь опять полный вперёд – идём на северо-запад, в непросматриваемую зону. У нас почти сутки, чтобы там оказаться, и за эти сутки авианосная группа не попадёт ни под какой спутник. Когда они сделают очередной виток и опять окажутся над районом, нас там уже не будет. По пути нам надо будет «пропустить» ещё один спутник, и это не проблема.

Истекло 52 часа с момента начала операции, мы вышли в непросматриваемый спутниками район, откуда самолёты уже нормально достают берег, над которым никакие спутники не летают.

Причём внимательный читатель легко увидит и другие варианты выхода в назначенный район – более быстрые и более лёгкие.

Расстояние от нашей АМГ до берега в назначенном районе составляет примерно 500 км, спланировав отход после серии атак, время, курс и скорость в ходе которого также соответствуют графику пролёта спутников, мы начинаем поднимать авиагруппу на удар. Корабли с ракетным оружием тем временем готовятся произвести пуски крылатых ракет по целям. Нам нужен «альфа-страйк» — удар всеми силами, чтобы китайцам стало по-настоящему плохо, и поэтому в ход пойдёт всё, что у нас есть.

Зададим вопрос: а что всё это время видела и продолжает видеть китайская спутниковая разведка в пустом океане? Ответ – всё это время она наблюдала вот эту картину.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

При этом у китайцев в нашей вводной есть даже свой «Кинжал» — вот такой.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Вот только о наличии цели для него они и не подозревают, и так до тех пор, пока аэродром с этими Н-6 не превращается в филиал ада.

Медленные неповоротливые кораблики опять всех сделали.

Если кого-то коробит от победы американских авианосцев, не вопрос, можно теми же методами отыграть удар «Цирконами» с фрегатов проекта 23350 и модернизированных БПК проекта 1155 по ВМБ Сан-Диего и Китсап (Бангор-Бремертон). Это непринципиально, обман спутниковой группировки возможен и выполняться будет всеми одинаково – но только если нападающая сторона по-настоящему готова так действовать, если она тренировалась как надо, училась воевать «настоящим образом», по-ленински. Заодно отпадут бесконечные глупые сентенции о том, что мы не можем создать флот больше американского. Не можем, да. И не надо.

Американцы в прошлом не раз показывали нам такие вещи. Готовы ли они сейчас так действовать – вопрос открытый, их ВМС тоже подвергаются определённой деградации, но у них такой опыт, по крайней мере, есть.

Немного реальности


Что влияло бы на эффективность реальной спутниковой разведки, а не нашей симуляции? Полоса захвата. Она может быть больше, чем на использованной выше интерактивной схеме.

Но это решаемо. Дело в том, что данные о полосе захвата можно добыть ещё в мирное время. Можно даже силами своих инженеров и конструкторов провести реверс-инжиниринг вражеских спутников, как бы разработать их самим, отталкиваясь от имеющихся разведданных. Ничего особенного в таком подходе нет: американцы делали и это, правда, не со спутниками, а с противокорабельными ракетами. В ходе «холодной войны» они собрали более 2 миллионов обломков советских противокорабельных ракет со дна моря на полигонах Тихоокеанского флота и, опираясь на результаты их изучения и имевшуюся разведывательную информацию о наших ракетах, проводили разработку их систем самонаведения для того, чтобы позже, поняв как работают наши ракеты, создать эффективные комплексы помех.

Нет никаких причин, по которым что-то подобное не могло бы быть сделано со спутниками: обломков у противника нет, но разведка-то есть.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Камеры спутника оптической разведки "Гаофен-1", в симуляцию он не попал, не совпадает орбита. Зная эти углы установки, разбираясь в оптике, зная высоту пролёта спутника над Землёй, всегда возможно предсказать, какую по ширине полосу он может отснять

Кроме того, можно провоцировать обороняющуюся сторону на различные разведывательные операции, появляясь в разных районах, про которые надо понять, видит их обороняющийся или нет, и по времени изменения характера радиообмена в его сетях, по времени реакции его сил и другим признакам выяснить, видит ли его спутниковая разведка те силы, которыми его провоцируют или нет. Всё это решается заранее, в мирное время.

Риски ошибки, конечно, не исчезнут никогда, но такова война. Шансы на то, что спутники удастся обмануть таким способом, велики, и советскую «Легенду» они не раз так «обходили».

Что будет, если полосы захвата спутников и перекрытие между разными группировками вообще не оставляют непросматриваемых зон? Ничего особо не изменится: зная время пролёта спутников разных группировок, атакующая сторона будет маневрировать между полосами захвата с таким расчётом, чтобы переходить из полосы в полосу сразу после пролёта спутника.

И это тоже делалось.

Что ещё не учтено в симуляции? Не учтены облака. И вот это уже работает не на обороняющуюся сторону, а на атакующую.

Любой моряк знает то, что именно метеорологи первыми включаются в планирование любой операции и на военном совете выступают тоже первыми, потому что погода до сих пор носит определяющий характер и в действиях флота, и в действиях авиации, флота – особенно.

И при планировании таких набегов всегда имеют значение облачные фронты. Облака до сих пор являются препятствием для спутников оптической разведки. Съёмка в других, нежели видимый, диапазонах отдельно не позволяет классифицировать цели, тот же «Горшков» во многих случаях просто окажется невидим при попытках обнаружить его в инфракрасном диапазоне. Современных западных кораблей это тоже касается в основном.

То есть облачные фронты остаются надёжным укрытием от части спутников – в нашем случае из симуляции «вылетело» бы треть «дорожек», между которыми мы лавировали, выходя на удар по Китаю.

Ещё одной проблемой является непоказанный на симуляции спутник «Гаофен-4» — геостационарный спутник оптической разведки с огромным по площади покрытием, «висящий» над Сингапуром. Его возможности позволяют отснять весь район, в котором мы действуем. Предполагается, что его поле обзора 400х400 км, а разрешение – 50 метров. Возможна видеосъёмка. Теоретически корабль размером с авианосец можно обнаружить с помощью этого спутника, если отснять нужный район. Но есть способы отвлечь на себя внимание, банально развернув «евази-АМГ» из универсального десантного корабля и нескольких кораблей поменьше и «подставив» её под наблюдение. Тогда ресурсы этого спутника, видимо, будут заняты. Плюс облачность, и можно позаботиться и о Гаофен-4, хотя гарантировать ничего нельзя, война — это риск.

Всё? В случае с Китаем и с указанным районом – да.

Вообще, нет. Теоретически у такого противника, как Китай, могут быть спутники радиотехнической разведки. У России, например, они есть. И их «выключить» из поиска тоже необходимо.

Как обмануть спутники РТР? Ответом является то, что прекрасно известно на всех флотах всех стран. То, что у нас в ВС РФ называется «Радиотехническая маскировка», а у американцев «Контроль излучения» — Emission control, EMCON.

И эти же методы позволяют обмануть не только спутники радиотехнической разведки, но и РТР вообще.

Обходим радиотехническую разведку, включая спутники


Перенесёмся в год, когда американцы впервые открыто и не прячась, пользуясь вышеперечисленными (и не только) методами щёлкнули по носу ВМФ СССР: 1982 год, осень, учения NorPacFleetex Ops’82, по-русски: «Флотские учебные операции «Тихоокеанский север 82».

Напомним, тогда, в начале 80-х, Америка начала раскручивать «холодную войну» и выводить её на те обороты, которые СССР потом не выдержал, и военно-морское давление было важнейшей частью этих усилий, а выполнялось оно в ходе подобных «учений».

В сентябре 1982 года американцы, подставив ВМФ под наблюдение АМГ «Энтерпрайз», одновременно с этим скрытно осуществили развёртывание второй АМГ «Мидуэй» и смогли на переходе от военно-морской базы до района нескольких сотнях километров от Камчатки скрыть эту группу от разведки Тихоокеанского флота. В последние дни перед главной оплеухой американцы подставляли «Мидуэй» под наблюдение таким образом, чтобы сформировать у нашей разведки ощущение, что на самом деле это тот же «Энтерпрайз», который мы наблюдали непрерывно. В конце концов АМГ «Энтерпрайз» тоже оторвалась от наблюдения, соединилась с АМГ «Мидуэй», образовав авианосное соединение огромной силы и начав отработку массированного авиаудара по Петропавловску-Камчатскому – и только потом их нашли.

Но после обнаружения американцы опять оторвались от слежения, вылет морской ракетоносной авиации на обозначение удара пришёлся в никуда, после чего они спокойно прошли вдоль Курил на юг, пользуясь способностью авианосца поднимать авиацию против ветра, вторглись в воздушное пространство СССР, когда наши перехватчики не могли взлететь из-за ветра над ВПП, и спокойно ушли в пролив Цугару, чтобы дальше фестивалить у Приморья. Там их, конечно, уже ждали.

Более-менее подробно события описаны контр-адмиралом В. Каревым в известном очерке, интересующиеся могут оценить произошедшее, но с двумя поправками: Карев, видимо, путает то, какими силами американцев встретили в Японском море, что объяснимо (дело было давнее).

А вот что Карев «путает», видимо, сознательно, так это то, как сработала авиаразведка. В его очерке разведчики, перехваченные ночью «Фантомами» с «Мидуэя», не придали значения типу самолёта (на «Энтерпрайзе» были только «Томкэты»), чего реально не просто не могло быть, а именно не было вообще: тип самолёта и был разведпризнаком, за которым авиаразведка и охотилась, и именно после того, как американцы показали нашим «Фантомы», на ТОФе и осознали, что «Мидуэй», который никак не получалось найти, – рядом. Американцы это, кстати, подтверждают.

Но об авиаразведке позже, а пока – о радиотехнической маскировке.

Один из участников той операции, американский лётчик-палубник Энди Пико, значительно позже описал эти события с американской стороны в статье «Как спрятать авианосец». Оригинал на английском, но в русском Интернете нашлись энтузиасты, которые перевели. Весь текст находится тут, ссылка на оригинал там же, а нас интересует вот этот фрагмент.

Главный вопрос: как спрятать ударную группу в море? Ответ (в очень общих терминах) таков: не говорить оппоненту, где ты находишься.
И этот ответ вовсе не так нелеп, как кажется.

Проиллюстрируем вопрос следующим примером.

Глубокой ночью две футбольные команды собираются на стадионе, каждая на своей линии ворот. Все запасные игроки в каждой команде имеют ружья, а все игроки на поле – пистолеты. Все используемое оружие оснащено фонариком, прикрепленным к дулу. Квотербек (главный нападающий в американском футболе. – Прим. перев.) носит с собой сигнальную лампу.

Теперь выключим свет и погрузим стадион в полную темноту.

И кто рискнет зажечь свой фонарик первым?

Теперь, чтобы сделать ситуацию более близкой к военно-морской, мы также переместим зрителей с трибун на поле, распределив их более-менее равномерно. Над полем же мы повесим два воздушных шара, по одному для каждой команды, оснащенных сигнальными лампами и биноклями.

Очевидно, в нашей модели свет будет играть роль и средств связи и средств обнаружения. Глаза участников играют роль средств РЭР, электронной поддержки и электронной разведки, а также радаров.

Очевидно также, что если ты хочешь остаться незамеченным, то лучший способ – двигаться тихо и сливаться с окружением.



Ударная группа перемещается на свой театр действий в обстановке полного радиомолчания. Построение кораблей ударной группы при этом распределяется на площади так, чтобы ни одна система не сумела идентифицировать группу просто по построению (в частности, например, почему строгие, плотные построения, столь любимые на парадах, никогда не используются на практике). Для ударной группы особенно опасны широкоспектральные системы поиска, так что средства разведки противника блокируются либо полным отсутствием сенсорной информации для них, либо дезинформацией, либо предоставлением им правдивой информации с некоторыми критическими правками, полностью искажающими картину. Например, средства РЭР противника ориентируются на обнаружение излучения. Поэтому основной способ избежать их – излучать как можно меньше.



Одной штормовой ночью человека смыло за борт, когда корабли оперировали всего в 200 морских милях (примерно 360 км) от советских аэродромов на Курилах. Несмотря на взлет спасательных вертолетов, активный поиск несколькими кораблями и голосовые передачи в УВЧ-диапазоне, вся успешная спасательная операция осталась полностью незамеченной русскими, потому что в тот момент все русские наблюдательные системы были за горизонтом. Ни один спутник не поднял тревоги. Ударная группа продолжила действия незамеченной.

Ударная группа достигла назначенной позиции, в то время как оппонент даже не подозревал, что она находится где-то в радиусе двух тысяч миль от него. На этой стадии были предприняты ограниченные воздушные операции в обстановке полного радиомолчания со стороны самолетов. Палубные самолеты взлетали в полной тишине и выполняли операции, держась ниже радиогоризонта для средств ПВО оппонента, которые находились всего в 200 милях. Самолеты ДРЛО осуществляли полеты в пассивном режиме.

На назначенной позиции “зеркальные воздушные удары”, то есть учебные ударные миссии, направленные на 180 градусов от настоящей цели, были проведены. И снова без каких-либо активных средств связи. Весь цикл – взлет, удар, возвращение – осуществлялся во время НОРПАК 82 в полном радиомолчании. На протяжении четырех дней самолеты наносили “зеркальные удары” относительно Петропавловска и баз субмарин в Охотском море, оставаясь при этом незамеченными. Весь день каждый день самолеты ДРЛО патрулировали в пассивном режиме. Все корабли осуществляли интенсивное сканирование пассивными методами. В случае реального конфликта противник, разумеется, догадался бы о присутствии АУГ после первого удара, как только сумел бы выкарабкаться из-под развалин своих баз и аэродромов. Но это были учения, и флот продолжал тренироваться в тишине.

НОРПАК 82 является отличным примером маскировки ударной группы в океане. В ходе учений ударная группа оперировала четыре дня в радиусе досягаемости до стратегических целей оппонента и оставалась незамеченной.

В настоящее время возможности кораблей ВМФ США оперировать в полностью пассивном режиме, получая тактическую информацию от других источников, значительно усовершенствованы. Все корабли и самолеты объединены в единую сеть, позволяющую обмениваться тактической информацией. Если кто-то во флоте или в космических силах видит цель, ее видят все остальные. При должной подготовке и компетентности боевой корабль может проплавать все шесть месяцев (продолжительность стандартной кампании. – Прим. перев.), не включая сенсоров и связи и лишь слушая то, что передают другие.



Как и прежде, одна из основных проблем с поиском цели – это разобраться, какой именно из замеченных вами надводных контактов является вашей целью. Большая часть пассивных способов предполагает использование для этой цели работы радаров и систем связи цели, но они опираются на то предположение, что сама цель что-то да излучает. Не излучайте ничего, и единственным способом вас идентифицировать для противника будет сблизиться на дистанцию визуального обнаружения.

Вспомним исходную модель. Две футбольные команды с пистолетами и фонариками на затемненном поле, где еще и стоят их болельщики. Кто рискнет включить фонарик первым?

ВМФ США имеет дополнительное преимущество сетевых коммуникаций; если кто-то в американском флоте (корабли, самолеты, береговые базы и космические аппараты) видит цель, то все остальные немедленно получают ту же информацию. То есть боевая единица может действовать в обстановке полного радиомолчания и получать представление об обстановке от других единиц. Это открывает широкий простор для дезинформации и постановки ловушек.

Если же оппонент начинает активный поиск с помощью своих собственных радаров, то тем самым он выдает свое расположение, заявляя на весь регион, кто он, и где находится. Палубные истребители могут нанести по нему удар, даже не включая собственные радары до последнего момента.


Не излучай, и РТР, РЭР и все остальные тебя не увидят. Надо сказать, что наши моряки прекрасно владели этими методами и точно так же выходили на дистанцию ракетного залпа по американцам скрытно.

Чуть позже, когда дойдём до целеуказания, этот вопрос будет рассмотрен подробнее, пока ограничимся констатацией того, что «идти, не излучая» — это не просто что-то возможное теоретически, это то, что неоднократно отрабатывалось на практике (успешно) и у них, и у нас. Китайцы тоже, видимо, отрабатывают.

Таким образом, РТР просто нечего будет обнаруживать. Ни спутникам (например, нашей «Лиане»), ни наземным постам, ни РЗК. Корабельная группа не излучает.

Но, спросит пытливый читатель, береговые-то РЛС излучают? Увидят поди авианосец-то, да ещё и с группой?

Обманываем радиолокационные средства


Ещё одним мифологизированным средством являются загоризонтные РЛС (ЗГРЛС). Мечущийся мозг человека с якорем в голове ищет что-то для успокоения своей психики, что-то такое, чтобы поверить, что волшебная система, позволяющая найти цель с кресла в тёплом бункере и одним нажатием волшебной кнопки отправить к ней противокорабельную баллистическую ракеты (МиГ-31К с «Кинжалом», мифический сверхдальнобойный вариант «Калибра»… вписать своё) может существовать в реальном мире. Признать, что реальный мир сложен и очень опасен, человек со слабой психикой не может, жить в сложном и опасном мире он не хочет и пытается придумать для себя правдоподобную сказку. В определённый момент частью этой сказки становятся ЗГРЛС, которые сразу же обнаружат вражеский авианосец (про крейсера и эсминцы почему-то никогда не вспоминают), как только он «появится» (вопрос, где он появится, в оперативную память такого контингента уже не помещается) и вот тогда-то…

Немного реалий.

ЗГРЛС работает на отражении сигнала от ионосферы и вследствие этого имеет погрешность в определении координат и параметров (элементов) движения целей. Чем больше количество отражений сигнала от ионосферы, тем эта погрешность выше, и в определённый момент такой метод разведки просто теряет практическую значимость.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

В результате при работе по надводным целям данные ЗГРЛС имеют практическую значимость не далее чем в 300-500 км. При этом надо понимать, что применить оружие по данным с этих станций нельзя: они дают просто примерное положение цели и всё.

Существуют РЛС пространственной волны с большой дальностью, но их дальность обнаружения целей ограничивается несколькими сотнями километров.

В режиме прямой видимости ЗГРЛС обнаруживают воздушные цели, причём достаточно точно. Стрелять по этим данным тоже нельзя, но с обнаружением воздушных целей всё намного легче, чем с надводными. Особенно это верно для РЛС большой дальности, которые работают ТОЛЬКО по воздушным целям, например, известная РЛС типа 29Б6 «Контейнер», способная обнаруживать и в основном способная распознавать (например, отличить баллистическую ракету от самолёта) воздушные цели на огромном расстоянии.

Но у нас-то цель надводная…

Вот как «Рособоронэкспорт» изображает возможности РЛС «Подсолнух». Это экспортный вариант, вариант для отечественных ВС, видимо, лучше, но физику не обманешь, и быть лучше в разы он не может.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Если бы мы могли визуализировать разницу между тем, какую информацию нам хотелось бы получить от ЗГРЛС, и тем, какую информацию ЗГРЛС нам реально даёт, то выглядело бы это вот так.

Вот об этом мы мечтаем.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Это то, что хочется: точная классификация типа объекта, его курс и скорость в реальном времени. И можно отправить на него какую-нибудь сверхдальнюю ПКР, рассчитав данные для стрельбы перед этим

А вот это в первом приближении мы имеем на самом деле: корабль где-то внутри четырёхугольника, ни его тип, ни курс, ни скорость не определяются.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Большой надводный контакт, тип, курс, скорость неизвестны, точные координаты тоже

Более того, сама зона, где находится цель, в реальности совсем не четырёхугольник, это скорее пятно на карте, и положение корабля внутри этого пятна оценивается теорией вероятности. Точная визуализация была бы чем-то вот таким.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Авианосец Роршаха. Границы "пятна" — зона, вне которой вероятность нахождения наблюдаемой РЛС цели пренебрежима мала. Внутри "отметки" — отлична от пренебрежимо малой, градиент цвета символизирует распределение вероятностей нахождения объекта внутри отметки, линейные размеры "отметки" измеряются в длинах цели или десятках её длин. Но это всё неточно. Другую информацию из отметки на экране ЗГРЛС не получить

Именно вот такую информацию можно вытащить из отметки на экране ЗГРЛС, и больше никакую. Со временем станет понятно, куда цель двигалась всё это время, по смещению отметки, но применить оружие по таким сигналам нельзя.

Далее мы, конечно, будем оперировать рамочками, дабы не усложнять. Что, если целей несколько? Тогда наши рамочки-кляксы накладываются друг на друга.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Теперь всё же признаем, хоть точно, хоть неточно, но ЗГРЛС цель – авианосную группу – обнаружит. При условии, что та подойдёт ближе 500 км к антеннам. А если нет?

Второй момент следующий: даже если АМГ подойдёт близко, то в реальном мире рамочек на экране ЗГРЛС будет очень много.

Вот как выглядит трафик в том районе, откуда «наша» АМГ наносила удар по Китаю.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

И координаты каждой «цели» ЗГРЛС даст нам с погрешностью. То есть вокруг каждого контакта будет "рамочка". Кроме того, на этом изображении показаны только те суда, которые имеют включённый терминал АИС. Широко известно, что, например, рыбаки во время лова его отключают, чтобы не «светить» рыбные места. Танкеры с венесуэльской нефтью, северокорейские балкеры, контрабандисты и многие другие тоже идут без АИС. Так что целей реально будет ещё больше.

В свою очередь, на боевых кораблях противника может быть фальшивый терминал АИС, который по обстановке то включают, то выключают, а ещё киберкомандование противника может АИС просто «положить» на этапе проведения операции: вспоминаем, что кибервойной в ВМС США занимается целое флотское командование – 10-й флот ВМС. Запутать обороняющегося в такой ситуации можно очень серьёзно.

Вне связи с АИС, если вдруг атакующей стороне для выполнения боевой задачи нужно войти в зону, где береговые РЛС её засекут, можно пойти «от обратного». Можно заранее ввести в район десяток небольших вспомогательных судов, которые по команде просто выставят ложные цели или поля ложных целей – надувных уголковых отражателей, и даже будут эти поля буксировать, создавая видимость авианосца и его эскорта.

В итоге в условиях, когда избежать обнаружения авианосной группы с помощью загоризонтной радиолокации нельзя, можно вместо этого создать у атакуемой стороны впечатление, что авианосцами всё просто кишит. Он будет видеть на экранах десятки авианосных групп, движущихся в разные стороны, а спутниковая разведка и РТР будут показывать, что ничего нет. Контактов же можно «надуть» и сорок штук.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Надувной уголковый отражатель. Их можно выставлять по одиночке или "полями", крепить на плавсредствах, в том числе безэкипажных, буксировать и т.д.

А ещё есть средства РЭБ – радиоэлектронной борьбы, которые существенно затрудняют обнаружение целей и их классификацию и могут находиться вне боевых порядков наступающей авианосной группы.

В таких условиях у обороняющейся стороны не остаётся иного варианта, кроме проверки каждого «контакта» авиаразведкой, или, если всё же есть подозрения, что противник готовит атаку извне зоны работы ЗГРЛС, пропалывать огромные площади авиаразведкой – наугад, без предварительного обнаружения противника другими средствами.

Но авиаразведку тоже можно обмануть.

Обманываем авиаразведку


В ходе упоминавшегося выше набега американских авианосцев на Камчатку в 82-м году авиаразведка работала и искомую американскую авианосную группу обнаруживала. Но потом опять теряла.

Морская война для начинающих. Выводим авианосец «на удар»

Авиаразведка «холодной войны»

Слово участникам операции с нашей стороны (можно сравнить с тем, что писал Карев и сделать кое-какие выводы):

12 сентября 1982 года 219-й отдельный дальний разведывательный авиационный полк самолетов-разведчиков Ту-16Р поднят по тревоге. Летный состав на контрольно-диспетчерском пункте, в классе предполетной подготовки. Командир полка полковник Владимир Филиппович Бычков доводит обстановку и ставит задачу:

— По данным разведки Тихоокеанского флота в районе Сан-Диего, у западного побережья США, сформированная авианосная группа во главе с авианосцем «Энтерпрайз» прошла скрытно южным маршрутом по дуге большого круга и разворачивается в северо-западном направлении в районах Камчатки и Курильских островов. Вторая авианосная группа «Мидуэй» 9 сентября вышла из базы Йокосука (Япония) и скрытно перемещается в район формирования авианосного соединения «Энтерпрайз» — «Мидуэй». С 11 сентября по настоящее время данных о местонахождении авианосцев нет. Перемещаются они по акватории Тихого океана в режиме радиомолчания, с выключенными корабельными радиолокационными станциями, прикрываясь гражданскими судами. Поэтому основная тяжесть по поиску кораблей ложится на штурманский состав и операторов радиотехнической разведки.



Легкую тревогу испытывал каждый из экипажа: смогут ли сходу обнаружить морскую цель — авианосец, не зная точного квадрата в районе поиска размером около 3000 кв. км, забитого гражданскими, рыболовецкими и другими судами?



Половину пути мы прошли в полном молчании. Как вдруг — доклад второго штурмана, что он наблюдает крупные засветки на радиолокационном прицеле, похожие на группу кораблей. Ведомый тоже видит засветки, но только северо-восточней. Командир запрашивает оператора, что у него на экране. Ответ разочаровывает всех: экран монитора чист, излучений корабельных РЛС на известных частотах авианосцев нет. С ведомого по внешней связи вышел правый летчик Юрий Никитюк для передачи просьбы командира экипажа Шканова изменить эшелон для визуального определения цели. Два разведчика уходят вниз под облака, высота 5000 метров, засветка есть, а кораблей нет. Принимается решение – ходить зигзагами, охватить как можно больше территории поиска. Обнаружили еще засветки, но океан пуст.

Становится ясно: нас провели, бросив приманку в виде дипольных отражателей, сбили с пути и заставили понапрасну жечь горючее. Надо понять: или американцы намеренно выкладывают нам дорожку к жертвенной цели – авианосцу, прикрывающему собой другой авианосец, который без помех проведет массированный удар по военным объектам, расположенным на дальневосточных территориях. Или все же маскируются и целенаправленно уводят разведчиков в сторону до полной выработки топлива? Океан огромен, а приземлиться негде. Командир по самолетному переговорному устройству просит оператора искать корабельную РЛС. Я понимаю, что корабельная станция должна включиться, но только когда запахнет жареным. На командира вышел радист с информацией с командного пункта, что сегодня, 12 сентября, пара разведчиков Ту-16Р авиации Тихоокеанского флота была перехвачена «фантомами», базирующимися на авианосце «Мидуэй», которого по непонятным причинам обнаружить не удалось.

– Сегодня кто-нибудь принесет мне хорошую весть? — воскликнул командир.

Оператор радиотехнической разведки докладывает, что видит точное направление излучения РЛС. Анализ данных подтвердил частоту, длину импульса, конфигурацию и дальность работы корабельной станции дальнего обнаружения авианосца «Мидуэй». Через две минуты работы станция отключилась, но этого достаточно: по курсу следования, справа 20 градусов, на удалении 300 километров стоит «Мидуэй». Правее 35-40 градусов на экране в том же направлении мелькнула еще одна засветка. Случайность или нет? Через пять секунд она пропала, провести анализ спектра частоты не представлялось возможным. Больше отметка не появлялась. Возможен перехват истребителями, просто так корабельную станцию обнаружения они не включают. Неожиданно срабатывает система предупреждения о радиолокационном облучении истребителем. Командир огневых установок наблюдает подход «фантомов».

— Все-таки достали нас, — с досадой произнес командир, — и главное, откуда не ожидали.

Его беспокоила мысль, что оператор ошибся и выводит пару разведчиков на ложный маяк, излучающий частоты станции авианосца. Тем временем «фантомы» пристроились в нескольких метрах. Американские летчики через сверкающий блистер, улыбаясь, знаками приглашали следовать за ними. Затем резко взмыли вверх и с правым разворотом ушли на юг, откуда и пришли. Штурман тут же предложил идти за ними, они точно выведут на авианосец.

Командир:

— Все может быть. «Фантомы» базируются только на «Мидуэй», перехват разведчиков за 200 километров — нормальный прием, чтобы отвлечь от авианосца, уводя в противоположную сторону.

В итоге «Мидуэй» нашли, и те, кто не ленится проходить по ссылкам, смогут увидеть фото этого корабля, сделанные советскими самолётами.

Но вот беда, нашли его поздно, уже после того, как американцы «отбомбились» по Камчатке, причём неоднократно, а во-вторых, потом опять потеряли, как и «Энтерпрайз».

Этот эпизод даёт хорошее представление о том, как это трудно — искать надводную цель в море, даже когда она в 300 с небольшим километрах от главных военно-воздушных баз сверхдержавы СССР в регионе.

А вот американский взгляд (Пико):

Мы также можем намеренно снабжать оппонента фальшивыми контактами. Например, если патрульный самолет будет перехвачен нашим палубным истребителем, то оппонент может приблизительно прикинуть радиус действия перехватчика и сконцентрировать свои усилия по поиску авианосца вокруг этой точки. Но ничто не мешает нам намеренно осуществить перехват какого-нибудь поискового самолета на дистанции, значительно превышающей обычный радиус действия перехватчика – с помощью дозаправки в воздухе, например, – в то же время направив авианосец полным ходом в противоположную сторону. Тогда поисковые усилия неприятеля будут сосредоточены не в том районе. Я один раз проделывал такой трюк на A-7 “Corsair II”, дозаправившись в воздухе и приблизившись на малой высоте к паре Ту-95, осуществлявших визуальную идентификацию морского трафика. Я зашел на них с направления, не соответствовавшего направлению на авианосец, и ушел в нем же. “Мидуэй” в это время на всех своих 32,5 узлах отступал в противоположном направлении. Несколькими часами после целая стая патрульных самолетов обшаривала впустую район перехвата, немало удивив находившихся там рыбаков.

Таких примеров на самом деле очень много. А ключевые слова, которые приведены в статье о наших лётчиках, искавших тогда, в 1982-м году, «Мидуэй» такие:

«Неожиданно срабатывает система предупреждения о радиолокационном облучении истребителем. Командир огневых установок наблюдает подход «Фантомов».

— Все-таки достали нас, — с досадой произнес командир, — и главное, откуда не ожидали».

Ключевые потому, что СССР и США не находились в состоянии открытой, «горячей» войны.

А если бы американцы хотели открыть военные действия? Разведку бы просто сбили, и всё. Потому, что операции мирного времени это одно, а война – совсем другое.

Поправка на войну


И мы, и американцы привыкли играть в такие игры за много десятков лет противостояния. Сейчас к тому же привыкают китайцы.

И эти игры в «кошки-мышки» почти без реальной стрельбы приводят к появлению некоторых шаблонов в сознании.

Например, в указанном выше примере Ту-16 вылетели на разведку без истребительного прикрытия.

В случае войны всё меняется. ЗГРЛС уничтожаются крылатыми ракетами с подлодок и бомбардировщиков ещё до развёртывания военно-морских сил, спутники на низких орбитах могут сбиваться, а авиаразведке придётся столкнуться с очень неприятной проблемой.

Чтобы обнаружить вражеские корабли не прямо под берегом, уже после того, как они выполнили свои задачи, а заранее, на безопасном удалении, нужно обследовать огромные пространства. А для этого нужно много самолётов. Их нужно столько, сколько никогда не будет.

С этой проблемой в полный рост сталкивалась американская и японская палубная авиация во Второй мировой: ВСЁ НЕ ПЕРЕКРЫТЬ. Приходилось определять наиболее опасные направления и проводить разведку по ним. У американцев в ВМС использовался термин – threat vector, угрожающее направление. Зачастую его просто назначал командир соединения исходя из своих представлений об обстановке. Или вообще интуитивно. Иногда оказывалось, что не угадали, так, например, при Мидуэе не угадали японцы.

У базовой авиации эта проблема тоже будет. Исключение – если есть возможность привлечь нереально большие силы для разведки.

Но допустим, у нас есть нереально огромные по численности разведывательные силы, например два полка самолётов-разведчиков, которые мы отправляем на поиск парами. И аэродромы есть, и дозаправка.

Тогда мы с учётом привлечённого огромного наряда сил гарантированно найдём противника в том районе, о котором шла речь в начале статьи. Найдём, несмотря на все ложные цели, несмотря на помехи и все уловки.

Но и это специфика именно войны – с максимальной степенью вероятности, та пара разведчиков, которая на него наткнётся, просто погибнет, и вместо точных данных о положении противника мы опять получим примерный район, где он, возможно, есть.

А если противник обеспечит своими перехватчиками уничтожение нескольких пар разведчиков, то надо будет пропалывать несколько районов – и не забывать про остальные задачи.

А это всё время. Пока противник не обнаружен, пока постоянный контакт с ним не установлен тем или иным способом, время работает на него. Можно поднять с берега авиаполк на удар, не имея точных данных о цели, и имея лишь примерные, а разведчиков – на её доразведку, с расчётом на атаку сразу после повторного обнаружения, которые они должны будут обеспечить… но что, если цель всё-таки не найдётся? Кроме того, при таких действиях резко возрастают риски просто попасть в засаду.

Слово уже упоминавшемуся Энди Пико:

Пара слов о оппоненте. Советская морская ракетоносная авиация была (и остается) очень хорошо организована и прекрасно вооружена. Ударные авиаполки Ту-16 или Ту-22, имеющие поддержку Ту-95 и морских патрульных самолетов для разведки были опасным противником. СССР имел примерно по авиаполку МРА на каждый американский авианосец. Если авиаполк МРА захватывал авианосец врасплох, то оставалось только опустить занавес. Авианосец, своевременно предупрежденный, имел хорошие шансы выжить, но с риском значительных потерь и повреждений. Но авиаполк МРА, продирающийся сквозь завесу истребителей туда и обратно, неизбежно нес тяжелейшие потери. В нем не осталось бы достаточно боеспособных самолетов для второго удара – если бы остались вообще. Если же ракетный капкан был расставлен на пути таким образом, что авиаполк начал бы подъем на высоту пуска в радиусе досягаемости ракетоносного корабля, о котором пилоты не знали бы ровно до того момента, как включились бы РЛС наведения и ракеты начали бы взрываться – битва бы закончилась прежде, чем началась. Поэтому ключевым для нанесения удара было требование идентификации цели и определения ее точного положения прежде, чем авиаполк поднимется для удара. И это давал авианосцу время для принятия мер: маневрирования, размещения отвлекающих групп, ракетных капканов, засад истребителей и т.д.

Имея, допустим, двухчасовое предупреждение, авианосец мог:
— направить ракетоносный корабль в качестве ракетного капкана на 60 миль ниже по вектору наиболее вероятного приближения противника;
— расположить воздушные патрули на периметре обороны;
— расположить еще один ракетоносный корабль на своей прежней позиции в качестве ложной цели;
— сместиться на 60 миль в любом направлении в режиме радиомолчания.

В этом случае (при оптимальном стечении обстоятельств) вылетевший в атаку авиаполк подтвердил бы наличие цели рядом с ожидаемой точкой, угодил бы в ракетный капкан, затем под атаку истребителей, и в итоге выяснил бы, что найденная цель является вовсе не авианосцем, а вполне способным постоять за себя крейсером или эсминцем.


В теории атаки МРА должны были выполняться с истребительным прикрытием и для использования истребителей в таких атаках было проработано немало различных вариантов действий. Но вот в реальности, видимо, с истребителями бы «не задалось», особенно при ударе на большую дальность, за пределами их боевого радиуса…

Так что даже авиаразведка не давала никаких гарантированных результатов, не даст она их и сегодня. И, конечно, ни у нас, ни у китайцев, ни у кого-либо ещё никогда не будет двух полков разведчиков на одну авианосную группу. Это просто невозможно, а значит, работа нападающей стороны будет намного проще, чем было описано выше.

Так всё это выглядит в реальности.

Заключение


Идея о том, что корабли в море как на ладони и им не спрятаться, не выдерживает столкновения с реальностью. Спутники, радиоэлектронная, радиотехническая и авиаразведка не дают 100%-ной гарантии того, что надводный корабль или группа надводных кораблей, выходящие на рубеж, с которого будет нанесён удар, будут обнаружены.

А если даже и будут обнаружены, то на время, достаточное для их уничтожения.

Чтобы стрелять по цели, надо её видеть, это не требует доказательств. Данная статья показывает, насколько это трудно.

И уж, конечно, никакое чудо-оружие из мира сказочных фантазий просто не может существовать. Нет и никогда не будет системы, которая позволяла бы в короткое, измеряемое минутами время обнаружить надводную цель, например, в 1000 километров, нанести по ней удар и поразить. Никакие противокорабельные баллистические ракеты, «Кинжалы» и прочая боевая фантастика ближнего прицела не помогут, если цель не обнаружена и не отслеживается перед нанесением удара (с пересчётом данных для стрельбы/обновлением ЦУ) и в момент нанесения.

Всё вышеперечисленное не нужно понимать как неуязвимость кораблей в море. Просто это показатель сложности задачи по их поиску и уничтожению. Обнаружение вражеских кораблей в море – невероятно сложная задача, требующая крупных сил ВМФ, включая авиацию, огромных усилий, высокого профессионализма личного состава, и, главное, готовности к потерям.

Операции по обнаружению боевых кораблей, если противник компетентен и знает, что он делает, не просто очень сложные. В реальной войне они ещё и будут очень кровавыми.


В старые времена, когда у нас была авиаразведка, дозаправка в воздухе и ударные силы, поиск авианосца и выполнение условной атаки силами МРА или флотов в целом выполнялись именно в таких, адски сложных условиях, как указано выше. То, что у наших очень часто получалось поставить американцев на место, – огромное достижение по любым меркам. Сегодня американцы подготовлены намного хуже, чем в 80-е, тогда вообще был пик их боеспособности как нации, и ВМС это тоже касалось. Сегодня им далеко до себя самих, какими они были тогда, но, по крайней мере, у них намного более совершенная техника. И их по-прежнему намного больше. Мы же в основном сконцентрированы на пропаганде, а не на достижении реальной боеготовности хотя бы имеющихся сил…

В следующей статье будет раскрыт другой важный вопрос: целеуказание по обнаруженной цели. Многие не понимают смысла этого понятия и думают, что если известны более-менее точные координаты цели, то по ней можно применить оружие.

Этот миф тоже надо прикончить.

Продолжение следует…
Автор:
Александр Тимохин
Использованы фотографии:
ВМС США, SatelliteObservation.net, Three-Sixty
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх