Свежие комментарии

  • Алексей Кожевников
    000000000 евро всемВласти Грузии пре...
  • Алексей Горшков
    Ну,с СОДЕРЖАНИЕМ статьи я более-менее согласен,НО КАРТА...Нет Прибалтики,но на её месте - Беларусь,Украина и Молдова,...Роль Великой Отеч...
  • ажуван гилязов
    Однозначно, буржуазная РФ, враг СССР.Роль Великой Отеч...

«Ямато». Бой в супертяжелом весе

«Ямато». Бой в супертяжелом весе

Гордость флота – минута разворота

Диаметр тактической циркуляции «Ямато» при скорости 26 узлов составлял 640 метров. Выдающийся показатель. Даже для линейного корабля.

Линкоры превосходили по маневренности корабли остальных классов. «Ямато» же считался лучшим. Для разворота на полном ходу ему хватало 600 метров пространства спереди по курсу (выбег). А диаметр поворотной «петли» составлял всего 2,4 длины его корпуса.

Для сравнения – «Литторио». У нас принято восхищаться творениями генуэзских мастеров за тщательно проработанные обводы и хорошие мореходные качества итальянских кораблей. Но похвала должна быть объективной. Диаметр циркуляции «Литторио» на полном ходу составлял 4 длины его корпуса.

Еще хуже обстояли дела у французского «Ришелье». Наоборот, очень хорошей поворотливостью отличались «американцы», за исключением «Саут Дакоты». Сказалась форма их кормы, мощные машины и наличие двух рулей, установленных в струях винтов.

Но превзойти «Ямато» не удалось никому.

Искать конкурентов среди крейсеров и эсминцев бесполезно вдвойне. Повернуть также резко, как «Ямато», длиннокорпусные корабли просто не могли.

«Ямато». Бой в супертяжелом весе

Поворотливость зависит от соотношения размерений и формы обводов. При прочих равных наилучшую поворотливость будет иметь корабль с наименьшим удлинением корпуса и наименьшей величиной осадки (относительно его габаритов).


О многом может рассказать коэффициент общей полноты. Безразмерный параметр, дающий представление об остроте обводов и форме подводной части. Соотношение водоизмещения и объема параллелепипеда, чьи стороны заданы длиной, шириной и осадкой корабля. Чем выше значение – тем лучше поворотливость.

Среди всех типов кораблей, наилучшим набором перечисленных показателей обладали линейные корабли. Хорошая поворотливость отчасти компенсировала размеры мастодонтов. Даже в абсолютных значениях диаметр циркуляции у линкоров был меньше, чем у эсминцев. А для последних расстояние 700–800 метров соответствовало уже 7-ми длинам корпуса.

Далее в борьбу вступали рулевые машины.

Рулевое управление «Ямато» не являлось совершенным. Оба руля располагались в диаметральной плоскости, один позади другого. С одной стороны, такое расположение уменьшало вероятность одновременного выхода из строя (привет «Бисмарку»!). С другой – рули не были установлены в струях винтов, что снижало их эффективность. Площадь основного и вспомогательного рулей составляла 41 и 13 кв. метров. Рулевое управление такой же площади применялось на других линкорах, значительно уступавших по водоизмещению «Ямато».

«Ямато». Бой в супертяжелом весе
На верхних иллюстрациях модель линкора «Ямато». На нижней – винторулевая группа ЛК «Миссури».

Несомненно, «японец» имел другие соотношения поперечных размеров. Но разница в удлинении корпуса была не столь велика, как достигнутая разница в водоизмещении и маневренности.

Причина великолепной поворотливости скрывалась где-то внутри...

Не так, как у других


Одна из загадок «Ямато» связана с его недооценкой противником. Располагая многочисленными аэрофотоснимками, американцы так и не смогли распознать, что перед ними – крупнейший из когда-либо построенных кораблей.

263 метра длины никак не указывали, что линкор обладал полным водоизмещением 72 000 тонн.

Итальянский «Литторио» при водоизмещении 47 тыс. тонн имел длину корпуса 237 м. Еще меньший по водоизмещению «Ришелье» – 247 м. Немецкий «Бисмарк» – 250 метров. А быстроходная «Айова» получилась на семь метров длинней японского тяжеловеса.

Возможно, все дело было в ширине корпуса?

С формальной точки зрения, «Ямато» вплоть до настоящего времени остается самым широким из неавианесущих боевых кораблей. Ширина на миделе достигала 38 метров. Огромное значение, но…

Другие соперники не сильно отставали от рекордсмена. Ширина корпуса «Литторио» и «Ришелье» достигала 33 метров. «Бисмарк» со своими 36 метрами приближался вплотную к «Ямато».

Линкорные амбиции США с ходу уперлись в стенки Панамского канала. В связи с таким досадным обстоятельством, они могли удлиняться в продольном направлении, но никогда не росли в ширину, замерев на отметке 33 метра.

«Ямато». Бой в супертяжелом весе
«Айова» форсирует Панамский канал, 2001 г.

Такими были все линейные корабли позднего периода. Во внешности «Ямато» не было ничего явно выдающегося и подозрительного. Его габариты укладывались в стандартный диапазон для линейных кораблей.

Настало время погрузиться ниже ватерлинии. Как выглядела подводная часть «Ямато»?

По глубине осадки «Ямато» совсем не был похож на айсберг. Еще на этапе оформления его тактико-технического задания были выдвинуты требования к базированию и действиям в прибрежных водах многочисленных тихоокеанских островов. По этой причине линкоры типа «Ямато» всегда отличала относительно небольшая осадка (10 метров). Такую осадку имели европейские линкоры, значительно уступавшие по водоизмещению героям Тихоокеанского ТВД.

Откуда 72 тысячи тонн?

«Ямато» имел большее значение коэффициента общей полноты, чем все его ровесники. Более полные обводы, по сравнению с другими линкорами. Иначе говоря, днище «Ямато» по ширине соответствовало его верхней палубе, и эта ситуация наблюдалась на значительном протяжении его корпуса.

Большая полнота обводов дала феноменальный результат. Так появились 70 тысяч тонн водоизмещения, 400 мм бронирование и 18-дюймовый главный калибр.

Три корабля лавировали


Откуда у «Ямато» взялась способность к выписыванию циркуляций?

Здесь все логично. Относительно короткий для такого водоизмещения корпус с малой осадкой при менее острых обводах, чем у соперников, даёт исчерпывающее пояснение о причинах хорошей поворотливости «Ямато».

Что значила хорошая поворотливость при отражении воздушных атак или при уклонении от прямоидущих торпед того времени? Наверное, пояснять не стоит.

«Ямато». Бой в супертяжелом весе

Несмотря на очевидные преимущества, ставить «Ямато» высший балл за маневренность будет преждевременно.

Японский тяжеловес мог ловчее других уклониться от выпущенных торпед, но потом его преимущества становились неочевидными. Резкий маневр приводил к потере скорости, а на ее восстановление у «Ямато» тратилось много времени.

12 котлов и 4 турбины (ГТЗА) обеспечили мощность на валах гребных винтов 153 000 л. с. Силовая установка с такими параметрами могла считаться исключительно мощной по меркам европейских флотов. Но для гигантского «Ямато» этого было недостаточно.

Не подумайте, что японец был совсем плох. В боевых операциях успешно применялись даже такие «тихоходы», как договорные «Нельсоны» с силовой установкой 45 тыс. л. с.

Но история знала и другие примеры. Быстроходные американские «бэттлшипы», построенные для противодействия линейным силам Японии.

Никто не знает, насколько быстрой получилась «Айова». Но два эшелона ГЭУ (сдвоенная силовая установка обычных ЛК) не просто так занимали место. Сохранились директивы того периода, из которых ясно, что «Айова» набирала ход почти втрое быстрее, чем её предшественники. Разгон с 15 до 27 узлов за семь минут. Четверть миллиона лошадиных сил — параметр, достойный атомного авианосца.

При наличии такой динамики и диаметра тактической циркуляции в 2,8 длины корпуса, 57000-тонная «Айова» вырвала чемпионский титул из здоровенных лап «Ямато».

Японский проект, надо заметить, к последнему году войны изрядно устарел.

Если же исключить из рассмотрения «Айову» и весьма совершенные линкоры, вступившие в строй после окончания войны, то на момент своего появления «Ямато», вне всяких сомнений, представлял сильнейший тип линейного корабля.

Обойдемся без продолжительных оваций. Но факты – упрямая вещь. Размер имел значение.

Сколько волка не корми, а слон больше


Чтобы раскрыть полный потенциал «Ямато», требовалось не так уж много. Солнечный тропический день и дистанция в десять морских миль. Условия для решающей битвы с линейным флотом США.

Японцы очень тщательно готовились к этой встрече. Собрали полный арсенал нужных средств. Дальность стрельбы, могущество 460 мм боеприпасов, большое замедление взрывателей. В боекомплекте «Ямато» даже был предусмотрен специальный тип «ныряющего» снаряда для поражения кораблей в слабо защищенную подводную часть.

Ответные залпы должны были разбиться о толстую броню цитадели. Выбранный для «Ямато» предельный вариант схемы «всё или ничего» обеспечивал наилучшую защиту при редких, но «злых» попаданиях с больших дистанций.

Здесь бы пригодилась и хорошая поворотливость.

Но не пригодилось ничего.

Сражения происходили в самых различных ситуациях. Линкоры США и Японии трижды сходились бою, но условия ни разу не соответствовали дуэли при свете дня. На протяжении большей части войны диапазон применения линейных кораблей, вообще, не ограничивался борьбой с себе подобными.

Можно ли упрекнуть конструкторов «Ямато» в создании узкоспециализированного проекта?

Прежде чем делать такой вывод, вновь посмотрите на цифру 72 000. Истратить такой вес на решение одной-единственной задачи было не под силу даже японским перфекционистам.

Интересно, что, располагая такими резервами, японцы продолжали экономить вес, сражаясь за каждую тонну массы корпуса. Даже визуально у «Ямато» заметен прогиб верхней палубы в районе носовых башен. И такой же изгиб в кормовой оконечности. Такие дизайнерские изыски делались ради уменьшения высоты надводного борта там, где это было возможно. Еще один (чисто японский прием) был скрыт от посторонних глаз. Броневые плиты цитадели выполняли несущую функцию и были включены в состав силового набора.

«Ямато». Бой в супертяжелом весе

Перечисленные меры только усилили и без того немалые боевые возможности.

А специализация на «генеральном сражении» никак не повлияла на другие качества «Ямато».

Резервов хватило на всё


«Ямато» имел не только самое толстое бронирование, но и самую короткую цитадель среди всех линейных кораблей, занимавшую 54 % длины его корпуса. Оконечности (за исключением румпельных отделений и участков верхней палубы) не имели защиты вообще и могли быть пробиты любым калибром.

«Ямато». Бой в супертяжелом весе

На первый взгляд – безумная конструкция. Но то, что очевидно даже для нас, не являлось секретом для создателей «Ямато». Почему они «легкомысленно» оставили 46 % корпуса без защиты?

Прежде всего, потому, что японский проект не был похож ни на один другой линкор, за исключением «Айовы». Корпус «Ямато» имел «бутылочную» форму с резко сужающейся носовой оконечностью и куцей кормой. Иначе говоря, размер и объем оконечностей у него было меньше, чем у других линкоров. А основные объемы корпуса были сосредоточены в средней части, то есть под защитой стен цитадели.

«Ямато». Бой в супертяжелом весе

Японцы произвели расчет и получили такие результаты: непотопляемость и остойчивость «Ямато» может быть обеспечена даже при затоплении обеих оконечностей.

Схема «всё или ничего» подразумевала отсутствие за пределами цитадели чего-либо, от чего критическим образом могла зависеть боеспособность. Постепенное накопление ущерба с потерей всех постов и затоплением всех отсеков в оконечностях потребовало бы значительного числа попаданий. Располагая равными силами, добиться такого результата в бою считалось маловероятным. «Ямато» тоже мог выстрелить в ответ. И не вишневыми косточками.

На практике ни одна из воевавших сторон не рассматривала стрельбу фугасами по оконечностям в качестве боевого приема, сосредоточившись на вопросах пробития цитадели.

Не стоит утомлять читателей подробным описанием бронезащиты и её толщины. Эти цифры присутствуют в любом источнике. Отмечу лишь, что конструктивная защита «Ямато» включала пару оригинальных элементов, о которых не имели понятия его ровесники.

Авиабомбам и выпущенным снарядам было проще проникнуть в машинное отделение, пробив главную палубу «Ямато», чем сквозь жерло его дымовой трубы. Дымоходы перекрывала перфорированная бронеплита толщиной 380 мм.

Другой особенностью стал подводный броневой пояс для защиты при близких промахах, когда нырнувший «бронебой» мог поразить корабль в подводную часть. Японцы были единственными, кто предусмотрел такую угрозу и выработал защитные меры от недолетов.

Стойкость к подводным взрывам


Подводный бронепояс входил в состав ПТЗ, но не являлся основой противоторпедной защиты. Линкоры типа «Ямато» обладали полноценной трехкамерной ПТЗ шириной 5 метров, согласно высшим стандартам, принятым для класса линейных кораблей. Корпус линкоров на всем протяжении имел тройное дно, за исключением машинных и котельных отделений.

Факт из морской истории: противоторпедная защита ни разу не обеспечила полной сохранности при подводных взрывах около борта. Как следует из описания повреждений, расположенные вблизи места попадания отсеки всегда получали разрушения и заполнялись водой. Задача ПТЗ состояла в минимизации ущерба и предотвращении таких вопиющих случаев, как гибель ЛК «Бархэм».

Ключевое значение при попаданиях торпед имели размеры самих кораблей и их внутреннее устройство. А целью мероприятий по контрзатоплению и осушению отсеков было спрямление возникшего крена.

Теоретически, чтобы потопить корабль на ровном киле, требуется на 100 % исчерпать запас его водоизмещения, то есть «влить» через пробоины десятки тысяч тонн воды. При наличии водонепроницаемых отсеков такой процесс может длиться вечно. Но если крен выйдет из-под контроля, то корабль погибнет за считанные минуты.

Линкоры типа «Ямато» имели двойную систему спрямления крена за счет контрзатопления отсеков и перекачки топлива. Её расчетные возможности позволяли справить крен до 14 градусов без ущерба для боеспособности корабля. Временной норматив – 5 минут для взятия под контроль крена и дифферента, возникшего при попадании первой торпеды. На ликвидацию последствий второго попадания отводилось 12 минут.

Боевой стимпанк


Значительная ширина корпуса позволила разместить машинные и котельные отделения в четыре ряда. Внутренние отсеки МКО получили надежную защиту: 80 лет назад не существовало торпед с неконтактным взрывателем, срабатывающих точно под килем.

По удачности расположения МКО с «Ямато» могла сравниться только «Айова»: её машинные и котельные отделения были рассредоточены вдоль корпуса, растянувшись на целых 100 метров. Чтобы лишить «Айову» хода, электроснабжения и всякой способности к сопротивлению надо было «разворотить» чуть ли не половину линкора.

Спорным решением проекта «Ямато» считается ограниченное применение электропривода. Японцы опасались громоздких распределительных щитов и коротких замыканий, поэтому везде, где возможно, применяли вспомогательные паровые машины. Реальность показала, что вентили и паропроводы были также уязвимы к сотрясениям, а приостановка работы котлов делала корабль совершенно беспомощным.

С другой стороны, приостановить работу всех 12 котлов могло только полное разрушение и затопление котельных отделений. Когда уже, наверное, всё. А ярость атак, которым линкоры подверглись в своем последнем бою, не позволяет делать точных выводов о превосходстве или недостатках такого решения.

За годы войны линейные корабли союзников и стран Оси неоднократно подвергались воздействию минно-торпедного оружия. «Витторио Венето», «Мэрилэнд», «Норт Кэролайн», «Шарнхорст» и «Гнейзенау», японский «Исэ»… Как показала практика, капитальные корабли сравнительно легко переносили попадания 1–2 торпед.

«Последствия ударов по кораблям, построенным по одинаковым стандартам защищенности, имели одинаковые результаты».

Последний бой «Ямато» и «Мусаси» не дает никаких поводов для сравнений. Ни один другой линкор не подвергался такому расстрелу. И никто не смог бы выжить, получив 10+ попаданий ниже ватерлинии.

Несомненно одно: за счет большего запаса водоизмещения и более изощренной конструкции линкоры типа «Ямато» могли выдержать больше, чем все их ровесники.

Американские летчики отметили в своих рапортах заметное снижение скорости «Мусаси» только после попадания шестой торпеды.

А командир «Синано» не почувствовал угрозы после попадания 4 торпед, продолжая вести корабль прежним курсом, не снижая скорости. Развязка наступила спустя шесть часов. Если бы «Синоно» был достроен и имел герметичные переборки, то, возможно, добрался бы до ВМБ Куре.

Тех кораблей уже давно нет. Но можно рассказать об их вооружении в следующий раз.

И в завершение напомним вот такие слова:

Лучший выбор при ограниченном бюджете – «Ришелье».

Гламур высоких технологий – «Вэнгард» и «Айова».

Для прорыва любой ценой – только «Ямато»!
Автор:
Олег Капцов
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх