БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 329 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей
    Те, кто уничтожал...
  • Сергей
    Узнав, кем являют...
  • Сергей
    Узнав, кем являют...

Игры в санкции. И в контрсанкции

Игры в санкции. И в контрсанкции

Где мзду не берут…

Глава Россельхознадзора Сергей Данкверт на днях призвал «выработать систему отслеживания незаконных поставок в Россию сельскохозяйственного сырья и готового продовольствия из стран, включенных РФ в санкционный реестр». По его оценке, такими перепоставками через ЕАЭС «занимаются практически все страны-партнеры России по ЕАЭС — прежде всего путем «переименования» поставляющей страны».

Тут необходимо уточнение, о котором большинство читателей вообще-то имеет представление чуть ли с самого начала санкционной войны. Итак, продукт, скажем, из Норвегии или Германии «переклеивается» на армянский, казахстанский или белорусский и затем ввозится в РФ.

Стоит напомнить, что пресловутые белорусские креветки тут ни при чём, поскольку у союзной республики есть вполне реальные легальные квоты на вылов рыбы в российских (и не только) морях. А вот господин Данкверт полагает, что нужно конфисковывать не только сами подсанкционные продукты, но и транспортные средства, перевозящие такие продукты:

«Побороть эти поставки можно тогда, когда каждый перевозчик будет понимать, что, если он берется везти незаконную продукцию, у него могут конфисковать машину и товары».

Но помогут ли такие меры?


Федеральная таможенная служба России, Евразийская экономическая комиссия, многие российские и зарубежные СМИ регулярно сообщают о поступлении в РФ санкционки как через страны ЕАЭС, так и через вышеупомянутые страны и территории. Разумеется, с участием российского торгового бизнеса.

Еще 20 января 2020 года, то есть до пандемии и карантина, глава белорусской таможни Юрий Сенько заявил:

«Основной объем санкционной продукции, которая попадает в Россию с территории Белоруссии, ввозят сами россияне. Мы продолжаем жестко отрабатывать вопросы незаконного перемещения санкционных продуктов через белорусскую границу. За прошлый год было составлено более 600 административных протоколов. В большинстве случаев это нарушители из России».

Чиновник пояснил, что «они в Белоруссии приобретают импортную продукцию, а потом по поддельным документам, в том числе как якобы белорусскую продукцию, пытаются ее перевозить в Россию. Тем самым российские нарушители «подставляют» белорусских производителей». Характерно, что означенное не было опровергнуто профильными ведомствами РФ.

Четыре фактора против роста


Есть несколько взаимосвязанных факторов, которые предопределяют ситуацию, когда фактический объем российского импорта сельхозсырья и готового продовольствия уже который год оказывается как минимум на четверть больше официально регистрируемого.

И это, по экспертным оценкам профильных ведомств РФ и структур ЕАЭС, которые базируются не только на официальной таможенной статистике, но и на данных компаний, занятых внешнеторговыми операциями.

Игры в санкции. И в контрсанкции

Во-первых, другие страны ЕАЭС не участвуют в санкционной дуэли между Россией и Западом, хотя ситуация с Белоруссией вот-вот может измениться. Это уже само по себе «гарантирует» ввоз, точнее, реэкспорт санкционки.

Столь странная ситуация в ЕАЭС — это вопрос прежде всего дееспособности этого блока, наличия у него его реальных рычагов по обеспечению согласованной внешнеторговой политики стран-участниц.

Но, похоже, этот вопрос не решён. Или нерешаем? Характерно, что страны Запада не распространили свои санкции на эти страны, а те, в свою очередь, не примкнули к российским контрсанкциям.

Во-вторых, в рамках ЕАЭС с начала 2010-х действует беспошлинный тарифный режим или режим минимальных (не более 4%) тарифов на импорт сельхозпродукции из развивающихся и наименее развитых стран (подтвержден 27 мая 2020 г.).

В целом таких, по реестру ООН и ЕАЭС, — свыше восьмидесяти. При этом не менее чем три четверти из них находятся в статусе ассоциированных участников ЕС или же там действует режим свободной торговли с ЕС и США.

В-третьих, в тот же льготный торговый режим в ЕАЭС с начала 2010-х годов также включены… почти все многочисленные территории-автономии США и стран ЕС, расположенные в других регионах мира. Например, в этом перечне «льготников» карибские и атлантические острова Великобритании, карибские острова Голландии, тихоокеанские протектораты США (Микронезия, Маршалловы о-ва, Палау). Также не участвуют в санкционной дуэли и автономные от Дании Гренландия с Фарерами, а также Сербия, Северная Македония, миниатюрные страны Европы (Андорра, Сан-Марино, Монако).

В-четвертых, в реестре ФТС торговыми партнерами России значатся территории Норвегии (Шпицберген, Ян-Майен, Буве), даже не автономные, а также Австралии (о-ва Хёрд, Рождества), заморские департаменты Франции (подробнее см.: russian-trade.com).

Политика отдельно, бизнес отдельно


Словом, в санкциях и контрсанкциях между Россией и Западом сохраняются многочисленные географические и юридические лазейки, обусловленные очевидными геополитическими факторами. А также тем, что экономически обе стороны не могут быть заинтересованы в пунктуальном соблюдении обоюдных санкций и в разрыве торговых связей.

Во всяком случае, доля ЕС в российском импорте и сегодня превышает 30%. Потому вполне объяснимо, что, во-первых, продовольственная санкционная продукция Запада по-прежнему в широком ассортименте представлена на российских прилавках, особенно в столичных и петербургских супермаркетах.

Игры в санкции. И в контрсанкции

Причем представлена с маркировкой, подтверждающей её производство как в подсанкционных странах, так и в транзитно-реэкспортных странах/территориях. Даже в санкционных условиях и даже под жёстким карантином Россия и Евросоюз, оказывается, заинтересованы в развитии взаимной торговли и расширении ее ассортимента.

И об этом было не раз заявлено вполне официально. К примеру, в Москве 15 июля 2020 года в ходе встречи главы минэкономразвития РФ Максима Решетникова и посла ЕС в России Маркуса Эрдера.

Обе стороны не преминули напомнить, что «заинтересованы возобновить диалог высокого уровня между РФ и ЕС по вопросам торговой и экономической политики. И согласились, что свободная торговля и инвестиции будут способствовать росту экономик России и ЕС» (см. «Свободная торговля и инвестиции будут способствовать росту экономики России и ЕС»).

Характерно, что министр Решетников даже не упоминал вопрос о завозе в РФ евросоюзовской санкционки. Неспроста, конечно…

Продовольственное эмбарго было введено указом президента РФ В. Путина от 6 августа 2014 года против стран, которые ввели или поддержали антироссийские санкции. Сперва оно действовало в отношении сельхозпродукции из США, ЕС, Австралии, Норвегии, Канады (и частично Новой Зеландии). С 13 августа 2015 г. в список этих стран были включены присоединившиеся к антироссийским санкциям Албания, Черногория, Исландия, Лихтенштейн, а с 1 января 2016 года — Украина.

Под эмбарго подпадают мясо и мясная продукция, молоко и молочная продукция, рыба и рыбная продукция, овощи, фрукты и продукты их переработки. С 27 октября 2017 г. в список запрещенной продукции включили живых свиней (за исключением чистопородных племенных животных), субпродукты, жир животных и животные масла. Однако ни о каком отсутствии этих товаров на российских прилавках сегодня нет и речи.
Автор:
Алексей Чичкин
Использованы фотографии:
russian-trade.com, alta.ru, pikabu.ru
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх