БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 389 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Кудинов
    это пожалуй хуже, чем эвтаназия.«Дивный мир» наст...
  • Елена Козлова
    Почти каждый мой знакомый хотел бы открыть свое дело... В Китае еще лет 30 назад освободили новые фирмы от налогов и ...Спасти экономику:...
  • тимофей юриевич
    Тоннель на Сахалин угон...онили при Хрущёве,мост гробят сейчас.Гниль какая- то в королевстве датском...Рассыпается ст...Проект моста на С...

Евразийскую интеграцию России подрывают с юга

Евгений Погребняк

Евразийскую интеграцию России подрывают с юга

Сюжет с «белорусскими креветками» получил новое продолжение – на этот раз совсем в другом регионе. На защиту российского рынка от контрабанды встали таможенники Казахстана. А пострадавшим стал другой член важнейшего для Москвы интеграционного объединения, Евразийского союза – Киргизия. Каковы будут политические последствия разгорающегося на границе конфликта?

С середины мая на границе Казахстана со стороны Киргизии выстроились километровые очереди из сотен большегрузных фур. Скорость прохождения транспорта зависит от многих факторов и далеко не всегда это только заявленная цель борьбы с контрабандой и коронавирусной инфекцией. В Пограничной службе Киргизии заявили, что дополнительные ограничения стали появляться еще с конца прошлого года (то есть до введения карантина) и сейчас ситуация стала просто критической. Среди прочих товаров сейчас на границе портятся свежевыращенные овощи и фрукты, которые везли на российские рынки.

«Заторы на границе, к сожалению, случаются регулярно, – подтвердил газете ВЗГЛЯД сопредседатель Клуба региональных экспертов «Пикир» из Бишкека Игорь Шестаков. – Одна из основных причин заключается в том, что физические лица неправильно оформляют грузы, не имеют всей разрешительной документации, указывают меньший вес, чем везут на самом деле».

Также актуальной остается проблема контрабанды, считает Шестаков.

Для Бишкека северная граница с Казахстаном безальтернативна в плане внешней торговли. Через нее идет вся торговля с Россией, тем же Казахстаном, Европой и даже Турцией.

Контрабанда, в особенности китайская, давно стала проблемой в казахстанско-киргизских отношений. До вступления Киргизии в ЕАЭС киргизские таможенные сборы на китайские товары были невелики. Оказавшиеся в Киргизии китайские товары вывозили в другие страны СНГ, главным образом в Россию. По сути это был обычный реэкспорт. После вступления в Евразийский союз пошлины пришлось повысить, но была найдена другая лазейка.

Поскольку размер пошлины зависел от цены товара, то эту цену на киргизской таможне безбожно занижали в несколько раз. Потом бирки с надписью Made in China заменялись на Made in Kyrgystan и под видом киргизской продукции шли на экспорт. Наживаются на этом таможенники и транспортные компании.

Текущая ситуация в Средней Азии вызывает аналогии со схемами, которые мутят партнеры России из другой страны ЕАЭС – Белоруссии. После введения Москвой ответных продовольственных санкций против западных стран Белоруссия внезапно оказалась производителем многих экзотических видов продовольствия. «Белорусская семга», «белорусские крабы» и «белорусские креветки» стали нарицательным обозначением таможенных злоупотреблений, которые допускает в адрес Москвы ее ближайший союзник.

То же самое теперь происходит и на юге Евразийского союза. Только на страже таможенных интересов Москвы стоит другой ее ближайший союзник – Казахстан, который не допускает на российский рынок контрабанду из Киргизии.

Политические издержки

Самое крупное обострение в киргизско-казахских отношениях случилось в 2017 году во время президентской кампании в Киргизии. Тогда президент Алмазбек Атамбаев посчитал, что соседняя страна вмешивается в выборы и сделал эмоциональные выпады в сторону Нурсултана Назарбаева. Этого хватило, чтобы казахстанские таможенники увидели контрабанду там, где раньше не замечали. По сути Киргизия оказалась в экономической блокаде, так как встала большая часть внешней торговли, которая шла большегрузным транспортом.

Блокада продолжалась несколько месяцев, пока ситуацию лично не стал решать новоизбранный президент Сооронбай Жээнбеков, который смог найти общий язык со своим казахстанским коллегой. Евразийская экономическая комиссия не смогла сама разрулить эту ситуацию, хотя налицо был серьезный экономический конфликт между двумя членами ЕАЭС. Не найдя поддержки в Москве, Бишкек стал жаловаться на Нур-Султан в ВТО, но тоже не слишком удачно.

Сейчас ситуация еще не дошла до такого обострения, но тревожные звоночки уже есть. В частности, комитет киргизского парламента по международным делам больше не рассматривает никаких вопросов, связанных с ЕАЭС, пока не разрешится ситуация на киргизско-казахстанской границе. Фактически парламент теперь не сможет одобрить ни одно новое соглашение с Евразийским союзом. Ранее один депутат и вовсе предложил выйти из ЕАЭС, поскольку посчитал, что в разгар коронавирусной пандемии Киргизия осталась в одиночестве и ей никак не помогали.

«Ситуация на киргизско-казахстанской границе противоречит договоренностям союзных государств. Мы с прошлого года в рамках регламента ЕАЭС обращаемся в коллегию, так как ситуацию расцениваем как барьер. И это противоречит нашим внутрисоюзным договоренностям. Будем надеяться, что в ближайшее время вопрос будет решен», – заявил вице-премьер-министр Киргизии Эркин Асрандиев, который лично отправился на границу ознакомиться с ситуацией.

Сложно сказать, насколько обоснованно на казахской таможне затягивают досмотр грузов. При этом солидные компании чаще всего проверку проходят быстро.

«Юридические лица обычно не сталкиваются с такими проблемами, так как они грамотно оформляют грузы по всем нормативам. Как, например, это делает компания PepsiCo, которая известна своей продукцией «Веселый молочник». Даже в самые кризисные моменты взаимоотношений Киргизии и Казахстана ее продукция без проблем пересекала казахстанскую границу. Евразийский союз декларирует свободное перемещение товаров, но в любых подобных декларациях есть свои правила», – полагает Игорь Шестаков.

Устойчивость ЕАЭС под вопросом?

До вступления в ЕЭАС Киргизия получала хорошие доходы от торговли с Китаем, который ввозил в страну товары по низким ценам. Местный производитель был уничтожен еще в 90-е годы, поэтому протекционизмом спасать было некого. Причины, по которым политические элиты охотно согласились присоединиться к Таможенному союзу, заключались в ожидании налаживания надежного экспорта в Россию и Казахстан как местных товаров, так и реэкспортных.

Эти ожидания оправдывались только в первые годы членства, когда действовал переходный режим. Теперь же льготы кончились и торговать нужно по общим правилам, к чему киргизские предприниматели оказались не готовы.

«Киргизия после вступления в ЕАЭС не смогла комфортно вписаться в новые для нее торговые условия, – сообщил газете ВЗГЛЯД доцент кафедры международных отношений на постсоветском пространстве СПбГУ Евгений Трещенков. – Киргизские производители и экспортеры сталкиваются с серьезной конкуренцией со стороны российских и казахстанских коллег. А возможности реэкспорта товаров из Китая стали сильно ограничены.

При присоединении к Евразийскому союзу Бишкек рассчитывал, что возникающие издержки будут компенсированы, чего в достаточной мере не произошло. У Казахстана, в свою очередь, тоже есть масса претензий к соседу».

Несмотря на очевидные проблемы между двумя членами Евразийского союза, вероятность небольшая, что кто-то хлопнет дверь и уйдет, как это сделала Великобритания на другом конце света. Ведь альтернативной интеграции в Средней Азии пока нет, а торговля с другими членами ЕАЭС для Киргизии всегда была определяющей.

«Эти кризисы на таможенных пунктах пока не оказывают принципиального влияния на устойчивость ЕАЭС. Вообще, торговые разногласия, пока они не увязаны с политическими вопросами, это нормально. Куда более серьезным вызовом для ЕАЭС традиционно являются российско-белорусские конфликты. Влияние на ситуацию самой Евразийской экономической комиссии, к которой обе стороны апеллируют, ограничено в силу реальных полномочий данного органа. А прямое вмешательство той же России в ситуацию маловероятно и нежелательно, и может произойти, скорее, если само существование Евразийского союза окажется под угрозой», – резюмирует Евгений Трещенков.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх